Профессор Александр Цыганов. Как быть пострадавшим от наводнения, оказавшимся без документов или прописанным в другом месте?

Профессор Александр Цыганов. Как быть пострадавшим от наводнения, оказавшимся без документов или прописанным в другом месте?
Дмитрий Гордеев: Местные бюджеты – это «тришкин кафтан»: очень большие публичные функции, а средств катастрофически не хватает
Саркис Дарбинян: Если мы хотим иметь конкурентные IT-сервисы, надо раз и навсегда отказаться от репрессивного правового регулирования этой отрасли
Погашение кредитов: какую часть семейного бюджета это отнимает?
Год в сапогах: военкоматы теперь займутся новобранцами и без официальной прописки
Таганрог остался без воды. О ситуации в городе - наш корреспондент Дмитрий Андреянов
«Матчи Евро-2020 у нас совершенно точно не отберут!»
Сокращение чиновников: станет ли в стране меньше бюрократии?
Какие пенсии в России? Достойная зарплата. Пентагон нацелился на Калининград. Лишние уроки. Тату детям не игрушка!
В ожидании индексации: какие пенсии сегодня получают в регионах и на что их хватает?
Пенсионный фонд России: сколько он тратит на свои нужды? Наш сюжет
Гости
Александр Цыганов
руководитель Департамента страхования и экономики социальной сферы ФГОБУ ВО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации», д.э.н., профессор
Татьяна Григорьянц
Корреспондент

Иркутское наводнение. Продолжение. В Иркутской области люди ищут свои дома среди сотен унесенных большой водой. В эфире «ОТРажения» пострадавшие рассказывали, как лишились крыши над головой и сейчас совершенно не представляют, как и на что существовать. В каком случае люди могут получить компенсации и от чего зависит их размер?

Петр Кузнецов: Мы благодарим Дениса Чижова.

Программа «Отражение» продолжается, переходим ко второй теме, очень важной, к теме, которую мы обсуждаем уже с конца прошлой недели.

Ольга Арсланова: Да, и она по-прежнему остается, наверное, главной. Мы говорим о наводнении в Иркутской области. Новые данные появились о числе погибших, оно выросло до 18 человек, 17 числятся пропавшими без вести. Об этом сегодня сообщили в региональном управлении МЧС.

Петр Кузнецов: Да, и сегодня же губернатор области Сергей Левченко сказал, что экстренные службы не предупредили о надвигающемся наводнении жителей области. На совещании в затопленном городе Тулун он сказал, что не были проинформированы ни областные, ни городские власти.

Ольга Арсланова: Ну а в пресс-службе МЧС России утверждают, что заранее предупреждали жителей Иркутской области о плохом гидрологическом прогнозе, и уверяют, что просили местных жителей узнать пункты временного размещения и эвакуироваться из домов, попадающих в зону затопления. Но и жители Иркутской области, которые звонили в наш эфир, говорили, что помощь спасателями действительно оказывалась, но сил явно не хватало.

Петр Кузнецов: Наводнение, напомним, началось в конце июня. В зоне бедствия оказались в итоге 83 населенных пункта в 6 районах Иркутской области, было подтоплено свыше 6 тысяч жилых домов, в которых проживает более 32 тысяч человек. За медицинской помощью обратились почти 1,5 тысячи человек, в том числе 104 ребенка; врачи госпитализировали больше 200 человек.

Ольга Арсланова: Мы следим за развитием событий и обсуждаем все, что происходит в Иркутской области, прямо сейчас в прямом эфире. Как всегда мы ждем звонков в первую очередь жителей этого региона.

И приветствуем в нашей студии руководителя Департамента страхования и экономики социальной сферы Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, доктора экономических наук, профессора Александра Цыганова. Александр Андреевич, здравствуйте, спасибо, что согласились эту непростую тему с нами обсудить.

Александр Цыганов: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Александр Андреевич, понятно, что мы здесь больше будем обсуждать выплаты. Вот сегодня стало известно, что выплаты, которые пойдут сразу, их так называют, то есть на первые нужды, 10 тысяч рублей на человека, их уже начали выплачивать…

Ольга Арсланова: Это на первое время, все, что нужно для первых дней.

Петр Кузнецов: На первые нужды. Можно как-то экономически обосновать, откуда вот эта сумма в 10 тысяч рублей? Что в рамках первых нужд можно приобрести на 10 тысяч рублей? Откуда взялись эти суммы скромные?

Александр Цыганов: Конечно, можно обосновать. Вот давайте представим, человек лишился пока крова, мы не знаем, какое количество жилья будет признано потерянным, сколько можно будет восстановить, сколько можно будет высушить и так далее. Но тем не менее люди выскочили из своих домов в том, в чем было; нередки случаи, когда даже документы оставляют, еще какие-то ценности. По сути дела представьте себе человека, который в какой-то совсем обычной одежде был вырван из своего привычного жилища. У него нет ни зубной щетки, нет мыла, нет какой-то смены белья. И эти 10 тысяч рублей пойдут на то, чтобы те первоочередные нужды были удовлетворены, чтобы люди могли себе купить одежду, чтобы переодеться, чтобы могли себе купить какие-то предметы первой необходимости: бритву, зубные щетки и так далее.

Петр Кузнецов: То есть это какая-то стандартная сумма при стихийных бедствиях?

Александр Цыганов: Это достаточно стандартная сумма, если вспомнить Крымск, если вспомнить Дальний Восток. Это в одном ряду, к сожалению.

Ольга Арсланова: Ну о том, как идут сейчас выплаты, смогут ли эти деньги люди получить в ближайшее время, вообще об обстановке в Иркутской области поговорим прямо сейчас с нашим корреспондентом Татьяной Григорьянц, которая работает в эти дни в Иркутской области. Татьяна, здравствуйте, как слышно нас?

Татьяна Григорьянц: Коллеги, добрый день. Я слышу вас хорошо.

Петр Кузнецов: Мы подведем итоги очередного непростого дня для региона, потому что сейчас в Иркутской области полночь, да, Татьяна?

Ольга Арсланова: Что произошло за день?

Петр Кузнецов: Действительно ли, мы читаем по информагентствам, что начались выплаты? Можно узнать, кому, как, в каком количестве, в каких размерах, кому уже выплачены? Как люди эти деньги получают?

Татьяна Григорьянц: Ну раз вы говорите об обстановке, я могу сказать, что сейчас обстановка несколько накаляется. Мы находимся со съемочной группой в Нижнеудинске, здесь уже несколько часов идет дождь с грозой. Местные жители очень нервничают, снова готовятся к бессонной ночи, боятся, что вода опять пойдет в город, хотя 2 дня назад паводок сошел в этом городе на нет, восстановили здесь электричество, вчера даже появилась в кранах питьевая вода.

В напряжении находятся и жители города Тулун, где мы сегодня работали весь день, там тоже сейчас дождь. Тулунчане боятся, что тоже снова затопит и город, и самое главное дорогу, федеральную трассу Москва – Владивосток, которая делит город пополам. В этом случае жителям разных берегов придется снова перемещаться только на спасательных лодках. А дорогу открыли сегодня утром, до этого она 4 дня была покрыта водой, из-за чего на подъездах города Тулун с обеих сторон растянулась многокилометровая пробка из фур. Уровень воды за последние сутки именно в городе Тулун падал стремительно, в общем-то, наверное, так же, как в пятницу и поднимался, и если еще 2 дня назад от многих домов на поверхности торчали только крыши, то уже днем часть пострадавших пешком в огромных резиновых сапогах могли добраться до того, что осталось от их жилища, и, собственно, посмотреть, что уцелело.

Уцелело немного, лишь у единиц… Некоторые жители до последнего не хотели эвакуироваться, какие-то вещи закидали на крышу. Днем соседи одалживали друг у друга лодки, чтобы забрать вот этот вот спасенный скарб, но кто-то не сразу мог даже найти свой дом, потому что очень много зданий течение буквально оттащило на сотни метров, вот такой силы была вода. В уцелевших домах люди дежурят по ночам, опасаясь мародеров. Надо сказать, что опасения их не напрасны, потому что воры – это еще одно бедствие сегодняшних пострадавших районов, очевидно, тоже они из местных, промышляли по чужим домам, даже когда шла эвакуация, то есть когда поднималась вода.

Те, у кого ничего не уцелело, пока разместились в местной школе, там они ночуют, там получают горячую еду. По-прежнему в городе стоит проблема с питьевой водой, потому что водозабор еще не починили, над этим вопросом сейчас работают местные власти, поэтому по всему городу стоят цистерны с водой. Многие местные предприниматели, надо сказать, помогают обеспечить и водой, и едой горожан, но есть и такие, кто пытался даже нажиться на чужой беде: вот сразу после паводка в некоторых магазинах резко увеличились цены, например, буханку хлеба можно было купить за 100 рублей. Но сегодня, сейчас, уже в эти 2 дня, товары отпускают в магазинах по нормальной стоимости.

Очереди действительно в здании администрации, люди подают заявления на получение компенсации, вернее пытаются подать. Кому-то уже посчастливилось и подать, и даже получить единовременную выплату по 10 тысяч рублей…

Петр Кузнецов: Татьяна, я извиняюсь, что прерываю, – это как осуществляется? Им в конвертах приносят физически в пункты временного размещения, где они находятся, или как это происходит?

Татьяна Григорьянц: Кто-то предоставляет карты своих родных, кому-то выдают и физически. Но большая часть жителей жалуется на то, что они даже не успели подать еще заявления, такие огромные очереди. Ну и кроме того, чтобы получить, допустим, крупные суммы за ущерб, о чем вы уже говорили, допустим, если пострадало жилье, то нужно дожидаться специальной комиссии, которая этот ущерб, собственно, оценит. Это вызывает очень большое…

Ольга Арсланова: Понятно. Татьяна, нам просто как раз, пока вы рассказывали, стали сыпаться SMS из Иркутской области. Вот нам пишут: «Мы, жители Тулуна, возмущены, люди возмущены бездействием местной власти», «Нижнеудинск пострадал не меньше, но подозреваем, что нас обойдут стороной в плане финпомощи в восстановлении инфраструктуры и дорог». Расскажите, люди, с которыми вы общаетесь, в каком настроении? Насколько им удается с местной властью договорится? Понятно, ситуация сложная, неординарная, наверняка много недовольных, но в целом как эта работа происходит, по вашим наблюдениям?

Татьяна Григорьянц: Я бы сказала, что люди разделились на две такие категории. Одни в таком уже отчаянии, что, знаете, крайняя степень отчаяния – это когда человек смеется. Вот мы сегодня действительно встречали людей, которые даже пытаются шутить как-то над своим таким вот положением, говорят, что слава богу, что хоть сами уцелели, это уже большое счастье.

Вторая половина, конечно, наверное, большая, по крайней мере по ощущениям, действительно очень недовольны. Недовольны тем, что, например, сейчас большая часть сил спасателей, коммунальных служб брошены на обеспечение жизни города, то есть это дороги, это как раз обеспечение едой, и руки спасателей до частных домов жителей не доходят. Между тем вода в домах сошла, они, естественно, все стоят сырые, очень много грязи в домах, в некоторые даже просто невозможно зайти, хотя жители пытаются, даже вытаскивают какие-то вещи. Вот сегодня нам рассказывали о том, что они вытаскивают вещи, стирают их, соответственно как-то пытаются высушить, хотя вот сегодня пошел дождь, то есть даже это пока им не удается.

И очень ждут действительно спасателей в свои частные дома, потому что они говорят о том, что они уверены даже в том, что не всем будет предоставлено новое жилье, и если, например, дом по крышу стоял в воде, но остался на месте, вода сошла, то, скорее всего, жилье, как опасаются жители, будет признано годным для нахождения в нем…

Петр Кузнецов: Да, как только вода уйдет.

Татьяна Григорьянц: Да. Но при этом мы сегодня посещали несколько таких домов: полы ходят ходуном, стены все просто в этой грязи после паводка. Чисто визуально и по-человечески действительно сказать о том, что эти жилища могут быть хоть когда-нибудь пригодными вообще для пребывания там людей, довольно сложно. Но жители опасаются, что именно этим все и закончится.

Петр Кузнецов: Татьяна, последний вопрос. Еще раз подчеркнем, что сейчас почти полночь в регионе. Скажите, пожалуйста, это правда, что температуры дневные и ночные сильно отличаются и по ночам уже действительно холодно там, особенно, понятно, около воды? С этим тоже есть большие трудности?

Татьяна Григорьянц: Ну я бы не сказала, что прямо сильные такие скачки, но… Ну хотя смотря с чем сравнивать. Скажу так: сегодня, например, днем было порядка 25–26 градусов, сейчас я смотрю на температуру, которую мы показывает градусник на телефоне, 15 градусов. Действительно по ощущениям очень сыро и прохладно, то есть приходится утепляться.

Ольга Арсланова: Спасибо. Берегите себя, выходите в прямой эфир. Татьяна Григорьянц, корреспондент Общественного телевидения России, из Иркутской области.

Можно сейчас хотя бы примерно оценить потери финансовые? Сколько придется вкладывать и для восстановления инфраструктуры, и, естественно, для компенсации жилья?

Александр Цыганов: Оценить, конечно, можно попытаться, но это будет первая приблизительная оценка. Мы с вами понимаем, что жилье, как даже в репортаже говорили, залито, потом будет высушено, и заранее сказать, будет ли оно пригодно или непригодно, сейчас, конечно, не получится. Мало того, здесь надо понимать, что когда большая территория заливается, может быть утрачено что? – дороги, их надо восстанавливать; могут быть утрачены объекты инфраструктуры социальной, коммерческой, торговой и так далее, и это тоже нужно будет восстанавливать. Как правило, это ложится на плечи регионального и отчасти федерального бюджета. Вот судя по всему, это пойдут уже миллиардные вложения, по уму там довольно многое придется восстанавливать.

Петр Кузнецов: Мы прекрасно понимаем, что в регионах, мягко говоря, непопулярна программа страхования жилья. Если дом не застрахован, в таком случае что и как могут получить пострадавшие?

Александр Цыганов: Да, это действительно так, вы правы, несильно популярна. Здесь по Иркутской области если говорить, то это проценты от 100%, сколько страховалось, это совсем немного. Чуть-чуть я бы в сторону сказал, что в августе месяце вступает в силу закон о вменном страховании жилья, и для нас это тоже урок. Есть резон страховаться, потому что в этом случае за реальным убытком следует реальное возмещение. При этом…

Петр Кузнецов: Извините, это вот тот самый закон о страховании жилья от чрезвычайных ситуаций, да, в августе?

Александр Цыганов: Да, этот самый. Мне хотелось его назвать именно вмененным, подчеркнуть добровольность участия в этой программе для гражданина. Это важно, потому что качество программы будет зависеть от региона, от региональных властей, от выбора самих граждан. Но в данном случае говорить про это еще преждевременно, этот закон только вступает в силу; достаточно мало людей страховались в коммерческих компаниях, хотя таковые в Иркутской области есть. Это можно объяснить и тем, что достаточно маленькие доходы у граждан, они тратят свои деньги все-таки не на страхование в первую очередь. Ну и плюс ко всему уровень доверия к услугам страховщиков не всегда высок; он повышается, это бесспорно, и всевозможными вмененными методами прививается страховая культура, но тем не менее это процесс.

Петр Кузнецов: Это опять-таки в отдаленных районах.

Александр Цыганов: Да.

Теперь на ваш вопрос, на что может рассчитывать человек, когда жилье было не застраховано. Он может рассчитывать на поддержку из регионального бюджета, из местного бюджета на восстановление жилища. Это не очень большие суммы, но тем не менее для небольших домов в частном секторе они могут быть и существенными, 50–100 тысяч рублей. На эти деньги можно перекрыть полы, например, точно, какие-то еще ремонтные работы произвести. Здесь важно только, чтобы дом в принципе подлежал восстановлению, это было целесообразно.

Если жилье уничтожено полностью, то и законодательство, и практика российская показывает, что государство берет на себя строительство нового жилья. Это показывают и ситуация в Крымске, и пожары в Центральной России торфяные, и дальневосточные события. И людям можно ожидать в случае таких вот крупных, резонансных событий поддержки.

Ольга Арсланова: Но там на качество или на какие-то габариты уже никто смотреть особо не будет?

Александр Цыганов: Ну я бы так не сказал, потому что качество регулируется строительными нормами. Если строится новое жилье, все-таки будут отслеживать. Мало того, оно выдается с учетом количества проживающих, зарегистрированных в том или ином объекте недвижимости. На текущий момент это все учитывается. А вот после вступления в законную силу будет учитываться в полном объеме в тех случаях, когда человек страховался, подумал о себе сам; если же не страховался, то ему в случае таких неприятностей тоже будет представлено, но по социальным нормам. Вот там это будет уже небольшое жилье, нужно будет вставать на очередь, чтобы его улучшить; мы понимаем, что эта очередь было долгой.

Петр Кузнецов: Мы услышали, какие уже сейчас очереди за вот этим пособием в 10 тысяч рублей, наш корреспондент рассказала.

У нас снова на связи Нижнеудинск и жительница Надежда. Надежда, здравствуйте, спасибо, что дождались. Слушаем вас.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Мы подавали заявление в соцзащите на выплату пособия в 10 тысяч. Списки у нас формируются в соцзащите, то есть подаем туда заявления. Эти списки затем передаются в паспортный стол, где проверяют прописку, и затем эти списки с паспортного стола передаются в администрацию на выплату. Во-первых, когда пришла за выплатой, я забыла с собой взять свидетельство о рождении детей, при этом у меня с собой был паспорт мой, в котором оба ребенка записаны, домовая книга, в которую также вписаны дети, данные свидетельства о рождении, серия, номер, кем и когда выдан. И в паспорт, и в домовую книгу данные заносятся в паспортном столе при предоставлении оригиналов документов, в данном случае свидетельства о рождении. И почему тогда они не являются доказательством и нельзя из них взять данные? Зачем нужно обязательно свидетельство о рождении? То есть меня отправили за свидетельством.

Петр Кузнецов: Да, тем более в таких условиях.

Зритель: Да, то есть за свидетельством, за свидетельством я съездила.

Второе. Когда дошел вопрос уже до получения выплаты, получила только на себя и детей, мужа в списках не оказалось. Мне сказали, что информацию проверят, данные по… мужу, я ушла домой. Позже мне звонят из администрации и говорят, что мужа вычеркнули из списка в паспортном столе, так как нет подтверждения прописки. Но при этом является собственником жилья, он записан в домовой книге, у него стоит печать в паспорте с пропиской по этому адресу, причем вначале ставит сам паспортный стол… И при моем вопросе, разве печать не является доказательством прописки, сказали, что, оказывается, для паспортного стола это не доказательство. Мужу теперь нужно туда идти, в паспортный стол, чтобы получить там бумагу, что он действительно тут прописан, и только после этого идти в администрацию.

Ольга Арсланова: Да, спасибо. Хотя да, ситуация всем понятная.

Еще несколько сообщений. «У нас неделю стоит вода, – Иркутская область пишет, – запах невозможно терпеть. Живем на летней кухне. Выдано по 10 тысяч рублей, больше помощи не будет. Кирпичная печь пришла в негодность, а нам отказано в выплате на ремонт помещения». «Никто ни о чем не предупреждал, – пишут нам из Тулуна. – Мэр заявлял, что все под контролем, даже когда все было затоплено». Ну и на погоду жалуются: «В Иркутске на западном горизонте видны уже около часа мощные молнии, далекая гроза. Температура ночью около 15, днем под 30». И вот у людей, получается, ни одежды, ничего нет.

Петр Кузнецов: Если больше пострадал не дом, а имущество, то есть затонул холодильник, пришел в негодность…

Ольга Арсланова: Да все затонуло полностью.

Петр Кузнецов: Ну и вообще документы…

Ольга Арсланова: …деньги…

Петр Кузнецов: В данном случае на какие компенсации могут рассчитывать люди?

Александр Цыганов: Ну вот эти вот 10 тысяч рублей – это и есть…

Петр Кузнецов: А, это вот на холодильник?

Александр Цыганов: Нет-нет, я чуть-чуть шире отвечу. В принципе можно и нужно обращаться в органы социальной защиты за поддержкой, здесь речь пойдет о том, что для неимущих, малоимущих, социально незащищенных групп населения это возможно. И хотелось бы еще добавить в отношении тех людей, кто оказался без документов: действительно, поддержка оказывается по предоставлению документов или после получения информации, что данный человек здесь жил, это простой вариант.

Более сложный вариант, когда человек жил, а имел регистрацию в другом регионе. В этом случае придется либо подтверждать свидетельскими показаниями, участковым и так далее свое проживание на данной территории, в ряде случаев приходится подавать в суд, но суды, как правило, идут на быструю процедуру признания человека постоянно проживавшим на данной территории. Опять же это показывает история предыдущих катаклизмов.

Петр Кузнецов: Очень печально, конечно, что в особой ситуации нет особого подхода к людям, то есть все отсырело, кроме бюрократии, бюрократия как была, она вот в таких точках остается, увы. Спасибо, что многое разъяснили, что пришли.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Александр Цыганов, руководитель Департамента страхования и экономики социальной сферы Финансового университета при правительстве, доктор экономических наук, профессор.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Александр Цыганов: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски