• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Геннадий Борисов: Люди будут покупать электромобили, когда по дальности поездки на одной зарядке они сравняются с двигателями внутреннего сгорания

Геннадий Борисов: Люди будут покупать электромобили, когда по дальности поездки на одной зарядке они сравняются с двигателями внутреннего сгорания

Гости
Геннадий Борисов
генеральный директор компании «ЭлектроДрайв»

Электромобили. Есть ли будущее у электромобилей в России? Приспособлены ли они к нашему климату? Обсуждаем с генеральным директором компании "ЭлектроДрайв", занимающейся продажей и обслуживанием электромобилей Tesla, Геннадием Борисовым.

 

Оксана Галькевич: Вот та самая интересная тема. Вы знаете, с уходом Года экологии (он был в прошлом году) «зеленая» тема, тем не менее, не становится менее актуальной. Возможно, вы не поверите этому, но это факт: в нашей стране медленно, но тем не менее верно становится все больше электромобилей. И сейчас их уже почти 2 тысячи на дорогах Российской Федерации. Между прочим, большая часть этих машин – это не какие-то дорогущие Tesla, BMW, а это вполне себе бюджетные японские автомобильчики, называются они Nissan Leaf.

Константин Чуриков: Подержанные экземпляры таких электрокаров завозятся из Японии. Большинство из них, кстати, остается на Дальнем Востоке. И, кстати, оказывается, в стране растет и инфраструктура для электромобилей – ну, в первую очередь речь о специальных заправках, а их не так уж и мало. Вот давайте сейчас просто мои коллеги покажут мой компьютер. Вот смотрите, в принципе. Ну, мы видим, что они концентрируются в основном вокруг нашего самого крупного города Родины, вокруг Москвы.

Оксана Галькевич: Да. Если посмотреть, что у нас происходит на Дальнем Востоке, то надо сказать, что, конечно, из Иркутска или из Улан-Удэ во Владивосток добраться не получится. Но вот Сибирь – Восточная, Западная – вполне себе сеть.

Константин Чуриков: А я при этом смотрю, Оксана, что… Большинство автомобилей остаются на Дальнем Востоке. Я смотрю, и согласно этой карте на этом сайте, заправок-то как раз на Дальнем Востоке очень мало. Чем же они кормят этих «железных коней», электрических?

Оксана Галькевич: Если ты приблизишь, Костя, к тому же Владивостоку, там открывается все это поближе – и получается, что достаточно.

Константин Чуриков: А давай нам все прокомментирует сейчас Геннадий Борисов, гендиректор компании «Электродрайв». Геннадий Александрович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Геннадий Борисов: Добрый день.

Оксана Галькевич: Геннадий Александрович, давайте вот честно признаемся, есть определенный скепсис в отношении электроавтомобилей, в частности когда мы говорим об использовании их на нашей территории, в Российской Федерации. Есть у нас два таких очень российских фактора – большие расстояния (а запас хода у таких машин невелик еще по-прежнему) и довольно крепкие морозы, зимы у нас продолжительные и холодные.

Геннадий Борисов: Что касается первого – больших расстояний в нашей стране. По подсчетам, по нашим подсчетам, по подсчетам специалистов, если на федеральной трассе будут установлены заправочные станции на расстоянии где-то 150–200 километров, с периодичностью, то этого вполне достаточно, чтобы наши электромобили покрывали большие расстояния. Это первое.

Второе – то, что крепкие морозы, вы говорите. Это расхожий миф. Как раз батареи у электромобилей боятся больше всего не мороза, а они боятся как раз жары. И проблема в основном возникает с перегревом этой батареи. Поэтому все крупные производители, такие как, например, Tesla, известный производитель, вживляют в эту батарею систему охлаждения, чтобы именно она охлаждала. Да, есть повышенный расход батареи, когда мороз, на обогрев, но не более того.

Оксана Галькевич: Ну, Tesla – это очень хороший пример, конечно, да.

Константин Чуриков: И дорогой пример.

Оксана Галькевич: Продвинутый автомобиль. Но это очень дорогой пример, правда. Знаете, мы Tesla вряд ли так быстро…

Константин Чуриков: Зарплаты пока не те.

Геннадий Борисов: Согласен с вами, зарплаты не те, курс не тот, это все понятно. Вы в начале передачи сказали, что большую часть составляет Nissan Leaf японской сборки. Но я хочу отметить, что Nissan Leaf японской сборки – он праворульный.

Оксана Галькевич: Ну, наши-то умельцы, вы же знаете, умеют и туда перебросить, и здесь…

Геннадий Борисов: Это очень большие риски. Техрегламент нам не даст этого сделать, поэтому это очень большая сложность. Tesla идет по тому пути… Извините, я начал говорить по поводу Tesla, потому что наша компания как раз занимается в основном автомобилями Tesla, импортом автомобилей Tesla. Она идет по пути удешевления автомобилей. Вот с этого года вышла Model 3, которая позиционирует себя как бюджетный электромобиль.

Константин Чуриков: Бюджетный – это сколько?

Оксана Галькевич: Издалека они начали дорогу к бюджетному автомобилю.

Константин Чуриков: Бюджетный – это сколько?

Оксана Галькевич: Сколько?

Геннадий Борисов: Вы знаете, в базовой комплектации… Мы берем цены американские? Или наши брать?

Константин Чуриков: Давайте наши, мы же здесь живем.

Оксана Галькевич: Нет, наши, конечно. Зачем нам американские?

Геннадий Борисов: С таможенными платежами, ну, это порядка где-то, наверное, 65 тысяч долларов за простую версию. Это порядка 4 миллионов рублей.

Оксана Галькевич: Так, подождите! Это больше даже, чем я думала. Это бюджетная?

Константин Чуриков: Слушайте, я думаю, что спасать нашу планету мы будем несколько позже, потому что пока, во всяком случае эта марка, конечно же, не по карману, это очевидно. Давайте сейчас посмотрим сюжет Александра Денисова о достоинствах и недостатках электромобилей. Вы, кстати, тоже прокомментируете потом этот сюжет.

Геннадий Борисов: Да, хорошо.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Много сообщений у нас на SMS-портале, целая дискуссия развернулась между разными регионами.

Оксана Галькевич: Неожиданно.

Константин Чуриков: Денис из Ижевска пишет, что заказал Leaf из США. «Не хочу кормить нефтяников». Алтайский край пишет: «Машины этой орехи колоть в Сибири». Ну, в плане как раз таки того, что она разрядится, аккумулятор сломается – и все, кранты.

Оксана Галькевич: «Если будет много электромобилей, то со временем цена зарядки сравняется с ценой бензина». Опасно приобретать, понимаешь, неправильная инвестиция.

Константин Чуриков: Ну, люди знают, где живут.

Оксана Галькевич: Давайте выслушаем нашего телезрителя по телефону…

Константин Чуриков: Давайте сейчас запустим SMS-голосование.

Оксана Галькевич: А, давайте.

Константин Чуриков: Как вы думаете, в России нужны электромобили? «Да» или «нет», пожалуйста, отвечайте. 5445 – наш SMS-портал. Через 15 минут подведем итоги. А теперь – звонок.

Оксана Галькевич: А теперь – звонок из Забайкальского края. Михаил с нами на связи. Михаил, здравствуйте.

Зритель: Алло. Здравствуйте. Хорошо меня слышано?

Оксана Галькевич: Прекрасно! Говорите, пожалуйста.

Константин Чуриков: Отлично!

Зритель: Мое мнение такое. Я хотел бы сказать, что у нас бензин стоит около 40 рублей. И весь этот сбор топливный идет в государственную казну. Альтернатива – это солнечное питание. Оно может устанавливаться также от солнечных батарей, такие заправки альтернативные могут быть, где заправляются эти электрокары. Пожалуйста, это будет убыточно для самого государства. У меня все. Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо, Михаил. Ну, государство же, по идее (мы об этом поговорим уже в следующем часе), должно делать жизнь людей лучше, стремиться к этому.

Оксана Галькевич: Вы так активно кивали головой. Вы с чем-то согласны? Прокомментируете?

Геннадий Борисов: Я хочу сказать, что все правильно мужчина сказал. Сейчас возобновляемые источники энергии практически стоять во всем мире на первом месте в плане развития. Не знаю, насколько возможно это говорить или нет. Если у нас эта программа будет реализована когда-нибудь в нашей стране, то, естественно, цены на нефть, на газ очень сильно упадут. Не знаю, выгодно это или нет. Ставится батарея…

Оксана Галькевич: Ну, как же это может быть выгодно нашей стране?

Геннадий Борисов: Солнечная батарея ставится. Ставится накопитель энергии. Подъезжает электромобиль, и буквально за считанные минуты – от 30 минут до 1,5 часа, в зависимости от типа разъема – машина заряжается и поехала дальше. В Европе это все уже есть.

Константин Чуриков: Но почему мы не видим в большом количестве вот эти солнечные батареи в нашей стране? У нас есть солнечные регионы – у нас есть солнечный Юг, солнечный Кавказ. Почему там этого нет?

Геннадий Борисов: Ну, я думаю, пока, на данный момент, наверное, все-таки дороговизна. Все-таки, наверное, создание инфраструктуры дороже. Ну, пока дороговато, наверное, поэтому…

Оксана Галькевич: У нас есть солнечная Сибирь, Константин, между прочим…

Константин Чуриков: И солнечный Крайний Север.

Оксана Галькевич: …где расположен Институт солнечно-земной физики.

Геннадий Борисов: Хотя у нас есть в Зеленограде институт, который производит… вернее, завод, который производит солнечные батареи. Я вам скажу, что я изучал рынок. Самый главный показатель в солнечных батареях – это КПД (коэффициент полезного действия). Так вот, этот КПД ничуть не хуже японских, корейских, китайских и американских батарей.

Константин Чуриков: А почему вы нам ничего не рассказываете о российских электромобилях?

Геннадий Борисов: О разработках каких-то.

Константин Чуриков: Может быть, они есть?

Оксана Галькевич: У нас ведь, кстати, есть. У ВАЗ, по-моему, есть модель.

Геннадий Борисов: Вы знаете, я не знаю насчет ВАЗ. Есть, была, да…

Константин Чуриков: Ну, в пресс-релизах пишут.

Геннадий Борисов: Есть. Но вы сами понимаете, что для наших дорог 100 километров пути на одной зарядке – это ни о чем. То есть люди будут покупать эти автомобили, когда они сравняются с двигателями внутреннего сгорания по дальности поездки на одной зарядке. Если это будет 500–600 километров, я вам скажу, что никакой двигатель внутреннего сгорания не сможет конкурировать с электромобилями.

Оксана Галькевич: Нет, ну по цене все-таки пока… Вот есть автомобили, которые проезжают 500 километров, та же Tesla, у нее запас хода, но там цена, мягко говоря…

Геннадий Борисов: Я извиняюсь. Tesla позиционируется изначально как люксовый, как брендовый автомобиль, единичный товар, штучный. То есть это второй-третий автомобиль в семье.

Константин Чуриков: Слушайте, извините, пожалуйста, что вас перебиваю. А «Ё-мобиль» был электромобилем, нет? Я ничего не путаю?

Геннадий Борисов: Я не хочу комментировать создателя, который, так сказать, занялся этой темой «Ё-мобиля». Но я вам хочу показать пример, как частный капитал в нормальных руках может работать на благо своей страны и на благо населения. Илон Маск, Tesla – частный капитал, стопроцентный частный капитал. Никаких госсубсидий, ничего. То есть человек взлетал, человек падал, человек вкладывал свои деньги – и в конце концов, он стал иконой, в принципе, для многих предпринимателей, и не только в нашей стране, но и во всем мире.

Константин Чуриков: Потому что, наверное, там успешный бизнес у тебя не отнимут, не изымут, никто к тебе не придет и не скажет: «Давай, делись».

Оксана Галькевич: «Сверхдоходы, сверхдоходы изымем у тебя».

Геннадий Борисов: Ну, если возможно эту тему затронуть, то я вам скажу. Например, до 2017 года у нас не было в России пошлины на электромобили, был только НДС.

Оксана Галькевич: Кстати, да.

Геннадий Борисов: С 1 января 2017 года у нас ввели пошлину, у нас ввели акциз и у нас ввели НДС. То есть у нас стоимость растаможки автомобиля – практически половина стоимости самого автомобиля. Поэтому еще один из тормозящих факторов, почему эти автомобили не могут конкурировать с обычными двигателями внутреннего сгорания.

Оксана Галькевич: Тогда получается, что зеленая политика властей расходится со словами, с декларациями?

Геннадий Борисов: Да, да.

Оксана Галькевич: Говорят, что нам нужен чистый воздух, чистая страна.

Геннадий Борисов: И тишина – главное.

Оксана Галькевич: И тишина, да. Давайте выслушаем Александра из Челябинской области. Александр, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер. У меня вопрос к эксперту в продолжение темы дальности. Вот были анонсы, что в Китае в прошлом году собирались выпустить в продажу аккумуляторы нового поколения, уже совершенно другой емкости, по-моему, в 2–3 раза выше, с коротким временем зарядки. Ну и в других странах тоже вроде уже должны были разработки закончиться тех же графеновых аккумуляторов. Но в итоге ничего не появилось. Интересно, с чем это связано. В Сети многие высказывают гипотезы, что это интриги нефтяных компаний.

Константин Чуриков: Не исключено, кстати.

Геннадий Борисов: Да нет. Наверное, скорее всего, все-таки это связано с тем, что сейчас у нас литий-ионные батареи используются в автомобилях, ну, в электромобилях всех. А вот то, что человек говорил о графеновых – там большая сложность, мне кажется, именно техническая. Как только эти вопросы технические будут решены… Самое же главное в батарее – это не как она быстро зарядится и как разрядится, а сколько она циклов этих выдержит.

Константин Чуриков: Нет, и то, и другое важно. Сколько чашек кофе надо владельцу этого автомобиля выпить, прежде чем автомобиль зарядиться?

Геннадий Борисов: Много.

Константин Чуриков: Сколько?

Геннадий Борисов: Ну, если мы берем зарядное устройство увеличенной мощности на станциях 50 киловатт и выше (вот у вас показаны станции), то это где-то 30–40 минут, 80% батареи заряжается за 30–40 минут.

Константин Чуриков: То есть это надо уже там пообедать, на этой автозаправке?

Геннадий Борисов: Да, естественно. Если мы берем обычный разъем Type 2 и 11 киловатт или 17 киловатт, ну, обычно такие станции берут домой себе или куда-то в офис…

Константин Чуриков: А домой – это как? Это как в мультике про дядю Федора? Там они заносили машинку в квартиру.

Оксана Галькевич: Костя, Tesla не стоит у пятиэтажки панельной, понимаешь?

Константин Чуриков: А зря!

Оксана Галькевич: Поэтому ты пытаешься представить, что шнур…

Геннадий Борисов: Знаете, вы ошибаетесь. Стоят.

Оксана Галькевич: Стоят?

Геннадий Борисов: Стоят Tesla у многоэтажных домов. Если мне память не изменяет, по-моему, по Рублевскому шоссе, с левой стороны стоят. Многоэтажные дома, замечу. И там договариваются жители, чтобы управляющая компания выводила. Там надо провод на 380 вольт вывести, 11 киловатт – и все.

Константин Чуриков: Если бы у каждой пятиэтажки стояли бы эти Tesla, стояли бы яхты, даже там, где нет условий, речных условий, мы бы жили в другой стране.

Оксана Галькевич: Как она называется? Монако, по-моему, да? Там яхты и прочее.

Геннадий Борисов: Я вам хочу сказать, что сейчас Leaf новый выходит. Они сделали работу над ошибками по поводу первого, и у них дальность… Машина недорогая, в принципе, относительно Tesla. И у них дальность поездки все-таки сейчас получается где-то в районе 300–400 километров уже. То есть уже то, что нужно среднестатистическому пользователю.

Оксана Галькевич: Геннадий Александрович, понимаете, когда мы говорим о Tesla – да, это такой премиум-сегмент. У вас там свои клиенты, понятно, это отдельная история. Но Leaf, который с тем самым правым рулем, ведь не поставляется в страну, люди завозят неудобной, так сказать, конфигурации автомобиль. Почему японцы, этот Nissan не предлагает это нашему рынку с нормальным левым рулем, как полагается?

Константин Чуриков: Ну да, есть же локализованные заводы, могли бы и здесь выпускать.

Оксана Галькевич: Раз не предлагают – значит, они там посчитали, что это нерентабельно?

Геннадий Борисов: Любая компания… На данный момент нерентабельно, раз у нас ориентиры государства на нефть и на газ. Любая компания, которая заходит на любой рынок с электромобилями, вначале, перво-наперво строит инфраструктуру. Это большие денежные вложения, большие деньги. Без этой инфраструктуры, в принципе, продажи электромобилей теряют всякий смысл (я имею в виду – массовый, а не единичный). Поэтому здесь, скорее всего, обратиться надо, наверное, к специалистам в концерны, крупные концерны.

То, что касается барьеров при ввозе электромобилей. Я вам скажу, что достаточно барьеров. Например, частный бизнес практически на юридическое лицо… Вот техрегламент новый приняли, техрегламент Таможенного союза, и он не позволяет частным компаниям, маленьким небольшим компаниям ввозить электромобили до трех лет, то есть которые новые, на юридические лица. Просто техрегламент не дает в связи с сертификацией, в связи с «ЭРА-ГЛОНАСС».

Константин Чуриков: У нас сейчас на линии Дмитрий из Омска. Слушаем Сибирь. Дмитрий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте, студия. Здравствуй, любимая Россия. В общем, я считаю, что… Кстати, у вас неправильный вопрос относительно электромобилей, вообще неправильно поставлен.

Константин Чуриков: А как бы вы его поставили?

Зритель: Электромобили – концептуально. Я сейчас объясню. Я вообще категорически против и считаю, что нужно ввести заградительные пошлины на любые электродвижущие предметы, поставляемые в Россию.

Оксана Галькевич: Почему?

Зритель: Сейчас объясню. В них используются литий-ионные, никель-кадмиевые или в лучшем случае, как ни странно, свинцовые батареи. Их утилизация в России не регламентируется. Это чудовищно опасные компоненты. Даже в той же самой Tesla бюджетной используются вот эти самые батареи 18 на 650, спаянные в кучу. Утилизация их – это очень дорогой процесс. У нас не могут утилизировать обычные ТБО…

Константин Чуриков: Твердые бытовые отходы. Дмитрий, очень хорошо, что вы эту тему затронули. Как бы вы сформулировали вопрос? Вы говорите, что формулировка неверная, с вашей точки зрения.

Зритель: Вопрос: вы вообще против автомобилей на электротяге?

Константин Чуриков: Ой!

Зритель: Потому что электричество можно вырабатывать различными способами.

Константин Чуриков: Я вас понял, Дмитрий.

Оксана Галькевич: Да, хорошо.

Константин Чуриков: Дмитрий, просто это не поместилось бы на экран. И боюсь, что нас бы не все поняли. Спасибо.

Оксана Галькевич: Это другая история.

Геннадий Борисов: А я могу прокомментировать?

Константин Чуриков: Да.

Оксана Галькевич: Давайте быстренько еще один звонок примем…

Константин Чуриков: Секунду! Вот по поводу как раз этих батарей, это важно.

Геннадий Борисов: Я хотел сказать по поводу батарей. Срок службы батареи – 8 лет. Вернее, гарантия – 8 лет. Срок службы – 25 лет. После 25 лет батарея будет, говоря таким техническим языком, просаживаться на 10–15%.

Оксана Галькевич: Ежегодно? Мы поняли, да.

Геннадий Борисов: То есть на 10–15% ячеек будет меньше. И сейчас компания та же японская, по-моему, Nissan, разрабатывает, чтобы эти ячейки после срока службы батареи устанавливать в дома, и они являлись бы просто элементарными накопителями.

Константин Чуриков: Потому что это важно в этой истории все-таки, раз уж вы называете это «зелененьким» транспортом. Вот важно быть принципиальным до конца.

Оксана Галькевич: Эта технология разрабатывается для Японии, пока она там внедряется. А когда она до нас дойдет?

Константин Чуриков: Мы подождем, Оксана.

Оксана Галькевич: Вы знаете, мы не успеваем, к сожалению, Вадима из Иркутска выслушать. Подведем итоги нашего опроса. Мы спрашивали в нашей формулировке: нужны ли электромобили в России? Очень интересно распределились голоса, вы знаете: 50 на 50, 49 на 51%. Ну, практически фифти-фифти. Так что работайте с общественным мнением.

Константин Чуриков: Ну, кто его знает – надо оно нам или не надо? Понятно. Спасибо. Очень интересная тема, будем за ней следить, а также за батареями, которые установлены в ваших электрокарах. В студии у нас был Геннадий Борисов, генеральный директор компании «Электродрайв». Спасибо.

Геннадий Борисов: Спасибо. Приглашайте нас почаще.

Оксана Галькевич: Спасибо. Мы не прощаемся, друзья. Чуть не сказала «не вернемся». Вернемся, вернемся через несколько минут.

Константин Чуриков: Вернемся, вернемся!


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

На зарядку становись!

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты