Александр Гусев: США признали нас страной, спонсирующей терроризм. Куда это годится?

Гости
Александр Гусев
директор Института стратегического планирования и прогнозирования, профессор, доктор политических наук

Виталий Млечин: Ну теперь самое время поговорить о санкциях. Как вы уже наверняка знаете, Соединенные Штаты вводят против России новые ограничения, причем двумя этапами.

Оксана Галькевич: Первый блок санкций вступит в силу 22 августа, он предполагает полный запрет на экспорт в Россию товаров, связанных с национальной безопасностью: электронных устройств и комплектующих, в том числе использующихся в авиационной отрасли, космонавтике и энергетике. Впрочем, власти Соединенных Штатов уже говорят об исключениях, например, в пилотируемой космонавтике, где Вашингтон зависит в определенной степени от Москвы в плане доставки астронавтов на Международную космическую станцию.

Виталий Млечин: Второй блок может быть введен спустя 90 дней, тогда Соединенные Штаты угрожают понизить уровень дипломатических отношений с Москвой, отозвать разрешение для авиакомпании «Аэрофлот» совершать рейсы в Соединенные Штаты, а также почти полностью заморозить товарооборот между нашими странами. В пакете мер также требования заморозить активы 7 российских банков, в том числе «Сбербанк», «ВТБ», «ВЭБ» и «Промсвязьбанк». На практике это будет означать невозможность для этих банков проводить долларовые расчеты через корреспондентские счета в банках Соединенных Штатов. Кроме того, среди рекомендуемых антироссийских мер содержится фактический запрет на операции с российским госдолгом.

Оксана Галькевич: Интересно, что несмотря на санкции товарооборот между Россией и Соединенными Штатами вырос в прошлом году на 17%, объем импорта из Соединенных Штатов вырос даже больше чем на 20% по сравнению с предыдущим годом и составил 7 миллиардов долларов. В то же время объем российского экспорта в Соединенные Штаты увеличился за год на 17%, это отмечается в отчете торгового представительства Соединенных Штатов.

К чему, уважаемые друзья, нам готовиться? Что день грядущий, месяц грядущий, год грядущий нам готовит?

Виталий Млечин: Постараемся разобраться вместе с директором Института стратегического планирования и прогнозирования, доктором политических наук, профессором Александром Гусевым – Александр Анатольевич, здравствуйте.

Александр Гусев: Добрый вечер, здравствуйте.

Виталий Млечин: Давайте, наверное, определимся. Вот то, что сейчас уже введено, то, что обещают ввести, понятно, очень серьезно все. То, что уже сейчас, понятно, введут 22-го числа – насколько это серьезно?

Александр Гусев: Конечно, это серьезно. Если говорить о санкциях, которые уже введены в отношении Российской Федерации, прежде всего это санкции экономического блока или в экономической сфере, как мы говорим, то, конечно, мы потеряли значительные средства, это необходимо учитывать и об этом говорить. Но здесь, вы знаете, введение американцами вот этих санкций… 8-го числа на сайте Госдепа они были опубликованы, 22-го числа они будут введены. Если говорить об этих санкциях, то они в основном носят, конечно, политический характер, главным образом, потому что экономически мы не очень зависим от Соединенных Штатов. Вы показали диаграмму, где экспорт и импорт, совокупный товарооборот 24 миллиарда…

Оксана Галькевич: Это немного.

Александр Гусев: Это очень немного. Поэтому если с точки зрения экономики говорить, то потери у нас небольшие. Почему я говорю, что политически они очень значимы? Дело в том, что Соединенные Штаты могут надавить на своих партнеров в Европейском союзе, все-таки у нас торговый оборот со странами Европейского союза достаточно большой. Он, конечно, упал в связи с введением санкций, но вот в 2013 году он составлял 417 миллиардов евро, 417, торговый оборот с Соединенными Штатами был 31 миллиард.

Оксана Галькевич: Это какой год еще раз?

Александр Гусев: Это 2013-й, потому что 21 марта 2014 года в связи с событиями в Крыму были введены санкции Соединенными Штатами и Европейским союзом, потому что они же партнеры. Конечно, он сократился сейчас, товарооборот со странами Европейского союза, а я напомню, что мы торгуем не с Европейским союзом, а с каждой европейской страной в отдельности, но они все взаимосвязаны, они же голосуют консолидировано на саммитах в Брюсселе.

Оксана Галькевич: Но подождите, Александр Анатольевич, прошу прощения, не так давно, например, Европейский союз, так скажем, показал определенные, можно сказать, зубы Соединенным Штатам…

Александр Гусев: Ну да, сказал «фи».

Оксана Галькевич: …в отношении Ирана, сказал «фи», может быть, и так, вам, наверное, виднее, какую формулировку здесь правильнее употребить.

Александр Гусев: Да.

Оксана Галькевич: Но тем не менее в отношении Ирана блокирующие санкции были введены, блокирующие законы использованы. Может быть, и здесь они как-то себя проявят тоже самостоятельно?

Александр Гусев: Не проявят.

Оксана Галькевич: Не проявят?

Александр Гусев: Нет, они… Вы знаете, страны Европейского союза, конечно, зависимы от Соединенных Штатов, они будут… Да, на словах они, знаете, говорят о том, что санкции пора отменять или ослаблять, многие, кстати, президенты, в частности, тот же президент Чехии Милош Земан постоянно говорит о том, что нужно снимать санкции, потому что Россия – это европейская страна, ничего плохого она не сделала. Но посылая своего премьер-министра и министра иностранных дел в Брюссель, они все четко голосуют за пролонгацию санкций в отношении нашей страны. Извините, уважаемые господа, все-таки слова не должны расходиться с делами.

Оксана Галькевич: Хорошо, тогда почему с Ираном они поступили так, а в случае с Россией, вы считаете, поддержки мы никакой, другой позиции не увидим?

Александр Гусев: Ну нет, все-таки Иран – это Иран, а Россия – это Россия.

Оксана Галькевич: Понятно, но какие…

Александр Гусев: Если Россию, понимаете, давить… Во-первых, никакое давление на нас, честно говоря, не окажет серьезного влияния. Да, мы теряем, конечно, в экономической сфере, в политической, но давить нас бесполезно. Сегодня, кстати, был Совет Безопасности, где Владимир Путин об этом четко всем дал понять: это бесполезное занятие. Действительно санкции… Они же думают, что это улица с односторонним движением, они же думают, что они нас в клочья, как говорил господин Барак Обама, разорвут нашу экономику, поставят нас на колени, но, конечно, ничего этого не будет, из этого ничего не получится. Но потери есть, о потерях, конечно, нужно говорить. Но потери не только в экономической, но и в политической сфере. Но Россия, еще раз должен повторить, не Иран, поставить нас, как они полагают, на колени или сделать нас более сговорчивыми – эта задача Соединенных Штатов. Они же 3 августа, Сенат принял законопроект очень интересный, все эти санкции пошли уже потом, уже 8 августа, а вот 3-го числа, как-то это замалчивается, но на самом деле основополагающий документ…

Оксана Галькевич: Александр Анатольевич, нам, вы знаете, уже в который раз кажется, это уже не первая такая волна санкционная со стороны Соединенных Штатов, других государств…

Александр Гусев: Да.

Оксана Галькевич: Нам всякий раз, когда мы эту тему поднимаем в студии, кажется, что хуже уже дальше некуда, что вот все, это уже точно тупик, здесь уже точно надо как-то по-другому, начинать добрую волю проявлять, может быть, там переговоры или еще, как-то по-другому, не упираться с одной стороны и с другой. Вот как вы считаете, где тот предел, когда пойдет какая-то работа в обратную сторону? Не бесконечно…

Александр Гусев: Я думаю, что он наступит нескоро. Дело в том, что… Вы знаете, у меня есть пример, пример называется поправкой сенаторов Джексона-Вэника 1974 года. Сколько лет она просуществовала?

Оксана Галькевич: Да, и когда она была отменена.

Александр Гусев: Более 40 лет, да, 39 лет, она была отменена в 2013 году. Ну и что, скажите мне?

Оксана Галькевич: Незадолго до новых санкций, да?

Александр Гусев: Да. Ну и что? Ну да, существовали мы, жили мы в условиях санкций с Соединенными Штатами. Но еще раз повторяю, у нас торговый оборот небольшой, а вот политически да, Соединенные Штаты… Я вот вернусь к этому акту, который называется актом о защите национальной безопасности Соединенных Штатов от агрессии Кремля 2018, и там несколько глав очень серьезных. Первая глава вообще называется достаточно серьезно: «Противодействие России, главному спонсору терроризма», – понимаете, нас признают Соединенные Штаты страной, спонсирующей терроризм. Ну куда это уже годится? Поэтому этот акт нужно внимательно изучить, и конечно, вот этот акт, который примут в конце концов, потому что он прошел Конгресс, скорее всего подпишет господин президент Дональд Трамп…

Оксана Галькевич: У вас сомнений нет?

Александр Гусев: У меня нет сомнений, что он подпишет, потому что он человек управляемый все-таки, на него очень серьезное воздействие сейчас имеет политическая элита Соединенных Штатов. Собственно, это было и вчера, и позавчера, не только сейчас. Этот акт подпишут. Что называется, там есть очень серьезные ограничения, которые могут последовать в самое ближайшее время. Поэтому остановить этот процесс сейчас будет достаточно сложно.

Виталий Млечин: А как это сочетается с саммитом, который недавно прошел? Путин и Трамп встретились, Трамп пригласил Путина в Вашингтон, все были довольны, судя по всему, по крайней мере демонстрировали это, но недолго.

Александр Гусев: Вы знаете, есть хорошее выражение нашего президента: «Мухи отдельно, котлеты отдельно». Вот встреча – она как бы отдельно, а санкции – отдельно.

Виталий Млечин: Так а разве не об этом разговаривали два президента?

Александр Гусев: Ну конечно, они разговаривали…

Оксана Галькевич: Да, просто кажется, что саммит – это же не чаепитие.

Виталий Млечин: Встретились, поболтали.

Оксана Галькевич: Рыбалка в Финляндии хорошая.

Александр Гусев: Вспомните, о чем договорились. Да, господин Дональд Трамп на пресс-конференции, уважаемый человек, президент великой державы Соединенных Штатов, сказал: «Вы знаете, да, я, наверное, соглашусь с Владимиром Путиным, что никакого вмешательства в выборы в Соединенных Штатах, в выборы президента не было». На следующий день господин Трамп говорит: «Вы знаете, я должен признать свою ошибку: скорее всего, вмешательство было». Понимаете, так и здесь. Вроде, казалось бы, договорились о чем-то, проговорили 3.5 часа, конечно, за закрытыми дверями, о чем там договорились, нам неизвестно. Но ничего, собственно, не произошло после этой встречи.

Виталий Млечин: То есть можно было и не встречаться?

Александр Гусев: Ну встречаться нужно всегда, потому что эти встречи все-таки позволяют посмотреть в глаза, хотя по большому счету встреча на высшем уровне, там в глазах определить достаточно сложно, потому что президент Соединенных Штатов и бывший президент – это фигура в значительной степени зависимая, ка показывает опыт прошедшего времени с момента вступления господина Трампа на престол, как мы говорим, он человек зависимый, зависимый от политической элиты.

Оксана Галькевич: Первый раз слышу, чтобы в отношении президента Соединенных Штатов говорили «взошел на престол», обычно в отношении президентов других государств используются такие.

Александр Гусев: Ну великой державы, это надо признать. Но тем не менее я должен отметить, что для нас, конечно, это сложно, но выстраивать отношения необходимо, встречаться необходимо при любом раскладе, какие бы акты они ни принимали, какие бы санкции ни вводили, все-таки встречи на высшем уровне позволяют по крайней мере сверить часы, по крайней мере понять, что там у них еще в загашнике.

Оксана Галькевич: Александр Анатольевич, у нас интерактивный формат программы, нам звонят и пишут телезрители. Давайте послушаем Игоря из Ярославля. Игорь, здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Игорь.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Слушаем вас.

Зритель: Вот у меня такой вопрос. Недавно встречался наш Владимир Владимирович Путин с президентом США Трампом. После этого я просто по какому-то каналу услышал, что Россия возобновила поставки космических двигателей им туда, в Америку, а они опять нам вводят санкции.

Оксана Галькевич: Так.

Зритель: Ну и вопрос – зачем нам тогда им поставлять?

Оксана Галькевич: «Зачем нам им поставлять?» Высокие технологии.

Александр Гусев: Хороший вопрос, да. Речь идет о так называемых двигателях РД-180 и РД-181, договор подписан до 2025 года с американцами, мы согласно этому договору поставляем ракетные двигатели для ракет, которые производятся в Соединенных Штатах. У них двигателей подобного рода нет. Да, в качестве контрмеры, конечно, рассматривается расторжение этого контракта, но в таком случае мы должны будем заплатить неустойку, это мы тоже должны понимать, достаточно серьезную, это во-первых. Ну а если уж пошло зуб за зуб, что называется, то, наверное, возможно, если будет разрыв дипломатических отношений, о чем они говорят, если будет прекращение торговли вообще, торгово-экономических отношений, тогда, наверное, и эти двигатели попадут под ограничительные меры со стороны Российской Федерации. Тогда мы прекратим взаимодействие по поставкам двигателей, наверное, так сказать, уже у нас не будут работать на МКС представители Соединенных Штатов.

Оксана Галькевич: Ну это, конечно, такой возврат в прошлое, на самом деле, такой откат в отношениях…

Виталий Млечин: Ну вот дойдет до этого, как вы считаете? Потому что это, казалось бы…

Оксана Галькевич: Это кажется безумием.

Виталий Млечин: Казалось бы, это уже действительно за той гранью допустимого. Понятно, ввести какие-то ограничения, банки, против физических лиц, то одно, а действительно понизить уровень дипломатических отношений, прекратить торговлю, такую просто стену опять возвести… Даже Советский Союз, в общем, с Соединенными Штатами торговал, чего уж там, и посольства были.

Оксана Галькевич: Это же не мы предлагаем прекратить дипотношения.

Александр Гусев: Нет, нам-то предлагают, нам выкручивают руки. Мы должны дать гарантии американцам, они же попросили сейчас… Вот те санкции, второй пакет...

Оксана Галькевич: Даже не попросили, а потребовали.

Александр Гусев: Да, даже потребовали: «Вы дайте нам гарантию, что вы не будете применять биологическое и химическое оружие не только в отношении своих граждан». Потому что первый вариант или первый пакет, который они ввели, – это по отравлению господ Скрипалей в Солсбери, в Великобритании. Какие гарантии, уважаемые господа? Вы нам дайте материалы, Россия там абсолютно ни при чем, вы допустите нас к этим материалам, мы вместе с вами разберемся, чей «Новичок», кто отравил и так далее. Но нас же не допускают к этим материалам, говорят: «Россия виновата», – извините меня, что значит «Россия виновата» и «Дайте нам гарантии»? Вы нам гарантии давали о том, что вы продвинете к нашим границам Североатлантический блок? Да, давали гарантии, но не письменные, на словах. И что мы видим на самом деле? Поэтому какие к черту гарантии? Никаких гарантий не будет.

Виталий Млечин: А может, наоборот, может, дадим гарантии? Зачем нам применять биологическое оружие?

Александр Гусев: Биологическое и химическое оружие запрещено, мы подписали…

Виталий Млечин: Ну так вот, может, и дадим как раз гарантии и успокоимся на этом?

Александр Гусев: Да нет, ну какие гарантии?

Оксана Галькевич: Видимо, на словах…

Александр Гусев: И что, вы полагаете, что далее за этими гарантиями не последует еще целый ряд шагов?

Виталий Млечин: Так если мы не собираемся и так применять биологическое и химическое оружие…

Александр Гусев: Так оно запрещено вообще, какие гарантии? Это уже нонсенс, это коллизия юридическая. Поэтому есть соответствующий закон о запрещении применения биологического и химического оружия, мы уничтожили все, у нас нет биологического и химического оружия, все уничтожено, и в Сирии тоже, о чем постоянно говорят. Вы у себя разберитесь.

Оксана Галькевич: У нас есть еще один звонок, на этот раз из Липецка. Владимир на связи с нами. Владимир, здравствуйте, говорите, пожалуйста.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Владимир.

Зритель: Добрый вечер, спасибо. Я полагаю, что это просто похоже на цирк. Есть ведь мировые правительства, точнее мировые кланы, которые борются друг с другом. Иногда они друг другу помогают. Сейчас идет просто промывание мозгов, и с одной, и с другой стороны выгодна вот эта конфронтация, потому что ничего не предвещало, абсолютно ничего не предвещало этих санкций, но нужно помочь. Немножко здесь у нас ситуация накаляется с пенсионной реформой, здесь вброс вот этот, якобы экономическая война, так же и мы им в чем-то помогаем, Трамп Путину, Путин Трампу, помогли со Скрипалями, Мэй помогла перед выборами. Поэтому не кажется ли вам, что это все…

Просто уже надоело на это смотреть, это никакая не экономика, сплошная политика. Потому что у нас меняют по всему городу бордюры и тротуарную плитку, а ее 2 года назад поменяли, она хорошая, миллиарды закапывают, старикам жалеют. При сверхдоходах хотят за счет тех людей, которые будут работать до 65, повысить пенсии, то есть при сверхдоходах жалко старику добавить копейку, нашим отцам и матерям. Уже просто надоело на это смотреть.

Виталий Млечин: Да, Владимир, спасибо вам большое.

Оксана Галькевич: Владимир, мы так немножко все вместе, все в одну кучу, что называется. Ну как прокомментируете звонок нашего телезрителя?

Александр Гусев: Ну проблемы… Тут, конечно, есть и внутренние проблемы, особенно законопроект о пенсионной реформе, который, конечно, основная часть граждан России, я полагаю, не поддерживает. Но он прошел пока первое чтение, там дальше посмотрим, как будут развиваться события. Я полагаю, что он поднял очень сложные вопросы на самом деле, с одной стороны; с другой стороны, достаточно простые, и я полагаю, что и правительство, и президент скажут еще последнее слово в отношении пенсионной реформы. Конечно, это не дело, повышать на 8 лет пенсионный возраст для женщин и на 5 лет для мужчин.

Оксана Галькевич: Ну или так резко, прямо со следующего года.

Александр Гусев: Да. Но, собственно, вопрос касается другого. Он заговорил о клановой системе. Наверное, это где-то существует в целом, но я полагаю, что, конечно, Соединенные Штаты… Почему они так давят на Россию? Потому что Россия, конечно, постепенно-постепенно укрепляет свои позиции в политической, в экономической, даже больше в политической и военной, чем в экономической, экономически мы…

Оксана Галькевич: Так вот в том-то и дело, Александр Анатольевич, я прошу прощения, что в экономическом смысле мы не так сильны, понимаете, и у нас кроме как внутренних ресурсов, если мы построим вокруг себя стену, про которую говорит Виталий, возможностей на что-то опереться больше не будет, и люди нам об этом пишут. На санкции Соединенных Штатов мы чем ответим? Повышением космическим цен на продукты и прочие товары внутри страны? Обложим всех налогами? Нам тяжело придется.

Александр Гусев: Нет, на самом деле вопрос очень интересный. Понимаете, он увязал две составные части – санкции Соединенных Штатов и пенсионную реформу. Казалось бы, ведь так думает достаточно много людей. То есть как мы будем противостоять этим санкциям? Мы же должны увеличивать доходную часть бюджета. А за счет чего? Американцы нас давят, вводят ограничения, сейчас, естественно, проблемы, связанные с поставками природного газа в Европу, возникнут, потому что американцы сжиженный газ повезли в Европу. Большие сложности, естественно, и не скажется ли это на наших пенсионерах и малоимущих, не будет ли государство в лице правительства и президента решать вот эти вопросы за счет населения, понимаете? Вопрос-то он задал очень серьезный.

Оксана Галькевич: Да.

Александр Гусев: Да. И мне кажется, что многие россияне увязывают эти два процесса. Но экономически да, для нас, конечно, сложно, мы теряем. Несмотря на то, что Соединенные Штаты… Ну вот посмотрим сейчас, как Европейский союз на ближайшем саммите, поддержит он американские санкции или нет. Они уже пролонгировали до 31 января тот пакет санкций, который был введен странами Европейского союза, он действует до 31 января 2019 года, поэтому…

Виталий Млечин: Успеем еще выслушать Юрия из Тулы, у нас осталась всего минутка. Юрий, здравствуйте, вы в эфире, говорите, пожалуйста.

Зритель: Добрый вечер, студия.

Виталий Млечин: Да, говорите, пожалуйста.

Зритель: Александр, не кажется ли вам, что в 1960-1970-е гг. мы жили под такими мелкими санкциями, потому что нефть стоила 10-15 долларов, мы жили за счет всех предприятий, сельского хозяйства, заводов и за счет валютного цеха страны, Колымы. Но сегодня у нас этого нет. Нужно было поднимать еще в 2000-х гг. не только сельское хозяйство, но предприятия и заводы, подымать…

Виталий Млечин: Да, Юрий, ваша мысль ясна, спасибо вам большое.

Оксана Галькевич: Юрий, спасибо, очень мало времени.

Виталий Млечин: Действительно мысль-то…

Александр Гусев: Да, я согласен с Юрием, что, конечно, необходимо сейчас поддержать нашего как мы говорим товаропроизводителя, хотя по большому счету мне очень не нравится этот термин «товаропроизводитель» – поддержать нашу промышленность и сельское хозяйство. Конечно, нужно создавать предприятия, конечно…

Оксана Галькевич: Александр Анатольевич, это получается развивать наконец страну, заниматься своим домом.

Александр Гусев: Развивать страну, конечно.

Оксана Галькевич: Спасибо большое.

Виталий Млечин: Спасибо.

Оксана Галькевич: К сожалению, время истекло. Александр Гусев, директор Института стратегического планирования и прогнозирования, доктор политических наук, профессор был у нас в студии. Очень интересно было, спасибо большое.

Александр Гусев: Спасибо вам.

Виталий Млечин: Мы скоро вернемся.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Новый пакет антироссийских санкций
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты