Александр Гусев: Влияние Владимира Путина как политика и лидера страны распространяется не только на суверенную территорию России. И этого американцы боятся

Гости
Александр Гусев
директор Института стратегического планирования и прогнозирования, профессор, доктор политических наук

Виталий Млечин: Нам пора начинать обсуждать наши темы, которые мы вам объявили. И начинаем с антироссийских санкций. Конгресс США опубликовал законопроект с новыми ограничительными мерами против нашей страны. Его авторы хотят запретить американским инвесторам вкладываться в российский госдолг, а также в наши газовые проекты за рубежом и нефтяные внутри страны.

Тамара Шорникова: Санкции могут грозить и российским банкам. Кроме того, конгрессмены потребовали от разведки, чтобы та раскрыла доходы Владимира Путина. Чем все это нам грозит, давайте разбираться.

У нас в гостях Александр Анатольевич Гусев, директор Института стратегического планирования и прогнозирования, профессор и доктор политических наук. Здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Александр Анатольевич.

Александр Гусев: Добрый вечер.

Виталий Млечин: Если американская разведка рассекретит доходы президента Путина, чем нам это грозит?

Александр Гусев: Нам это абсолютно ничем не грозит, но вряд ли они это сделают, потому что у него есть уровень заработной платы, который, собственно, ни для кого не является секретом. А какие еще могут быть дополнительные премии, дотации у президента Российской Федерации? Заработная плата…

Виталий Млечин: А почему заинтересовались вообще этим вопросом?

Тамара Шорникова: А цель вот такого подробного интереса?

Александр Гусев: А вот это другая сторона вопроса. Конечно, влияние Владимира Путина как мирового политика, как лидера страны, мне кажется, распространяется не только на суверенную, независимую территорию Российской Федерации, и этого американцы боятся, вот и вся недолгая, как мы говорим. Поэтому они заинтересовались сначала окружением президента России, а сейчас вот пытаются, собственно, что называется, заставили уже свои спецслужбы добыть необходимые материалы, для того чтобы понять, насколько велики доходы президента Российской Федерации.

Тамара Шорникова: К телезрителям сейчас обратимся…

Виталий Млечин: …знаете ли вы, сколько зарабатывает Владимир Путин?

Тамара Шорникова: Это во-первых. Во-вторых, следите ли вы за антироссийскими санкциями, читаете ли информацию, пугает ли вас эта информация? Или вы относитесь к ней равнодушно, потому что это никак не влияет, по вашему мнению, на вашу жизнь? Позвоните нам или расскажите все в SMS, мы обязательно прочитаем, ваше мнение узнаем.

Виталий Млечин: Александр Анатольевич, а как вы считаете, влияют санкции все-таки на нашу жизнь?

Александр Гусев: Вы знаете, я не согласен с основной частью экспертного сообщества, которая наивно полагает, что санкции не влияют. Вот я убежден, что санкции влияют, но санкции – это улица, что называется, с двусторонним движением. Санкции влияют и на те страны, в отношении которых производятся эти действия, и конечно, они сказываются на тех странах, которые вводят эти санкции. Поэтому если говорить об американских санкциях в отношении нашей страны, конечно, они сказываются на Соединенных Штатах и в первую очередь на нашей стране.

Кстати, я должен отметить, что 21 марта этого года будет ровно 5 лет, как американцы ввели санкции в отношении нашей страны по так называемой аннексии Крыма, то есть будет 5 лет. Естественно, все сейчас озадачены тем, я имею в виду научное сообщество, экспертное сообщество, собственно, каковы объемы потери от действия санкций, настолько ли они велики. И европейские институты, и американские институты уже посчитали. Но здесь, что называется, среднепотолочное, потому что одни утверждают, что Россия потеряла 350 миллиардов, вторые считают, что 250; наши специалисты говорят, что это значительно ниже, где-то в пределах 50 миллиардов долларов. Но истина, как правило, лежит где-то посередине.

Виталий Млечин: Но это в любом случае немаленькое число, что уж.

Александр Гусев: Это, конечно, немаленькая сумма, но ведь здесь нужно учитывать еще и так называемые прямые действия от санкций, прямые потери, но и косвенные потери, опосредованные, упущенную выгоду от введения санкций, потому что это тоже достаточно большие, внушительные суммы, которые потеряла наша страна. Но вы знаете, американцы когда… Кстати, в 2018 году они 10 раз вводили санкции в отношении нашей страны, поэтому те санкции, которые сейчас обнародованы на сайте Конгресса Соединенных Штатов, собственно, являются продолжением общей песни, второй акт Марлезонского балета. Поэтому здесь, как говорится, ничего страшного для нас нет, они идут по проторенной дорожке, но самое главное заключается в том, что для Соединенных Штатов с их так называемой экономикой, с колоссальным государственным долгом это, конечно, что называется, из пушки по воробьям. Для них это влияние имеет очень небольшое, для нас более существенное.

Но здесь есть очень важный аспект, заключающийся в том, что Европа, с которой мы торгуем в достаточно больших объемах, с Соединенными Штатами у нас торговый оборот небольшой, он чуть превышает 30 миллиардов долларов, это в 10 раз меньше, чем торговый оборот со странами Европейского союза. Но я должен здесь отметить, что мы торгуем не с Европейским союзом, а с каждой европейской страной в отдельности. Так вот опосредованное влияние американских санкций заключается в том, что прямое действие может быть не очень большим, вы абсолютно правы, когда заговорили о запрещении операций с государственным долгом, об СПГ. Но вот европейские политики, лидеры европейских стран, прежде всего стран Европейского союза, фактически выступают как сателлиты Соединенных Штатов, и за американскими санкциями, я абсолютно убежден, последуют и европейские санкции. Сейчас они пролонгированы до 31 июня 2019 года. У нас торговый оборот больше 300 миллиардов евро со странами Европейского союза, вот здесь, конечно, потери достаточно большие.

А американцы убивают двух зайцев одним выстрелом, как мы говорим, то есть они, конечно, сдерживают Россию экономически прежде всего этим санкционным давлением, но они влияют и на Европу, показывая им, грозя пальчиком: вот это делать можно, а этого делать нельзя. Понятно, что мы торгуем, торгуем в достаточно больших объемах и углеводородным сырьем, и металлом, и химическим оборудованием, и так далее. Поэтому, конечно, с Европой у нас будут достаточно большие в этом отношении издержки.

Виталий Млечин: Вот мы сейчас подошли к главному вопросу, насколько это серьезные санкции, насколько они добавят в общую картину, то есть насколько изменится наша жизнь в худшую сторону.

Александр Гусев: Вы знаете, американцы не так глупы, как кажутся на первый взгляд. Там сидят умные люди в Министерстве финансов Соединенных Штатов, которые, собственно, и придумывают все эти санкции в отношении нашей страны. Конгресс, конгрессмены поддерживают, Трамп подписывает, и они идут такими, знаете, точечными шагами, последовательно они идут. Казалось бы, вот эти санкции, которые сейчас будут введены, скорее всего, будут введены через 90 дней, потому что там есть период, после одобрения Конгрессом должен подписать президент, они касаются запрещения операций с государственным долгом Российской Федерации. Вроде, казалось бы, серьезное дело. Но вы знаете, на фоне профицитного нашего бюджета, то есть мы не заимствуем больших денег на самом деле, у нас профицитный бюджет.

С другой стороны, у нас небольшие объемы суверенного государственного долга. Он, правда, исчисляется объемами в 530 миллиардов долларов, для человека если представить, это достаточно много, но с точки зрения государственной экономической финансовой системы это не очень много по сравнению с государственным долгом Соединенных Штатов, тут даже сравнивать, что называется, нечего. Но дело в том, что на руках… Что такое суверенный государственный долг? На нем, как правило, играют спекулянты, то есть Центральный банк, правительство выпускает облигации. Так вот объем этих облигаций в целом у иностранных инвесторов – американских, английских, французских – сегодня примерно на 5 миллиардов долларов, даже в масштабах нашей страны эта сумма небольшая, поэтому они никак не могут своими манипуляциями привести к дефолту, привести к каким-то серьезным подвижкам внутри экономики нашей страны. Это несущественно.

Но это касается и тех инвестиций, которые российские предприниматели и бизнесы вкладывают в СПГ, в сжиженный природный газ. Здесь мы с американцами прямые конкуренты, потому что они, конечно, заинтересованы в том, чтобы мы не развивали эту отрасль и, конечно, не торговали ни с Южной Кореей, ни с Китаем, ни со странами Европейского союза. Здесь прямая конкуренция, американцы заинтересовались в том, чтобы везти сжиженный природный газ в Европу, фактически заместив здесь Россию. Что касается…

Тамара Шорникова: Но о каких проектах идет речь? Ведь это проекты за рубежом, но это не касается того же северного…

Александр Гусев: Нет-нет, это проекты за рубежом, там есть определенные ограничения в 1 миллион долларов, то есть они опустились даже до этой низкой планки, или 5 миллионов долларов в течение года. Вот они будут накладывать санкции в отношении тех бизнесменов, которые будут участвовать в финансировании инвестиционных проектов по СПГ за пределами нашей страны. Но вот здесь есть очень важное…

Почему я говорю, что американцы действуют абсолютно последовательно? Конкретно в отношении государства у них, что называется, руки коротки, а вот есть… Ведь санкции объявляются американцами в отношении нашей экономики, в отношении Российской Федерации, то есть юридических и физических лиц. Вот здесь самое страшное, мне кажется, самое тяжелое заключается в том, что физические лица, грубо говоря, наши бизнесмены, в том числе и крупный бизнес, очень уязвимы с точки зрения действия американских санкций. Если государство может себя защитить, применяя различные механизмы защиты, то вот человек не всегда может себя защитить. И зачастую, как показывает опыт «Русала» по итогам 2018 года, господин Дерипаска не смог защитить свой бизнес фактически, потому что уровень капитализации «Русала» практически упал в 2 раза за счет санкций, которые были введены 5 апреля 2018 года.

И я вот здесь очень опасаюсь, что американцы в течение 2019-го и 2020-го гг., а в 2020 году выборы, они же опять нас сейчас упрекнут в том, что мы вмешиваемся в очередные американские выборы президента, что кибератаки со стороны российских хакеров, да они придумают там все что угодно, Скрипаля там нашли, еще что-то, правда, немножко сейчас все заглохло, но 2019-й и 2020-й гг. пройдут под эгидой предстоящих американских выборов, и уж Россию точно обвинят в том, что она уже вмешивается в американские выборы, и санкции будут пролонгированы.

Виталий Млечин: То есть эти санкции еще не последние? Еще что-нибудь увидим?

Александр Гусев: Ну что вы, что вы, последние! Я вам говорю, 10 раз в течение 2018 года американцы вводили санкции в отношении нашей страны. Я думаю, что 10, а может быть, и 15 раз они будут вводить санкции в отношении России в течение этого года.

Виталий Млечин: Понятно.

Давайте узнаем, что думает Василий из Ханты-Мансийского автономного округа. Василий, здравствуйте, вы в эфире.

Зритель: Добрый вечер, уважаемая студия, добрый вечер, Александр, по-моему, эксперта зовут…

Виталий Млечин: Александр Анатольевич Гусев.

Александр Гусев: Да.

Зритель: Значит, во-первых, коротко, я буду краток. Я хотел поблагодарить редакцию вашего канала и грамотных, квалифицированных ведущих, которые доводят до нас правдивую информацию о событиях как в стране, так и за рубежом.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Зритель: И я абсолютно согласен с вашим экспертом, что косвенное влияние санкций гораздо более внушительное, чем прямое, это первое. Второе: я хотел задать вопрос Александру, что наше государство реально делает, для того чтобы нейтрализовать вот эти санкции в том смысле, что делает, чтобы поддержать наш тот же малый и средний бизнес реально? Потому что это единственный, пожалуй, способ избежать вот этого вредного влияния санкций. Спасибо.

Виталий Млечин: Понятно. Прежде чем мы ответим, вам вопрос: Василий, а какой вы на себе эффект от санкций чувствуете?

Зритель: Прямой, как и все. Дело в том, что когда мы приходим в магазин, мы видим повышение цен на те же продукты и так далее. Вот эти импортные товары, которые мы берем, те же лодочные моторы, без которых мы, фактически на острове здесь у нас, не можем обойтись, а отечественный товар оставляет желать лучшего. А поскольку конкуренции сейчас нет, то есть можно запретить ввоз товаров в результате, как говорится, антисанкционных мер, к нам ввозить, значит, исчезнет конкуренция, значит, наш производитель будет производить любые товары, которые мы будем покупать.

Тамара Шорникова: Вынуждено, понятно.

Виталий Млечин: Понятно. Спасибо вам большое. Ну вот санкции, соответственно, антисанкции…

Александр Гусев: Ну конечно, санкции влияют на жизнь наших граждан, наших людей, это мы ощущаем на себе, ходя в магазин.

Виталий Млечин: Нет, вопрос, что делает наше правительство.

Тамара Шорникова: Про малый и средний бизнес.

Александр Гусев: Я понимаю, да-да, вот я отвечаю на этот вопрос. Что наше государство делает? Понимаете, самое главное в этой ситуации – это защитить наших граждан, вот это самое главное. Но к большому сожалению я должен отметить, что наши чиновники, наше правительство прежде всего делают недостаточно, для того чтобы защитить наших граждан. Санкционное давление, которое оказывают страны Запада во главе с Соединенными Штатами, конечно, влияет в целом не на каждого гражданина в отдельности, а в целом на экономическую, финансовую систему нашей страны. И санкции будут ужесточаться.

Вот как защитить конкретного человека? Вот здесь, мне кажется, существует определенная диспропорция в том, что действует извне в отношении нашей страны, как действует наше правительство по отношению к нашим гражданам. Вот здесь есть диспропорция, которая заключается в том, что, к большому сожалению, наше руководство сегодняшнее, нынешнее руководство во главе с я не побоюсь этого слова президентом, и с правительством недостаточно делает, для того чтобы не только поднять благосостояние наших граждан, но и стабилизировать хотя бы то состояние, которое было 5-6 лет тому назад, по уровню заработной платы, по покупательной способности населения.

Конечно, сложно, я понимаю, что очень сложно противостоять этим санкциям, тем более что я уже об этом говорил, что есть прямые и косвенные санкции в отношении нашей страны. Давление большое, оно, может быть, не смертельное для нас в целом, но давление большое, это ощущают, я абсолютно согласен с Василием, в любой точке нашей страны. Самое главное сейчас для того, чтобы обеспечить социально-экономическое развитие нашей страны, конечно, предлагают заменить импортозамещение, увеличить объемы производства внутри страны. Но все эти вещи взаимосвязаны, понимаете? Поэтому когда мы говорим, что санкции будут продлены, когда санкции вводят чуть ли не ежемесячно, естественно, мы должны к ним как-то приспосабливаться. Вот приспосабливаемся достаточно плохо.

Виталий Млечин: Узнаем мнение Валерия из Нижегородской области. Валерий, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер, уважаемая студия, уважаемый эксперт. Я простой сельский житель, и как бы глядя на это все прямо изнутри нашего, скажем так, колхоза, могу выделить следующих три момента основных при вводе американских санкций. Первое: мне кажется, что американцам даже нужно сказать «спасибо» за то, что они предоставили нам возможность для освоения альтернативных рынков поставок и рынков сбыта. Второе: эти же самые санкции толкают нашу страну прямо с неимоверной силой на увеличение своего производства, своей конкурентоспособности опять же.

И третье: если мы найдем возможность, как правильно уважаемый эксперт сказал, импортозамещения на основании тех ресурсов, которые на данный момент имеются в нашей стране, это будет не завтра, возможно, не послезавтра, но к этому нужно стремиться, чиновники наши, возможно, скажем так, федеральные, на федеральном уровне где-то и спускают указания, предписания, но на местном, региональном уровне это практически не ра-бо-та-ет, нет системы контроля. То есть Путин в недавнем послании Законодательному собранию, Федеральному собранию, всем нижестоящим чиновникам дал прямые указания, ссылаясь на тяжелейшие последствия этих санкций. Но понимаете в чем дело? Они послушать-то послушали, а контрольных, скажем так, ведомств за исполнением его указаний нет, на местах именно нет.

Виталий Млечин: Понятно. Валерий, а скажите, пожалуйста, санкциям вот уже 5 лет скоро будет, – сильно мы за эти 5 лет нарастили свой потенциал экспортный, импортозамещение? Мы больших результатов добились, как вы считаете, за 5 лет?

Зритель: Вот я вам про что и говорю: минимальных, минимальных! За 5 лет… За советскую пятилетку строилось по 1-1.5 тысячи заводов, мы со скрипом построили 3: здесь затормозилось, там зависло, тут недостаточно, там не дошло. Пока денежки шли до непосредственно объекта, тот, что был построен, 77% дошло, а 23% по дороге растерялось. Вот наша безалаберность!

Виталий Млечин: Понятно. Валерий, спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Виталий Млечин: Когда только вот это все началось, действительно уже без малого 5 лет, многие говорили, как Валерий сейчас, что надо сказать американцам «спасибо», мы сейчас начнем импортозамещать, мы сейчас разовьем свое производство, у нас вообще все будет здорово. Вот почти 5 лет, почему не смогли мы этого добиться?

Александр Гусев: Я не соглашусь с Валерием, все-таки я не стал бы благодарить американцев за то, что они ввели санкции, – кстати, не только американцев, что они ввели санкции и вводят их систематически. Конечно, достаточно большие потери. Наверное, мы могли бы развиваться гораздо лучше, если бы не было этих санкций, при вдумчивости, при логичном, конструктивном подходе наших федеральных чиновников, опять же правительства по отношению к нашим гражданам и к нашей экономической и финансовой системе, Центрального банка.

Конечно, в этой ситуации самое важное сейчас, мне кажется, инвестиции в технологии. Вот мы, к большому сожалению, действительно здесь я с Валерием соглашусь, что мы практически строим очень мало предприятий, мы пользуемся тем накопленным опытом советского периода, хотя износ достаточно большой средств производства в нашей стране, тех предприятий, которые были построены еще в советское время.

Поэтому для нас, конечно, нужно сейчас активизировать деятельность по поиску внутренних резервов, по привлечению новых технологий. Но здесь опять американцы ведь нам ставят палки в колеса. Мы занимаемся поиском новых рынков, да, мы выходим в страны Юго-Восточной Азии, мы достаточно активно торгуем с Китаем, с Индией, со странами Ближнего Востока, со странами Латинской Америки. Но американцы и здесь нам пытаются вставить палки в колеса.

Виталий Млечин: Александр Анатольевич, знаете, у нас всего минутка осталась, давайте резюмировать. Я хотел бы вам задать вот такой вопрос. Это вот теперь всегда так будет, мы уже теперь никогда с американцами не сможем поладить и все-таки как-то назад отмотать, попробовать отношения наладить, эти все санкции отменить и как-то все-таки жить в мире?

Александр Гусев: Я, в общем, искренне надеюсь, что, наверное, настало время уже выстраивать деловые отношения, конструктивные отношения с Соединенными Штатами. Это касается экономики, политики, гуманитарной сферы. Да, это сложно сделать, да, это непросто, но извините, нам и голова дана, для того чтобы выстраивать, находить компромисс, понимаете, в отношениях. Если мы пойдем по пути жесткой конфронтации, жесточайшей конфронтации, мне кажется, это неправильный путь. Поэтому…

Санкции, конечно, будут продолжаться, это нужно себе хорошо представлять, нужно найти противоядие, искать постоянно, я уже об этом говорил: и импортозамещение, и развитие новых технологий, и развитие собственных производств, уделять внимания больше этому. Но мир сложен, противоречив, прагматичен, а мы не ведем себя прагматично пока, вот это самое главное. Поэтому здесь национальные интересы должны стоять прежде всего, когда мы говорим о позиции наших чиновников, о позиции наших бизнесменов, национальные интересы должны стоять превыше личностных интересов. Вот этого пока мы не замечаем.

Виталий Млечин: Да. Как бы этого добиться…

Спасибо вам большое. У нас в гостях был директор Института стратегического планирования и прогнозирования, профессор, доктор политических наук Александр Гусев. Мы говорили об антироссийских санкциях. Вернемся через пару минут.

Тамара Шорникова: Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

О новых санкциях

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты