Александр Каючкин: Несмотря на то, что мы пытаемся перейти на цифровую экономику, по факту торговля, ритейл – это самое популярное направление

Гости
Александр Каючкин
руководитель проекта Rabota.ru

Не работа, а мечта. Интернет-ресурс «Работа.ру» провел исследования, каковы наши требования при трудоустройстве. Как ни странно, но в первую очередь соискатели рассчитывают не на высокий доход, а именно на стабильность предприятия. Почему мы при поиске места стали руководствоваться лозунгом Ленина «лучше меньше, да лучше»? Почему работодатели перестали требовать диплом о высшем образовании, а чаще обращают внимание на опыт соискателя?

Александр Денисов: «Не работа, а мечта». Сегодня поговорим о требованиях, которые мы предъявляем при трудоустройстве. Что в цене в первую очередь? Ну, казалось бы, очевидно – зарплата побольше.

Анастасия Сорокина: Ну, на самом деле главное требование россиян к работе мечты – это стабильность, ее выбирают 76% опрошенных россиян. Чуть меньше россиян предпочитают высокую зарплату, а для 73% важен дружный коллектив. На идеальной работе россияне также ожидают увидеть опытного и лояльного начальника – 56%. И рассчитают на удобное расположение офиса 54% опрошенных.

Александр Денисов: Что касается соцпакета – на него обращают внимание при трудоустройстве 44% соискателей. Еще меньше значат удобный график, возможность роста. Ну и на последнем месте в списке пожеланий интересные проекты.

Анастасия Сорокина: По данным Росстата, безопасных в нашей стране на данный момент 3 миллиона 700 тысяч человек. Меньше всего их в Москве и Петербурге, а также в Ямало-Ненецком и Ханты-Мансийском автономном округе и в Хабаровском крае. Больше всего безработных в республиках Северного Кавказа и в Республике Алтай.

Александр Денисов: Эту тему «Работа мечты» будем сегодня обсуждать вместе с вами. Подключайтесь, звоните, пишите. На ваших экранах телефон для связи со студией, там же номер для SMS-сообщений, ну и наши координаты в социальных сетях.

В студии у нас сегодня – Александр Каючкин, руководитель проекта Rabota.ru. Как раз ваша компания проводила это исследование. Честно говоря, мы были удивлены, что стабильность на первом месте. Хотя, может быть, это такая погрешность? Всего на 2%, чем высокая зарплата.

Александр Каючкин: Ну, на самом деле мне кажется, что здесь у многих россиян просто уже нет надежды на то, что зарплата может быть реально очень хорошей.

Александр Денисов: То есть 2% отчаялись?

Александр Каючкин: Да. И для них главное стабильность, потому что они понимают, что средние зарплаты в России на их позициях не очень высоки, поэтому это скорее такая утопия.

Александр Денисов: В данный момент правомерно ли вообще такое понятие «работа мечты»? Может быть, и не до жиру? Потому что где-то есть регионы, где вообще работа – уже мечта. Понимаете?

Анастасия Сорокина: Просто бы работу найти.

Александр Каючкин: Да. Ну, как говорится, надежда должна умирать последней всегда, поэтому мне кажется, что при всей существующей ситуации и сложностях, особенно в регионах, где действительно очень сложно бывает найти работу, нужно в это верить, нужно стремиться. Потому что если у тебя руки опустятся, то это уже все как бы, мне кажется, дальше уже некуда.

Анастасия Сорокина: Ну, сейчас вообще какие есть тенденции? Может быть, есть какой-то топ, рейтинг профессий, которые особенно пользуются спросом у соискателей?

Александр Каючкин: Смотрите, на самом деле вот эта статистика, которую мы привели, она такая усредненная. То есть можно сказать, что это средняя температура по больнице. Если копнуть глубже, то там начинаются очень интересные вещи, потому что… Опять же, если рассматривать не все население России, а какие-то определенные сегменты, то там факторы мотивации начинают быть очень разными, и часто они прямо полярно противоположные.

В частности, мы рассматривали отдельно сегмент молодых специалистов, студентов, выпускников вузов и их ожидания от работы. И там, конечно, все на самом деле не так, как отражается в статистике в среднем. То есть сейчас мы смотрели на цифры, и там, например, интересные проекты стояли на последнем месте. Так вот, для молодежи это на самом деле один из самых главных факторов, который их мотивирует. Поэтому здесь очень интересно рассматривать по сегментам.

По поводу популярных профессий. Тоже мы собирали статистику, на какие вакансии у нас больше откликаются, также делали это сегментарно. Если говорить в целом, естественно, примерно процентов восемьдесят приходится на массовые вакансии, которые часто не требуют практически никаких навыков на входе или к ним предъявляются очень мало требований…

Анастасия Сорокина: Ну, например, это какие профессии?

Александр Каючкин: Из этого сегмента самый популярный – это, естественно, торговля, продавцы, администраторы, менеджеры в магазины, в рестораны, официанты.

Александр Денисов: Больше всего вакансий таких?

Александр Каючкин: Это больше всего откликов на такие вакансии.

Александр Денисов: Больше всего желающих на такую работу?

Александр Каючкин: Да. Опять же, я бы не сказал, что это работа мечта. То есть это, скорее всего, та реальность, на которую люди готовы. И это говорит, наверное, о том еще, что у нас торговля, ритейл на самом деле очень развиты в стране. Несмотря на то, что сейчас мы все пытаемся перейти в цифровую экономику, по факту сейчас это самое популярное направление.

Анастасия Сорокина: Ну, давайте посмотрим, у нас есть опрос наших корреспондентов из Владивостока, Перми и Ярославля: «Что такое для вас работы мечты?» Вот такой у нас был опрос.

ОПРОС

Анастасия Сорокина: Слушайте, ну какие интересные, эмоциональные у нас попались опрашиваемые. Но вот ваша статистика говорит о том, что интересная работа как раз – это вообще последний пункт. То есть почти 20% только обращают внимание на то, что была интересная работа. Вот что для людей это? Такие интересные, кстати говоря, мысли. В буквальном смысле кажется, что люди хотят перевернуть вообще, что-то новое в своей жизни попробовать.

Александр Каючкин: Да, очень позитивный сюжет на самом деле. Видно, что люди мечтают действительно, что они даже фантазируют на эту тему. Но я думаю, что когда они находятся в контексте, когда их спрашивают… Ну, они находятся сейчас в поиске работе, и когда мы задаем конкретный вопрос: «Что для вас работа мечты, скажем так, без фантазий?» – то они уже начинают более трезво оценивать ситуацию, свои возможности, возможности рынка. Поэтому, наверное, в этом и есть разница – в контексте ситуации.

Александр Денисов: А мечты с реальностью состыковываются у нас? Или все-таки молодежь выходит – и завышенные ожидания? Как люди приспосабливаются к реальности? Год-два – и уходят?

Александр Каючкин: На самом деле это очень большая проблема, особенно связанная с молодежью, что ожидания очень сильно разнятся с реальностью, когда молодой человек после вуза или колледжа выходит на рынок труда. Мы тоже проводили опрос студентов на тему: «Как вы видите свою работу в первый год, второй и третий?» То есть в Москве, к примеру, студенты отвечают, что они хотят зарплату сразу от 50 тысяч рублей минимум, что это сразу будут какие-то интересные проекты, и на второй-третий год они получат руководящую должность. Конечно, это все…

Александр Денисов: А реальность какова?

Александр Каючкин: Реальность такова, что, во-первых, успешную карьеру за два-три года удается построить процентам десяти молодых людей. И здесь еще на самом деле очень большая проблема в том, что у нас образование очень сильно разорвано с рынком труда, с бизнесом. Мы в том числе занимаемся проектом «Учеба.ру», в рамках которого опрашиваем людей в процессе обучения, а что они вообще хотят получить от своего образования. И просто подавляющее большинство ответов на уровне, типа: «Ну вот, я сдал такие-то ЕГЭ и, соответственно, поступил на такой-то факультет».

И очень важная задача, мне кажется, социальная такая миссия и государства, и бизнеса – наводить мосты между образованием и бизнесом, чтобы люди в процессе выбора образования, выбора профессии понимали, зачем это им нужно, чтобы они понимали, что их стереотипы о будущей работе на самом деле ошибочные, а бизнес на самом деле устроен как-то по-другому.

Анастасия Сорокина: Даже можно переименовать – не «работа мечты», а «реальность мечты». Они разбиваются…

Александр Каючкин: Да, их нужно просто соединить. И на самом деле тогда уровень, мне кажется, в принципе, и выпускников, и уровень удовлетворения от своей работы на самом деле очень сильно может вырасти.

Александр Денисов: Знаете, когда (Настя, прости) я учился, журфак заканчивал, у нас каждый год была обязательная практика, и осенью нам выставляли оценку. Приносить нужно было статьи либо репортажи, смотря что ты сделал. И это каждый год. То есть каждое лето ты не мог этого избежать. И я заметил, что те мои однокурсники, которые постоянно эту практику проходили, они уже работу нашли. Пятый курс, а они уже были в штате. А кто как-то так формально к этому относился, ну, принес одну статейку из газеты, то у тех были сложности, и сложнее было устроиться. Молодежь сейчас внимательно относится к практике, к тому, что нужно летом не на курорт поехать, а все-таки попытаться куда-то устроиться, понять, определиться, что от тебя ждет рынок, твой работодатель? Пренебрегают этим или нет?

Александр Каючкин: Нет, на самом деле динамика очень положительная сейчас, потому что сейчас все больше компании понимают, что с потенциальными сотрудниками нужно работать не тогда, когда они уже ищут работу, а гораздо раньше, когда они еще выбирают профессию или учатся даже на младших курсах вузов и колледжей. И все больше студентов на самом деле не только летом ищут работу, как-то подрабатывают, но на самом деле в течение всего года. Опять же сейчас очень много компаний, все больше, я бы не сказал, что их прямо много, но все больше компаний уже сотрудничают с вузами, они открывают свои базовые кафедры. Их называют либо базовые, либо корпоративные кафедры.

Александр Денисов: Учебно-производственные такие программы, да.

Александр Каючкин: Да, когда студент уже во время учебы не просто делает дипломную или курсовую работу на какую-то абстрактную тему, а он реально решает какую-то задачу определенную, которую перед ним поставила компания. Но тем не менее сейчас, конечно, очень большой процент молодых людей, которые после вуза выходят на рынок труда абсолютно без опыта, типа: «Берите меня».

Александр Денисов: Давайте сразу назовем список профессий, так скажем, бесперспективных, где сложнее всего будет найти работу? По каким специальностям?

Александр Каючкин: Глобально сейчас, конечно же, такие общемировые тренды говорят о том, что сейчас массовые профессии будут все больше автоматизироваться. С одной стороны, это звучит как бы так немножко футуристично, потому что, глядя на российскую реальность, так не скажешь. Но на самом деле…

Александр Денисов: …можно ошибиться.

Александр Каючкин: …эта реальность гораздо ближе, чем мы думаем, да. И вот эта автоматизация глобальная – естественно, это не будут ходить какие-то роботы, а это будет просто автоматизированные системы доставки, торговли. Ритейл на самом деле движется к тому, чтобы убрать продавцов из фронт-офиса и заменить их на какие-то терминалы. Все глобальные операторы рынка перевозок стремятся к тому, чтобы заменить водителей на беспилотные автомобили.

Александр Денисов: Ну давайте конкретно – бессмысленные, бесперспективные профессии и перспективные? Давайте так.

Александр Каючкин: Ну, перспективные – это, естественно, IT в первую очередь, то есть все, что связано…

Александр Денисов: …с программированием.

Александр Каючкин: …с инновациями, с разработкой. И тут на самом деле тоже уже требования очень сильно повышаются. То есть никому не нужны просто программисты, а нужны специалисты, которые будут специализироваться в какой-то определенной сфере. У них должен быть опыт анализа данных. Я думаю, что будут очень востребованными профессии, которые где-то на стыке, например, культуры и общества, потому что на самом деле запрос у людей растет на то, чтобы как-то приятно проводить досуг, организовывать свою жизнь. Уровень комфорта на самом деле тоже в больших городах растет.

Александр Денисов: Ну, есть такая профессия – критики театральные и прочие. Вы это имеете в виду?

Александр Каючкин: Ну, даже не это. Опять же условно – продюсеры и кураторы каких-то программ, направлений, которые делают жизнь людей лучше. Опять же профессии, связанные со здоровьем людей, с медициной. То есть это очень перспективная вообще история, в нее вкладываются.

Александр Денисов: То есть врачи?

Александр Каючкин: Это даже не столько врачи, а сколько исследователи новых каких-то направлений.

Александр Денисов: Ученые?

Александр Каючкин: Да. Биоинженерия, биоинформатика. Ну, это, конечно, такая очень узкая и сложная область, как бы массово туда люди не идут. Но тем не менее, если молодой человек выберет эту профессию, у него на пути возникнет, я уверен, масса сложностей, но тем не менее перспективы очень большие.

Александр Денисов: Александр, давайте звонки примем и потом про бесперспективные поговорим.

Анастасия Сорокина: Да. К нам дозвонился Александр (сегодня одни Александры меня окружают) из Новосибирской области. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Я могу говорить?

Анастасия Сорокина: Да-да-да, мы вас слушаем.

Зритель: Я прошу вашего гостя прокомментировать одно. Средняя зарплата в России – 43 с лишним тысячи рублей. Медианная зарплата – наши специалисты говорят, что 25. Но предложение по работе в основном – 15 тысяч. Будьте добры, прокомментируйте, пожалуйста.

Александр Денисов: Спасибо.

Александр Каючкин: Ну, смотрите. Вопрос с подковыркой, да. На самом деле интересно, откуда статистика. Во-вторых, часто, например, мы тоже сталкиваемся…

Александр Денисов: Ну, про среднюю и медианную – это распространено. А вот про 15 тысяч?

Александр Каючкин: Да, мы сталкиваемся тоже с такой проблемой, когда работодатель… Мы сейчас в основном про массовый рынок. Естественно, когда мы говорим про рынок специалистов, там зарплаты могут существенно отличаться от этих средних цифр. На массовом рынке есть еще такая проблема, что работодатели часто в вакансиях указывают завышенную зарплату. А по факту, чтобы ее получить, нужно очень сильно постараться: брать дополнительные смены, работать чуть ли не 24/7.

И поэтому, если человек просто, например, на job-сайтах, на job-сервисах пытается понять, какие зарплаты предлагают, дальше он начинает обзванивать компании, ходить на собеседования – и понимает, что там ситуация может быть немножко другая по факту. Поэтому здесь статистика, к сожалению, такая…

Александр Денисов: Опасная штука.

Александр Каючкин: Опасная штука, да.

Александр Денисов: Как говорил: «Где начинается статистика, там начинается и ложь». Бесперспективные? Настя, прости. Закроем тему. Вот те профессии, на которые молодежи даже и не стоит идти и учиться? Ну, если, конечно, нет прямо такого горячего желания.

Александр Каючкин: Ну, смотрите. Про массовые профессии мы поговорили, что действительно все будет продолжаться автоматизироваться. Хотя, я думаю, в ближайшие пять лет в России все равно будет очень высокий спрос на специалистов в области ритейла, в сфере обслуживания. Тем не менее как бы тенденция такая.

Анастасия Сорокина: Сейчас, кстати говоря, ручной труд тоже становится таким очень эксклюзивным. Как раз то, что производится не массово…

Александр Каючкин: Да, это такой антитренд. То есть, с одной стороны, происходит глобализация, у всех одинаковые вещи в доме появляются, как в советское время, из IKEA. С другой стороны, действительно у людей появляется запрос на какие-то крафтовые вещи: «Вот это мое, оно уникальное». Это касается и мебели, и каких-то вещей…

Александр Денисов: Не только крафтовое пиво, да?

Александр Каючкин: И пиво в том числе, да. Если говорить еще про профессии, которые неперспективные… Кстати, есть такая история, что очень много молодых людей идут в вузы на факультеты менеджмента. И у них есть такой странный стереотип: «Я стану руководителем или я сразу стану основателем какого-то своего бизнеса». Вот это история немножко не про то. На самом деле гораздо перспективнее стать специалистов в какой-то области и оттуда уже вырасти в руководителя, потому что у руководителя должна быть очень хорошая компетенция в той области, которой он занимается.

Анастасия Сорокина: А вы как человек, который занимается проектом Rabota.ru, вы же знаете про разные виды работы. Я, например, для себя открыла такой опрос и нашла работу, про существование которой я даже не знал. Профессиональный обниматель. Человек, который дегустирует шоколад. Ну, не работа, а мечта! Тестировать можно водяные горки. Тестировать жевательную резинку. Персональный шоппер.

Александр Каючкин: Сомелье.

Анастасия Сорокина: Сомелье. То есть, может быть, просто люди не знают, что есть такие чудесные профессии? Вот у вас есть какой-то такой рейтинг редких, но прекрасных и приятных профессий?

Александр Каючкин: Ну, тут штука в том, что они на самом деле редкие, поэтому и возникают эпизодически. На самом деле часть вакансий бывают такие полушуточные. Вот была, я помню, ходила такая история про вакансию протаптывальщика тропинок в парках.

Александр Денисов: Переворачивать яйца черепах.

Александр Каючкин: Да-да-да. Поэтому тут как бы много такого фана в этом. Но на самом деле, конечно же, нельзя серьезно говорить о том, что это прямо работа мечты и ее можно действительно получить. Хотя примеры с сомелье, с какими-то дегустациями вполне реальные, это можно, да.

Александр Денисов: Короткий комментарий. Ну, это же нужно иметь все-таки талант. Сомелье же без таланта, без уникального вкуса – это же не профессия.

Анастасия Сорокина: Призвание.

Александр Каючкин: Конечно, конечно. Ну, это не то чтобы врожденный талант. Я думаю, что люди с рождения не то чтобы прямо все есть прирожденные сомелье. Это на самом деле школа какая-то, которую ты профессионально проходишь, начинаешь разбираться в вине и получаешь необходимую квалификацию.

Анастасия Сорокина: Ну а мы даем возможность нашим зрителям высказывать свое мнение и задавать вопросы. Давайте дадим сейчас слово Артему из Пскова. Здравствуйте, мы вас слушаем.

Зритель: Да, здравствуйте. Я на самом деле хотел бы, наверное, поспорить с Александром по поводу того, что бесперспективная профессия – это работа у ритейлера или в какой-то торгующей компании в качестве продавца-консультанта. Скажем так, я порядка десяти лет работал у довольно крупного ритейлера федерального масштаба и могу сказать следующее. Работа там меня научила, по крайней мере, коммуницировать с людьми и в принципе разговаривать, то есть поддерживать какой-то диалог, выявлять потребности, допустим, и заключать какие-то сделки. В итоге это привело к тому, что я занял руководящую должность – не в ритейле, а в совершенно другой сфере, не связанной с продажами в принципе. И я прекрасно справляюсь со своими обязанностями на текущий момент.

Александр Денисов: Артем, а прежде чем прийти в ритейл, вы какую профессию получили? Кто вы по профессии?

Зритель: Ой, я вообще автомеханик.

Александр Денисов: Автомеханик, а пошли в ритейл?

Зритель: А пошел в ритейл, потому что…

Александр Денисов: Почему?

Зритель: Ну, не знаю, мне просто стало интересно. Я был молод, красив и худ.

Александр Денисов: Понял. А автомехаником работали или нет?

Зритель: Никогда.

Александр Денисов: Никогда. Почему?

Зритель: Скажем так, на самом деле я на автомеханика-то пошел учиться фактически случайно, потому что закончился набор в интересующий меня вуз, ну а военное училище я не попал по медицинским показаниям, скажем так.

Анастасия Сорокина: Понятно. Спасибо вам большое за звонок.

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Как раз продолжая вот этот разговор о работе мечты, о том, как найти себя и свое призвание, у нас есть как раз специально сюжет от Алины Островской: как раз люди рассказывают, как они поменяли свою работу и нашли мечту.

СЮЖЕТ

Александр Денисов: Малыша утомили – он там позанимался и уснул в коляске.

Анастасия Сорокина: Кстати говоря, примеры замечательные, да?

Александр Каючкин: Да.

Анастасия Сорокина: Связанные именно с тем, что люди рискнули. Читаю сейчас параллельно чат, и пишут очень многие, что у них много страхов, что многим посоветовали работу родители, получить профессию, какую-то специальность, потому что когда-то считались они перспективными. «Получишь диплом – точно найдешь работу». А реальность оказывается совсем другой.

Александр Каючкин: Внимательно.

Анастасия Сорокина: Вот сейчас как можно посоветовать родителям, скажем так, помочь детям найти свое призвание? Потому что, ну действительно, удивительный случай, когда кардинально какая-то картина жизни становится, когда человек открывает свое призвание.

Александр Каючкин: Ну, это тоже на самом деле большая проблема, когда вот эта профориентация идет из прошлого, из представлений родителей о том, кем нужно стать. На самом деле родителям нужно в этом случае в первую очередь не мешать человеку молодому. Если ему что-то нравится, попробовать все варианты, помочь ему в этом развиться, а не отрицать, типа: «Нет, ты ничего не понимаешь, иди в юристы или в менеджеры». И больше открытости такой, больше исследования. Потому что часто родители тоже живут в каких-то своих квадратных стереотипах, и они не делают ничего практически для того, чтобы исследовать и понять, а куда можно действительно сейчас пойти, чем заняться, чтобы это было интересно ребенку и чтобы это было перспективно.

Александр Денисов: Александр, коротка ремарка. Мне кажется, тут даже и не родители виноваты. Вот звонил нам Артем из Пскова. Почему он учился на автомеханика, если он ни дня им не работал? Вот зачем? Вопрос. У нас молодежи – сколько? – 4 миллиона безработных. Может быть, в этом причина такой молодежной безработицы, что они идут учиться абы куда?

Александр Каючкин: Случайно, да.

Александр Денисов: А потом заходят на Rabota.ru. и пытаются там найти работу. Опыта у них никакого, по специальности они не хотят работать.

Анастасия Сорокина: Им это не интересно. Работники они, видимо, плохие, получается, в связи с этим.

Александр Каючкин: Ну, как бы на самом деле очень много людей в нашей стране, которые просто ленивые, нелюбознательные, которые, условно говоря, плывут по течению и не делают какой-то осознанный выбор. По поводу автомехаников – кстати, вполне себе перспективная профессия сейчас, особенно в крупных городах очень большой спрос.

Александр Денисов: У всех машины сейчас, конечно.

Александр Каючкин: Да. И вообще в принципе, кстати, на такие квалифицированные рабочие профессии спрос тоже сейчас растет. Поэтому, мне кажется, здесь важно… Опять же те примеры, которые мы видели, когда люди действительно находят свою работу мечты. Эти люди – сами строители своего счастья. То есть они обладают каким-то стержнем и волей для того, чтобы сделать все и получить то, что ты хочешь. То есть само по себе это не придет, если ты сидишь и ждешь: «Ну где же моя работа мечты?» А она где-то мимо пролетит обязательно.

Анастасия Сорокина: Ну а мы не проходим мимо наших зрителей. Дозвонился до нас Сергей из Калуги. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Ну, меня мечта – устроиться где-нибудь бухгалтером. Работаю в пожарно-спасательной службе. Оклад у меня – 8 300. Премия – 120%. Ну, в итоге получается 18 тысяч.

Александр Денисов: Сергей, а образование у вас есть специализированное, чтобы работать бухгалтером?

Зритель: Переучусь. Бухгалтеры детям спокойно покупают квартиры. Дальше – коттедж, бассейн. Все у него есть. А у спасателей ничего нет.

Александр Денисов: Спасибо, спасибо. Ну, с бухгалтером, мне кажется, ситуация простая. Если год-два ты пропустил, то как бы на рынке уже не востребован. Там нужно постоянно поддерживать квалификацию. Там же документооборот…

Александр Каючкин: Да. Во-первых, сразу хочется спросить: а что вы делаете для того, чтобы стать бухгалтером?

Александр Денисов: Судя по всему, нет образования.

Александр Каючкин: Да. Ну, при этом возможности сейчас есть на самом деле, и бесплатные в том числе. Конечно, мне кажется, это немножко стереотип по поводу того, что бухгалтеры имеют свои коттеджи, бассейны и так далее. На самом деле это очень среднеоплачиваемая профессия. И я думаю, что это надо быть либо главным бухгалтером в какой-то большой компании, чтобы получать действительно много денег.

Александр Денисов: Еще один звонок?

Анастасия Сорокина: Да, примем звонок от Людмилы из Вологодской области. Людмила, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте. Слышно?

Александр Денисов: Да, Людмила.

Анастасия Сорокина: Слышно прекрасно. Говорите, пожалуйста.

Зритель: Вот я посмотрела – «Не работа, а мечта». Я с детства, с шести лет, можно сказать, по маминым стопам пошла в торговлю, все время помогала ей, заменяла в магазине. Потом техникум закончила, потом университет закончила, предпринимателем была. И вот на старости лет я вернулась снова в свою деревню. Хотела уже не работать, но…

Александр Денисов: К сожалению, звонок…

Анастасия Сорокина: К сожалению, сорвался звонок. Давайте сразу примем следующий звонок – от Сергея из Курска. Что-то со связью у нас сегодня. Кстати, как раз я нашла сейчас сообщение из Курской области: «А в селах какая работа будет востребована?»

Александр Каючкин: Хороший вопрос. Ну, на самом деле сейчас тенденция, конечно, к тому, что население перебирается в города. И сельское хозяйство в основном концентрируется в крупных производителях, которые в больших масштабах производят продукты питания. Поэтому такой самобытной истории, когда ты приезжаешь в село, начинаешь что-то выращивать, продавать картошку – этого, к сожалению, не будет.

Более того, опыт развитый стран показывает, что все больше развивается сити-фермерство, когда уже непосредственно в городах умеют выращивать, на очень маленьких площадях очень урожайные истории. Поэтому не уверен, что там есть какие-то перспективы, особенно если есть какое-то романтическое представление о жизни в селе. Хотя есть тоже примеры, когда люди едут куда-нибудь в Тульскую область, делают свою ферму. К ним даже едут туристы, которым интересно вообще посмотреть, как живут люди, которые выращивают, не знаю, домашних животных и так далее. Но опять же…

Я, кстати, с такими людьми разговаривал. Это очень тяжелый труд! То есть, с одной стороны, это выглядит красиво невероятно, когда у тебя свое пастбище, у тебя свежее молоко, какие-то продукты. Но это все малорентабельно, то есть ты практически никуда не ездишь в отпуск, ты очень много работаешь, ты не можешь от этого оторваться. То есть за красивой картинкой стоит адская работа.

У меня есть еще один пример. Мой хороший друг долгое время работал в маркетинге. Его это все немножко утомило, и он стал столяром. То есть они открыли свою общественную мастерскую, к ним приходят люди, которым интересно подержать в руке рубанок, какие-то лазерные станки. Он тоже позанимался этим три-четыре года или чуть больше лет, а теперь пошел в сити-фермерство опять же. То есть это как бы такая черта человека, когда у него неспокойный ум, ему любопытно, и ему хочется реально что-то делать, чтобы…

Анастасия Сорокина: Что-то интересное.

Александр Каючкин: Что-то интересное, да. И превращать свою жизнь в интересные события. Поэтому все зависит от людей.

Анастасия Сорокина: Вы знаете, сейчас женщины пишут возмущенные из Ростовской области: «У нас мужчины зарабатывают на женщинах: муж на час, муж на ночь и муж у печки. А женщины трудятся». Вообще есть какое-то такое разделение? Кто сейчас больше ищет работу – мужчины или женщины?

Александр Каючкин: Я вот сейчас точно цифры не помню, но, мне кажется, больше женщины, но не на порядок, а это, условно, 45% и 55%. Я бы не сказал, что рынок труда сейчас такой, что нужны только мужчины. Это скорее в каких-то определенных сферах. Ну, естественно, есть такая проблема, что женщины в среднем зарабатывают меньше, чем мужчины. Разница, как мне кажется, все-таки немножко нивелируется в последнее время, но…

Александр Денисов: Голодец назвала накануне 8 марта, что женщины получают в среднем 70% от заработка от мужчин. А почему? Только потому, что ты женщина, давай меньше, что ли?

Александр Каючкин: Ну, скорее, наверное, тут такие длительные исторические предпосылки…

Александр Денисов: Какие?

Александр Каючкин: Что мужчина всегда главнее, мужчина должен работать, женщина должна заниматься хозяйством. Но я думаю, что эта история в каком-то ближайшем периоде все равно выровняется, произойдет это справедливое равноправие полов.

Александр Денисов: Заговорили про сельское хозяйство. Вот кто делает карьеру, у кого успешно получается? Мне кажется, тут еще такой фактор важен. Когда у тебя есть некий опыт… Допустим, ты с детства вырос в деревне, ты представляешь, как все это делается. И у тебя много вопросов, которые ты уже знаешь, как решаются. А когда ты приехал и думаешь: «Вот я открою экоферму и так далее», – тут столкнешься с таким колоссальным набором трудностей, что это просто невозможно будет пережить. Вот почему сейчас опыт оказывается важнее любого диплома? Даже при приеме на работу, я читал, работодатель скорее даст работу тому, у кого есть опыт, чем тому, у кого есть диплом. Даже диплома нет, но есть опыт – прекрасно.

Александр Каючкин: По поводу примера опять же с экофермерством – мне кажется, тут не совсем так. Потому что все примеры, которые я знаю, там больше история про то, как какие-то успешные люди, менеджеры, которые работали в городе, они переехали, и действительно у них это получилось, они организовали, потому что у них есть внутренний такой драйв это сделать. И этот драйв перевешивает недостаток опыт, потому что всему можно научиться. А человек, который, может быть, очень долгое время живет в деревне, у него вырабатывается такое как бы принятие существующей реальности: «Ну, я живу…»

Александр Денисов: Может быть, вы забыли упомянуть, что есть драйв плюс финансовая подушка, которая, в общем-то, позволяет нанять специалистов, которые решат вопрос?

Александр Каючкин: Да, это действительно очень хорошая ремарка. Даже не то чтобы нанять специалистов, а просто позволить себе какое-то время не работать, чтобы все это дело организовать и понять.

Александр Денисов: И терпеть убыточность некоторую.

Александр Каючкин: Да. Но в целом по поводу опыту есть прекрасная теория 10 тысяч часов, по-моему, когда… То есть если ты продолжительное время занимаешься чем-то, то ты обязательно станешь в этом специалистом. Вопрос только в терпении и в таком целенаправленном движении к своей мечте.

Анастасия Сорокина: Давайте послушаем Наталью из Тюменской области. Наталья, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Меня зовут Наталья, я из Тюменской области. Я работаю детским тренером и всю жизнь об этом мечтала. Нисколько не жалею, что я эту профессию выбрала. У меня 55 детей, все замечательные, занимаются спортом, хорошие девчонки. Ну, в образовании, конечно, много проблем, но я считаю, что там стоит работать. Если ты свою работу любишь, если ты готов крутиться, работать с детьми, контактировать, то надо эту работу выбирать.

Анастасия Сорокина: А заработок сейчас вас устраивает, соответствует вашим ожиданиям?

Зритель: Ну да, сейчас более или менее тренеры получают, ну, неплохо. Но это я работаю на целую ставку.

Александр Денисов: А «неплохо» – это сколько? Чтобы мы понимали.

Зритель: Ну, 35.

Анастасия Сорокина: Понятно. Спасибо вам, Наталья, за звонок.

Александр Денисов: Хорошо, спасибо.

Анастасия Сорокина: Давайте еще услышим, что нам расскажет Юрий из Пскова. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Юрий Федоров, Псков, 72 года вчера исполнилось, работаю по сегодняшний день. У меня товарищи на работе, электрики, работают с 25 лет, вот мне 72, все по своей специальности. Но приходится еще учить электронику, компьютер. И если человек повышает свою квалификацию, он всегда будет востребован. Мало того что мы просто работает, но мы еще дополнительно работаем, приглашают на дополнительные работы в магазины и другие предприятия, чтобы подзаработать денег. И к своей зарплате (Псков – город небольшой) в 20 тысяч можно еще 10 тысяч заработать. И можно жить.

Просто нужно учиться быть в совершенстве, быть в обществе востребованным со своей профессией и не жаловаться: «Меня вот не берут, работы нет, зарплаты нет». Однажды я механиком главным работал и знал, что ненастоящая зарплата шла. Я получал 11 тысяч (ну, 15 лет назад), а зарплата – полторы. Я и года не отработал, ушел, потому что знаю, что я буду без пенсии. А когда работаешь официально, то будет и зарплата, и пенсия. Надо учиться и стараться работать, а не жаловаться.

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Очень хороший такой настрой. Сейчас те, кто обращаются к вам в проект Rabota.ru, как правило, это те самые увлеченные люди, которые, скажем так, с таким же настроем смотрят? Или все-таки настроения разные?

Александр Каючкин: Я думаю, что в массе, конечно, это люди, которым, к сожалению, нужна работа прямо сейчас, потому что нет никакой ни финансовой подушки условной. Если ты остался без работы, если ты ее через неделю не найдешь, то у тебя будут очень большие проблемы. Я думаю, что подавляющее большинство – ну, 60–70% – это люди, которые ищут хоть какую-то работу. Ну а остальные – естественно, это те, которые уже начинают очень скрупулезно выбирать разные предложения и пытаются найти что-то интересное.

Анастасия Сорокина: Не могу вас не спросить. Сейчас очень много разных удаленных каких-то специальностей. Сейчас пишут о том, что «нет работы», «нет работы», «не можем найти», «не работают предприятия». И действительно, сталкиваются с ситуациями безвыходности. Что можно посоветовать? Может быть, есть какие-то специальности, на которые можно поучиться, чтобы работать удаленно?

Александр Каючкин: Кстати, я хотел по поводу… тоже прокомментировать последний звонок. Действительно, сейчас есть очень много возможностей для того, чтобы подработать, кроме своей основной работы. Есть онлайн-сервисы, которые предоставляют заказы, которые можно выполнять. И это может быть как работа без опыта (курьерская, к примеру), так и работа, где требуется какой-то опыт.

Если говорить про вот такой фриланс, который ты работаешь сам на себя, выполняешь какие-то заказы, то, естественно, традиционно это такая IT-сфера, дизайн, когда люди могут за компьютером делать сайты, лэндинги и какие-то несложные вещи. И сейчас у меня очень много примеров, когда люди действительно успешны в этом, они зарабатывают. Они выработали для себя как бы такой график, которого они придерживаются. То есть они сами находят своих клиентов. Это, с одной стороны, сложно, но, с другой стороны… Кстати, молодежь сейчас очень хорошо научилась работать в этом сегменте. Поэтому там вполне себе реальные перспективы, заработать можно при желании.

Александр Денисов: Мне понравился звонивший Юрий Федоров из Пскова, он сказал, что он периодически перезагружает свои навыки. Вот как человеку нужно следить за собой и повышать свою конкурентоспособность – раз в год, раз в два года, – чтобы быть лучшим на рынке? Это ведь, наверное, в каждой профессии нужно?

Александр Каючкин: Конечно, безусловно. Ну, во-первых, сами работодатели на самом деле заинтересованы. Я не скажу, что все, но довольно много работодателей заинтересованы в том, чтобы повышать квалификацию своих сотрудников, они для них тоже сами проводят обучение.

Во-вторых, сейчас есть очень много онлайн-курсов, когда вы можете даже бесплатно либо получить какую-то новую профессию, либо прокачать свои скиллы в том, что вы делаете. С производственными профессиями здесь, конечно, сложнее, но тем не менее, я знаю, сейчас есть проекты, которые… ну, тоже разрабатывают онлайн-курсы для тех же электриков и таких производственных специальностей.

Александр Денисов: Еще один момент хотел у вас спросить – он, конечно, уже такой больше в шутку, но тем не менее и всерьез тоже. Ваш же опрос: там половина опрошенных, соискателей и тех, кто уже устроился на работу, отметили, что они на работе романы крутят. То есть для людей, оказывается, это важно. На работе они личную жизнь устраивают.

Александр Каючкин: Конечно.

Александр Денисов: Какие у них еще устремления? Как это сказывается на производительности труда в стране?

Александр Каючкин: Вообще это логично, потому что работа занимает большую часть нашей жизни. И как бы просто выполнять какие-то механические действия… Мы не роботы. Поэтому люди часто дружат, нередко заводят романы. И очень часто это все выходит за рамки работы, офиса.

И вообще на самом деле, если опять же говорить про молодежь (моя любимая тема), то сейчас современное поколение стремится к тому, чтобы жить в удовольствие, а не жить, чтобы работать. То есть для них важно соблюдать такой work-life balance. В принципе, возможностей сейчас для этого очень много. Для того чтобы сделать свою жизнь как бы комфортной и получать какие-то удовольствия от нее, не всегда нужно иметь большое количество денег. Можно смотреть интересные сериалы, не знаю, они висят в социальных сетях. И это тоже своего рода для них такое удовольствие, комфорт жизненный.

Анастасия Сорокина: Переводя вашу фразу, созвучное сообщение из Приморского края: «Работа мечты? Чтобы на жизнь хватало: первое – денег, второе – времени, третье – здоровья».

Александр Денисов: Ну что, спасибо, Александр. В гостях у нас был Александр Каючкин, руководитель проекта Rabota.ru. Говорили про работу вашей мечты: что в первую очередь мы ожидаем при трудоустройстве? Ну а мы не прощаемся, увидимся через пару минут.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Наш гость - руководитель проекта портала «Работа.ру»

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты