• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Александр Лысенко: Из всех работающих инвалидов 97% — это инвалиды 3-й и реже 2-й группы. То есть у нас отчитываются «легкими» инвалидами

Александр Лысенко: Из всех работающих инвалидов 97% — это инвалиды 3-й и реже 2-й группы. То есть у нас отчитываются «легкими» инвалидами

Гости
Александр Лысенко
эксперт ОНФ по социальным вопросам и делам инвалидов

Александр Денисов: Инвалидам прописали занятость: с января вступил в силу закон о содействии инвалидам в трудоустройстве. Отныне службы занятости обязаны не только подыскать им место, проконтролировать, насколько приспособлено к их нуждам рабочее пространство, но и продумать, как они будут добираться от дома до службы. Так ли это на самом деле?

Марина Калинина: Ну об этом поговорим буквально через минутку, я просто хочу несколько цифр привести. В России сейчас в реестре инвалидов состоит 11 миллионов 300 тысяч человек. По данным Минтруда, из них почти половина в трудоспособном возрасте, однако стабильная работа, скажем, не менее 4-х месяцев в году, есть только у каждого 4-го инвалида. А о желании работать сегодня говорят еще примерно 0.5 миллиона человек.

Александр Денисов: Давайте обсудим эту тему, узнаем, как оно на самом деле сейчас. У нас в студии Александр Евгеньевич Лысенко, эксперт Общероссийского народного фронта по социальным вопросам и делам инвалидов, – Александр Евгеньевич, добрый день.

Александр Лысенко: Добрый день.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Александр Денисов: Чтобы обсуждать вопрос конкретно, давайте посмотрим сюжет. У нас корреспондент из Улан-Удэ снял репортаж о инвалиде, который ищет работу, был уволен. С чем он сталкивается сейчас, изменилась ли у него жизнь к лучшему? Давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: Александр Евгеньевич, поправки в федеральный закон о занятости населения в силу вступили, но как мы видим из сюжета, центры занятости, в общем-то, и обычным людям не могут найти работу по специальности, вообще предлагают какие-то совершенно не соответствующие квалификации места, и вакансий, в общем-то, тоже немного. Как, будет ли это работать с инвалидами, или это просто такой пустой звук будет опять же, этот закон?

Александр Лысенко: Поправки в закон о занятости вступили с 1 января 2019 года, а сегодня у нас какое? 22 января.

Марина Калинина: Нет, понятно, но мы же… Что изменится, собственно говоря, со вступлением в силу этих поправок? Появятся рабочие места?

Александр Лысенко: Вы знаете, я думаю, что изменится. Но к системным изменениям водили приведет, хотя это шаг именно в направлении системных изменений. Ведь посмотрите, закон был принят в декабре 2017 года.

Александр Денисов: Президент подписал.

Александр Лысенко: Да. То есть фактически субъектам Российской Федерации, – а это полномочия именно субъектов Российской Федерации, – был дан определенный срок к тому, чтобы подготовиться к реализации этого закона. А что такое «подготовиться к реализации»? Прежде всего люди должны понимать, что такое сопровождение. Вообще, конечно, название закона очень такое: «Сопровождение в содействии занятости», – оно вызывает определенные вопросы. Сопровождение – это когда люди, которые занимаются занятостью, идут рядом с тем человеком, которому они помогают трудоустроиться.

Марина Калинина: Или везут инвалидное кресло.

Александр Лысенко: Идут рядом, понимаете, все время его сопровождают и помогают ему выбрать правильную дорогу, чтобы он не пошел куда-то в другую сторону.

Александр Денисов: Закон это подразумевает?

Александр Лысенко: Это подразумевает закон, и это очень важно. Многие мне говорят: то, что написано в законе – полномочия, понятия сопровождения в содействии занятости, ответственность органов – и так было, кроме сопровождения. Можно было внести это просто в функциональные обязанности людей, которые работают с инвалидами.

Александр Денисов: Перечень обязанностей просто расширить.

Александр Лысенко: Конечно, вот функционал есть. Вы знаете, я категорически с этим не могу согласиться, потому что если взять иерархию нормативных актов, то, конечно, закон выше, чем просто ведомственный приказ или функция.

Александр Денисов: Александр Евгеньевич, чтобы вернуться к жизни (простите, что остановил вас): вот посмотрели сюжет из Улан-Удэ, рассказывал герой, что его сократили, во-первых, потом не хотят брать на работу, во-вторых. Эти проблемы закон зачеркивает? То есть его уже нельзя уволить, какие-то гигантские штрафы будут? Что его обязаны взять на работу, будут зарезервированы места?

Александр Лысенко: Вы знаете, это уже будет сделано… Сделать это будет намного труднее, потому что рядом с таким человеком всегда будет служба занятости, которая будет помогать, в частности, с работодателем, который вдруг решил сделать такой шаг. Но мне в этом сюжете больше всего понравилось другое. Мне понравилось, что они взяли его к себе.

Александр Денисов: Они его возьмут к себе, сказали: «Ладно уж, сиди тут».

Александр Лысенко: Взяли его к себе на работу. Это тоже победа, потому что, я вот посмотрел, он еще не совсем пожилой человек, даже не предпенсионного возраста.

Александр Денисов: Он трудоспособный, конечно.

Александр Лысенко: Трудоспособный юрист, очень импозантный мужчина, поэтому это, конечно, положительное значение имеет. И ведь люди видят и должны понимать, что проблема занятости инвалидов не сегодня, не вчера, не позавчера, она давно нас преследует. У нас я помню времена, когда занятость инвалидов (это был конец 1990-х, начало 2000-х гг.) была 8%. Потом был взлет определенный, когда в 2012 году майский указ президента был, было выделено 14 миллиардов каждый год 3 года подряд на содействие занятости…

Александр Денисов: Вот это ключевой момент, давайте про это и поговорим, остановимся.

Александр Лысенко: Да.

Александр Денисов: То есть все-таки государственный вклад должен быть большой? Потому что это не вопрос бизнеса, они не принесут прибыль компании, это вопрос жизни, социализации.

Марина Калинина: А кстати, у компаний сейчас есть льготы какие-то по налогообложению, если у них в штате состоят инвалиды?

Александр Лысенко: Вот в том-то и дело, что сегодня… Как-то в последнее время речь шла в основном (и мы видели) о сокращении льгот. Сегодня нет никаких льгот практически.

Марина Калинина: Раньше же были такие льготы.

Александр Лысенко: У компаний есть некоторая поддержка со стороны государства, но те льготы, которые действительно работали…

Марина Калинина: Они были?

Александр Лысенко: Я не имею в виду, например, налог на прибыль. Мы знаем, на чем Ходорковский, Березовский свои капиталы, кстати, на инвалидах, вот чтобы все знали, создавали.

Марина Калинина: Ну это да.

Александр Лысенко: Но были адресные льготы. Например, работал инвалид если, для всех страховые взносы были 30%, а для инвалидов 20%. Выгодно это было работодателю? Да конечно, выгодно, потому что среди людей с инвалидностью есть классные специалисты.

Александр Денисов: Они еще фору дадут здоровым.

Александр Лысенко: Конечно, да. Хотя, конечно, большинство – это люди, знаете, у которых как бы планово снижена…

Александр Денисов: …производительность труда.

Александр Лысенко: …работоспособность и производительность труда, да. Это для работодателя…

Александр Денисов: И грех с них требовать, естественно.

Александр Лысенко: Да, не лучший вариант. Но тем не менее выделяли деньги, например, на создание рабочих мест, на адаптацию рабочих мест для инвалидов, это были приличные деньги, в Москве, например, это было до 0.5 миллиона рублей. Чем кончилось? – прокуратурой и уголовными делами.

Александр Денисов: То есть злоупотреблениями?

Александр Лысенко: Конечно, злоупотреблениями. Но есть совершенно вот такие методы поддержки, которые позволяют действительно принимать инвалидов на работу, и вот здесь вот этот закон должен работать, потому что службы занятости, им теперь законодательно поручено сопровождать инвалидов, взаимодействовать с работодателями, разрабатывать соответствующие программы, контролировать их.

Александр Денисов: То есть даже маршрут продумывать, как он будет добираться, логистику.

Александр Лысенко: Конечно, да, совершенно верно. Последний раздел этого закона – это логистика передвижения до места работы и на самом предприятии. Это же очень важно. Хотя, конечно, мы пока не увидели таких конкретных мер. Я не хочу сказать, что этот закон все решит, будет.

Марина Калинина: Будет ли он работать, вот в чем вопрос.

Александр Лысенко: Но этот закон – и ОНФ поддержал этот закон – это шаг к системным преобразованиям. О чем можно говорить? Квотирование рабочих мест сегодня существует, работает плохо. Думаем о том…

Александр Денисов: Оно вообще есть для инвалидов?

Александр Лысенко: Да, существует, конечно, статистический учет ведется, но работает плохо. Вот я посмотрел топ востребованных рабочих мест, например, в Москве. 10-е место занимает, вы говорили, как раз мы говорили сегодня, МСЭ передает информацию туда, в службу занятости, она трудоустраивает. Вот 10-е место среди топ-специальностей, предлагаемых инвалидам, что бы вы думали? Дорожный рабочий.

Александр Денисов: Это шутка?

Александр Лысенко: Нет, это не шутка, это официальная информация, которая опубликована. Я говорю только на языке официальной статистикой, официальной информации. Но я с этим сталкивался лично, например, в Алтайском крае, когда мы делали рейд, мы обнаружили среди предложений рабочих мест для инвалидов место бетонщика. Я думаю, что сегодня постепенно внимание к проблемам инвалидов увеличивается и таких безобразий не будет, все-таки рабочие места, учитывая, что сегодня медико-социальная экспертиза всю информацию после освидетельствования инвалида и рекомендации в индивидуальной программе реабилитации и абилитации тут же передает в службу занятости, они начинают работать с конкретным человеком индивидуально, – не просто с серой массой людей, которые имеют инвалидность, и с серой массой работодателей, которые имеют усредненные рабочие места, а идет что? Подбор, и это очень важно. То есть наконец-то индивидуально стали работать, а не просто так вообще.

Александр Денисов: Как хорошо говорите, а.

Марина Калинина: Анатолий из Петропавловска нам дозвонился. Анатолий, здравствуйте.

Александр Лысенко: Ух ты, из Петропавловска.

Марина Калинина: Анатолий, говорите, пожалуйста, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте. У меня немножко, как говорится, почти по теме. Дело в том, что я являюсь инвалидом II группы, но я уже пенсионер. Дело в том, что я знаю много инвалидов, которых просто-напросто не берут на работу, это один вопрос.

Второй. На Петропавловске-Камчатском 10 тысяч инвалидов практически лишили ЕДК, ежемесячной денежной компенсации. Это платится из федерального бюджета. Помимо того, что люди не работают, еще и решили компенсации. Как вот это понять?

Марина Калинина: Спасибо большое.

Александр Лысенко: Абсолютно незаконное лишение ежемесячных денежных выплат. Этого быть не должно.

Марина Калинина: А что с этим можно сделать? Люди могут как-то…

Александр Лысенко: У нас есть масса механизмов защиты инвалидов. Первое: у нас в законе написано о дискриминации инвалидов, статья появилась, уголовное наказание. То же самое, наш коллега сказал о том, что людей увольняют, не берут на работу, отказывают, – у нас есть статья в Административном кодексе, у нас статья есть в Уголовном кодексе сегодня. Поэтому любое обращение в прокуратуру… Надо сразу обращаться в прокуратуру по данному вопросу…

Александр Денисов: Чтобы проверку провели.

Александр Лысенко: Конечно, чтобы разбирались, и прокурор возбудит соответствующее дело, если надо, подаст жалобу в суд, будет принято судебное решение. И такие случаи уже есть. Надо отстаивать свои права обязательно, нельзя идти на поводу у недобросовестных работодателей.

Еще я хочу сказать одну вещь. Вот вы сказали, что вы инвалид II группы. Знаете, мы всегда, если взять, кого берут на работу из инвалидов, это оказываются инвалиды III группы, еще немножко II группы. Всего у нас из всех работающих инвалидов 97% – это инвалиды более-менее «легкие», то есть отчитываются «легкими» инвалидами, а у нас ведь есть инвалиды на креслах-колясках, у нас есть инвалиды незрячие, то есть с I группой инвалидности.

Александр Денисов: Но тоже трудоспособные.

Александр Лысенко: Да, но тоже трудоспособные. И весь мир уже, по крайней мере прогрессивные страны… Вот я председатель российско-китайского комитета по делам инвалидов. Вот Китай сейчас целенаправленно работает, для того чтобы трудоустраивать тяжелых инвалидов. Он считают, что это потянет за собой инвалидов всех остальных групп, и льготы работодателям, которые берут тяжелых инвалидов, намного больше, чем льготы, которые получают работодатели просто за то, что берут инвалидов с легкой степенью.

Марина Калинина: У нас есть еще один звонок из Москвы, нам дозвонилась Ольга. Ольга, здравствуйте. Ольга, слушаем вас.

Зритель: Ну вот я вам как раз хочу насчет этой проблемы сказать. У меня ребенок инвалид детства, II группа. У него даже есть трудовая книжка, они в свое время работали на разных предприятиях города Москвы. В последний раз он работал на «Металлпластизделиях» (это метро «Планерная»), это предприятие развалилось, и все молодые люди… Ему сейчас 31 год, он с 1985 года, все молодые люди, которые с ним работали, оказались на улице.

Но я его устроила тоже методом тыка, методом проб гардеробщиком, вот у меня он сейчас работает гардеробщиком по договору 2 через 2 по 12 часов за 9 тысяч в месяц, вот такую зарплату он получает. Но мы рады и этому, потому что не сидит дома. Больше работы для, как говорят, тяжелый инвалид… У меня мальчик тяжелый инвалид, так сказать, без образования, только вспомогательная школа. Для таких детей вообще нет никакой работы, даже надомной.

Александр Денисов: Ольга, а как он выдерживает по 12 часов на ногах, ваш сын?

Зритель: Да, гардеробщиком. У него, я говорю, есть трудовая книжка, стаж немерено какой, сразу после вспомогательной школы он пошел работать в такие вот цеха для инвалидов, там что-то собирали, легкая такая сборка по металлу, свои конструкции. Потом все это развалилось, и все молодые люди, которые с ним работали, все оказались на улице, все. Это просто благодаря мне, я его как-то устроила гардеробщиком, и он сейчас работает.

Марина Калинина: Понятно.

Зритель: Физически он крепкий, физически он занимается спортом, то есть вот он… Зарплата, говорю, 9 тысяч.

Марина Калинина: Спасибо большое.

Александр Лысенко: А можно вопрос, Ольга?

Марина Калинина: Да, конечно.

Зритель: Пожалуйста.

Александр Лысенко: Ольга, скажите, а у вашего сына (вы его называете так очень мило «мальчик», хотя ему 31 год) трудности в передвижении, в мобильности?

Зритель: Нет, понимаете, он в свое время в детстве переболел послепрививочным энцефалитом, отсюда вот эти последствия. Физически он очень крепкий, он штангу поднимает, он занимается жимом.

Александр Лысенко: Понятно.

Зритель: Развит физически.

Александр Лысенко: Вы подняли очень важную проблему…

Зритель: Вот он закончил школ 8-го типа.

Александр Лысенко: Потому что ведь мы инвалидов трудоустраиваем не ради того, чтобы они получали копейки. На самом деле речь идет о том, что они должны получать достойную зарплату.

Марина Калинина: Потому что им еще на лекарства нужны деньги помимо всего остального…

Александр Лысенко: Ну вообще дополнительно… Семьи, как правило, эти небогатые, это не просто социализация, только социализация, надо обеспечить хотя бы прожиточный минимум человеку, чтобы он нормальную, качественную жизнь вел. Поэтому мы ставим вопрос о том, что зарплаты инвалидов, инвалидов надо устраивать на качественные рабочие места с нормальной зарплатой, а не просто отчитываться о том, что инвалид трудоустроен, это первое.

Второе. Гардеробщик, обратите внимание, в Москве. В театрах, в каких-то заведениях кто у нас гардеробщики? – либо пожилые люди, либо инвалиды.

Марина Калинина: Пенсионеры.

Александр Денисов: Трудовые мигранты.

Александр Лысенко: Вот такая низкооплачиваемая работа. Думаю, что, наверное, это отчасти имеет право, должно быть, но все же это не должны быть основные специальности для людей-инвалидов, гардеробщик, дворник, уборщик, должны быть нормальные специальности. Но у вашего мальчика нет образования соответствующего.

Что я вам конкретно рекомендую? В Москве, вы знаете, есть специальный отдел по трудоустройству инвалидов, там работают очень грамотные люди, имеющие выход на работодателей. Надо сейчас просто продолжать поиск, искать более качественную работу с более высокой зарплатой.

Александр Денисов: Это в службе занятости в Москве такой отдел?

Александр Лысенко: Да, совершенно верно. Если вы выйдете на сайт Департамента труда и социальной защиты, там вся информация по этому вопросу есть. Не опускайте руки, ищите более лучшую, более качественную, а самое главное более интересную работу для вашего сына. Я думаю, результат будет положительным.

Марина Калинина: Зачитаю несколько сообщений, которые нам присылают на SMS-портал. «Мне в службе занятости предложили работу кастеляншей в детском саду на полставки. 13 километров от дома с тремя пересадками, и это при замене двух тазобедренных суставов и железе в колене. Пенсия 8 500. Даже если бы могла ездить, смысла нет ездить на другой конец города», – инвалид II группы. Из Самарской области: «Очень хорошо, что инвалидам дают работу, но зарплаты от 6 до 12 тысяч. Получается, раз инвалид, значит, тебе и есть не надо». Вот такая вот…

Александр Лысенко: Подтверждение наших слов. То, что касается первого обращения: вы знаете, это свидетельствует о непрофессионализме специалистов службы занятости. Вот поэтому здесь и поставлен этот вопрос и целая программа, сейчас целая программа…

Александр Денисов: Что, там даже уровень зарплат прописан?

Александр Лысенко: Нет, здесь именно обучение специалистов службы занятости, чтобы они не предлагали, не делали такие предложения, потому что явно и условия, и зарплата, и условия логистики не позволяют человеку с такими функциональными нарушениями приехать на работу. Это ошибка, которая была сделана в службе занятости. Она вправе отказаться, обосновывать свой отказ, и они должны искать другую работу для нее, более подходящую с точки зрения ее физических возможностей. Сейчас заложены огромные деньги в соответствии с этим законом…

Марина Калинина: Под эту программу, да?

Александр Лысенко: Под эту программу на подготовку специалистов службы занятости. Ведь фактически я вам скажу, только в немногих регионах были специальные центры трудоустройства инвалидов или отделы по трудоустройству. Первые такие отделы появились в Москве, в Санкт-Петербурге, в Ленинградской области, а во многих регионах это просто были обычные работники службы занятости, которые трудоустраивают всех граждан. Они, конечно, не понимали совершено специфики трудоустройства людей с инвалидностью. Вот почему я говорю о том, что это системное решение? Потому что наконец-то знания будут, как это делать, технологии будут внедрены и внедрены не функциональными какими-то, а законом.

Марина Калинина: Александр Евгеньевич, главное чтобы желание было.

Давайте еще успеем послушать Юрия из Карелии. Юрий, здравствуйте, буквально пару слов, потому что у нас время заканчивается.

Зритель: Доброго дня. Вот я хочу сказать, что я инвалид I группы по зрению, бессрочник. Я выучился в Кисловодске на массажиста, работаю массажистом в маленьком поселочке. И я хочу сказать за службу занятости, что у меня негативный опыт, что мне давали пару раз… Я сначала в Петрозаводске работал, это столица Карелии, два направления и все неудачно. Видят диплом и берут, видят инвалидную справку и брать не хотят. И мое впечатление, что всем этим должны заниматься не зрячие чиновники, которых как бы не коснулась вот эта проблема, а должны всем нашим, и доступной средой, всем заниматься сами инвалиды, потому что они все понимают и знают, как нужно делать.

И еще у меня небольшой вопрос к вашему эксперту. Вопрос такой. Сейчас я работаю массажистом, надеюсь, что я доработаю до выхода на пенсию. Вопрос такой: будет ли пересчитан рабочий стаж на инвалидную пенсию, или он не будет пересчитан? Потому что в Пенсионном фонде у нас в райцентре, в городе Сортавала, никто ничего объяснить не может. Спасибо вам большое.

Марина Калинина: Спасибо.

Александр Денисов: Спасибо, Юрий.

Марина Калинина: Сможете ответить на вопрос?

Александр Лысенко: Вы знаете, я не специалист по пенсионному обеспечению, поэтому… Там очень много тонкостей существует, надо смотреть вашу документацию, так просто дать ответ я не могу. Я предлагаю вам взять всю документацию, которая относится к пенсионному обеспечению (трудовую книжку, ваши справки различные) и пойти в пенсионный отдел, они вам дадут абсолютно точную консультацию. Если они не смогут дать, они сделают запрос в вышестоящую организацию.

Я в заключение хотел бы сказать такую очень важную вещь. Вот при всем при том, трудности существуют во всех субъектах Российской Федерации, но есть те, кто преодолевают эти трудности, а есть те, кто, как вы правильно сказали, зависит все от руководства. Вот у нас худшими субъектами по уровню занятости в России являются, у нас по России 26.5%, меньше 20% – это Ивановская область, Карелия, Астраханская область, Оренбургская, Хакасия, Забайкальский, Алтайский края, у них ниже 20% уровень занятости, а условия все те же, что и у всех. А есть…

Марина Калинина: Нам надо заканчивать, к сожалению, мне очень жаль.

Александр Лысенко: Да?

Марина Калинина: Я думаю, что мы еще не раз на эту тему будем говорить. Александр Лысенко, эксперт ОНФ по социальным вопросам и делам инвалидов. Спасибо еще раз.

Александр Лысенко: Спасибо.

Марина Калинина: Ну что, у нас на этом почти все, но смотрите, что будет в программе «Отражение» вечером.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

О занятости людей с инвалидностью

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты