Александр Мачулин: Нужно менять психологию отношения, культуру обращения с газовым оборудованием

Гости
Александр  Мачулин
генеральный директор ООО «Промгазэнергосервис», председатель подкомитета по газовому хозяйству ТПП РФ

Ольга Арсланова: Ну а мы продолжаем. Сейчас – к главной теме этого дня. Число жертв при взрыве в Шахтах увеличилось. Сегодня стало известно о том, что погибли два человека. Судьба еще троих к этой минуте остается неизвестной, потому что работы продолжаются, продолжается разбор завалов на месте взрыве.

Виталий Млечин: Вообще взрыв газа произошел накануне. Четыре квартиры разрушены, они находятся… находились, вернее, на девятом и восьмом этажах. Семь человек из-под завалов спасли сразу практически.

Ольга Арсланова: Ни для кого не секрет, число взрывов бытового газа в жилых домах с каждым годом в нашей стране растет. Давайте посмотрим на эту печальную статистику. В 2017 году их было 95, а в 2018-м – уже 129 взрывов.

Виталий Млечин: Новогодние праздники омрачила трагедия в Магнитогорске: рано утром 31 декабря там рухнул целый подъезд многоэтажного жилого дома, погибли 39 человек. Сотрудникам МЧС удалось спасти из-под завалов шестерых выживших и десятимесячного ребенка. Причина до сих пор не названа, но основная версия – это именно взрыв бытового газа. Вероятность теракта губернатор Челябинской области отверг сразу.

Ольга Арсланова: В Шахтах газ взорвался предположительно на последнем, девятом этаже. Это то, что известно к этой минуте. Соседние четыре квартиры полностью разрушились. Дом отключили тут же от коммуникаций. Городские службы сообщают, что газовое оборудование было при этом исправно. В последний раз техобслуживание проводилось весной прошлого года. Однако, по данным местных журналистов, месяц назад, 10 декабря, жители этого дома все-таки жаловались на утечку газа. И известно, что из-за холода в квартирах им приходилось зажигать все газовые конфорки. Вероятно, это и стало причиной взрыва. По крайней мере, такая предварительная версия.

Виталий Млечин: Да, вполне возможно. В Общественной палате после взрывов в Магнитогорске и Шахтах захотели создать «газовую полицию», сотрудников которой нельзя будет не впускать в квартиру.

Ольга Арсланова: Еще одно предложение от председателя Комитета по жилищной политике и ЖКХ Галины Хованской – она считает, что нужно устанавливать в новостройках и домах, где проводится капремонт, плиты с функцией автоматической блокировки подачи газа.

Еще одно мнение – это мнение независимого эксперта в области энергетики Николая Хренкова, накануне он был гостем в нашей студии.

Николай Хренков, независимый эксперт в области энергетики: «Конечно, электроплита – ну, это решение вопроса, я согласен. Но там, где человек как бы… Вот нам звонят нормальные как бы люди, они сами беспокоятся за себя, за соседей. То есть здесь, конечно, электроплита зачем? Когда есть возможность просто поставить действительно плиту-газконтроль. Дальше, вот смотрите, тоже интересный момент – люди жалуются на халатное выполнение обязанностей. Они могут позвонить, сходить туда, в этот горгаз, облгаз, обратиться туда, пожаловаться руководству, написать, еще что-то. Они могут обратиться в жилищную инспекцию и сказать: «А почему у нас вот так халатно относятся?»

Ольга Арсланова: Ну а мы продолжаем и приветствуем в нашей студии генерального директора «Промгазэнергосервиса», председателя подкомитета по газовому хозяйству Торгово-промышленной палаты России Александра Мачулина. Александр Борисович, здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте.

Александр Мачулин: Добрый день.

Ольга Арсланова: Главный вопрос, который возникает у всех россиян сегодня: почему так часто у нас в стране взрывается газ?

Александр Мачулин: Ну, прежде чем перейду к освещению вот этих рисков, которые возникают, и как с этим бороться, и как обеспечить безопасность проживания граждан в многоквартирных и жилых домах, хотелось бы мне выразить также слова соболезнования погибшим в Магнитогорске и в городе Шахты жителям.

И конечно, будем надеяться впредь, что со стороны и Правительства Российской Федерации, и со стороны общественных организаций будут приниматься все меры для того, чтобы все-таки поставить какие-то барьеры для распространения этих всех негативных явлений, которые сейчас повсеместны. Сегодня снова произошел вечером взрыв. Газовики отключили неисправное оборудование, самостоятельно житель подключил – и в итоге взрыв, пожар в жилом доме. Правда, это частный дом.

Поэтому здесь хотелось бы, прежде чем начать вот это освещение, действительно с момента – это отношение самих собственников, самих пользователей к этому газовому оборудованию. Потому что если мы анализируем взрывы газа, пожары, хлопки, небольшие взрывы, мы можем сказать одно: порядка 70% происходит из-за нарушения пользования именно газоиспользующим оборудованием. В этом зарыта основная как бы проблема и так далее. Второе место – уже каким образом принимаются меры.

Итак, если мы говорим о рисках, мы должны здесь говорить: управленческие риски, которые существуют, технические риски и риски, которые мы называем «человеческий фактор». И мы говорим о человеческом факторе в первую очередь. Мы понимаем, что речь идет о том собственнике, о том жителе, который живет в доме. Ведь смотрите, наверное, каждый маленький ребенок знает, что при запахе газа нужно звонить 04, 104, 112 по телефону и кричать: «Запах газа!» Вы место называете – и приезжает аварийная служба, которая локализирует этот участок, таким образом упреждая развитие негативного явления.

Это все как бы знают. Все даже прекрасно знают, что нельзя пользоваться неисправным оборудованием. Ведь мы добились того, что никто не может сесть за руль машины, если машина без одного колеса. Он же не поедет, это очевидно.

Ольга Арсланова: Здесь не очень понятна ситуация. По некоторой информации, жаловались жители незадолго до взрыва на утечку газа.

Александр Мачулин: Это конкретный случай, который…

Ольга Арсланова: Поэтому мы не можем утверждать, что оборудование было исправно и что эта утечка была устранена.

Александр Мачулин: Хорошо, тогда я раскрою несколько моментов. Первое – Магнитогорск, когда руководитель службы газовой говорит: «А мы сделаем здесь техническое обслуживание путем опрессовки». Ну, господа, давайте-ка мы с точки зрения науки подойдем к этому решению. Опрессовка никакими документами не предусмотрена по техническому обслуживанию.

Есть минимальный перечень, который гласит, что мы непосредственно должны войти в квартиру. И только когда мы пришли в квартиру, мы можем понять, в каком состоянии газоиспользующее оборудование, в каком состоянии сам стояк, замуровано, обрезано, переустановки, перепланировки. Все это есть. Это только можно увидеть при посещении квартиры. Вот главная задача. Что там есть вентканалы работающие, дымоходы, что там газоотводы, не будет там отравления угарным газом самих же жителей. Вот что важно.

Или то же, что вы сейчас сказали. В городе Шахты жители говорят, что накануне запах газа, а им говорят: «А мы утром приедем». Что это такое? Это преступная халатность? Вообще не понимаю ситуации, чем кто занимается.

Виталий Млечин: А нет ли у вас статистики, насколько часто такие вещи происходят, когда люди вызывают газовиков, а они приезжают на следующее утро, например?

Александр Мачулин: Сложно мне сказать, у меня такой статистики нет, прямо скажу. Но ведь все звонки 04 в газораспределительной организации фиксируются на пленочку, и эта информация есть. Возможно, конечно, что в этот момент аварийная служба, машина выехала куда-то на другое место или занята другими процессами, ведь это сеть, это железо, которое необходимо действительно локализовать. Может быть. Но туда можно было не до утра ждать, а прислать тех людей, которые занимаются обслуживанием. И они могли бы на месте сразу определиться с этим вопросом.

Но я снова возвращаюсь к тому, что дело рук утопающих – дело самих утопающих. И поэтому в первую очередь необходимо обратиться к гражданам нашим, людям: люди, будьте бдительны! Если вы слышите запах и не принимаете никаких мер… Не надо принимать какие-то меры по ремонту оборудования самостоятельно, по подключению. Для этого есть профессионалы, о которых мы постоянно говорим, пишем.

Принимаются нормативно-правовые акты. И даже вот сейчас уже на рассмотрении, во втором чтении, даже закон принимается федеральный об изменениях в Жилищный кодекс. Это статья 161-я, которая усилит отношения по заключению договоров на техническое обслуживание ВКГО. Вынуждены были думцы, законодатели все-таки принять такое решение, что собственник, выступая заказчиком, будет делегировать свои полномочия путем представительства управляющей организации. Таким образом, вопросы заключения договоров на техническое обслуживание внутриквартирного газового оборудования, где собственником является непосредственно сам владелец квартиры, значит, мы этот вопрос закроем.

И действительно, конечно, только хотелось бы, чтобы и второе, и третье чтение прошли как можно быстрее, потому что за ним идет целый ряд изменений подзаконных актов. В первую очередь – это 410-й, целый ряд тоже барьеров, которые препятствуют нам нормально урегулировать решения по безопасной эксплуатации оборудования, они будут сняты. Мы надеемся на это.

Но я снова возвращаюсь. Ведь без собственника, который может обратиться… «Ага, не пришли вовремя. График не выполнен. Пришли и сделали формально». Они имеют право обращаться. Они не специалисты, но они имеют право задавать вопросы и получать на эти вопросы ответы.

Ольга Арсланова: Как это делать – обязательно обсудим. Давайте сейчас узнаем подробности, что происходит в Ростовской области прямо сейчас, какие известны детали. Дмитрий Андреянов с последними новостями по взрыву в городе Шахты прямо сейчас.

СЮЖЕТ

Виталий Млечин: Это то, что происходит в Ростовской области. А давайте теперь вспомним о Магнитогорске – там вообще чудовищный совершенно случай, 39 погибших. И вот сейчас там идет снос двух подъездов дома, разрушенных при взрыве газа 31 декабря. Демонтировать остальные не планируют. Комиссия признала, что они для жизни пригодны.

Ольга Арсланова: На время проведения работ должны расселить жильцов четырех соседних подъездов. Из двух уже уехали жители, а остальные сейчас собирают вещи. Пока идет демонтаж, они могут оставаться в пунктах временного размещения или снять квартиру. Расходы на аренду жилья им компенсируют. Снос разрушенных подъездов займет, по предварительным расчетам, от одного до двух месяцев, а после дом снова осмотрят специалисты.

СЮЖЕТ

Виталий Млечин: Напомню еще раз, что взрыв в Магнитогорске прогремел утром 31 декабря. Погибли 39 человек, еще 238 остались без крыши над головой. За каждый разрушенный квадратный метр пострадавшим обещали выплатить примерно по 32 тысячи рублей. Выбрать новое жилье они смогут в любом регионе нашей страны.

Ольга Арсланова: Александр Борисович, мы понимаем, что человеческий фактор, наверное, играет решающую роль. Люди, вероятно, отапливались газом, потому что это дешево, быстро и удобно. Исключить человеческий фактор полностью мы не можем. Мы не можем прийти в каждую квартиру и проверить, насколько адекватен жилец, насколько он понимает, что такое газ, и насколько этот газ может быть опасен. Человеческий фактор непредсказуем. Все остальное может регулировать государство и каким-то образом минимизировать эти риски. Мы рассказали о предложениях, которые уже прозвучали в Госдуме, в Минстрое. Что вам лично кажется наиболее эффективным?

Александр Мачулин: Я продолжу этот сюжет, буквально минута. Конечно, здесь интересен еще один момент: почему от хлопка, как говорится, в газовой плите конструкция дома вся посыпалась? Вот тоже вопросы к проектировщикам и непосредственно к строителям: каким образом здесь рассчитывается и сейсмоустойчивость здания, ну и другие риски, которые связаны с устойчивостью действительно таких зданий? Это тоже нужно как бы смотреть.

Теперь – что касается предложений, которые также могли бы способствовать безопасности эксплуатации газового оборудования. Конечно, то, что говорила и Галина Петровна Хованская в Государственной Думе. Это не только она, мы поднимаем эти вопросы. Действительно, оснащение плит полным газконтролем. Это не только духовка, к которой есть на сегодняшний момент обязательное требование, но и рабочий стол, горелки газовой плиты, которые должны быть оснащены. Это имеет место быть.

Но хотелось бы здесь отметить, что это действительно возможно. Правильно Галина Петровна сказала, что при проведении капитального ремонта именно ставить такие плиты. Но, допустим, если мы поставим, что в течение пяти лет необходимо заменить все плит, поставим задачу – она невыполнима. Такие вопросы тоже поднимались в свое время депутатами. Конечно, кроме популистских заявлений, ничего другого. Потому что ни промышленность не в состоянии это дело сделать. Тем более что вот эти все датчики газконтроля выпускаются в основном Испанией и Чехией. И один завод, который работает в России. Они технически не в состоянии.

Второй вопрос, который также витает: запретить строительство многоквартирных домов с газовым оборудованием. Что тоже явно, я скажу так, противоречит здравому смыслу. Почему? Разделение энергетики должно быть равномерным. Я приведу несколько примеров, когда веерное отключение электричества приводило к тому, что люди могли только согреться в тех домах, где был газ. И оттуда могли подать продукты, пищу и так далее. Просто нужно относиться к этому очень бережно и внимательно, и выполнять технику безопасности. Мы ограничило строительство многоквартирных домов высотой 28 метров. Уже этого достаточно.

Хотелось бы также здесь… Эти техногенные катастрофы, которые сейчас происходит, они именно связаны с устареванием сетей, которое имеет место быть. Есть сети, которые были построены еще в конце 50-х – в начале 60-х годов. А особенно это трех- и четырехэтажные здания, старые пятиэтажки. Особенно это в субъектах Российской Федерации. Да хотя бы Московскую область возьмите. Заходишь в этот дом – мало того, что эти газопроводы уже все замурованы годами, потому что обслуживание проводилось, будем говорить, спустя рукава. Нужно, конечно, менять, реконструкцию проводить. И Фонд капитального ремонта, который был введен на законодательном уровне, – это не просто так, что давайте людям выставлять счета на капитальный ремонт и так далее, а это вызвано необходимостью.

Конечно, есть и такие вещи, когда наши технологии шагнули вперед. Я хочу отметить встроенную кухонную мебель, духовки газовые. Они есть в продаже, их люди покупают, ставят. И очень много несчастных случаев, которые происходят, именно связаны с духовками, встроенной кухонной мебелью. Они должны быть исключены для установки в малоквартирных домах. Их нельзя установить без нарушения. Доступ к газопроводу для проверки и осмотра там невозможен. Это заложенная бомба, которая там действительно… Она красивая, но это бомба, это действительно то, что приносит вред для людей.

Мероприятия, которые связаны у нас с установкой газовых извещателей, которые сигнализируют о наличии газа. Ну, у нас есть целый ряд задач, которые решает уже наличие одоранта. И это в первую очередь – наличие одоранта. А вот контроль за ним в сети газораспределения должен идти постоянно. Почему запах газа? Мы говорим о запахе газа, потому что это первый сигнализатор. А вот установить датчики в квартирах просто невозможно, потому что точек утечки газа – их множество. А даже если мы поставим датчика три, четыре, пять, они не обеспечат действительно ту задачу, которую мы надеемся решить.

Виталий Млечин: То есть получается, что нет такого датчика, который даже с относительно небольшим пространством кухни мог бы справиться, накрыть его?

Александр Мачулин: Дело в том, что небольшое пространство кухни – это идет 14 кубов, которые для четырехконфорочной плиты. И обмен воздуха – 50 кубов в час – должен постоянно обеспечиваться. Этот газ… Мы же не говорим о том, что распилили газопровод и дали тут со средним давлением газ туда. Он с низким давлением, там порядка 80–120 миллиметров давление идет. Кроме того, мы говорим о микроутечках, об утечках незначительных в резьбовых соединениях и так далее. Путем накапливания может создаться концентрация – что очень характерно для духовок.

Виталий Млечин: Получается, что утечки обычно же в местах стыков.

Александр Мачулин: Абсолютно верно.

Виталий Млечин: Ну, редко посередине какой-то трубы…

Александр Мачулин: Ну, коррозия – это редко, редко, конечно, это редко бывает, но она бывает.

Виталий Млечин: Я просто к тому, что таких точек стыков же не очень много обычно.

Александр Мачулин: Ну, если на квартиру, то их может быть порядка двадцати, я бы сказал так, потому что…

Ольга Арсланова: Это много.

Александр Мачулин: Да. Ну, достаточно, достаточно этих стыков. И межэтажные перекрытия. Вот эти вещи, которые невозможно… Поэтому от них просто… Нужно, видимо, здесь прийти к тому, что эти датчики необходимо устанавливать. И требование такое есть. Это котельные, это ГРП, ШРП, где замкнутые объемы. Это может быть даже в полуподвальных… Ну, тоже все газопроводы из подвалов у нас уже в России вынесены, нет просто их там, потому что было такое указание в свое время, еще лет десять назад, Ростехнадзора. И все субъекты Российской Федерации во всяком случае донесли о том, что это указание Ростехнадзора выполнено.

Поэтому эти вещи должны быть, во-первых, соблюдаться и потом уже как бы развиваться и совершенствоваться. Конечно, нельзя не говорить о том, что вышедшее из строя газоиспользующее оборудование… Вот тоже очень важный момент. Это в рамках ответственности о защите прав потребителей. Ведь завод-изготовитель устанавливает определенный срок службы. Это каждый из слушателей и зрителей понимает. Когда вы в магазин приходите, в торговую точку, покупаете какой-то прибор, спрашиваете: «А какой же срок службы его?» Ну, как правило…

Ольга Арсланова: То есть вы имеете в виду старые плиты, которые у очень многих стоят?

Александр Мачулин: Да, старые плиты, да. Ну, я говорю о замене, потому что паспорта утеряна, руководства по эксплуатации. Там историю даже не определить. И есть плиты, которые используются по 20, даже до 30 лет. И такие есть. Как и водонагреватели. Они должны быть исключены из оборота. Они должны быть исключены путем технического обслуживания организаций, которые осуществляют. Их задача – именно принять меры все для того, чтобы отключить, установить заглушку и потребовать замены этого оборудования.

Ольга Арсланова: Хорошо, а если у человека нет денег на новую плиту? Кто должен…

Александр Мачулин: Это вопрос действительно тоже серьезный. Мы сейчас прорабатываем вопросы поддержки населения, потому что есть у нас социально необеспеченные люди, которые действительно требуют этой поддержки, потому что… Поменяют, и он останется без газа. Но у него нет средств, даже на лекарства нет средств. И поэтому здесь со стороны государства это должно быть. Не на вот эти газоанализаторы, которые каждый месяц нужно обслуживать, во-первых. Это какие деньги! И так далее. Может быть, здесь продумать целый ряд каких-то мероприятий по финансированию этих проектов. То есть государство в этом ключе должно поработать и предложить.

Ольга Арсланова: Понятно. Послушаем наших зрителей. У нас в эфире Александр из Иркутской области. Александр, здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Александр.

Зритель: Здравствуйте.

Виталий Млечин: В каком состоянии у вас газовая плита, газовые трубы?

Зритель: У меня нет газовой плиты, а есть у родственников, гибким шлангом подсоединена. Но газ-то разъедает этот китайский шланг. А в Киеве у сестры, например, медная труба подведена, там запрещены вот эти всякие шланги китайские к газовому оборудованию подцеплять. Там строго – змеевик, медная труба диаметров 8 миллиметров.

Виталий Млечин: Понятно.

Зритель: А тут к кому ни сунешься – в Якутске, везде эти китайские шланги стоят.

Виталий Млечин: Понятно, спасибо вам большое. Шланги или трубы?

Александр Мачулин: Шланги и трубы? Ну, здесь вопрос, я скажу так. Если все вовремя менять, и действительно продукция, которая поставляется на рынок, она соответствует тем сертификатам, которые торговцы, продавцы заявляют, то, в принципе, они нормальные, шланги. Есть производители разные – и итальянцы, и немцы, и наши отечественные есть, и так далее. И они обеспечивают свою работу в периоде срока служба плиты, 10–12 лет. Это обеспечивается, и это безопасно, и так далее. Но есть целый ряд требований, которые необходимо выполнять при установке этих соединительных рукавов.

Конечно, медь – то, что говорят – она хороша. Но медь – это мягкий металл, который… Есть металлопласт еще, который применяется, и так далее. Вот для жилых домов, в частном секторе, где один хозяин и так далее, там, конечно, может быть, и можно где-то экспериментировать. Хотя наши стандарты предусматривают, разрешают устанавливать именно такие вещи. Ну а есть требования к резиновым шлангам, к внутреннему отверстию: внутреннее отверстие должно быть не менее 10 миллиметров. Такое требование есть.

Вот эти металлические подсоединительные газопроводы, гибкие газопроводы также требуют определенного требования – установка отсекающих и изолирующих вставок. Потому что, допустим, часто бывает так, особенно в старых домах, где с электропроводкой проблемы… А мы знаем, что в жилых домах нет заземления, там зануление. Значит, сам потенциал находится на плите, на стояке. И вдруг оказывается разность потенциалов – и проходит пробой на эту металлическую подводку, и интенсивный выход газа. И пожары возникали, и взрывы возникали, и так далее. Это имеет место быть, да.

И вот здесь нужно быть осторожным. Так вот, для этого и проводится техническое обслуживание, которое должны специализированные организации проводить, выявлять вот эти все вещи и действительно их устранять. Вот здесь слушатель как раз дал ремарочку, что китайские шланги такие. Я не хотел бы говорить про производителя какого-то. Я хотел бы говорить о товаре – качественном и некачественном.

Виталий Млечин: Вот то, что касается этих самых инспекций, обслуживания – поразительным образом совершенно! Наши зрители нам пишут, что либо не приходят, либо приходят, но не смотрят и выписывают большие счета. При этом пишут нам, например, из Курской области: «Я бывший работник горгаза. 60% абонентов отказываются от проведения ТО». То есть поразительно совершенно. Люди жалуются на то, что к ним не приходят, а сотрудники горгаза жалуются на то, что они приходят, но их не пускают. Так кто же прав?

Александр Мачулин: Здесь должны и приходить, должны и пускать. Здесь очень много говорили, особенно лет десять назад, как же защита по Конституции права жилища, допуск. Но если мы заключаем с вами договор, то договор уже обязывает заказчика впустить в квартиру, а меня – исполнить эти самые требования, которые предписаны.

Ольга Арсланова: Тут проблема в том, что приходят очень часто, не предупреждая. Люди на работе, люди не знают. То есть вопрос коммуникации.

Александр Мачулин: Это неправильно. Потому что наши нормативные документы говорят: не ранее трех дней до собственников необходимо довести информацию о том, что будет техническое обслуживание. Составляются годовые графики, которые должны быть вывешены во всех доступных местах. И должны люди знать об этом, до них нужно довести информацию. Вы на работе. Вот сегодня, скажем, было у вас техническое обслуживание. Что, вы можете присутствовать? Конечно, не будете, потому что вы на работе, у вас свой график рабочий и так далее.

Но должно еще быть предусмотрено таким образом, что… Я – занятой человек. Я прихожу вечером. Да, приходили ко мне. У меня должен быть этот телефон, по которому я могу позвонить в специализированную организацию и попросить прийти ко мне, допустим, в ту же субботу или воскресенье и выполнить эту работу, когда я могу быть дома.

Ольга Арсланова: Понятно. Еще один звонок из Удмуртии, Надежда на связи. Здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Надежда.

Зритель: Здравствуйте. Меня слышно?

Ольга Арсланова: Да-да, вы в эфире.

Зритель: Уважаемые ведущие, уважаемый гость, скажите, пожалуйста… Вот я уверена, уверена, что главная причина, главная причина лежит на поверхности. Все, что было в советское время, работало на информативность жителей, то есть потребителей вот этого продукта в виде газа. По всем законам логики человек, потребляя продукт в виде газа, обязан, обязан быть обеспеченным продавцом этого газа информацией, как этим газом пользоваться безопасно. Раньше все подъезды, без исключения во всех подъездах висели…

Виталий Млечин: Скажите, пожалуйста, какой информации вам сейчас не хватает? Вы сейчас какую-то информацию не можете получить?

Зритель: А никто ее не знает, эту информацию.

Виталий Млечин: Так «не знает» и «нет возможности получить» – это же разные вещи. Сейчас информацию можно откуда угодно получить.

Зритель: А невозможно ее получить. Я этот вопрос у себя поднимала в городе, задавала. У нас есть люди, которые занимаются этим. Ну, это никто не слышит. Почему? Главная причина – экономия. То есть на то, чтобы типографию задействовать, развесить во всех подъездах… Они мне ответили: «Вот тысяча каких-то плакатов распечатана, роздана в управляющие компании». А где эти плакаты? Где они висят? Я ни одного не видела. Роликов нет, роликов нет…

Ольга Арсланова: Надежда, я совершенно согласна в том плане, что, например, пожилой человек, у которого нет возможности и желания, может быть, навыков залезть в интернет и почитать, как пользоваться новой плитой, как ее подключать. Если каждый день он будет видеть вот такой плакат, проходя к лифту, например, то что-то, может быть, где-то в голове и осядет.

Александр Мачулин: Вопрос понятен, и он правильный.

Ольга Арсланова: Да, спасибо большое, Надежда.

Александр Мачулин: Да, правильный этот вопрос. Конечно, в рамках сегодняшнего эфира все вопросы и аспекты отразить нельзя, но здесь очень важно…

Ольга Арсланова: Тут вопрос – человеческий фактор. Взрывы эти происходят, потому что люди не осведомлены или потому что нарушают сознательно правила эксплуатации?

Александр Мачулин: Значит, первое. При проведении технического обслуживания, после проведения специалист специализированной организации обязан провести инструктаж и выдать печатный вариант инструкции собственнику. Это принципиально. А это не делается повсеместно, я вам скажу.

Ольга Арсланова: Понятно.

Александр Мачулин: Хотя нормативом это определено. Второе – эфиры. Вот то, что вы сейчас проводите – это действительно то информационное поле, которое необходимо заполнять. И оно должно, учитывая вот такую ситуацию в стране, оно должно быть чем чаще, тем лучше. Во всяком случае каждую неделю информация должна проходить на каналах и в печати.

То, что информационные материалы в подъездах, на стендах – это тоже одно из таких направлений, что нужно использовать. Потому что, к сожалению, ведь о пожарах… Вспомните, сколько было, что при пожаре звонить туда, картинки вот эти, огнетушители и так далее. Тут же должна быть аналогичная ситуация. И слушатель совершенно правильно говорит.

Виталий Млечин: Давайте узнаем, что думаем Земфира из Татарстана. Земфира, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вас приветствует Республика Татарстан, город Бугульма. Я хочу сказать по поводу техобслуживания коротко. Суть дела будет в другом.

У нас приходят без объявления, без предупреждения, соответственно, когда люди все на работе. Есть квартиры, они придут, помазком помажут, включат колонку, включат газовую плиту – все. После этого: «Подпишите акт, что у вас прошло техобслуживание. И будь добры, потом заплатите 500 рублей». 500 рублей мы заплатим. И в течение месяца мы имеем право… Раньше в течение года эта оплата действовала, а это в течение месяца. Если, не дай бог, у нас что-то сломалось, мы должны подать заявочку, сходить, отпроситься с работы, назначить день, сидеть. Приходит слесарь, монтажник… Или как там? Ну, специалист газовой службы. Снимает запчасть, которую надо отремонтировать. Мы идем в магазин и покупаем. Идем и опять делаем заявку в горгаз, с работы отпрашиваемся. И опять день назначается, мы сидим и в течение дня ждем этого человека. Все. Конечно, зажрались газовики.

Но у меня вопрос не по этому поводу. Буквально у нас уже, наверное… Я не знаю, как в других городах, но у нас уже не первый случай. 28 декабря девушка принимала ванную. Соответственно, видимо, колонка была с запалом. Сейчас есть колонки газовые, так называемый «автомат», которые… Пользуешься водой – запал горит, выключил – запал тухнет. А эта, видимо, была с запалом. И потух запал – девушка угорела.

Буквально где-то в прошлом году, в середине лета… Я не могу сказать, потому что это мы читали, у нас есть наша местная газета, там эта информация прошла. Молодая семья снимала на первом этаже квартиру – муж, жена и ребенок. Тоже угорели, увезли. Неделю, наверное, где-то были в реанимации. Мужа, главу семейства, спасли. Ребенка спасли, но ребенок инвалид. А женщину 37 лет спасти не удалось. И газовики говорят, что вина того, кто снимает квартиру, хозяев квартиры.

Когда у меня тоже такое же было, у меня в одной квартире случился разрыв. Я не пользовалась этой квартирой. Видимо, шла обратная тяга, в газовой колонке был остаток воды. Когда потепление случилось в доме, в квартире и на улице, прорвало. То есть я затопила соседей. Когда я вызвала газовика-слесаря, он говорит: «Это у тебя из обратной тяги остаток воды в колонке замерз, поэтому и случился прорыв». Хорошо. Почему у нас такое происходит, обратная тяга? Начала у него спрашивать. Он говорит: «Только не говори никому. Обратная тяга? Вы поставили пластиковые окна». Я говорю: «И что?» – «Нет вентиляции». Как нет вентиляции? У нас на кухне газовая труба идет в шахту. Есть там еще такая дырочка, которая…

Ольга Арсланова: Ну, формально, да, так и есть.

Зритель: Приходят, проверяют, зеркало вставляют – видно там небо или не видно. Потом у нас в ванной есть. Почему они говорят, что мы установили пластиковые окна?

Ольга Арсланова: Понятно.

Зритель: Как они мне говорят: «Вы должны принимать душ, пользоваться колонкой и открывать окна».

Ольга Арсланова: Отлично, спасибо.

Виталий Млечин: Особенно зимой. Да, спасибо большое.

Ольга Арсланова: Давайте об этих нюансах тоже поговорим. Нам еще зритель тут написал: «Все ли взрывы из-за газа непосредственно, если провести аналитику и сопоставить «за» и «против»? В советские времена произошел взрыв в трехэтажном доме, разворотило только квартиру, а дом до сих пор живет и здравствует, никто не пострадал. В Париже вот недавно был взрыв в булочной – погиб один человек, а весь дом цел. А у нас много разрушений, и из-за этого тоже больше жертв».

Некие факторы строительные, я не знаю, вот эти окна пластиковые – все это может тоже влиять на масштаб разрушений и на количество жертв?

Александр Мачулин: То есть влияет и конструкция здания, и его укрепление, и вот эти пластиковые окна, о которых мы говорим. На кухне обязательно должна быть форточка или фрамуга. Включаешь ты плиту – форточку приоткрой, потому что это связано с вентиляцией. Потому что проверяем вентиляцию, форточки закрыты – вентиляции нет. А для того, чтобы проверять ее, необходимо приоткрывать форточку – и тогда сквозняк так называемый дает возможность тяги. То есть вот эти все вещи, которые элементарные, они как бы требуются.

Но я хотел бы здесь, учитывая, что уже у нас мало времени, хотел бы отметить еще одно, особенно слушателям. Есть еще ответственность изготовителя, который несет ответственность за товар путем уполномоченной организации (так называемые сервисные центры) на проведение ремонтов. Потому что организации, которые специализированные, они не все уполномочены проводить ремонт.

Ольга Арсланова: Вы имеете в виду ремонт газового оборудования?

Александр Мачулин: Товара, да. Потому что газовое оборудование у нас – и стояки вот эти, и газопроводы, и приборы учеты, и так далее.

Ольга Арсланова: А что это значит для жителей? То есть если какие-то есть проблемы, к кому они должны обращаться?

Александр Мачулин: Они должны… В руководстве по эксплуатации есть телефоны сервисных служб, которые указал изготовитель. И по этим телефонам вызывать действительно представителей сервисных центров, которые замену деталей произведут и так далее. Конечно, здесь сразу рассматривают двойные платежи: вроде те пришли и за техническое обслуживание взяли деньги, не отремонтировали, а эти пришли.

Но здесь так установлен закон. Ответственность за безопасность использования товара, который изготовитель, и платит за это деньги, и обеспечивает безопасность пользователя. И есть службы, которые обеспечивают безопасность эксплуатации сети, дома в целом и населения в многоквартирных домах и в жилых домах. Вот нужно разделять такие моменты.

Виталий Млечин: Сергей из Московской области до нас дозвонился. Здравствуйте, Сергей.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, Сергей.

Виталий Млечин: Говорите, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте. Александр, вот такой вопрос. Как может быть, что пять лет назад… У меня потек АОГВ. На заводе я купил за 13 тысяч. Установить, позвонил в газовую компанию – с меня запросили 14 тысяч. Чтобы вызвать мастера, течет конфорка, газ, звоню 04 – говорят: «Перекройте кран или оплатите нам ежегодно 6 тысяч, а потом вызывайте». Как это может быть? 2,5 тысячи стоит конфорка. Кто может себе позволить из пенсионеров поменять АОГВ или конфорку? Конечно, будут вызывать дядю Васю, дядю Петю, кто этим занимается. АОГВ менять через 7 лет положено, а будут менять его через 27 лет. Поэтому и будут взрывы.

Виталий Млечин: Да, Сергей, спасибо большое, вы правы.

Александр Мачулин: Совершенно верно. Мздоимство вот это, которое существует сейчас повсеместно, оно стало предметом обсуждения и в ФАС России. И сейчас новый состав Министерства строительства, действительно довольно активно в последние 3–4 месяца взялись. Я думаю, что сейчас на выходе выйдет целый ряд документов, которые также поставят какие-то препятствия именно этим вещам. Потому что не может так быть: стоимость колонки – 7 тысяч, а вот установка ее может быть… Ну, неправильно это все!

Потому что мы, в конце концов… Я всегда и своих призываю коллег и так далее. Мы должны бороться, вот три решить задача: качество обслуживания, прозрачность и минимизация цены. Конечно, мы здесь, так сказать, не собес. Все расчеты должны проводиться, они должны быть обоснованы, но это не должно быть действительно необоснованными тарифами или стоимостью, которая даже непосильна людям. Здесь, конечно, в первую очередь гражданин, наш человек.

Ольга Арсланова: Вот у нас тут как раз пишут: «Техобслуживание должно включаться в стоимость газа, как было раньше. Стоимость обслуживания не должна превышать 500 рублей. Сейчас – 1 000 рублей как минимум». Многие люди пишут нам о том, что вынуждены отапливаться газом, включать конфорки, потому что в домах холодно. Опять же привет тем, кто предоставляет услуги ЖКХ. А денег нет на то, чтобы, например, дополнительные источники обогрева установить.

Александр Мачулин: Формирование именно стоимости…

Ольга Арсланова: Все упирается в то, что платежеспособность населения крайне низкая.

Александр Мачулин: Да, да, да. Вот есть такое. Я думаю, что мы сейчас… Я еще раз повторяюсь, что мы с Минстроем мы сейчас определенные механизмы предпринимаем для того, чтобы действительно минимизировать цены на техническое обслуживание ВКГО, потому что основное бремя там идет, собственник платит именно за техническое обслуживание газоиспользующего оборудования, вот это. Его нужно, конечно, снять и немножко облегчить ношу нашего жителя.

Виталий Млечин: Давайте (буквально у нас минутка осталась) все-таки еще раз вернемся к взрыву в Париже. Очевидно совершенно, что это не только наша проблема, а что, в общем, во всем мире, где есть газовое оборудование, время от времени оно взрывается. Как, может быть, в других странах есть какой-то опыт, который, может быть, нам следовало бы тоже учесть каким-то образом?

Александр Мачулин: Если брать именно опыт в других странах, то, что мы перенимаем и так далее, то нужно менять психологию отношения, культуру обращения с газовым оборудованием. Если газопровод оборван, если он не покрашен – значит, люди должны стучать и говорить управляющей организации: «Приведите в порядок, не проходите мимо». Если слышно в подъезде, что запах, то аварийка должна приехать и локализовать этот участок, а не говорить: «Я приеду послезавтра, приходите завтра». Вот эти все вещи.

То есть культура обращения с газом, безопасным, ярчайшим таким продуктом энергоэффективным, другое отношение к нему – как к взрывчатому веществу. Здесь должна быть культура, действительно, и понимание ответственности за то оборудование, которое у тебя находится.

Виталий Млечин: Спасибо, спасибо вам.

Ольга Арсланова: Спасибо большое.

Александр Мачулин: Спасибо и вам за приглашение.

Ольга Арсланова: Напоминаем, это тема нашего дня, мы вернемся к обсуждению взрывов газа в России вечером в программе «Отражение». А в нашей студии сегодня был Александр Мачулин, генеральный директор «Промгазэнергосервиса», председатель подкомитета по газовому хозяйству Торгово-промышленной палаты. Большое вам спасибо.

Александр Мачулин: Спасибо и вам.

Виталий Млечин: Вернемся через пару минут. Никуда не уходите, пожалуйста.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Что должен знать собственник?

Комментарии

Дмитрий
Для простого обывателя все газовики одинаковые, и те которые за плитами должны смотреть, и те которым они деньги платят за газ, и те которые на аварии выезжают, но сейчас это ТРИ СОВЕРШЕННО РАЗНЫЕ структуры!!! И не одна из них государственной не является... А еще есть строители газопроводов, над которыми совсем недавно, даже функций строительного контроля толком то не было!!! Проблема в существующей организационной структуре и в том, что менеджеры с экономическим образованием, предварительно разогнав всех технарей, на проблему безопасности смотрят отрешенно...
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты