В целом количество бюджетных мест у нас не сокращается уже довольно долго, просто их перекидывают с одного вуза в другой

Гости
Александр Милкус
обозреватель Издательского дома «Комсомольская правда», заведующий лабораторией НИУ ВШЭ

Иван Гостев: В завершающей части нашей программы поговорим про грибы, так что ждем в эфире наших грибников, пожалуйста, готовьте ручки, блокноты, телефоны и звоните нам. А прямо сейчас обсудим наше образование, тем более что сейчас в разгаре вступительные экзамены в российские вузы.

Дарья Шулик: Да. Президент весной велел увеличить количество бесплатных мест. Деньги выделили, а министерства до сих пор не отчитались, где и сколько мест. Как же так? Вступительная кампания уже идет, а ничего не происходит. Звоните нам, пишите, нам очень интересно ваше мнение.

А мы будем его обсуждать вместе с нашим экспертом Александром Милкусом, обозревателем Издательского дома «Комсомольская правда», заведующим лабораторией Высшей школы экономики.

Иван Гостев: Александр Борисович, здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте, Александр Борисович.

Александр Милкус: Здравствуйте.

Иван Гостев: Рады вас видеть в нашей виртуальной студии.

Ну что, первый вопрос. В мае Владимир Путин заявил, что будут созданы, что имеет смысл создать дополнительные места в вузах. Сейчас есть понимание, сколько их будет, в каких университетах?

Александр Милкус: Понимание есть, около 30 тысяч бюджетных мест в этом году будут добавлены государственным вузам. Пока вот я тоже жду от Министерства науки и высшего образования, когда они скажут, как эти места будут распределены. Мне сказали, что на следующей неделе должен быть приказ.

Но я думаю, что, если мы поделим количество этих мест на количество вузов даже региональных, а речь в основном шла, конечно, о добавлении мест региональным вузам, хотя была оговорка, я говорил об этом с заместителем министра науки и высшего образования Афанасьевым, может быть, будут добавлены и места в столичные вузы. Так вот, если добавить, если их поделить на количество вузов государственных, а их у нас больше 400, то, конечно, я думаю, что прибавка в несколько десятков, может быть, спасет каких-то абитуриентов, но, в общем, наверное, погоды не сделает.

Дарья Шулик: Александр Борисович, а вы говорите, что прибавляются бюджетные места, а я вот знаю, что, например, в Южном федеральном университете, наоборот, бюджетные места с этого года сократили.

Александр Милкус: Ну, я не могу прокомментировать это, я не знаю, что там сократили...

Дарья Шулик: Ну то есть эта программа распространяется не на все регионы или как? Почему так происходит?

Александр Милкус: Во-первых, эта программа распространяется на региональные вузы и места распределяются по согласованию с местными властями, с губернатором, с экономикой, для того чтобы понимать, где нужно добавить места, где нужны дополнительные специалисты.

В целом количество бюджетных мест у нас не сокращается уже достаточно долго, просто их перекидывают с одного места на другое. Было время, когда решили, что нам надо много инженеров, прибавили места инженерным специальностям, получилось не очень хорошо, потому что в некоторых вузах добирали уже и троечников, потому что места бюджетные были, а заполнить их было некому. Понятно, что давайте мы не будем брать ребят-троечников, которые потом будут, условно говоря, проектировать вертолеты.

Поэтому все время идет какой-то баланс, и я думаю, что баланс в ближайшее время будет найден по ситуации в этом году. И вступительные экзамены в принципе в этом году, можно сказать, что сегодня и закончились. Кстати, сегодня в Москве выпускной...

Дарья Шулик: Выпускной, да.

Александр Милкус: Основная волна ЕГЭ в этом году закончилась, но с сегодняшнего дня резервные дни, ребята пересдают.

Иван Гостев: Ага.

Дарья Шулик: А как по-вашему, вот по поводу ЕГЭ, в этом году из-за пандемии ЕГЭ сдают только те, кто решил поступать в вузы. По-вашему, насколько это хорошая практика?

Александр Милкус: Вы знаете, сейчас идет интересная дискуссия. Мне кажется, что она должна выплыть в какие-то положительные моменты. Вообще ЕГЭ у нас задумывалось как совмещение вступительных и выпускных экзаменов.

Дарья Шулик: Ага.

Александр Милкус: Но тогда, я напомню, это было начало 2000-х гг., была действительно очень сложная ситуация в образовании и в высшем, и в среднем, и нужна была такая линейка, для того чтобы многие школы, которые за 1990-е гг. понятно по каким причинам снизили качество, как-то вот подпрыгнули до этой вот планки, чтобы можно было хоть какое-то качество образования гарантировать. Потому что понятно, что «пятерка» у абитуриента в аттестате, с которым он поступал, московского или из какого-нибудь небольшого городка – это разные «пятерки», а ребята поступали вот с таким вот диссонансом, с таким отсутствием пропорции.

Дарья Шулик: Ага.

Александр Милкус: Сейчас, в этом году впервые выпускники, которые не поступают в вузы, не сдавали ЕГЭ, получили аттестат, и ничего страшного не произошло. Вполне возможно, что есть смысл дальше ЕГЭ использовать только как вступительные экзамены в вузы. Может быть, в этом и есть какой-то смысл. Я думаю, что вот итоги этого года будут обсуждены и проанализированы, может быть, такой вариант есть. Я знаю, что такие дискуссии в профессиональном сообществе происходят. Посмотрим, посмотрим.

Ну вот в тех же Штатах, вот мы говорим, что у нас якобы ЕГЭ списано с Америки, это не так, это совсем по-другому. Но у них экзамены SAT 2 и SAT 1 – это экзамены, которые нужны для поступления в колледжи и в университеты. Ничего... трагического, может быть, достаточно...

Дарья Шулик: Вполне логичная инициатива, действительно.

Иван Гостев: Ну да.

Дарья Шулик: Зачем...

Иван Гостев: Александр Борисович, а как вот вы считаете... Не знаю, как в Америке вот эти SAT 1, SAT 2, но ЕГЭ, насколько я знаю, можно сдавать один раз. Может быть, стоило бы предусмотреть возможность сдавать несколько раз? Допустим, не сдал, не сумел подготовиться, на следующий год, через полгода сдать еще раз?

Александр Милкус: Ну вот на следующий год я категорически против. Были попытки Рособрнадзора сделать пересдачу в сентябре, они провалились, ну потому что дети не пришли: ну зачем в сентябре сдавать, пересдавать ЕГЭ, когда приемная кампания в июле-августе?

Я всегда выступал и сейчас точно уверен в том, что нам нужно несколько волн и несколько возможностей пересдачи ЕГЭ. Если мы говорим, что ЕГЭ нужен для развития страны, для того чтобы лучшие ребята поступали в лучшие вузы, то нам нужно, чтобы они поступали с лучшим результатом. Почему мы даем им один шанс? Ну перенервничал, забыл что-то, может, случайно не то задание посмотрел, и вот из-за этого у абитуриента возникают проблемы с поступлением.

Я думаю, что по тем профильным предметам, по которым ребята хотят поступать в вузы, наверное, можно начинать прием экзамена, может быть, с января-февраля, с тем чтобы дать ребятам 3–4 месяца на подготовку. Ну сдал он, например, и считает, что не очень хорошо сдал в январе-феврале, через 2–3 месяца подготовился и пересдал.

И как это сделать? Я думаю, что несложно: можно организовать постоянные или время от времени собирающиеся, раз в 2–3 месяца, комиссии, которые в регионах принимают ЕГЭ, ребята их сдают, я не думаю, что их будет много и будет большая нагрузка и на бюджет, и на экспертов, которые проверяют. Но таким образом мы снимем главное – это вот стресс у ребят...

Иван Гостев: Стресс губительный.

Александр Милкус: ...которые понимают, что у них один шанс и нужно вот... Вот в этом году во многих городах была очень жаркая погода, ребята сдавали при жаре 30–35 градусов. Ну, наверное, нужно делать поправку на такие ситуации.

Иван Гостев: Ну да, может быть, будет меньше стресса, будет меньше скандалов, как, например, в этом году с ЕГЭ по химии.

Александр Борисович, давайте послушаем вместе с вами звонок. К нам дозвонилась Марина из Москвы.

Дарья Шулик: Марина, здравствуйте, мы вас слушаем.

Зритель: Здравствуйте.

Скажите, пожалуйста, как вы вот относитесь к рекомендациям, которые сейчас вот иногда, бывает, педагоги школьникам советуют, что проще поступить в вузы? Можно не идти в 10–11-е классы, а пойти после 9 класса в колледж, отучиться в колледже и без экзаменов, без этих ЕГЭ, которые так пугают учеников, поступить в вуз.

Дарья Шулик: Без стресса.

Иван Гостев: Да.

Зритель: Некоторые регионы, я так знаю, вроде как принимают после вот этих колледжей сразу на III курс, но в Москве, как я выясняла, только на I курс. Стоит ли вот таким вот путем идти, чтобы избежать этого экзамена?

Иван Гостев: Ага, Марина, спасибо.

Дарья Шулик: Спасибо за ваш вопрос.

Иван Гостев: Вот мы сейчас как раз и спросим у Александра Борисовича. Как вы считаете?

Александр Милкус: Ну смотрите, есть очень интересные вещи, которые вот происходят последние 2–3 года. Да, действительно, были исследования буквально 2017–2018-х гг. о том, что до 40% студентов, которые поступали в колледж, избирали такой путь, для того чтобы обойти ЕГЭ. Я, честно говоря, не очень уверен, что это правильно, потому что другие-то сдают.

Но очень интересная история этого года, я как раз разговаривал с руководителями колледжей, среднего профессионального образования: гораздо меньше в этом году и в прошлом году ребят поступали после колледжа в университеты и в вузы. То есть сейчас профессиональное образование настолько буквально за несколько лет прибавило в популярности, люди получают хорошую профессию, могут работать, и уже не всегда есть такая мотивация, для того чтобы только поучиться в колледже и потом поступить в вуз.

Потом, действительно, не только в Москве по направлению подготовки, по которому ты учился в колледже, ты можешь поступить в университет. Можно поступить на II курс, но нужно досдать те необходимые дисциплины, которые проходили на I курсе, потому что далеко не всегда программа колледжа совпадает с программой I курса. Так что раньше сэкономили год, сейчас такой вариант, в общем, далеко не всегда проходит. Но вот...

Дарья Шулик: Александр Борисович, давайте послушаем, у нас есть еще один звонок из Санкт-Петербурга.

Иван Гостев: А давайте почитаем сообщения для начала. Вот Ленинградская область как раз нам пишет: «Нам нужны технари-практики, для этого всех призываю идти в колледжи», – ну вот такая интересная рекомендация. Вот, пожалуйста, из Пермского края: «Год назад старший сын поступал в Пермский политехнический университет, 80% бюджетных мест, все нормально, поступил в первой волне», – надеюсь, хорошо учится там.

Дарья Шулик: И возвращаемся к нашему звонку из Санкт-Петербурга, к нам дозвонилась Светлана. Светлана, здравствуйте, мы вас слушаем.

Зритель: Да, здравствуйте.

Я бы хотела поднять вот такой вопрос очень острый. За счет того, что в Петербург и в Москву приезжают очень много иногородних поступать... Дело в том, что получается, что наши ребята, коренные жители Петербурга, не имеют такой возможности в полном объеме учиться в вузах и, к сожалению, учатся только платно, но не все могут себе этого позволить.

Вы понимаете, было бы очень хорошо, если бы развивали все-таки регионы и там бы появлялись специалисты. Все-таки в приоритете должно быть местное население, которое здесь проживает, которое имеет здесь корни, историю, потому что это их родной город. Я думаю, что это были бы великолепные специалисты, очень интеллигентные, хорошо воспитанные и знающие свой город.

Поэтому необходимо развивать регионы, чтобы ребята имели возможность учиться в своих городах. А в таком городе, как Петербург, очень важно, чтобы именно коренное население могло поступать в вузы, чтобы двигать и культуру, и науку как бы вот в соответствии с этим городом, с его ну вот менталитетом.

Дарья Шулик: Спасибо, Светлана.

Иван Гостев: Спасибо большое.

Дарья Шулик: Ну вот смотрите, Александр Борисович, предлагают, видимо, закрепить какое-то определенное количество мест именно за, скажем так, коренными жителями вот этого города, собственно говоря, где и есть вуз.

Александр Милкус: Слушайте, не дай бог нам вот последовать этому совету. У нас страна большая, единая и федеральная. Учиться должны те, кто хорошо закончил школу. Вот у нас как раз ЕГЭ и вводилось для того, чтобы мы могли ребят из регионов хороших, талантливых учить так же в столичных вузах, как и ребят, которые родились в Москве и Санкт-Петербурге. То, что нужно развивать региональные вузы, – это не для того, чтобы оттуда, значит, не приезжали в Москву хорошие ребята. Региональные вузы надо развивать, для того чтобы развивать экономику регионов.

И кстати, я вот буквально недавно разговаривал с ректором Тольяттинского государственного университета, сильный университет хороший, там учатся москвичи, там учатся ребята из Питера, потому что они знают, что они в этом вузе получат хорошие знания. Ни в коем случае, еще раз говорю, нельзя считать... Мы страна большая, вузы федеральные оплачиваются из федерального бюджета, и равные права должны быть и у москвичей, и у питерцев, и у ребят из Екатеринбурга, и у ребят из какого-то небольшого города.

Дарья Шулик: Ну то есть мы страна большая, на мой взгляд, на всех вузов хватит и мест в них?

Александр Милкус: Конкурс должен быть по знанию, а не по месту прописки. Нам нужны хорошие специалисты; чем сильнее ребята подготовились в школе, тем лучшего качества мы получаем выпускников. А дальше уже проблема экономики и центральных городов, столиц, и других заинтересовать, чтобы вот эти выпускники тех же питерских вузов, московских приезжали в регионы и двигали там экономику, предоставлять им нормальную работу, жилье, возможность социального роста.

Дарья Шулик: Уж коль мы затронули тему школы, я предлагаю тоже перейти...

Иван Гостев: Об учителях поговорить.

Дарья Шулик: ...поговорить немножко, да, об учителях, которым в этом году, на мой взгляд, так досталось, можно сказать, хорошо, и вот сейчас вместо того чтобы отдыхать, насколько я знаю, у них должен быть увеличенный летний отпуск, вместо этого все они находятся на работе. Вот как по-вашему... ?

Александр Милкус: Во-первых, давайте тоже... Больше всего не люблю, когда мы обобщаем.

Дарья Шулик: Ага.

Александр Милкус: Не все. У нас около 1,5 миллионов учителей, по моим подсчетам, ну прикидкам, я со специалистами говорил, ну около, наверное, 200–300 тысяч у нас задействованы были на проведении Единого госэкзамена в пунктах проведения как наблюдатели и как организаторы в пришкольных лагерях, потому что тоже надо как-то было организовывать отдых детей, а выездные лагеря во многих регионах закрыты, или там принимают только 50% ребят по сравнению с теми мощностями, которые были.

Значит, первое. Во-первых, значит, многих отправляли отдыхать в июне. Во-вторых, у нас не задействованы учителя младшей школы в такой работе, значит, они отдыхают сейчас. В-третьих, еще 17 июня Министерство просвещения разослало рекомендации и методические указания, как действовать в этом случае. Есть предусмотренные законом правила, учителя имеют право на компенсацию неотгулянного отпуска, а у учителей 56 дней рабочих состоит отпуск. И второе: во многих регионах, я разговаривал опять же с министрами региональными образования, будут составляться такие вот плавающие графики во время учебного года, когда люди могут отдохнуть ну хотя бы неделю-две, кто-то друг друга будет подменять. Поэтому вот точно учителей не оставят, не должны по крайней мере оставить без внимания.

И еще я бы рекомендовал учителям, у которых есть действительно проблемы, есть у нас достаточно активный профсоюз работников образования, нужно туда обращаться, если вдруг где-то вас кто-то обидел. Но конечно, в этом году форс-мажорная ситуация, и тяжело было всем, и учителям в частности, может быть, кто-то и не отгуляет весь отпуск, сложно будет отдыхать во время учебного года, учителя вряд ли согласятся оставлять свой класс, пойти где-то подышать воздухом. Может быть, удастся отдохнуть на осенние каникулы. Но проблема действительно такая есть, она всеми, кто занимается образованием, понимается.

Иван Гостев: Александр Борисович, давайте несколько сообщений прочитаем, что нам пишут наши телезрители из разных регионов. Вот Ленинградская область очень активно у нас участвует в обсуждении: «В государственных вузах места должны быть только бюджетными, а то развели частную лавочку: тут платим, тут даром даем. Есть негосударственные учебные заведения, вот там пусть за деньги и учат».

Дарья Шулик: Вот, кстати, к теме ЕГЭ, это не одно такое сообщение, вот это конкретно из Московской области: «В связи с ЕГЭ обсуждаем многое, но главное, что он привел и продолжает вести наше среднее образование к деградации». И вот, кстати, Александр Борисович, таких сообщений очень много, очень какое-то негативное отношение, видимо, у родителей вообще к этому экзамену.

Иван Гостев: Ну вот к формату тестов. Вот Калужская область тоже пишет: «Качество образования очень снизилось. Где воспитательная функция школы?» Александр Борисович, как вы считаете, может быть, мы забываем об этой функции?

Александр Милкус: Ох, вы навалили вопросов, нам, наверное, дня три надо будет на них отвечать.

Во-первых, по поводу воспитания: вчера в третьем чтении принят закон о воспитании, который предложил президент, воспитательная составляющая будет в школах прямо вот с 1 сентября увеличена. Дан год, один учебный год, на то, чтобы школы перестроили, вернее не то что перестроили, но развили свои программы воспитания в соответствии с этим законом, который вот теперь принят.

Второе: мы все время пугаемся вот этого ЕГЭ, его пугаются родители. Я знаю точно социальные опросы, результаты опросов социологических: популярность ЕГЭ растет по мере того, как дети его проходят. Семьи, которые не сталкивались с ЕГЭ, действительно его отрицают. Давайте мы все-таки вспомним, что у нас кроме Единого госэкзамена есть еще целая сеть олимпиад, по которым дети талантливые могут поступать и поступают в вузы. Это такой комплекс: кто-то поступает, талантливый ребенок может поступать по результатам олимпиады, и у них, кстати, приоритет, потом только ЕГЭ.

ЕГЭ очень сильно меняется. Мы уже, наверное, слово «тесты» ставить как характеристику ЕГЭ не можем. Вот вы сегодня упомянули «скандал», я бы его назвал, на ЕГЭ по химии. А вот когда мы разбирались, и кстати, я участвовал в вашей программе про вот эту историю по химии, оказалось, что многих ребят или даже не ребят, а больше их преподавателей и репетиторов заставило задуматься чуть-чуть по-другому переформулированное задание, где надо было чуть-чуть больше подумать, где нужно было применить мозги и очень элементарное знание математики. Поэтому ЕГЭ все больше и больше дрейфует в сторону экзамена для знаний, для понимания, для чего вам это нужно.

Кстати, тоже интересная вещь: я вот буквально недавно разговаривал с молодыми педагогами московскими, директорами школ, они такую игру делали, как будет дальше развиваться наше образование. Так вот они все пришли к выводу, что после 2030–2035-х гг. ЕГЭ отомрет, ЕГЭ уже не будет нужно, потому что будут отслеживать цифровые следы ребенка, и вы будете понимать уже с 5–8-х классов, к чему у ребенка есть тяга, где он талантливый, и по результатам обучения в течение года...

Дарья Шулик: То есть у каждого ребенка будет такой своеобразный свой рейтинг, что ли?

Александр Милкус: Не то что рейтинг, портфолио. Портфолио и сейчас создается, а вот со временем все достижения, интересы могут быть собраны, и можно будет посмотреть лет через 10 к окончанию обучения в школе, действительно... Мы же сами прекрасно знаем, что вот учителя и родители уже к окончанию школы знают, что вот этот ребенок инженер будущий, этот ребенок филолог, этот..., и ЕГЭ сейчас как бы подводит такую планку. Если мы будем собирать данные про ребенка, допустим, довольно долго во время его обучения, то к концу учебы в школе не нужно будет его еще раз экзаменовать, потому что уже будет все понятно. Так что ЕГЭ будет трансформироваться.

Иван Гостев: Александр Борисович, давайте послушаем вместе с вам телефонный звонок, Михаил из Краснодарского края нам звонит.

Дарья Шулик: Здравствуйте, Михаил.

Зритель: Да, здравствуйте. Ну, я, конечно, ухо устало держать трубку.

Я хотел бы ответить той женщине, которая говорила о том, что надо только Ленинград, ленинградские вузы и прочее. Понимаете, это полная ерунда. Вот у меня сын поступил в Бонч-Бруевича, до III курса он был круглым отличником, круглым отличником. Я разговаривал с деканом, на бюджет он должен был автоматом перевестись, но очень много разговоров, что там вот студентка, у нее там мать-одиночка, там что-то... А мои друзья сказали: ну подари им компьютер, и все, переведут.

Понимаете, в чем дело, хорошо, что фирма увидела моего фирма и начала ему платить с III курса, просто приплачивать.

Дарья Шулик: Ага.

Иван Гостев: Ага.

Зритель: И он доучился нормально, так сказать, я практически за него уже не платил. Вот ерунда какая-то. И давайте так: на бюджет надо переводить тех, кто хорошо учится, а не тех, кто там живет.

Иван Гостев: Хорошо, спасибо большое за ваше мнение. Александр Борисович, ну вот буквально коротко – есть ли такая практика перевода с платного на бесплатное?

Александр Милкус: Вы знаете, достаточно много такой практики. Но я хочу напомнить родителям, уже второй год у нас действует целевой набор. Это не как раньше какой-то, не знаю, орган власти или предприятие посылало троечников, которые договорились, может быть, и они поступали вне конкурса. Сейчас есть возможность, и вот наш слушатель как раз, как я понял, из Краснодара и говорил об этом. Есть целевой набор, когда ребенок проявил себя (ну ребенок, второкурсник, для меня и первокурсник тоже ребенок) как талантливый человек, предприятие может его взять как бы на буксир, оплачивать ему и стипендию повышенную, и его учебу, если он учится платно, для того чтобы он потом на это предприятие пришел.

И это правильно, когда замечают талантливых ребят на I–III курсах, могут их вести, могут их просто заинтересовывать своим производством и получать молодых специалистов, которые мотивированы работать на этом предприятии. Это вот то, что сейчас появилось, и мне кажется, что родители должны знать об этой возможности. Если раньше только на I курсе можно было зачислиться, то теперь и на II, и на III курсе есть возможность найти себе вот такого вот партнера.

Дарья Шулик: Спасибо, Александр Борисович. Я напомню, с нами был Александр Милкус, обозреватель Издательского дома «Комсомольская правда», заведующий лабораторией Высшей школы экономики.

Иван Гостев: Ну что, сейчас «Несерьезные новости», а буквально через несколько минут будем обсуждать грибную тему.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Эксперт Александр Милкус - о доступности высшего образования