Александр Сафонов: Если мы говорим о развитии социального контракта как института, то безусловно у регионов встанет вопрос о его финансировании

Гости
Александр Сафонов
проректор Академии труда и социальных отношений, доктор экономических наук, профессор

Александр Денисов: Социальный контракт против бедности: президент дал поручение распространить эту меру социальной поддержки по всей стране. Ее уже ввели в Калужской, Томской, Вологодской областях.

Марина Калинина: Суть этого социального контракта в том, что государство помогает людям в трудоустройстве, повышении квалификации, переобучении и при необходимости выдает средства на развитие бизнеса, подсобного хозяйства своего, например, но при этом люди берут на себя определенные обязательства. В ближайшие 5 лет, как заявил вчера Владимир Путин, программой смогут воспользоваться до 9 миллионов человек.

Александр Денисов: Тему обсудим вместе с вами, а также с нашим гостем Александром Львовичем Сафоновым, проректором Академии труда и социальных отношений, доктором экономических наук, профессором. Александр Львович, здравствуйте.

Александр Сафонов: Добрый день.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Давайте разберемся с самого начала: социальный контракт – это контракт между кем и кем?

Александр Сафонов: Ну начнем с того, что идея социального контракта прописана в законе аж с 2012 года. Суть социального контракта заключается в том, что малообеспеченная семья, то есть это те люди, которые относятся к этой категории, подписывают соглашение, договор с органом социальной защиты о том, что орган социальной защиты обеспечивает им (здесь четко нужно это оговорить) дополнительные меры социальной поддержки к тем мерам, которые прописаны напрямую по закону. И взамен этого семья обязуется выполнять определенный перечень задач, в первую очередь это попытка трудоустройства на работу, потому что сама идея социального контракта родилась не в нашей стране, она родилась за рубежом, и это была попытка, скажем так, прекратить…

Александр Денисов: …порочную практику пособий, да?

Александр Сафонов: Ну не пособий, а профессиональных безработных. Дело в том, что в западных странах уровень пособий, конечно, значительно выше, чем в России…

Марина Калинина: В общем, на него можно нормально жить.

Александр Сафонов: Да.

Марина Калинина: И даже рожать детей.

Александр Сафонов: Да-да, кстати, знаете такой интересный парадокс социально-экономический, что сверхзабота государства приводила к такой ситуации, особенно во Франции, что при большом количестве детей мама могла совершенно спокойно не работать, то есть денег хватало не только на повседневные какие-то нужды, детишек, но в том числе и на нее. И понятно, что ситуация для государства не очень приятная, потому что деньги расходуются, а тут вроде бы человек трудоспособного возраста, может себе заработать.

Александр Денисов: В Америке же есть люди, семьи, которые поколениями не работают.

Александр Сафонов: Есть-есть, да.

Александр Денисов: Живут на пособие.

Марина Калинина: Зато демографическая ситуация улучшается.

Александр Сафонов: Да, конечно. Но, кстати, надо отметить это обстоятельство, что как правило такие семьи многочисленные. Так вот поскольку систему социальной защиты передавали на уровень муниципалитетов в Европе, те подумали-подумали и приняли решение: давайте-ка попытаемся сократить количество иждивенцев и в этом смысле стали обменивать вот эти социальные льготы на обязательства по трудоустройству. И социальный контракт в европейских странах в определенной степени является таким элементом сопровождения из состояния просителя в состояние «зарабатывателя», скажем так. Ну и плюс ко всему прочему он предусматривал, что вот на тот период, пока мама или отец восстанавливает свои навыки профессиональные, начинает расти профессионально, по карьере начинает повышать уровень заработной платы, за этот период времени ему воспроизводится доплата, с тем чтобы уровень доходов не проседал.

Александр Денисов: Александр Львович, чтобы не говорить впустую, сюжет посмотрим, что такое социальный контракт у нас в России.

Марина Калинина: Давайте проиллюстрируем ситуацию, как он работает в Ульяновской области.

Александр Сафонов: Татьяна Григорьянц, наш корреспондент, сделала материал, давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: По какому принципу семья может попасть в эту программу?

Александр Сафонов: Принцип предельно простой. Во-первых, это многодетные и нуждающиеся семьи, причем сочетание одного с другим обязательно должно быть.

Александр Денисов: То есть оба родителя безработные?

Александр Сафонов: Необязательно, может быть, один работает, другой родитель не работает, но…

Александр Денисов: И уровень доходов незначительный?

Александр Сафонов: Да, при этом они малообеспеченные семьи, то есть ситуации могут быть разные. И вот в этом плане как раз они могут написать заявление, будет проведена проверка, имеют право, не имеют право, и соответственно им предложат…

Марина Калинина: А по какому принципу эта проверка проводится? Какие нюансы учитываются, кто достоин, кто недостоин?

Александр Сафонов: Оценивается, во-первых, фактическое состояние уровня доходов семьи, это раз. Во-вторых, когда речь идет о подсобных хозяйствах, там обязательно должна быть, скажем так, возможность его развивать, то есть у тебя должна быть земля под как раз сельскохозяйственные назначения…

Марина Калинина: А если нет земли, если человек живет в городе?

Александр Сафонов: Если нет, тогда ситуация меняется, здесь уже нет речи о подсобном хозяйстве, здесь в принципе можно развивать какое-нибудь дело свое. Все зависит от обстоятельств, понимаете, то есть единого мерила, конечно, нет. Плюс надо исходить из того, что в некоторых случаях… Во-первых, мы должны сказать себе правду, что сумма, которая предоставляется на развитие бизнеса, не очень большая.

Александр Денисов: Да, вот обратим внимание, 51 тысяча, много-то и не потребовалось, что у людей наладилась жизнь, как ни странно.

Александр Сафонов: Да. Понимаете, это вот ситуация, скажем так, когда база ниже плинтуса, а попробуйте в городе, особенно в Москве, на 50 тысяч открыть какой-то бизнес, даже на аренду месячную не хватит. Везде ситуация разная. И если мы говорим о развитии вот этого института социального контракта, то безусловно встанет вопрос о его финансировании. Потому что почему все-таки социальный контракт так активно не развивался в регионах? Ну представьте себе, с 2012 года была такая возможность…

Александр Денисов: А финансирование региональное или федеральное?

Александр Сафонов: К сожалению, до того момента, как сейчас об этом президент заговорил, это все-таки региональное финансирование.

Марина Калинина: Просто давайте я скажу несколько цифр, чтобы понять, насколько этот проект буксует. В Приморском крае по социальным контрактам, например, получили финансовую поддержку 96 семей, а всего за 3 года действия программы 249 – это во всем Приморском крае.

Александр Сафонов: Да, об этом и идет речь. То есть надо понимать, что очень часто… Ведь против социального контракта, вот представьте себе, обязательства надо взять семье, трудоустроиться – это легко сказать, а когда речь идет о небольших городках, где безработица, куда они могут трудоустроиться? Соответственно, те органы социальной защиты, которые подписывают это соглашение, прекрасно понимают, что обязательства не будут выполнены, а если не будут выполнены обязательства, должны возникать какие-то наказания, следствие. Поэтому, безусловно, таким семьям, как правило, которым помочь нельзя, и отказывают в вспомоществовании.

Александр Денисов: Ну вот, кстати, с этой семьей, сейчас вот примем звонок из Ульяновской области, там, кстати, побольше цифра, там 1 тысяча семей получили социальный контракт, то есть в Приморье хуже всего, а там получше. А дальше что? Вот две коровы…

Марина Калинина: Давай послушаем Тульскую область, Юрий позвонил нам и хочет высказать свое мнение.

Александр Денисов: Да, сейчас спросим. Две коровы, а дальше что? Каких конкретных результатов будет ждать от них соцзащита?

Александр Сафонов: А все, собственно говоря, они уже выполнили положение социального контракта, то есть они начали свое дело.

Марина Калинина: И все?

Александр Сафонов: И все, да. Потому что если бы речь шла о том, что… Во-первых, контракт должен сопровождать такой бизнес особенно на первых порах. Мы с вами должны не забывать, что есть такая жесткая статистика, она выработана годами не только в нашей стране: из 100 человек, которые начинают собственный бизнес, к первому году остается дай бог 90%, понимаете? И вот большая часть уходит в силу того, что они чего-то не знали, что-то недоучли, денег элементарно не хватило. Это все-таки должен кто-то сопровождать, то есть это не просто так дали деньги и смотрим, что из этого получается.

Следующий шаг: год прожили, нужно второй год продолжать, и здесь опять потребуются деньги. Тот сюжет, который мы с вами посмотрели, как раз об этом свидетельствует: они наладили свое хозяйство, которое позволяет им только-только выживать, но первая трудность, связанная с повышением НДС, удорожанием кормов ставит под вопрос, насколько в следующем году будет успешен этот бизнес.

Марина Калинина: Эффективен, да.

Александр Сафонов: Да. Поэтому понимаете, социальный контракт не должен превращаться в кампанейщину, чтобы отчитаться по количеству заключенных контрактов, как у нас это часто бывает, для того чтобы закрыть поручение президента. Нужно смотреть в пролонгированном периоде, какой эффект есть, результат через 2-3 года, или нет результата.

Александр Денисов: Давайте звонок примем.

Марина Калинина: Юрий из Тульской области ждет у нас на линии. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день, студия, добрый день, ведущие, добрый день, гость. Я пенсионер, мне 70 лет, Юрий Михайлович, город Ясногорск Тульской области. Я хочу сказать главное: у каждого здорового человека есть руки, ноги, голова. Так вот никакой социалки людям этим не надо! Вы верните то, что было в советское время. Наш маленький город Ясногорск, на 30 тысяч человек был завод, почти там работало 9 тысяч человек, мои деды, мои бабки, мои отцы и мать моя. Но самое главное, что дело в том, что на сегодняшний день половина населения перебивается с хлеба на воду. Социалка не нужна, вы верните тот завод, это первое, и верните те фермы, фабрики, заводы! Люди не будут мотаться и просить милостыню у государства.

Александр Денисов: Юрий, простите, в каком городе вы живете, я прослушал? Какой городок у вас?

Зритель: Город Ясногорск.

Александр Денисов: Ясногорск. Он далеко от Тулы находится?

Зритель: От Москвы 150, от Тулы 50.

Александр Денисов: Ну вот, в Туле же много предприятий сохранилось тем не менее оружейных и прочее, туда можно ездить работать в принципе.

Зритель: Какие? ВПК, а наш завод был машиностроительный главный, мы снабжали всю страну, 47 стран мира и насосами, и ПНБ, и прочим. 8 или около 9 тысяч работало на заводе, а сейчас осталось, черт знает что там делают, пластики, пластики и пластики, всякую мелочь. А нужно как раньше было в Советском Союзе, и это будет длиться до тех пор, пока Россия не развалится. Вы понимаете?

Марина Калинина: Да, мы понимаем, Юрий, спасибо.

Александр Денисов: Спасибо.

Марина Калинина: Такой эмоциональный звонок. Но действительно заводы, предприятия в России исчезали долгое время, действительно рабочих мест в регионах как раз и не хватает.

Александр Сафонов: Да, это, как я уже говорил, самая главная проблема, и надо понимать, что за социальным контрактом должны быть не только просто обязательства семьи – пройти обучение, пойти по направлению службы занятости…

Марина Калинина: Но вот государство как бы должно помогать в трудоустройстве. Каким образом оно может помочь, если просто банально в регионе, населенном пункте нет рабочих мест?

Александр Денисов: В частности в Туле все нормально, это не самый худший регион в стране, там есть заводы.

Марина Калинина: Может быть, человек не готов переехать в другой регион, это тоже проблема.

Александр Сафонов: Вы знаете, все-таки давайте исходить из следующего: не у каждой семьи есть машина, и сейчас 50 километров иногда превращаются в китайскую стену. То есть представьте себе в 50 километрах даже не городок, а поселок, и нет постоянного движения. Кстати, моя коллега как раз из Тулы, которая работает вместе со мной, ее мама раньше работала, сейчас не может работать. Почему? Потому что 30 километров преодолеть на автобусе она не может, автобус ходит один раз в день, то есть утром привез и все, а вечером-то как возвращаться с работы?

Поэтому, к сожалению, мы живем совершенно в другой реальности, уже не советской реальности, поэтому, конечно, здесь в первую очередь нужно как раз думать в каждом субъекте Российской Федерации о том, каким образом будут обеспечиваться рабочие места, чтобы размещение вот этих новых рабочих мест, то есть все инвестиционные проекты были в максимальной степени приближены к тем гражданам, которые нуждаются в этой работе.

Александр Денисов: Александр Львович, сейчас примем звонок, но вот вы же сами, мне кажется, меру и предлагаете: если один автобус, то почему бы не запустить регулярное сообщение, и будет решена проблема в том числе с рабочими местами?

Александр Сафонов: Вы знаете, для этого нужна, что называется, проактивная позиция…

Александр Денисов: Регионы именно посмотреть, что у них там творится.

Александр Сафонов: Служба занятости в этом смысле, конечно, из 1990-х гг., она как была там в 1990-х гг., так и застряла в этих 1990-х гг. На самом деле проактивная позиция заключается в следующем: во-первых, ты должен знать свой контингент, не только знать, чем занимался человек в предыдущий период времени, но и понимать, каким образом его доставить до рабочего места. То есть у нас, кстати, таких обязательств службы занятости не прописаны. Если отправить на Дальний Восток из Москвы – пожалуйста, здесь 225 тысяч могут предоставить, оплатить контейнеры, но не хотят ехать туда люди, они хотят рядом с собой, со своим домом жить и работать.

В этом плане, если бы службы занятости, которые находятся, кстати, в подчинении субъекта Российской Федерации, показали эту сеточку, кто бы куда мог поехать, посмотрели, каким образом совместно с департаментом транспорта или министерством транспорта региональным запустить вот эти маршруты… То есть, короче говоря, просто решить конкретную задачку людей.

Александр Денисов: Транспортная доступность, между прочим, обязанность региона, решить ее…

Александр Сафонов: Конечно-конечно.

Александр Денисов: Тут можно жалобу в прокуратуру писать уже, если один автобус ходит.

Александр Сафонов: Можно, да. Но и муниципалитеты могли бы в данном случае подумать о том, каким образом использовать этот принцип бла-бла-бла и электронной платформы, когда знают, что люди… У кого-то есть, например, машина, дали ему субсидию на бензин, он везет своих односельчан куда-то на рабочее место, ждет их, потом возвращается. То есть доплатили чуть-чуть, но получили эффект занятости этих людей.

Александр Денисов: Мультипликационный, как говорят экономисты.

Александр Сафонов: Конечно-конечно. Понимаете, здесь как раз проблема в том, что надо думать, надо активно думать.

Марина Калинина: У нас есть Светлана из Барнаула на связи. Светлана, добрый день.

Зритель: Здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Я из сельской местности вам звоню, села Парфеново. Так вот я хочу вам задать или спросить. Хороший вопрос вы задали нам, жителям деревень. Вот даете вы на 51 тысячу займ, купить корову или гусей, кур, а потом-то как это прокормить? Нужен трактор, чтобы сено покосить, нужно вывезти, а у нас денег нет. Когда мы в колхозе жили, у нас скотина была, нам помогал колхоз, совхоз, сено вывезти, мы работали, у нас деньги были. А сейчас в деревне 2 человека работают, а мы не работаем. И как это прокормить животных, скажите пожалуйста, задайте вопрос ведущему.

Марина Калинина: Гостю. Спасибо, это была Светлана из Барнаула.

Александр Денисов: Спасибо.

Александр Сафонов: Слушайте, ответ очень простой именно из той области, которую мы сейчас с вами по транспорту обсуждали. Вот если есть задача у органа социальной защиты отчитаться по количеству социальных контрактов, то выполнят эту задачу, я вас уверяю, завтра.

Марина Калинина: Да кто же сомневается-то?

Александр Сафонов: Да. А вот если к этому серьезно подходить, то в первую очередь нужен анализ. Например, если в конкретном селе, о котором сейчас речь шла, есть несколько семей, которые готовы взять на себя обязательства по социальному контракту, то в первую очередь нужно подумать о том, каким образом их скооперировать. Может быть, в данном случае за счет средств, связанных с развитием сельского хозяйства, предоставить им беспроцентные кредиты на приобретение техники…

Александр Денисов: Есть же еще агропромышленные программы Минпромторга.

Александр Сафонов: Да-да, понимаете, может быть, подумать о возврате советской практики предоставления таких услуг за счет государства, когда пришли, действительно вспахали огород. То есть об этом надо думать, выстраивать эти взаимоцепочки. А когда речь идет о дискретном каком-то решении, ну да, выдали деньги, дальше отчитались, все вроде бы хорошо, а на самом деле люди разочаровываются в этой помощи, то есть начинают смотреть на государство, которое хочет так от них отмахнуться, отвязаться.

Марина Калинина: Но смотрите, еще один вопрос к программе социального контракта, на мой взгляд, – это специфика бедности в нашей стране, потому что у нас и работающие люди бедные, они получают настолько маленькую зарплату, что просто действительно влачат, иначе не скажешь, жалкое существование. Они уже не могут получить социальный контракт, насколько я понимаю, потому что они так работают.

Александр Сафонов: Вы знаете, я бы здесь говорил о следующем. Социальный контракт – это, скажем так, экстраординарная мера, на Западе, еще раз подчеркну, она применяется к самому маленькому количеству людей, к небольшому количеству людей. Когда мы говорим о нашей стране, в первую очередь…

Александр Денисов: У нас 9 миллионов, президент сказал, планируют охватить.

Александр Сафонов: Да, охватить. Ну хорошо, весь вопрос в том… Давайте совместим несколько целей, которые описаны в майском указе. В первую очередь нужно ликвидировать бедность в 2 раза.

Александр Денисов: То есть 15 миллионов.

Александр Сафонов: Хорошо, если мы 9 миллионов охватили, вот в 2 раза. Но надо же понимать о том, что если идти по этому пути, то всегда такая помощь будет зависима от состояния дел: в бюджете есть деньги, значит, 9 миллионов, нет денег, значит, 7 миллионов. Вот у нас цифры будут плавать туда-сюда. Если мы говорим о том, что нам решать эту проблему нужно на постоянной основе, то никто другого способа не выдумал, как развитие экономики, создание нормальных рабочих мест.

Марина Калинина: А об этом, собственно, никто не говорит, к сожалению.

Александр Сафонов: Вот да. Президент об этом сказал, что все-таки занятость должна следовать за социальным контрактом, и в этом контексте, слушайте, надо давно уже отказаться от идеи, что в Российской Федерации самый, скажем так, выгодный фактор, который привлекает сюда инвестиции, – это дешевая рабочая сила. Это уже не так, давно уже не так. Привлекает иностранные инвестиции как раз рабочая сила с высокой квалификацией, с высокой заработной платой, потому что высокая квалификация позволяет производить какие угодно продукты, товары, услуги, а высокая заработная плата позволяет продавать в стране, где вот эти услуги и товары производятся, сами эти товары и услуги, то есть это вещи взаимосвязанные.

Поэтому хотим мы того или нет, но нужно возвращаться к вопросу о повышении минимального размера заработной платы, то есть он не должен равняться тому прожиточному минимуму условному, назовем его так, который сейчас используется, то есть он должен позволять, во-первых, семье содержать того человека, который работает за эту заработную плату, и включать в том числе так называемую иждивенческую нагрузку, то есть чтобы как минимум двое работающих на прожиточный минимум могли еще и кормить ребеночка одного. Вот когда мы задумаемся об этих вопросах, то станет понятно, что проблема борьбы с бедностью не проблема кампанейщины, это не проблема одного дня и одного года, это проблема, так сказать, такой супернациональный проект для любой страны, кстати.

А для нас это тем более важно. Почему? Потому что опять же президент сказал о том, что нам нужна инновационная экономика, а инновационной экономики в бедных странах не бывает. Нам нужно здоровое население – какое здоровое население опять же в бедных семьях, которые недоедают, питаются неправильно, ведут асоциальный образ жизни? Как можно развивать детишек из этих семей, то есть давать им какие-то серьезные навыки, если они должны работать? То есть понимаете, одно за другое цепляется, поэтому без разрыва этого заколдованного круга нищеты, связанной с занятостью, – а у нас большая часть бедности как раз работающие бедные, – мы в конечном итоге с бедностью не поборемся.

Александр Денисов: Александр Львович, спасибо.

Марина Калинина: Спасибо.

Александр Денисов: Про медицину как раз у нас пойдет речь далее, в следующие полчаса.

Марина Калинина: Александр Сафонов, проректор Академии труда и социальных отношений, доктор экономических наук, профессор. Спасибо.

Александр Сафонов: Спасибо вам.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Социальный контракт против бедности

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты