Александр Шлычков: Обучаясь, подростки понимают опасность оружия как в применении ими, так и против них. И понимают, какая наступает ответственность

Александр Шлычков: Обучаясь, подростки понимают опасность оружия как в применении ими, так и против них. И понимают, какая наступает ответственность
Реальные цифры: что с работой?
Как люди переносят вынужденное заточение в своих домах и квартирах?
У нас огромный фонд национального благосостояния, мы все ради него работаем. Зачем он нужен, если не для того, чтобы помочь людям?
Дмитрий Градинар «Рождественская сказка»
Самоизоляция самоизоляции - рознь
История учит нас, что карантинные меры - единственное, что может помочь при эпидемии
Дыхательные и разминочные упражнения для детей и взрослых
Занимательные физические опыты. Показывает популяризатор науки Юрий Трифонов
Как справиться со стрессом?
Кто работал, а кто нет на выходной неделе? Итоги опроса
Гости
Александр Шлычков
президент общероссийской физкультурно-спортивной общественной организации «Развитие филиппинских единоборств»

Константин Чуриков: Ну а сейчас рубрика «Личное мнение». Поговорим о том, как себя защитить нам, взрослым людям, и нашим детям, потому что они тоже подвергаются опасности в большей степени, чем мы.

У нас в студии Александр Шлычков, президент общероссийской физкультурно-спортивной общественной организации «Развитие филиппинских единоборств». Александр Геннадьевич, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Александр Геннадьевич.

Александр Шлычков: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Смотрите, много сейчас популярных для детей видов самообороны предлагается, традиционные каратэ, тхэквондо, айкидо и прочие, прочие. Почему вы считаете, что этого недостаточно, скажем так?

Александр Шлычков: Дело в том, что на сегодняшний день мы замечаем такую тенденцию, когда спортсмен, участвующий в соревнованиях, чувствует себя, казалось бы, защищенным, сильным, крепким, у него появляется уверенность. Но ситуация, которая складывается на улице, совершенно противоположна тому, что происходит именно в спортивной среде.

Константин Чуриков: Так.

Александр Шлычков: То есть в этот момент, когда происходит критическая ситуация, спортсмен рассчитывает на то, что его оппонент, возможно, будет действовать по правилам. Возможно, что примерно те же тактические или технические действия будут, те, что он проходил в свое время в своей секции, со своим тренером и на соревнованиях. А ситуация, как правило, диаметрально противоположная.

Константин Чуриков: Вы хотите сказать, что ситуация на улице за последние лет дцать как-то изменилась?

Александр Шлычков: Я считаю, что да. Вообще ситуация изменилась не только в России, она изменилась и в европейских городах. Это связано с миграционными потоками, которые захлестнули Европу, в принципе те же миграционные потоки сейчас и в России достаточно высоки. Плюс мы понимаем о том, что идет достаточно сильное разделение между слоями населения, и те малоимущие семьи, в которых воспитывают чуть больше детей и не имеют возможности их пристраивать в какие-то спортивные секции, какие-то кружки, они в основном проводят время на улице. Как правило, это устойчивые какие-то компании, может быть, порой неформальные.

Константин Чуриков: Ну хорошо, давайте рассмотрим прямо вот ну такие типичные ситуации одну за другой. Ну классика жанра, «Гоп-стоп, мы подошли из-за угла» – вот здесь почему не тхэквондо, не айкидо, а вот ваша методика, филиппинские единоборства?

Александр Шлычков: Дело в том, что филиппинские единоборства на сегодняшний день включают и спортивную дисциплину, и на XXX Играх в Юго-Восточной Азии как раз она была впервые показана, это фехтование на палках. Но в основе филиппинских единоборств всегда лежала стратегия, тактика и техники, которые применяются именно реально, в реальной жизни. И здесь, как правило, учитывается, что противник будет не один, противников, как правило, будет двое-трое, что, как правило, они могут использовать какое-либо оружие или какие-либо вспомогательные предметы, для того чтобы травмировать человека, для того чтобы запугать человека. И поэтому весь тренировочный процесс филиппинских единоборств как раз сводился к тому, чтобы подготовить человека реально действовать в таких ситуациях.

Константин Чуриков: То есть, например, на выбивание холодного оружия, ножа того же, да?

Александр Шлычков: Конечно, да. То есть понимать опасность холодного оружия, понимать, какой урон может нанести холодное оружие, чтобы, как тот же, скажем, спортсмен, боксер, который рассчитывает на удар, но не рассчитывает на то, что его оппонент будет использовать холодное оружие, и он не понимает, какой урон, потому что есть на теле человека физиологические точки, воздействие на которые, особенно если это будет ножевой удар, не спасет никакая «скорая помощь», практически он проживет 11–13 секунд.

Оксана Галькевич: «Но и единоборства могут не помочь», – нам пишет Ульяновская область. Простите, вот читаю, как написано: «Сзади арматурой по голове дадут или нож воткнут, никакие единоборства не помогут».

Александр Шлычков: Вот вопрос, в том-то весь и смысл, единоборства именно спортивные, а филиппинские единоборства как раз и учат работать против арматуры, против палки, против трубы…

Константин Чуриков: Филиппинская жизнь – она тяжелая, Оксана, между прочим.

Оксана Галькевич: Возможно.

Александр Шлычков: Они 300 лет были под оккупацией испанцев и научились выживать, научились именно вот обороняться.

Оксана Галькевич: Но здесь же вопрос еще применения, так скажем, адекватности применяемых усилий даже к вооруженному человеку, чтобы потом не остаться еще и крайним.

Константин Чуриков: Да, вот как так защищаться, чтобы статью не заработать, вот?

Оксана Галькевич: Да?

Александр Шлычков: Нет, естественно, вопрос какой? Каждый тренер, каждый спортсмен или представитель филиппинских единоборств, естественно, понимает, грамотный тренер объясняет ему степень защиты, степень крайней необходимой обороны, которую он не должен как бы превысить. Но здесь ситуация бывает такая, когда человек, допустим, пытается применить и закон, понимает закон, но когда уже ситуация крайне безвыходная, здесь уже остается одно: или он отправится на кладбище, или все-таки он будет разбираться в суде.

Константин Чуриков: Либо он, либо я.

Александр Шлычков: Да.

Константин Чуриков: Вот еще, давайте, к сожалению, частый случай, судя по информационной повестке, рассмотрим. В этом году мы много раз были вынуждены рассказывать нашим зрителям о том, как, в общем, атакуют педофилы детей. Был случай в Иркутске, где просто пытался в машину девочку затащить, которая возвращалась из школы. Вот против этого лома какой прием? Я так понимаю, вы когда даете эти советы, вы все-таки обращаетесь к мужской аудитории, к ребятам-подросткам. Как быть девчонкам, девочкам?

Александр Шлычков: Ну, в этом случае, конечно, здесь в первую очередь у любого подростка должна быть настороженность или определенное такое здоровое, может быть, недоверие к вниманию взрослых, незнакомых людей, это первое. То есть он должен всегда помнить, этот ребенок, что он должен оставаться на контакте с кем-то, с кем он может посоветоваться, с кем он может сразу же, к кому он может сразу обратиться и попросить помощь. То есть это у него или мобильный телефон, на крайний случай у него может быть действительно, как кто-то советовал, свисток, то есть обратить внимание окружающих. Потому что на сегодняшний день эта тема актуальна, и люди понимают, что если вдруг ситуация, когда взрослый с ребенком, то в первую очередь бросается мысль, не педофил ли это, не насильник ли это. И вот это у детей должно быть в первую очередь, понимание, как в этой ситуации…

Оксана Галькевич: А вот смотрите, научив детей, так скажем, правильному поведению, обезопасим ли мы их? Может быть, мы со взрослыми должны проводить работу, чтобы они обращали внимание на то, как ведут себя другие взрослые с детьми? Кто-то к кому-то подходит, кто-то проявляет какую-то агрессию или какое-то странное поведение? Ребенок… Вы знаете, ну свисток будет у него, я не знаю, или еще что-то, все равно может силенок не хватить, сориентироваться не успеет.

Константин Чуриков: Да просто как-то среагировать, потому что в шоке будет находиться.

Оксана Галькевич: Да, среагировать не успеет.

Александр Шлычков: Нет, на мой взгляд, я уже несколько раз высказывал эту мысль, конечно, вообще работа должна вестись, дети очень быстро подражают поведению взрослых. И естественно, если эта работа проводится, скажем, со взрослыми, со старшими, когда они слышат этот опыт, сейчас это можно как бы и демонстрировать какие-то из YouTube истории, которые можно более детально, детализированно разобрать, посмотреть, как происходила та или иная ситуация. На мой взгляд, конечно, эти занятия, эти вот клубы нужно организовывать, может быть, при школах в субботу-воскресенье, когда взрослые и дети обучаются, скажем, в одной секции, в одно время.

Константин Чуриков: Нам звонит Юрий из Тульской области. Юрий, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Константин Чуриков: Добрый.

Зритель: Юрий Михайлович, Тула, пенсионер. С Новым годом вас, сегодня Новый год, так как по нулевому градусу сегодня Земля повернула на новый год. С Новым годом вас всех, товарищи дорогие.

Константин Чуриков: Спасибо, и вас, Юрий Михайлович.

Оксана Галькевич: И вас тоже, да.

Зритель: Так вот я хочу вам сказать одно. Когда мы были все молодые, мы могли себя и защитить, и заработать, и жить хорошо. А сегодня мы пожилые люди, старые, мы страдаем от повышения ЖКХ, от повышения цен, никто нас не защитит, а только везде обиды от всех уровней власти. И куда глядит только наш президент? С Новым годом его. Юрий Михайлович, Тула.

Константин Чуриков: Да, Юрий Михайлович, спасибо.

Оксана Галькевич: Не совсем про единоборства.

Константин Чуриков: Понимаете, в общем, от этого, к сожалению, вот эта методика не поможет, я так подозреваю.

Хорошо, давайте продолжим все-таки разговор…

Оксана Галькевич: Костя, можно я задам вопрос?

Константин Чуриков: Да, пожалуйста.

Оксана Галькевич: Тут просто спрашивают люди, что большой вопрос на самом деле, особенно не в больших городах, найти нормального тренера и определиться, так скажем, с занятиями ребенка, чтобы это не просто было какое-то занятие, а чтобы еще и тренер был нормальный.

Александр Шлычков: Ну, на сегодняшний день да, я скажу, что это проблема, найти именно действительно правильного, грамотного тренера, аттестованного тренера. И вот наша организация как раз сейчас занимается тем, что мы работаем с тренерами, мы создаем единые программы, потому что на Филиппинах 7 400 островов, там очень много школ различных, каждый мастер, каждый остров может иметь свое какое-то направление, и часть островов подвержена, может быть, была индонезийско-малазийскому влиянию, одни техники, часть, которые больше китайские техники, и очень много интересного, рационального. Мы сейчас формируем группы, которые отправляем туда в качестве такого культурного шока посмотреть, окунуться…

Константин Чуриков: «Шокирующая Азия», да.

Александр Шлычков: Ну определенным образом да, потому что… Но в принципе очень много схожего.

Я вот смотрю, только приехал сейчас с Азиатских игр, во всяком случае очень близко стало мне напоминать и Манилу: скажем, в любую гостиницу заходишь, через рамку проходишь, проверяют сумки, проверяют все. Меня вначале это шокировало, если, скажем, в Токио или в Сеуле ты спокойно, никто даже не задумывается спросить, то у нас уже тоже стала эта ситуация, мы становимся все больше и больше похожи на то, что филиппинские методики все-таки, наверное, будут нам важны.

Оксана Галькевич: Могут пригодиться.

Константин Чуриков: Да.

Вопрос из Ленинградской области: «Многие известные единоборства пришли с Востока, а с Запада ничего. Чем это объясняется?» – спрашивает зритель.

Александр Шлычков: Я думаю, что на Востоке все-таки больше сохраняются традиции, они, скажем, как та же чайная церемония, допустим, англичане тоже любят пить чай…

Константин Чуриков: Five o`clock tea.

Оксана Галькевич: Бокс они любят, бокс – это же англичане, да?

Александр Шлычков: Любят бокс, да, родоначальники были они. Но вот эта эстетика этих мероприятий, эта вот стандартизация этих процессов все-таки характерна больше Востоку, поэтому…

Оксана Галькевич: Но мы же не ради эстетики выбираем тот или иной вид спорта, единоборство…

Константин Чуриков: Почему?

Оксана Галькевич: Нет, если мы говорим… Нет, в данной ситуации мы говорим, так скажем, о некой пользе. Бокс против филиппинских единоборств, давайте вот так вот рассмотрим…

Константин Чуриков: А, тебе интересно посмотреть, да, кто кого?

Оксана Галькевич: Интересно, да, кто кого. Как дети, знаете, спорят.

Александр Шлычков: Дело в том, что, смотрите, филиппинские единоборства развивались по принципу работы не голыми руками, а именно с оружием, потому что они говорили: «Мы маленькая нация, у нас легкий вес, маленький рост». Испанцы, американцы, которые колонизировали Филиппины, были крепче. Они говорят: «Если мы даже 24 часа, 7 дней в неделю будем заниматься муай-таем или боксом, все равно крепкий испанец или американец имеет бо́льшие шансы. Но когда мы берем оружие, это совершенно другая история». Поэтому первое, с чего они начинают, – это работа с оружием.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Подождите, я правильно вас понимаю, что вот, вот в чем весь смысл-то! То есть физически даже, может быть, не очень такой крепкий, накачанный человек…

Александр Шлычков: Конечно.

Константин Чуриков: …он зато…

Оксана Галькевич: Как ты?

Константин Чуриков: Спокойно.

Александр Шлычков: Он может использовать.

Константин Чуриков: Он может с помощью вот этой филиппинской палочки сотворить чудо?

Александр Шлычков: Конечно, да. Они используют не только… Филиппинская палочка – это больше как бы подводящая, это как бы подводящий предмет, который показывает, как правильно проводить атаки, углы атак сохранять, чувствовать дистанцию, чувствовать амплитуду удара. Потому что очень важно же войти в противника. Можно научиться техникам, скажем, бросков или техникам ударов по лапам, по мешкам и никогда не попасть в человека, потому что второй человек тоже будет двигаться. Когда их два-три, то ты сам становишься мишенью.

Константин Чуриков: У нас просто море звонков на самом деле, многие хотят высказаться.

Оксана Галькевич: Море звонков, да, давай звонок выведем.

Константин Чуриков: Сергей, Ставропольский край. Здравствуйте, Сергей.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Сергей.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: С наступающим вас Новым годом.

Оксана Галькевич: Так, и вас тоже.

Константин Чуриков: И вас.

Зритель: Тема, как говорится, такая, соответствует времени, потому что в стране беззаконие в прямом смысле слова.

Оксана Галькевич: Так.

Зритель: Ведь раньше участковый, я помню свои годы, с клуба мы выходим, с танцев, он уже видит, кто в каком состоянии идет, как себя и так далее, и тому подобное. Кроме того, были комсомольские оперативные отряды или как там.

Константин Чуриков: Дружинники ходили, да.

Зритель: Да, ОКО, оперативный комсомольский отряд, то есть насилия, бездействия как такового практически не было. А сейчас что в стране? Пойдешь к участковому, там вечно закрыто; заходишь к нему, он там в покер играет, «что вы приперлись». В стране бардак. Владимиру Владимировичу пожелание, чтобы он поменял всю власть, начиная с правительства, с Медведева, там сидят коррупционеры в первую очередь. Еще раз рассказываю: самые нормальные там люди – Шойгу…

Оксана Галькевич: Ага, понятно, да.

Константин Чуриков: Спасибо, Сергей, с Новым годом.

Оксана Галькевич: Слушайте, мы куда-то уже немножко просто, простите, но мы в сторону ушли от единоборств.

Константин Чуриков: У каждого свое представление, Оксана, о самообороне.

Оксана Галькевич: Где они могут пригодиться, да?

Константин Чуриков: Нам звонит Татьяна из Нижнего Новгорода. Татьяна, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Татьяна.

Зритель: Здравствуйте. У меня такой вопрос к вашему Александру Шлычкову, участнику.

Константин Чуриков: Давайте.

Зритель: Во-первых, существуют ли женские группы, какой возрастной ценз ограничительный, максимально до какого возраста можно начинать заниматься, если еще не владел никакими видами единоборств. И во-вторых, как классифицировать тех детей и когда они стану подростками, взрослыми, которых вы обучаете? Не будут ли они использовать это единоборств в плохом, с негативными целями? Может быть, это как раз будут больше заниматься те, кто в перспективе хочет не обороняться, а нападать? Как это классифицировать? Здесь уже мораль.

Константин Чуриков: Хорошие вопросы у вас, Татьяна, спасибо.

Александр Шлычков: Нет, вопрос, конечно, серьезный, интересный. Но мы же помним все истории, скажем, с нашими коррупционерами или оборотнями в погонах: они мало того, что не занимались, они еще занимали должности определенные. И мы знаем, что их объединяли и в преступные сообщества, и на сегодняшний день Федеральной таможенной службы офицеры с золотыми слитками…

Константин Чуриков: Да, люди бывают хорошие и плохие.

Александр Шлычков: Люди бывают хорошие и плохие.

Первое, что я могу сказать: человек, который проводит много времени в зале или тренируется под руководством какого-то наставника, он учится преодолевать сам себя, то есть он учится практически тому, чтобы добиваться какого-то результата своим трудом. Конечно, он может уйти в отрицательную как бы сторону, но в большей степени они пытаются, это все-таки деятельность публичная, он же все равно на виду у всех, эти люди как бы стараются больше, наверное, в такую позитивную сторону двигаться.

Второе то, что могу сказать: обучаясь, те же подростки понимают опасность, которую несет, скажем, оружие, которое может быть применено против них и ими, и понимают, какая ответственность наступает. Потому что любой тренер всегда говорит о том, какая ответственность наступает в случае применения того или иного оружия.

Константин Чуриков: Что касается первого вопроса Татьяны, я так понимаю, она о себе спрашивала – вот Татьяна может прийти заниматься?

Александр Шлычков: Значит, на сегодняшний день очень перспективное направление – это работа для женщин. Я знаю моих партнеров, коллег, которые на сегодняшний день особенно в северных штатах Индии, им разрешено законодательно, они могут использовать против насильников даже перочинные ножи, и в случае летального исхода они освобождаются от уголовной ответственности. Ну мы помним из прессы, очень много было материалов, именно касающихся именно вот этих северных штатов индийских.

Константин Чуриков: Да.

Александр Шлычков: Очень много сейчас в Америке именно чисто женских групп.

Константин Чуриков: А у нас в России?

Александр Шлычков: У нас… Вот мы в Москве сейчас пытаемся создать такую группу именно тоже для женщин, которая помогла бы женщинам именно чувствовать себя уверенно, потому что не каждая женщина может надеть перчатки. И когда я вижу в клубах, когда они работают, допустим, по программе муай-тай или по ММА, это достаточно единицы, все-таки развивать такую мышечную массу, допустим, очень сложно. А используя, допустим, техники, которые предполагают филиппинские единоборства, конечно, женщина в состоянии себя будет именно защитить.

Оксана Галькевич: Александр Геннадьевич, а давайте про аксессуар дамский вот этот поговорим, собственно, про…

Константин Чуриков: Серьги?

Оксана Галькевич: Костя… Предмет, которым вы учите владеть и обороняться, – насколько он велик? Как его удобно с собой носить? Вообще вот…

Александр Шлычков: Нет, в повседневной практике, вы знаете, много приспособлений, начиная, скажем, от тех же тактических ручек, которые можно носить. Это такая обычная ручка по виду…

Константин Чуриков: Вот такая, да?

Александр Шлычков: Только более жесткая конструкция, металлическая.

Оксана Галькевич: Вот такая?

Константин Чуриков: Оксана, ты всегда вооружена, ты не волнуйся.

Александр Шлычков: Да, то есть практически…

Оксана Галькевич: Подождите, а как я этой «палкой» могу? Я даже Костю ударить не могу.

Константин Чуриков: Спокойно. Во-первых, вокруг тебя приличные люди.

Оксана Галькевич: Я его ткнуть только могу. Нет, правда, серьезно, я не могу понять.

Александр Шлычков: Так и есть.

Оксана Галькевич: Я думала, она побольше.

Александр Шлычков: Нет-нет, зачем же? Мы же говорили, что палка – это как предмет, который позволяет именно действительно правильно строить тренировочный процесс, это позволяет чувствовать дистанцию, чувство удара, чувство угла удара, амплитуда удара. То есть это всего лишь, как в гимнастике, скажем, ленточка или с мячом, она же не носит с собой, для того чтобы привлекать зрителей грациозностью, своей фигурой…

Константин Чуриков: Бамбуковую палку большую в авоське тебе носить не надо.

Александр Шлычков: Это не нужно, да.

Оксана Галькевич: Ленточкой можно насильника поймать и придушить, я так подумала почему-то, если вдруг надо обороняться.

Александр Шлычков: Ну, на сегодняшний день, скажем, тот же перочинный маленький ножик тоже может использоваться, это не оружие, это не холодное оружие, поэтому не является даже административным правонарушением.

Оксана Галькевич: То есть вот вы серьезно, что вот эта вот палочка вот такого размера?

Александр Шлычков: Да, она такого, как ручка.

Константин Чуриков: Оксана увлеклась.

Оксана Галькевич: Вот мы с вами, по-моему, третий раз встречаемся, принесите как-нибудь посмотреть, правда, серьезно.

Александр Шлычков: Конечно, принесу.

Оксана Галькевич: И принципиально, из какого материала сделано, да? Я не знаю, наши…

Александр Шлычков: Западные образцы сделаны, как правило, из металла, они более… А вот, скажем, восточные на сегодняшний день сделаны или из рога буйвола, или же из твердых…

Оксана Галькевич: Это же дорого, господи, сколько буйволов осталось.

Константин Чуриков: И аксессуарчик из крокодильей кожи.

Александр Шлычков: Или из твердой породы дерева.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Приносите разные, Оксана выберет.

Оксана Галькевич: Да, мы посмотрим.

Константин Чуриков: Спасибо. У нас в студии был Александр Шлычков, президент общероссийской физкультурно-спортивной общественной организации «Развитие филиппинских единоборств». Говорили о том, как себя защитить.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски