Александр Шпагин: У нас пошло, получилось снимать кино. Удержаться бы!

Гости
Александр Шпагин
киновед, историк кино

Александр Денисов: Марина, хотел у тебя спросить: какие отечественные…

Марина Калинина: Спрашивай.

Александр Денисов: Спрашиваю! Какие отечественные фильмы посмотрела ты в этом году в кинотеатрах?

Марина Калинина: Саша, честно? Ни одного.

Александр Денисов: Почему-то я так и думал. Ну, ничего страшного, ты можешь их посмотреть в онлайн-кинотеатрах – там уже в этом году рекордное количество картин, которые с лихвой окупились в прокате, то есть зритель их тебе рекомендует.

Марина Калинина: Хорошо.

Александр Денисов: Ну давайте бегло взглянем вот на те картины, которые оценили наши зрители.

Лидерами проката в этом году оказались спортивные драмы. За объяснением «почему?» тут далеко ходить не надо. Блестяще прошел Чемпионат мира по футболу – вот и картине на футбольную тему «Тренер» внимание было обеспечено. Это фильм Данилы Козловского, в котором он сыграл главную роль – роль тренера, который выводит в финал кубка страны команду второго дивизиона.

Не менее успешны были и другие картины на спортивную тематику – это «Движение вверх» про сборную России по баскетболу и мелодрама «Лед» о талантливой фигуристке, которую сыграла Аглая Тарасова.

Марина Калинина: Зритель оценил также и отечественные детективные триллеры и мистические фильмы. В лидерах по сборам оказался фильм «Селфи» с Константином Хабенским, где он играет слетевшего с катушек беллетриста, который обнаруживает мертвую девушку в своем номере – дело рук его двойника.

Ну и поистине мистическая история произошла с трилогией по мотивам Гоголя. Изначально планировался сериал. Канал, по заказу которого его и снимали, отказался от показа. Сериал разделили на три ленты, которые с успехом прошли в прокате.

Трилогия про Гоголя, расследующего мистические преступления, как раз и заработала почти в 10 раз больше, чем на нее было затрачено, а «Гоголь» потеснил на наших экранах зарубежных супергероев. Так что это теперь наш самый настоящий супергерой.

Александр Денисов: Ну и тему, которую мы назвали «Свое кино дороже», обсудим с нашим гостем – к нам пришел Александр Владимирович Шпагин, киновед, историк кино. Александр Владимирович, такой же вопрос: а вы что-то смотрели из этих лент?

Марина Калинина: Что произошло?

Александр Шпагин: Все.

Александр Денисов: Все смотрели?

Александр Шпагин: Да.

Александр Денисов: Объяснения у вас есть, в чем успех такого рекордного количества картин в новейшей истории нашего кинематографа?

Александр Шпагин: Объяснения, конечно, есть, потому что все началось… Ну, началось все с «Легенды №17». Это, наверное, первый фильм, который стал культовым, который обсуждали абсолютно везде.

Александр Денисов: И тоже с Данилой Козловским опять.

Александр Шпагин: С Данилой Козловским, да. Но самое главное дело не в Даниле Козловском, а в прекрасной режиссуре Лебедева. И когда я вдруг увидел, что… А я поздно посмотрел в кинотеатре. Я вдруг увидел, что в ресторанах все обсуждают «Легенду №17». Сажусь к водителю какому-то в машину, он узнает, что киновед: «Вы видели «Легенду №17»?» Ну, думаю: «Срочно надо идти». И действительно, я не прогадал. Все началось с этого фильма.

Но самое главное… Конечно, прошлый год у нас был чрезвычайно успешный, потому что вдруг картины какие-то стали набирать гораздо большее количество зрителей, чем в советское время аж, потому что «Последний богатырь» и «Движение вверх»… Вот уж точное название! Для нашего кинопроцесса это движение вверх.

Марина Калинина: Обогнали «Экипаж» даже?

Александр Шпагин: Обогнали, конечно, да, обогнали и «Москву слезам не верит», и «Пиратов XX века». Да это невозможно себе представить было, потому что у нас картины обычно – ну, там в десять раз меньше было количество зрителей. И это еще в лучшем случае. И вдруг бешенный совершенно прорыв!

Дальше уже на эту подготовленную почву, и прекрасно подготовленную такими картинами, как «Викинг», «Салют-7», «Время первых», и еще в конце прошлого года бешеный взлет – «Последний богатырь», и начало этого года, супервзлет, уже нереальный – «Движение вверх». И началось движение вверх, действительно, потому что даже, ну, не такие сильные фильмы, как «Селфи» или «Лед», они уже где-то пришли на подготовленную почву. Народ уже заточился, он заточился.

Александр Денисов: То есть доверять стал?

Александр Шпагин: Да. Ему же хочется ходить на наше кино, ему это интересно стало, ему это стало как бы по приколу. И это очень здорово.

Александр Денисов: А в чем объяснение?

Марина Калинина: Ностальгия, патриотизм, героизм?

Александр Денисов: Снимать стали лучше?

Александр Шпагин: Снимать стали лучше, конечно, потому что до этого все наши блокбастеры и нереальное, запредельное, чудовищное количество ужасающего и тупого комедийного гламура – они отвадили зрителей. Самое интересное, я говорю, что эти гламурные картины, плохие, непроваренные, непродуманные фэнтези, боевики и блокбастеры – они набирали какую-то кассу, особенно гламурные фильмы, на которые не очень много тратились. Они всегда, так сказать, шли в четком таком ряду конвейера. Но зритель потом дико раздражался, и в интернете просто начинали гнобить со страшной силой и с дикой ненавистью. Хочется спросить: «Чего же вы тогда на них идете? Чего же вы на них ходите?» Ну, вот так происходило. Но тем не менее накапливалось отрицательное вещество.

А здесь, действительно, у людей отдушина какая-то пошла. Потому что, действительно, я видел, как на «Движение вверх» и даже на «Тренера» (а я смотрел это в кинотеатрах) реагирует зал. Это счастье какое-то у людей, хеппенинг какой-то в зале начинается! И конечно, когда возникает вот такое сладкое классное эйфорическое чувство, разумеется, люди идут за тем, чтобы получить те же самые эмоции.

И даже если, может быть… Ну, по поводу фильма «Лед» и по поводу фильма «Селфи» сложные мнения, там споры, но и они все равно уже идут. Реклама, конечно, важна. Перед нами в первую очередь картины, у которых была хорошая реклама и достаточно крепкие трейлеры. И они идут получить это самое удовольствие. То есть у нас пошло, как это называется, у нас началось что-то.

Александр Денисов: Получилось.

Александр Шпагин: Получилось. Удержаться бы. Потому что так же ведь получилось и в начале 2000-х годов, когда первые триллеры, первые боевики после успеха «Ночного Дозора», к которому у меня сложное отношение (к «Дневному», кстати, намного лучше), понеслось, понеслось, понеслось! И критики стали оценивать…

Александр Денисов: Просто светлое, а не темное.

Александр Шпагин: Ну да. Пошла движуха. Но дальше ее зарубили гламуром совершенно, потому что им просто замучили мозги абсолютно, зрителю. И пошел конвейер, пошел Болливуд. Разумеется, я говорю, пошло накопление отрицательного вещества. И зритель стал… Он был почти готов, но он стал тихо-тихо отходить, а точнее – раздражаться. Он, может быть, ходил, конечно, больше, чем в конце 90-х годов, но он начал раздражаться. И тут вдруг действительно понеслись вот такие картины.

Более того – очень немаловажно, что это слоеные пироги, то есть мы стали наконец делать по принципу голливудскому, то есть чтобы было на разных уровнях восприятия это все, смотрелось, воспринималось. То есть это принцип Достоевского и Шекспира.

Достоевский, не будем забывать, был самый успешный писатель своего времени, хотя кругом было немереное количество таких же маленьких достоевских, это была целая традиция: такие криминальные сюжеты с любовью-морковью, с психологией. Тем не менее Достоевский был самый успешный.

А Шекспир был самый успешный площадной народный драматург, хотя вокруг было немереное количество таких же шекспириков, поэтому многие и не понимают, где там реальный Шекспир. Этот – реальный Шекспир. Вот тот, который набирал наибольшую кассу, так сказать.

Вот Голливуд после своих сильных провалов в 60-е годы, когда Европа его начинала уделывать, в том числе артхаус… Золотые времена, на Феллини и Антониони вот такие очереди стояли! Он понял, что он начал проигрывать. Тогда был создан определенный комитет с очень умными людьми, и чаще всего евреями, естественно, которые стали все это продумывать и планировать.

Александр Денисов: На государственном уровне?

Александр Шпагин: Конечно, конечно. То есть была продумана даже своего рода определенная конспирология внедрения. И в первую очередь они поняли, что нужно делать очень жесткие, безиллюзорные картины, но зрительские, такие как «Крестный отец», такие как «Заводной апельсин». А дальше пошли уже Спилберги и так далее, и так далее – и Голливуд снова начал рулить. И дальше началось вот это жесткое, очень жесткое продумывание, которое они утеряли в 60-е годы.

У нас таких комитетов нет, у нас само собой получилось. Долго мы ждали, на самом деле десять с лишним лет – это много, потому что, в принципе, конечно, был провал, по большому счету, отечественного кинематографа. На уровне фестивалей – ничего, а на уровне зрительского проката (а это самое главное) плоховато дело было. И как-то сами собой стали подниматься. Ну не Индия мы! Ну не можем мы долго сидеть в Болливуде, вот постепенно тошно становится. То есть люди взялись за ум, продюсеры.

Александр Денисов: Интересную тему вы затронули. Марина, прости, пожалуйста, не могу не возразить с энтузиазмом.

Марина Калинина: Давай.

Александр Денисов: Господдержка – важна ли она? И насколько сейчас в России сильна господдержка кино, оказывает ли она свое влияние? Вот мы заговорили про США. Долго мы жили в иллюзии, что там все само собой делается, это студии такие умные и все продумывают.

Александр Шпагин: О нет!

Александр Денисов: Вот сейчас разобрались, что нет. В России с господдержкой какова ситуация? Достаточна ли она?

Марина Калинина: И действия Минкультуры в том ли направлении идут?

Александр Шпагин: Ну, минус господдержки, что она, конечно, дает деньги только на «своих» так называемых, то есть на мейджоров, и на тех, кто рядом с мейджорами. А те, кто уже дальше – те только отхватывают последние кусочки пирога, в лучшем случае. Ну, как всегда. Впрочем, такая ситуация практически везде. Ну, разумеется, без господдержки все бы эти картины не стали бы такими зрелищными. И если еще пять лет назад, когда я видел лейбл «Фонд кино» вначале, я думал: «Ну все, сейчас начнется! Сейчас начнется гламур, сейчас начнется тупость». Ну, как бы зрительское. А тут пошли настоящие зрительские фильмы.

Опять-таки господдержка всегда работает, всегда, безусловно. Но взялись за ум именно не те, кто поддерживает, не государство, а продюсеры. Есть фильмы, снятые не на господдержку. Это, как правило, очень интересные фильмы. Это, как правило, фильмы жесткие. Это, как правило, фильмы с матом. Это, как правило, фильмы фестивальные. Ну, иногда на фестивалях с матом показывают, а иногда сплошная «бибика» идет – что, конечно, ужасно. Ну, что делать? Запрещено. Но это всегда какие-то малобюджетные прорывные картины.

В принципе, эта ситуация нормальная, потому что и в Голливуде в том числе как только начиналась определенная стагнация, всегда поднимались вот эти малобюджетные, мелкие. У нас не стагнация, у нас подъем, поэтому мелкие не поднимаются, их особо не смотрят. Но пока они для фестивалей, и они тоже делают свою работу, потому что они вонзают в общество такой «кинжал, облитый горечью и злостью», – что тоже очень немаловажно для более объемной картины происходящего.

Марина Калинина: Смотрите – мы начали с того, что заговорили о фильмах о спорте, то есть это «Лед», «Тренер», которые взлетели, безусловно, «Движение вверх» и так далее. Но что интересно? Что комедии у нас поменялись. Ведь комедия «Я худею» собрала огромные суммы в прокате тоже. То есть тоже что-то изменилось?

Александр Шпагин: Кстати, что интересно? «Я худею» – пусть легкий, но отход от того примитивного, совершенно идиотского гламура, где все только без конца препирались друг с другом, не могли выяснить отношения…

Марина Калинина: Ну да.

Александр Шпагин: Все были полными идиотами на экране! Ну, это было совершенно не смешно, это просто раздражало, потому что перед нами было сборище из Кащенко какое-то, и они типа этим должны были нас смешить. «Сейчас рассмешат!» Да никто не смеялся никогда! Я всегда говорил, и здесь в том числе говорил, что я всегда слышал на этих сеансах только легкий такой гул в зале, а на экране – там такой Гайдай, там так смешат, там такая эксцентрика! Типа. В зале – чуть-чуть. И иногда женский хохоток: «Хи-хи-хи. Хи-хи-хи». И все. И все! Это комедии, которые на экране смешат.

Марина Калинина: Этот, может быть, женский хохоток связан не с фильмом был.

Александр Шпагин: Может быть, кстати. Нет, скорее всего, все-таки с фильмом. А может быть, и не с фильмом, Да, именно так.

Александр Денисов: То есть причина не та была, не от происходящего.

Александр Шпагин: Да, именно так. А в этом году, ну, во-первых, конечно, я в совершеннейшем восторге… Она не очень много собрала, но я жалею, я двумя руками «за». У нас создана просто прекрасная комедия. Я не помню, чтобы я так хохотал… ну, не то что давно, а я не помню, чтобы я так хохотал на фильме. Лет двадцать только назад, наверное, я помню, что я где-то так смеялся. Это был фильм «Ночная смена» Марюса Вайсберга. И он сам говорит, что это его лучшая картина. И он абсолютно прав.

Наконец после не особо смешных, но любопытных «Ржевский против Наполеона», «Гитлер капут!» и еще ряда неинтересных гламурных комедий человек снял картину очень неожиданную по тематике, потому что она про пролетариев, это как бы производственная драма в какой-то степени, то есть она наследует вдруг традиции советской производственной драмы. Ну, она очень смешная, она очень точная, с блистательным совершенно Деревянко. Что касается «Я худею»…

Марина Калинина: Надо срочно посмотреть.

Александр Шпагин: Да я даже думал, ее лучше отметить среди фильмов года. Но потом подумал: ну, это бессмысленно сейчас на «Белый слон», потому что ее практически никто не видел. Для всех она – попса. «Вайсберг – это попса». Поэтому никто из критиков ее не видел. Думаю: «Ладно, я отмечу «Движение вверх», тем более что все-таки она мне и понравилась больше».

А среди фестивальных картин в этом году прорывов нет, все немножко недотягивают. Фестивальные – это не значит, что артхаусные. Они все шли в прокате и будут идти. Это психологические драмы, в чем-то наследующие традиции советского кино, только обязательно с криминалом и более выразительно, более драйвово снятые, чем в советское время.

Марина Калинина: Давайте мы дадим возможность высказаться нашим зрителям. Николай из Алтайского края нам дозвонился. Николай, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Я бы хотел гражданину, который отвечает на вопросы, задать: когда же у нас начнут снимать нормальные фильмы, за которые не стыдно было бы заплатить, пойти в кино, посмотреть этот фильм?

Александр Денисов: Николай, так уже сейчас не стыдно. Можете заплатить и пойти в кино.

Александр Шпагин: Так мы об этом и говорим, что началось.

Марина Калинина: Так мы уже 15 минут об этом говорим.

Александр Денисов: Конечно, конечно, Можете уже сейчас идти.

Зритель: По телевизору показывают фильмы про милицию. Это полное дерьмо!

Марина Калинина: Ну понятно.

Александр Шпагин: Ну конечно, это поток. Но смотрите не про милицию. Был отличный, например, отличный сериал Урсуляка «Ненастье» по Алексею Иванову. Был «Троцкий». Был фильм Хотиненко про Ленина и Парвуса. Я имею в виду – сериал.

Александр Денисов: «Домашний арест» хвалят.

Александр Шпагин: «Домашний арест». Михалкову говорят: «Что вам больше всего понравилось?» А я его не смотрел, я просто ничего не успел. Он говорит: «Домашний арест».

Александр Денисов: «Гоголь».

Александр Шпагин: «Ну гениально, – он говорит, – гениально!»

Александр Денисов: Опять же с Деревянко.

Александр Шпагин: Шедевр, да. А Дудь ему говорит: «Да неужели?» Видимо, Дудь еще не смотрел. Он говорит: «Да, я посмотрю». А Михалков говорит: «Нет, ну потрясающе просто!» А это комедия, то есть самый сложный жанр. Значит, эта комедия, даже по отрывкам я понял, она попадает в ту же линию, что и «Ночная смена».

Марина Калинина: В параллельное русло.

Виктор из Нижнего Новгорода. Виктор, здравствуйте. Какое у вас впечатление от отечественных фильмов?

Зритель: Здравствуйте. Я хочу узнать, почему наши советские фильмы, даже хорошие старые советские, все показывают по ночам, а днем занимают актеры своими программами?

Александр Денисов: Абсолютно согласен с вами, абсолютно.

Марина Калинина: Да, спасибо.

Александр Шпагин: Отвечу, отвечу, поскольку я 15 лет на РЕН-ТВ был руководителем российского кинопоказа и сидел на этом рейтинге, как на толчке, прошу прощения, потому что это отчасти где-то так и есть. Значит, они не набирают рейтинг. Что я могу поделать? Набирают рейтинг, причем все меньше и меньше, набирают рейтинг только суперхиты, типа «Ирония судьбы», «Белое солнце пустыни», «Место встречи изменить нельзя», «Семнадцать мгновений весны», «Неуловимые мстители» и так далее, и так далее.

Александр Денисов: «Брат 2».

Александр Шпагин: Да, из последних по-настоящему только «Брат 2». Но это все-таки не старый фильм. Сейчас про советское кино говорю.

Александр Денисов: Да, новый.

Александр Шпагин: Вот эти картины будут сейчас нас радовать опять в сто сорок… нет, в тысяча сорок девятый раз.

Марина Калинина: На Новый год.

Александр Шпагин: На Новый год, конечно. «Джентльмены удачи». Рязанов и Гайдай. А остальные – ну не набирают! Набирают только более или менее, и очень жалкий рейтинг, только военно-приключенческие боевики, как правило, очень низкого качества, которые снимались на Одесской студии и студии Горького. Их в основном крутит канал «Звезда». Ну, они набирают какой-то рейтинг, вот они и идут. А уже, конечно, психологические драмы и так далее…

Другое дело, что должен заниматься этим канал «Культура», вытаскивать, показывать эти картины – там масса шедевров неизвестных! – рассказывать о них. Они это делают, но крайне мало и крайне редко.

Александр Денисов: Вот ОТР часто показывает хорошие фильмы, славится даже этим, много любопытных.

Александр Шпагин: На ОТР, кстати, да. Между прочим, вот ОТР в этом смысле рулит. Вот там действительно можно порой увидеть не самые известные, но хорошие картины.

Марина Калинина: Не только известные.

Александр Шпагин: Да, и подзабытые хорошие картины, вполне зрительские, но подзабытые. А так в основном все идет по накатанной. Эти боевики крутятся и милицейские картины.

Александр Денисов: И мы днем, кстати, показываем.

Марина Калинина: Александр из Москвы нам дозвонился. Александр, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Марина Калинина: Да, слушаем вас.

Зритель: Я хотел сказать несколько слов Александру Шпагину, тезке своему. Во-первых, спасибо ОРТ, что вы существуете.

Марина Калинина: ОТР.

Зритель: Я смотрю сейчас только телеканал «Культура» и ОРТ в основном.

Марина Калинина: ОТР.

Зритель: Потому что я узнаю очень много о тех сериалах и фильмах, о которых я раньше ничего не знал. Я очень люблю фильмы Урсуляка, в том числе и сериалы. Особенно «Ликвидация» – это вообще шедевр, мне кажется, он сделал. Просто хочется узнать, когда выходят вот эти программы ваши о кинематографе российском, чтобы я их не пропускал. Сегодня вот не с начала включил и даже не знал, как обратиться к ведущим. Вот так. Меня называют – Петрович с Таганки.

Марина Калинина: Понятно. Ну, мы примем ваше предложение. Может быть, эти программы станут регулярными.

Александр Денисов: Марина. Меня зовут Александр, а вас – Петрович с Таганки.

Марина Калинина: Спасибо.

Александр Денисов: Очень приятно, да.

Марина Калинина: Спасибо большое. Александр был из Москвы. Давайте узнаем, что говорили зрители, люди на улицах в разных городах нашей страны. Спрашивали наши корреспонденты: «Какие последние российские фильмы вы смотрели? И что запомнилось?» Давайте посмотрим и послушаем, что отвечали люди.

ОПРОС

Александр Денисов: Вот жительница Липецка – мне показалась занимательным, что она ходит на ДиКаприо. Раз у нас уже появилось доверие к кино, у нас появились имена – режиссеры, актеры, на которых тоже зритель идет? Вот он видит на афише и: «Все, пойду!»

Александр Шпагин: В первую очередь – на Козловского. Именно простые люди, простые зрители. Если раньше – ДиКаприо, ДиКаприо… Ну, женщины в первую очередь, конечно. А теперь – Козловский, Козловский.

Александр Денисов: ДиКаприо уже не тот, скажем так.

Александр Шпагин: ДиКаприо не тот, да.

Александр Денисов: А Козловский – молодой!

Александр Шпагин: Он хороший актер, но это зрителю не очень важно. Ему красивый чтобы был! Вот Козловский – красивый. При этом он хороший актер. Нет, на Миронова, Маковецкого или каких-то крупных актеров (не дай бог, Суханов – такого вообще не знают) не ходят. А если ходят, то в первую очередь, конечно, большее количество зрителей (это еще Эйзенштейн отмечал) отмечают сексуальную привлекательность актера в первую очередь, потому что основное количество аудитории – все равно это женщины. Ну, во вторую очередь – актрисы.

Александр Денисов: А из актрис кого назовем?

Александр Шпагин: Но поскольку у нас актрисы все очень хорошие, сейчас молодые…

Александр Денисов: Все хорошие?

Александр Шпагин: Потрясающие просто! Такого никогда не было. Ну, в советское время было. Это началось где-то с конца 90-х годов. Просто кого ни возьми – прекрасная актриса! Но они все на одно лицо. Вот у них единственный минус – они на одно лицо. Они все красивые, все привлекательные, но они не очень запоминающиеся. И чуть-чуть макияж другой – все, уже как бы и другая актриса.

Марина Калинина: И не узнать.

Александр Шпагин: Я Пересильд запоминал, хотя она все время в главных ролях, ну лет семь я ее запоминал. Я запомнил лицо просто, например. При этом она замечательная актриса. Вот такая парадоксальная ситуация. Поэтому актрисы сейчас как бы меньше запоминаются. Наверное, они радуют, в том числе и подсознательно радуют зрителя.

Но основа основ, наш национальный ДиКаприо – это Козловский. И когда иностранки меня стали спрашивать: «А когда у вас появятся новые фильмы с ДиКаприо?» – горожанки, так сказать, это не совсем простой народ, уже все, я понял: «Да! We did it. Все, у нас с актером получилось, у нас есть свой национальный секс-символ, у нас есть свой национальный теперь любимый актер».

Марина Калинина: У нас минутка буквально осталась. Чего нам ждать в следующем году? Побьем ли мы рекорд этого года? Есть надежда?

Александр Шпагин: Да, надежда есть, потому что понеслось движение вверх.

Марина Калинина: То есть хорошие фильмы есть, которые все-таки…

Александр Шпагин: Есть Надежда именно. Но Надежда – с большой буквы «Н», вот такой вот!

Александр Денисов: Спасибо большое.

Марина Калинина: Понятно, спасибо. Александр Владимирович Шпагин, киновед, историк кино, был у нас в гостях. Говорили об отечественном кино, о том, что у нас настоящий прорыв. Ждем дальнейшего движения вверх и в следующем году.

Александр Денисов: Подведем итоги в следующем, Александр Владимирович. Спасибо.

Александр Шпагин: С удовольствием!


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Об успехах российского кино

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты