Александр Суржко: У многих в ДНП «Лесное» сейчас нет доступа к участкам и не возвращены деньги

Гости
Александр Суржко
экономист

Рубрика «Территория: дача». Сегодня говорим о мошенничестве в садоводческих товариществах. Как главы СНТ зачастую обманывают владельцев участков? Что делать, если ваши права нарушены? И какую ответственность должны нести председатели товариществ? Гость в студии - экономист Александр Суржко.

Александр Денисов: Переходим к нашей рубрике «Территория: дача». Речь пойдет о земельной афере, в которой пострадали сотрудники аппарата Госдумы. Вот я сразу вспоминаю историю в фильме «Москва слезам не верит». Главная героиня приходит в клуб, где ищут женихов, и ей героиня Ахеджаковой говорит – «Ну если уж у вас в Моссовете проблемы, ну что тогда сказать». Так же и тут, если уж в Госдуме с этим проблемы, как говорится, с законом рядом, что тогда говорить! О чем речь? Вот дачному некоммерческому партнерству «Лесное» Аппарата Госдумы не повезло! Членов товарищества на миллионы рублей обманула его председатель Ольга Троицкая. В 2010-м году профсоюз Аппарата договорился с руководством Московской области о выделении сотрудникам земельных участков под дачи по инвентаризационной цене, по 50 тысяч рублей. Сотрудники Госдумы с удовольствием стали покупать участки.

Марина Калинина: Но, не все так просто. По Уставу этим можно было заняться только, когда будет создана инфраструктура нового дачного поселка. Осушено болото, построена дорога, территорию нужно было оградить забором, провести электричество и газ. Годами люди дополнительно сдавали деньги, деньги немалые, в среднем по полмиллиона рублей, результата все не было и не было. Дело, в результате, закончилось в суде. Но, собственники денег своих так и не увидели, и, как говорится, а воз и ныне там! Сейчас, отталкиваясь от этой ситуации, мы будем обсуждать вообще мошенничества различного вида, да, в товариществах садоводческих. У нас в студии сегодня Александр Сергеевич Суржко, экономист, и непосредственный участник, как я понимаю…

Александр Суржко: Здравствуйте!

Александр Денисов: Член вот этого земельного товарищества.

Александр Суржко: Совершенно верно!

Марина Калинина: Всего этого, всей этой истории, который на себе испытал вот все, что происходит с этими людьми. Давайте посмотрим, наверное, небольшой сюжет, как это все происходило, узнаем детали, дальше будем уже общаться.

«СЮЖЕТ»

Марина Калинина: Как так сложилось?

Александр Денисов: Почему спохватились поздно?

Марина Калинина: Как на таком доверии к одному человеку вот столько людей, получилось, потеряли свои деньги и ничего не получили взамен?

Александр Суржко: Вы знаете, в сюжете вот госпожа Лескова правильно сказала, что мы свято верили, потому, что госпожа Троицкая была председателем комитета Государственной Думы, и основное место работы ее было, по-моему, зам. начальника Правового Управления. Поэтому, безусловно, человек экономист, человек – юрист.

Александр Денисов: Ну, уж если в Правовом Управлении так…

Александр Суржко: И возглавляет профсоюзный комитет главного законодательного органа Российской Федерации, безусловно, ни у кого не было опасений, и мы начали вкладывать туда деньги.

Марина Калинина: Ну а документы то вы, почему не оформляли?

Александр Суржко: Почему, документы оформляли.

Александр Денисов: Ну, вот в собственность, героиня не успела оформить.

Александр Суржко: Я объясню, дело в том, что, Вы правильно вначале сказали, что в собственность земли можно было оформлять только тогда, когда будет построена вся инфраструктура. Это было прописано в Уставе, и мы как бы к этому шли, потому, что в 2009-м началось строительство, в 2010-м оно продолжилось, и здесь, безусловно, была спешка, потому, что госпожа Троицкая объясняла тем, что необходимо за 2 года построить инфраструктуру. Тем более, 2009-2010 год мы прекрасно помним, что это падение объемов работ для строительных организаций, они все искали работы, для того, чтобы поддержать свой коллектив, и, безусловно, за небольшие деньги готовы были нам построить все эти объекты. И в 2010-м году, когда первые посетители стали выезжать на территорию ДНП посмотреть, вообще что там происходит…

Александр Денисов: А работы там уже велись?

Александр Суржко: Работы велись. Работы велись так усердно, что даже предоплата была сделана 100% еще за невыполненный объем работ, по некоторым видам работ.

Александр Денисов: И что, какой, какие работы выполнили?

Александр Суржко: Ну, дорога отсыпана. Понимаете, в начале, в начале, не была сделана достаточно грамотно, не был сделан достаточно грамотно работы по изысканию. То есть посмотреть, что такое земля с топологической точки зрения. Чтоб можно было, потом строить заборы, дороги, ЛЭП тянуть и ливневку. К сожалению это было сделано недолжным образом. И параллельно, параллельно, Троицкая запустила как работы, связанные с изысканием, так и работы, связанные со строительством дорог. В итоге они стали падать, они стали рушиться, потому, что грунтовые воды очень высоко.

Александр Денисов: Дорога стала падать?

Александр Суржко: Конечно! Дорога стала падать, дорога стала проваливаться. И кстати, вот здесь вот в сюжете показали, там в некоторых местах видно, что даже дорогу отсыпали не щебнем, как положено, а строительным мусором.

Александр Денисов: Грунтовка.

Марина Калинина: Грунтовка.

Александр Суржко: А строительным мусором, потому, что все стало уходить. Отсыпали даже строительным мусором потому, что он появился в результате того, что забор стали делать на территории, вот показали кусок забора, забор стали делать на территории ДНП «Лесного». Поэтому он не выдерживал никаких технологических правил изготовления забора, соответственно, он рушился, ломался.

Александр Денисов: То есть, у вас в итоге не было ни дороги, ни забора?

Александр Суржко: Ну, будем так говорить, дороги были там, где Троицкая.

Александр Денисов: Или там, где линии электропередач?

Александр Суржко: Там, где Троицкая, и там первая линия дороги хорошая, а вот дам дальше, дороги все хуже, хуже и хуже.

Марина Калинина: Но, если дом этой госпожи Троицкой там все-таки стоит, то коммуникации там, видимо, подведены? В итоге, раз такие активные работы проводились.

Александр Суржко: Вы знаете, по поводу коммуникаций я хочу сказать, что вот здесь тоже показали сюжет, там построена ливневка, так называемая. Но ливневка, к сожалению, мы понимаем, что такое ливневка.

Александр Денисов: Канава.

Александр Суржко: Ну, канава, сточная, для того, чтобы воды уходили. Но она выше дорог. То есть, с дорог вода туда никак не попадет, то есть, ливневка сама по себе. А то, что люки затопленные?

Александр Денисов: Да, чтоб подвести итог, в итоге ничего не появилось, никакой инфраструктуры?

Александр Суржко: В итоге, она построила, построила эти объекты, но недолжным образом и у нас возникли вопросы, куда ушли деньги. Потому, что было собрано наличными денежными средствами, как было сказано, более 100 миллионов рублей. И когда мы стали задавать вопросы, куда все-таки делись наши деньги, дайте отчет полный, только потом мы будем вносить остальные 200, которые она запросила. К сожалению, она это проигнорировала и стала создавать условия, при которых тех, кто задает вопросы, их просто напросто стали исключать из членов ДНП.

Александр Денисов: Как можно было уйти от ответственности?

Александр Суржко: Ну, во-первых…

Александр Денисов: Собрать деньги и…

Александр Суржко: Ну, дело в том, что, я как бы на двух вещах остановился. Первое, это законодатели. Брешь есть в 66-м ФЗ. Она была тогда, она и сейчас существует. Слава богу, что в этом 66-м ФЗ отменили институт уполномоченных и обязали все-таки…

Марина Калинина: Давайте расшифруем, что такое 66-й ФЗ, потому, что не все это знют.

Александр Суржко: 66-й ФЗ, это Закон о садоводческих товариществах, садоводческих, дачных и огороднических товариществах. Как раз там прописаны взаимоотношения, как они формируются.

Марина Калинина: Между членами и председателем?

Александр Суржко: Как они формируются, как эти товарищества формируются, какие выстраиваются отношения между членами и Правлением и председателем, какие обязанности и ответственность со стороны председателя и Правления, какая ответственность, обязательства со стороны членов ДНП. Так вот, были огрехи в том и сейчас. лава богу ,что институт уполномоченных упразднили в новом законодательстве и обязали все-таки заводить расчетные счета для того, чтобы аккумулировать средства для ведения хозяйственной деятельности и финансовой деятельности.

Александр Денисов: То есть, счетов не было, судя по всему?

Александр Суржко: Не было. Она принимала деньги наличными, более 100 миллионов рублей она приняла, что потом, безусловно, в процессе судебных, не судебных, следственных мероприятий…

Александр Денисов: Было без доказательств?

Александр Суржко: Оригиналы документов представить, как бы, она не смогла, только копии и то, это не в полном объеме. Так вот, есть в законодательстве лазейки, которые позволяют таким нерадивым председателям, значит, выполнять свои функции, свои прямые обязательства. Но, есть еще другая сторона. Мы столкнулись с тем, что уже на протяжении 8 лет добиваемся справедливости в органах прокуратуры.

Марина Калинина: Ну а у Вас есть какие-то хотя бы расписки?

Александр Денисов: Деньги почему нельзя было вернуть, да? Ведь столько свидетелей!

Александр Суржко: Подождите. Деньги, деньги, согласно Уставу мы сдали для того, чтобы построить инфраструктуру. Она трактует, что мы…

Александр Денисов: Она ее построила, мол.

Александр Суржко: Почти построила. То, что нас не устроило. Поэтому мы готовы были сдавать деньги дальше, при условии, что она отчитается. Она отчитываться отказалась. И стала создавать условия по вытеснению нас из членов ДНП. Но, согласно того же самого Устава, она может вернуть деньги только в том случае, если участок, тот, который вам якобы принадлежал, он будет продан. Только после того, когда появятся деньги в ДНП «Лесном», она сможет рассчитаться. Но по факту, по факту, можно назвать ряд фамилий, где были участки проданы, но она до сих пор даже по суду не рассчиталась, потому, что есть гражданские дела, которые обязали ДНП «Лесное» выплатить пострадавшим 440…

Марина Калинина: Но смотрите, вас много.

Александр Денисов: В итоге участков у вас нет.

Марина Калинина: А она единственный человек, которая обвела вас вокруг пальца. Вы же можете, там, ну не знаю, воспользоваться, ну не знаю, там, своим служебным положением, устроить пикеты, ну как это делается.

Александр Суржко: Нет, ну подождите, в общей сложности…

Александр Денисов: Пикет у Госдумы?

Марина Калинина: Да, почему нет?

Александр Суржко: Нет, ну тут уже Госдума нет. Дело в том, что изначально ДНП «Лесное» было как бы ведомственным, просматривалось, и в Уставе должно было прописаться. Но тогда, когда Троицкая, значит, предоставила уже следственным органам, и мы ознакомились с Уставом, там ведомственность уже исчезла. То есть, это уже, по сути, и то постановление, которое издала…

Марина Калинина: То есть, Вы никто, получается?

Александр Суржко: Ну, по сути, я в настоящий день никто. То есть, я сдал деньги, ну, благотворитель получается так.

Александр Денисов: А на участок Вы имеете право?

Александр Суржко: Нет.

Александр Денисов: Никакое не имеете?

Александр Суржко: У меня нет доступа, и у многих, нет доступа к участкам, и не возвращены деньги.

Марина Калинина: Какой выход из этой ситуации вообще есть?

Александр Суржко: Мы нашли. Мы искали выход в следственных органах. Мы искали выход в прокуратуре, мы искали выход в суде. Но, к сожалению, к сожалению, на нас как бы, не обращают внимания. Потому, что по факту, по факту, постановление о котором я говорил, Клинская районная администрация издала, то вся земля принадлежит, значит, дачному некоммерческому партнерству, то есть, она в собственность, не в совместную собственность перешла как бы нам, всем членам ДНП, а именно юридическому лицу, в составе учредителей которого пять человек. Мы попытались все-таки выяснить через прокуратуру, насколько законно данное постановление. Но, к сожалению, на протяжении уже трех лет…

Марина Калинина: Ответа нет?

Александр Суржко: Трех лет нас «динамят».

Александр Денисов: Давайте звонок послушаем и продолжим.

Марина Калинина: Да, у нас много звонков. Давайте послушаем истории наших зрителей. И Антон нам дозвонился из Саратова, Антон, здравствуйте!

Зритель: Здравствуйте! Я тут послушал Вас, у нас намного все проще, по крайней мере, сумма меньше. Но, обидней намного больше!

Александр Денисов: Какая сумма у Вас?

Зритель: У нас – 100 тысяч рублей, на газ. Год назад председатель одного из СНТ предложил нам, СНТ «Бытовик-2», в Саратовском районе, предложил нам провести газ за 100 тысяч рублей в наш СНТ. То есть, к нашему участку. Мы сдали 100 тысяч рублей, заключили договор с СНТ «Бытовик-2», но на протяжении года никаких движений не происходило. Весной этого года, председатель собрал собрание и предложил собрать деньги, теперь на воду, потому ,что газ не получается провести, но деньги они потратили. Я человек пробивной и лично Вячеславу Викторовичу Володину, спикеру Госдумы, в лицо, когда он был в Саратове, сказал, что в Саратове обманывают и кидают на деньги. Он приказал разобраться. Я лично встречался с губернатором Саратовской области Радаевым, был у него в кабинете, под пристальным вниманием десятка чиновников и камер, где было сказано четко, что на данного человека, то есть, председателя СНТ «Бытовик-2» Михайлова будет возбуждено уголовное дело. И по иронии судьбы, через 4 дня после встречи с губернатором, мне приходит от участкового отказ в возбуждении уголовного дела с формулировкой – он хоть что-то делает, ждите, может, будет когда-то у Вас газ. Я был на приеме у прокурора Саратовского района, по просьбе главы самого Саратовского района, где тоже мне было сказано, что Вас обманули, он мошенник, никогда Вы никакого газа не увидите! В итоге, ни 100 тысяч, ни газа, ни спокойного нахождения на территории СНТ мы теперь не имеем. Губернатор наш просто кидает слова на ветер! Кроме как красиво сказать, что айфоны в Саратове делать будут, он больше ни на что не способен, даже повлиять на мелкого председателя.

Марина Калинина: Спасибо! Ну вот, очень похожая история, спасибо Вам большое! Еще одна, один звонок из Челябинска, Александр, здравствуйте!

Зритель: Здравствуйте!

Марина Калинина: Слушаем Вас!

Зритель: Вот у меня такая история. У меня дочь купила дом между двумя деревнями. Участки были поделены, они заплатили деньги, купили дом, дом был построен. И рядом еще один дом стоит. А потом оказывается, через время, что они купили незаконно. Как же это получается?! Если все пропустила палата, все, а как же это получается? Вот это не понятно!

Марина Калинина: Спасибо за Ваш звонок! Ну, вот видите, одна история, вторая история. Александр Сергеевич, Вы, как уже собаку съевший, наверное, на этом всем…

Александр Суржко: Ну не хотелось бы, но пришлось!

Марина Калинина: Что делать людям вот в такой ситуации?

Александр Денисов: А почему все от ответственности то уходят? Я понять не могу!

Александр Суржко: Вы знаете, я не знаю!

Марина Калинина: Да, вот видите, там и губернатор уже, и прокуратура и все остальное, но…

Александр Денисов: Даже до участкового дело дошло! Уж участковый то газом, с каких пор теперь у нас занимается?

Александр Суржко: Вот проблемы примерно идентичные. Да? И вот как мы сейчас вот наблюдаем, все упирается в органы. В органы местного значения, в прокуратуру, в МВД. По всей видимости, у них нет желания особого заниматься данной проблематикой. Почему это, я не знаю. Я не знаю, почему, это для нас большой вопрос. Потому, что у людей вот не получилось завести уголовное дело, слава богу, у нас получилось, и то, благодаря депутату Хинштейну.

Александр Денисов: Так толку то все равно нет!

Александр Суржко: Ну, нет, нет, но уголовное дело завели. И с 2013-го года она как бы под статьей. Хотя там она менялась, но тем не менее. То, что произошло в Клинском городском суде, но это тоже нонсенс, понимаете? Потому, что она признала себя виновной, по сути, потому, что все те доводы, которые были указаны, значит, в материалах уголовного дела, суд признал, что они имеют место быть. И самое интересное, что и она признала! В последнем слове она сказала следующее, что я не виновна, но если вы мне пересмотрите статью с 201, часть вторая, на 201, часть первую я не против! Понимаете?

Александр Денисов: Что это за торг такой в суде?

Александр Суржко: Ну вот. И поэтому, 201, часть первая ей была, как бы вменена, и, соответственно, в соответствии с этой статьей она ушла от уголовной ответственности, из-за давности лет.

Марина Калинина: Ну, смотрите, судя по тому, что Вы рассказываете, по тому, что рассказывают наши телезрители, получается, что на председателей СНТ, или там партнерства дачников, управы, в общем-то, никакой нет?

Александр Суржко: Управа есть, при условии, что если силовые структуры будут достаточным образом относиться к своим прямым обязанностям. Тогда управа будет. Потому, что налицо факт, налицо нарушение и нарушение уголовного плана. Поэтому, здесь, безусловно…

Александр Денисов: А что они не сделали? Не собрали доказательства, не провели допрос как следует?

Александр Суржко: Вы знаете, отписки. Они, в частности, если мы говорим о том постановлении, о котором я говорил уже выше, да, Клинской районной администрации, то просто отписка. Мы пишем письмо, они отписывают, берут, перечисляют пункты закона 66 ФЗ, и все. Мы-то не так вопрос ставим, хотим, чтобы нам ответили, законно это постановление или незаконно. С нашей точки зрения оно не законно. Потому, что никто не давал права Троицкой, значит, оформлять эти земли в собственность на ДНП «Лесное». Должно быть решение общего собрания, согласно 66 ФЗ. Общее, решения общего собрания нет. А если нет решения общего собрания, она должна была оформить эти участки в совместную собственность. Земли общего пользования идут непосредственно ей на ДНП, не ей, а ДНП, а участки под дачи, они идут в совместную собственность. Но этого тоже сделано не было!

Александр Денисов: Еще один звонок из Волгограда послушаем.

Марина Калинина: Давайте, да, успеем еще. Николай, здравствуйте!

Зритель: Здравствуйте, я вот с Волгограда беспокою. Вот у нас тоже, это самое, дачный участок, председатель, мы его сменить никак не можем! Потому, что в Уставе, когда еще они собирались своей шайкой, они делали, это самое, вот на собрании голос, один голос за 100 человек. Когда мы собрались на собрание, чтобы ее сменить, получилось, она – кворума нет! Потому, что, говорит, вы пришли полторы тысячи человек, а должно быть – две тысячи человек! А когда потом втихаря они собрались, эти 15 человек, и которые получают по 100 голосов, они выбрали ее заново!

Марина Калинина: Вот подождите, пожалуйста, Николай! Я не очень понимаю, вы на первом собрании не были, где принималось такое решение?

Зритель: Был.

Марина Калинина: Что значит – втихаря они собрались?

Зритель: Был.

Александр Денисов: Почему кворума то не было?

Зритель: Нас не предупредили. Вообще никаких извещений не было, ни в газете, ни в правлении. Просто напросто. А когда, значит, начали задавать вопросы, почему получилась дорого на новом участке проложенная до ее дачи, щебенка, которая привезена за 80 километров от Волгограда, получилось дешевле, чем песок, который с карьера, территория дачи. Засыпьте нам на дорогу. Она сказала, ну, так рассчитали, вот машина стоит столько-то. Получилось машина песка стоит дороже машины щебенки в пять раз.

Марина Калинина: Подождите, Вы и кворум, и щебенку и песок что-то в одну кучу свалили, в чем основная проблема? Что Вы считаете, что Вас обманывают? Ваш председатель – мошенник?

Зритель: Да. Мы подавали, это самое, в прокуратуру, и везде писали, нам только одни отписки. Вот на этот закон ссылаются и все. На 66-й.

Марина Калинина: Спасибо!

Александр Денисов: Спасибо!

Марина Калинина: Ну, видите, все истории, все какие-то безысходные, к сожалению, получаются.

Александр Суржко: Ну, почему, вот хочу дополнить вот последнее выступление, значит. На самом деле так. Строительство, это вид деятельности, где можно, по большому счету, и деньги отмыть. И у нас такая же ситуация была. Я не хочу сказать, там отмывала, не отмывала, но, тем не менее, когда мне удалось ознакомиться с материалами, со сметами, с актами выполненных работ, то я обратил внимание, что там даже категория грунта другая стояла. А раз другая категория грунта, она более твердая, соответственно, и расценки на выполнение работ, там, по строительству дорог, они будут выше.

Марина Калинина: Везде одно!

Александр Суржко: Хотя вот это подтверждение тому, что сказал. У нас такая же проблема. У нас такая же проблема, почему стали мы считать, смотреть, куда же все-таки ушли деньги. Потому, что была проведена экспертиза независимая, судебно-строительная экспертиза, которую не мы заказывали, а заказывали следственные органы области. Значит, не подтверждено объемами более 40 миллионов рублей.

Александр Денисов: Чтоб подвести итог, все-таки шанс есть у вас решить проблему?

Александр Суржко: Знаете, надежда на Вашу передачу, потому, что называется она «ОТРажение», это как раз есть отражение действительности, то, что на самом деле происходит в ДНП, в СНТ. Поэтому надежда на Вашу передачу, что посмотрят.

Марина Калинина: Ну, мы будем следить за Вашей историей. Посмотрим!

Александр Суржко: 8 лет мы уже, будем так говорить, в боевом положении, и пытаемся все-таки доиться справедливости. Но, к сожалению не получается!

Александр Денисов: Не так все просто!

Марина Калинина: Может нас и в Саратове услышат! Спасибо большое! Это был Александр Суржко, экономист.

Александр Суржко: Спасибо!


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты