Александра Панфёрова: Мы не продаем колбасу и хлеб - мы продаем радость

Гости
Александра Панфёрова
директор московского салона красоты

Рубрика «Дело на миллион». Как открыть салон красоты и сделать его успешным. В гостях у ведущей рубрики Анны Тарубаровой – директор московского салона красоты Александра Панфёрова.

Анна Тарубарова: Каждый год в России закрывается и разоряется около 25% салонов красоты, то есть более 20 тысяч. Таковы данные исследования маркетинговой компании NeoAnalytics. Но мы, обычные клиенты, почти не ощущаем недостатков в парикмахерских услугах, потому что тут же на месте банкротов вырастают новые салоны.

Это рубрика «Дело на миллион». Меня зовут Анна Тарубарова. Сегодня разберем, как открыть салон красоты, пережить несколько кризисов и переманить клиентов из других городов.

СЮЖЕТ

Анна Тарубарова: Александра у нас в студии. Спасибо, что пришли. Как там, справятся без вас на рабочем месте?

Александра Панферова: Ну, я думаю – да, справятся.

Анна Тарубарова: Уважаемые зрители, я приглашаю вас присоединиться к нашей беседе – пишите, звоните. У вас есть возможность с первых уст получить полезный совет. Рассказывайте о том, какие особенности индустрии красоты в вашем регионе. Возможно, есть какие-то трудности. Нам интересно и важно ваше мнение.

Александра, вообще насколько важно присутствие директора в салоне красоты? Или все вопросы можно решить по телефону? Или все-таки иногда приходится брать в руки ножницы?

Александра Панферова: И ножницы иногда приходится в руки брать, и присутствие обязательно. На расстоянии? Ну, люди, которые хотят открыть свой бизнес, должны понимать, что на расстоянии не получится. Нужно там быть, и не просто быть, а я бы сказала – там нужно жить ночью, днем. Ну, ночью мыслями там, а днем вживую там, потому что… Ну, я бы даже не сказала, что это бизнес. Я бы сказала, что это самозанятость. Человек вот самозанялся и занимается 24 часа в сутки! Иначе вряд ли получится.

Анна Тарубарова: А зачем тогда открывать салон? Самозанятость? Ну и пусть к тебе домой приходят и стригутся.

Александра Панферова: Вопрос интересный. Конечно, можно, чтобы домой пришли стричься, но как-то невкусненько, некрасиво. Человек должен прийти и получить все услуги. Дома сама себе – вокруг ноги пироги – конечно, можно, научиться и ногти делать, и брови, и причесочку, но все равно лучше, когда делает специалист.

Анна Тарубарова: Ну и, наверное, важен коллектив опять же, да?

Александра Панферова: Коллектив – это очень важно, потому что мы не продаем колбаску, хлебушек, а мы продаем чувства девушке, женщине, мы продаем ей радость.

Анна Тарубарова: Эмоцию.

Александра Панферова: Эмоцию, да. И для того чтобы одарить наших девочек славных радостью и эмоциями, нужны, конечно, люди, нужна команда. Без команды ничего бы не получилось. Команда в нашем деле… не знаю, как в другом, но в нашем деле команда – главное. Мы все вместе мыслим, командой работаем. Я считаю себя очень счастливым человеком, потому что я занимаюсь своим любимым делом с моими девочками, которые мои единомышленники. Мы все за то, чтобы красота спасла мир.

Анна Тарубарова: Кстати, по поводу того, как одаривается клиент. За эти «подарки» приходится платить, и есть разные суммы. Вот у нас в районе телецентра пять салонов красоты по пути на работу я насчитала, и цены везде разные. Разница эта – не 20, не 50 рублей, а иногда и сотни, и даже в 2–3 раза есть разница. Вот почему так? От чего это зависит?

Александра Панферова: Ну, я вам могу сказать…

Анна Тарубарова: Везде стрижка одинаковая. Взял ножницы в руки, постриг – и все.

Александра Панферова: Ценовая политика складывается из многих факторов. Во-первых, за сколько вы сняли помещение, сколько у вас комнат в помещении…

Анна Тарубарова: А если аквариум какой-нибудь стоит – еще надо заплатить, чтобы рыбок покормили.

Александра Панферова: Ну, мы это не вкладываем, это для души. Наш аквариум, наши рыбки – это для души. Нет, складывается из многих факторов: стоимость помещения, сколько квадратный метр выходит, стоимость услуг, на каком материале вы работаете, какие мастера у вас работают.

Потому что, вот смотрите, у меня работают мастера международного класса – конечно, зарплата у них должна быть достойная. Если барышни учились, вкладывали в это душу – не должны они за три копейки работать, потому что каждый труд должен быть обеспечен достойным заработком, я считаю.

Анна Тарубарова: Соответственно, мастер международного класса. А следующий этап – это стилист, топ-стилист? Какой статус?

Александра Панферова: Вы знаете, сейчас конкретно такой градации нет. Допустим, еще в Советском Союзе, когда я начинала, у нас была классность. Первый класс был… Ну, из классности выше. И потом был мастер-модельер и мастер международного класса. Сейчас и с салонами – кто захотел, тот и назвался салоном. Раньше тоже было жестко. Если у вас не работало в коллективе 80% мастеров первого класса, вы были парикмахерской, а никак не салон красоты. А сейчас кто как захотел, тот так и назвался.

Анна Тарубарова: А почему так получается? Никто не контролирует?

Александра Панферова: Да, нет контроля, к сожалению. Ну, может, к радости, не знаю. Допустим, я считаю, для клиента – к сожалению, потому что даже по вывеске можно было бы определить хотя бы, что вы пришли, и в коллективе 80% мастеров высокого уровня. А сейчас – нет. Прибили гвоздиком «салон красоты» – и салон красоты. А кто там работает – тяжело определить.

Анна Тарубарова: Ваши мастера сказали о том, что ножницы, только ножницы стоят 5 тысяч рублей. Это минимум – от 5 тысяч рублей, хорошие ножницы. Соответственно, возьмем парикмахерскую, где, условно, 250 рублей – в среднем это по России цена стрижки. Получается, только ножницы через 20 стрижек окупаются, да?

Александра Панферова: Да.

Анна Тарубарова: А как вы организуете рабочее пространство, чтобы оно максимально быстро окупилось, чтобы это было не накладно вам, чтобы это выглядело качественно?

Александра Панферова: Я вам так скажу: наши услуги, парикмахерское искусство – не бывает так, чтобы быстро окупилось. Это закладывается надолго и долго окупается, потому что…

Вот смотрите. В магазин, допустим, привезли товар, продали, выручку сняли, разницу – вот и прибыль. А наша прибыль складывается из другого – из того, что люди к нам ходят, и мы «продаем руки», умение наших специалистов делать красоту. Долго складывается клиентская база, долго складывается перечень услуг. Они, конечно, меняются со временем, потому что разная востребованность, но тем не менее это игра вдолгую, это не «сегодня открылись, а завтра – прибыль». Ну, если у вас все вышло, если вы не умерли, продолжаете…

Анна Тарубарова: А так часто случается.

Александра Панферова: …да, и продолжается трудиться, и хорошо у вас все продумано – это навсегда. Я бы так сказала: нужно потерпеть вначале, а потом это навсегда. Просто потом меняем и услуги добавляем, которые более востребованные, новое что-то приходит, мастеров учим, продолжаем.

Анна Тарубарова: Давайте продолжим, примем звоночек из Кемерова, нам звонит Марина. Марина, вы в эфире, здравствуйте.

Александра Панферова: Здравствуйте.

Анна Тарубарова: Алло.

Зритель: Здравствуйте.

Анна Тарубарова: Здравствуйте.

Зритель: Алло-алло. Ну, это не прямой эфир?

Анна Тарубарова: Это прямой эфир, мы вас слышим, да. Какой ваш вопрос?

Зритель: Скажите, пожалуйста, дорогая гостья, у вас ваши девочки, которые работают, мастера – они находятся на аренде или на зарплате?

Анна Тарубарова: Интересный вопрос, спасибо.

Александра Панферова: Спасибо за вопрос. Здравствуйте. Нет, мои мастера работают на зарплате, не в аренде, а на зарплате. И я очень горжусь – за девять лет я ни разу своим девочкам зарплату не задержала. Мы выплачиваем зарплату два раза в месяц. И ни разу, слава богу… Ну, у меня принцип.

Анна Тарубарова: Ну, так надежнее для девочек, да? А что подразумевается под «в аренде», под этой терминологией?

Александра Панферова: Расскажу, что подразумевается. Допустим, я взяла помещение в аренду…

Анна Тарубарова: Вы как директор?

Александра Панферова: Я как директор. У меня три кресла. Я могу принять в штат сотрудников, а могу им сдавать в аренду кресла. То есть меня не интересует, на чем они работают, как они…

Анна Тарубарова: Какие материалы.

Александра Панферова: Какие материалы, да.

Анна Тарубарова: Может, там репейное масло.

Александра Панферова: Там оговаривается сумма аренды в час или в день. И таким образом складывается прибыль.

Но я-то открывала не для того, чтобы деньги собирать, а для того, чтобы сделать салон такой, какой мне нравится, чтобы… Ну, я считаю, как правильно – как правильно подается услуга, как правильно обращаются к клиенту. Чтобы мастера имели возможность отдохнуть между клиентами. Потому что, я считаю, главное в нашей профессии – это, конечно, специалисты.

Анна Тарубарова: У нас есть еще один звонок – Станислав. Давайте послушаем.

Зритель: Алло. Здравствуйте, Александра.

Александра Панферова: Здравствуйте.

Анна Тарубарова: Здравствуйте.

Зритель: Мне очень приятно видеть вас на экране, вы женщина очень хорошая, это видно. У меня к вам такой вопрос. Дело в том, что я ходил в салон элитный, и мне сожгли волосы пудрой. И дело в том, что я попросил обратно вернуть мне деньги, потому что моя стрижка и покраска – это вышло 3 800. Мне пообещали процедуры. Дело в том, что мне все сделали так, что я теперь не могу волосы ни восстановить, они у меня секутся, лезут. И дело в том, что я пытался как-то с ними вообще бороться. И как мне забрать деньги? Я просто не знаю, что мне делать. Именно куда идти? Я просто смотрю – вы уже опытная в этой сфере. Может, вы знаете и поможете мне? Хотя мне пообещали, что там работают специалисты высшего класса.

Анна Тарубарова: Ну, пришлось убедиться на своем опыте человеку, что специалисты – не всегда специалисты. И что делать в таком случае?

Александра Панферова: Ну, в таком случае, конечно, салон должен вернуть, обязательно должен вернуть деньги. Не могут восстановить? Значит… Ну, приходите к нам – мы восстановим, все сделаем, что нужно с моей стороны. Тут тоже получается…

Анна Тарубарова: Нам, к сожалению, из Краснодара звонили, далеко ехать.

Александра Панферова: Жалко очень. Ну, тоже такое дело. Понимаете, то, что мы делаем, нельзя ни пощупать, ни попробовать на вкус и на цвет. Вот клиент считает, что ему сожгли, ему плохо сделали. Я считаю, самое важное в этой ситуации – не объяснили, какие последствия. Вот человек пришел и говорит: «Хочу!» А может быть, волосы, которые нужно сделать, они тонкие, недостаточно готовы к этой процедуре. И иногда, к сожалению, взять деньги…

Анна Тарубарова: Желание побеждает над здравым смыслом?

Александра Панферова: Да. И желание клиента, и желание мастера заработать. Это нехорошо, нехорошо, но, к сожалению, так есть у нас.

Анна Тарубарова: А приходится отговаривать?

Александра Панферова: Приходится.

Анна Тарубарова: Или желание клиента – это закон?

Александра Панферова: Конечно, для нас главное – желание клиента. Но классность мастера и заключается в том, что если мастер видит, что невозможно, что последствия будут хуже для волос, человек будет страдать…

Ну, давайте на самом простом примере. Приходят девочки: «Хочу химическую завивку». Каждая из них уверена, что если она сделала химическую завивку, то она утром встала – и у нее локоны сами собой уложенные уже! Это не так на самом деле. Химическая завивка – это как полуфабрикат, это подготовка волос для прически.

Анна Тарубарова: Мне кажется, это вообще уже прошлый век. Кто-то это делает?

Александра Панферова: Не скажите. Возвращается. Все новое – хорошо забытое старое. Потихонечку возвращается. На самом деле удобно, ну, с той же химической завивкой, она придает объем, но укладывать дольше, чем обычные волосы. Держится, да, укладка гораздо дольше, чем на прямых волосах. Но и сама химическая завивка сейчас поменялась, не та, что была раньше – на коклюшечке деревянной 40 минут под колпачком. Нет, сейчас все получше. Ну да, нужно уговаривать, нужно рассказывать, нужно объяснить человеку.

Анна Тарубарова: А чтобы объяснить, надо постоянно, соответственно, учиться?

Александра Панферова: Учиться. И объяснить – вот сделал процедуру, которую человек хочет – что дальше будет, после того как он выйдет из салона, после того как он голову дома помоет, как ему дальше с этой красотой жить и быть красивым.

Анна Тарубарова: Есть вопрос у Ларисы из Перми. Алло. Лариса, вы в эфире. К сожалению, сорвался звонок, такое случается.

Давайте поговорим об организации рабочего места. Сколько стоит организовать рабочее место?

Александра Панферова: Хотела тоже об этом поговорить, да.

Анна Тарубарова: Потому что цены, я посмотрела, есть и за миллион рублей – там, наверное, золотой трон, какой-то невероятный фен с серебряными ионами; а есть совершенно скромные – по-моему, по 15 тысяч рублей. И это все в Москве, доска объявлений в интернете.

Александра Панферова: Нужно понимать, какой уровень услуги вы даете, что вы даете клиенту.

Анна Тарубарова: Ну, можно же классно упаковать.

Александра Панферова: Можно классно упаковать, но если при этом будет специалист не очень хороший, то упаковочка как бы… Нет, ну конечно, прийти в красивый дорогой салон, помыть голову в кресле золотом. Но вы же пришли не в кресле посидеть золотом, вы же пришли затем, чтобы у вас прическа была хорошая.

Анна Тарубарова: Как у вас? Вот на что вы ориентировались? Примерно какой ценовой разброс – от и до?

Александра Панферова: Ну, я вам так скажу: мы начинали, у нас было немного денежек совсем.

Анна Тарубарова: Вы даже заняли денег.

Александра Панферова: Мы заняли денежки, поэтому мы постепенно набирали.

Ну вот, смотрите. Как бы разбирались, что главнее. Я считаю, красота и удобство для клиента – очень замечательно, но при этом должно быть удобство для мастера. Что я имею в виду? Вот у нас в кабинете ногтевого сервиса и в косметологии стоят трехмоторные кресла. Можно было купить кресла дешевле, но тогда мастер, специалист наклоняется. Ну, это здоровье людей, это здоровье моих девчонок.

Анна Тарубарова: Это больничные, соответственно.

Александра Панферова: Ну, это не больничные, это потом дальше здоровье. И потом, когда мастеру удобно – и процедура проходит легче, и клиенту тоже удобно. И это все вместе складывается. И вот стоял выбор. Конечно, я сначала купила удобное кресло, чтобы и клиенту было, и мастеру было удобно работать.

Анна Тарубарова: И сколько такое кресло стоит?

Александра Панферова: 70 тысяч стоит кресло. Ну, в то время – 70 тысяч.

Анна Тарубарова: В 2010 году.

Александра Панферова: Конечно, уже прошло время, уже требуется перетянуть их.

Анна Тарубарова: Но служат?

Александра Панферова: Служат, они служат. И девочки аккуратно с ними обращаются, потому что удобнее работать, когда на хороших креслах.

Анна Тарубарова: А помимо кресла, что еще?

Александра Панферова: Помимо кресла? Конечно, вообще очень важно, чтобы мастеру… То, что клиенту должно быть удобно – это даже не оспаривается. Но для того, чтобы процедура проходила хороша, и чтобы клиент получал удовольствие, и специалист радовался на работе жизни, конечно, нужно, чтобы было удобно всем – и мастеру, и клиенту. Поэтому – шкаф удобный, чтобы удобно было взять материал.

Анна Тарубарова: В общем, не надо мелочиться?

Александра Панферова: Но и не надо расшвыриваться деньгами тоже, нужно четко понимать. Вот у вас стоит парикмахер. Нужно, чтобы удобно было подойти к мойке, удобно помыть голову – значит, должны рядом находиться шампуни на удобной стойке. Ну, все просто.

Анна Тарубарова: Вы это сами все для себя определяли или обращались к кому-то?

Александра Панферова: Сами определяли, потому что я сама 25 лет отработала парикмахером, мне это было не сложно определить. Ну и плюс, конечно, девчонки подсказывают, где и что лучше сделать.

Анна Тарубарова: Коллегиально, в общем?

Александра Панферова: Коллегиально.

Анна Тарубарова: Звонит нам Иван из Челябинской области. Здравствуйте, Иван.

Зритель: Добрый день.

Александра Панферова: Здравствуйте.

Зритель: Скажите, пожалуйста, ваши специалисты – универсальные, то есть женские и мужские, все делают? Или у вас подразделяется все это дело?

Александра Панферова: Спасибо за вопрос. Раньше были специалисты узкопрофильные – ну, то есть мужской и женский мастер. Но сейчас, поскольку аренда дорогая и мы экономим, ну, честно скажу, что экономим, евростандарт, во всей Москве точно евростандарт идет, и поэтому специалисты широкого профиля – они делают и мужские стрижки, и женские. Кстати, я, выросшая в Советском Союзе, мастер узкой специализации, я парикмахер женский. Но в Афганистане я мальчиков стригла.

Анна Тарубарова: Да, мы об этом рассказывали. У нас буквально две минуты остается для того, чтобы посмотреть, как сейчас в денежном выражении выглядит жизнь вашего салона. Мы подготовили графику. Согласно этим данным, доходы за месяц – 800 тысяч рублей…

Александра Панферова: Оборот, оборот.

Анна Тарубарова: Да, оборот – 800 тысяч рублей.

Александра Панферова: Это среднее по году.

Анна Тарубарова: В среднем? Ну, наверное, какой-то хороший, нормальный месяц.

Александра Панферова: Да, где-то больше, где-то меньше. Ну, это среднее.

Анна Тарубарова: На зарплату – 350 тысяч рублей. Налоги – 170 тысяч рублей. Аренда и коммунальные услуги – 120 тысяч рублей. Закупка материалов – 80 тысяч рублей И прибыль – 80 тысяч. Вот такая выручка – это средний стабильный показатель? Или бывали времена получше?

Александра Панферова: Бывали времена получше, бывали, еще пару лет назад. Ну, все плачут, что падает доходность индустрии красоты, но мы надеемся, что сейчас люди начнут зарплаты получать большие, к нам пойдут. У нас не стало меньше клиентов, просто люди стали реже ходить. Они делают то же самое, но если раньше приходили раз в месяц, то сейчас – раз в полтора месяца. Как бы количество не уменьшилось, но люди просто стали экономить.

Анна Тарубарова: Но вы и сами открылись в кризис. Это был расчет на то, что другие закрываются, или так случайно получилось?

Александра Панферова: Был расчет на то, что другие закрываются, а мы знаем – как. И конечно, мы рассчитывали, что как-то побыстрее кризис пройдет. Но один за другим как-то идет кризис и идет. Ну, мы живем, слава богу, радуемся, делаем свое дело в прекрасном коллективе. Что еще нужно для женщины?

Анна Тарубарова: Тогда от вас, пожалуйста, совет. Тем более я видела у вас на стене в холле диплом за прохождение тренинга по управлению предприятием в кризис. Вот что бы вы посоветовали тем, кто сейчас открывается, во времена трудные?

Александра Панферова: Я посоветую следующее: нужно открываться в той сфере, где вы специалист, где вы знаете, что и откуда берется. Потому что очень многие приходят в индустрию красоты, думая: «Ну, что там делать? Поставил два кресла – и работают». Это не так. Очень много нужно знать. И если человек знает то дело, которое он хочет продвигать и организовывать…

Анна Тарубарова: То у него все получится.

Александра Панферова: Все получится!

Анна Тарубарова: Спасибо! О профессиональных и бизнес-секретах мы говорили с директором салона красоты в Москве Александрой Панферовой. Спасибо, что нашли время прийти и поделиться. Увидимся через неделю. До свидания!


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Рубрика «Дело на миллион»: Как открыть салон красоты

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты