• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Александра Суслина: Налогов поступило на триллион больше не потому, что мы так хорошо их собираем и администрируем. А потому что цена на нефть выросла

Александра Суслина: Налогов поступило на триллион больше не потому, что мы так хорошо их собираем и администрируем. А потому что цена на нефть выросла

Гости
Александра Суслина
руководитель направления «Фискальная политика» Экономической экспертной группы

Виталий Млечин: Министерство финансов собирается усилить контроль, контролировать будут собираемость зарплатных налогов. Главная цель – сократить теневой сектор, то есть снизить число зарплат, которые платят в конвертах.

Оксана Галькевич: Кроме того, чиновники собираются создать единую информационную среду налоговых и таможенных органов. Она включит в себя даже единый механизм сквозного контроля на всех этапах оборота импортных товаров, которые подлежат такому процессу.

Виталий Млечин: Повышение собираемости налогов поможет устранить неравные конкурентные условия и поспособствует перераспределению ресурсов в пользу эффективных собственников и менеджеров от недобросовестных предпринимателей. По крайней мере так считают в Министерстве финансов.

Оксана Галькевич: Вообще если говорить о поступлении налогов в казну, то в целом в стране тенденция положительная: согласно статистике, по данным Федеральной налоговой службы, за первые 5 месяцев этого года консолидированный бюджет получил на 1 триллион рублей больше, чем за тот же период прошлого года, и налог на доходы физических лиц прибавил почти 13%, неплохо.

Виталий Млечин: Да. Глава службы Михаил Мишустин также рассказал о серьезном снижении количества фирм-однодневок: если в 2016 году таких компаний было 1 миллион 649 тысяч (это больше трети от общего количества юридических лиц в нашей стране), то сейчас существенно меньше, 309 540, это примерно 7.5%. "Экономика очищается от тех недобросовестных налогоплательщиков, которые не платят налоги и используют агрессивные схемы", – так сказал Мишустин.

Оксана Галькевич: Ну вот давайте, уважаемые телезрители, будем разбираться, вот эти меры, предложенные Минфином, помогут ли как-то оздоровить отечественную экономику, станет ли наша с вами жизнь от этого лучше? Будем разбираться вместе с вами, звоните, пишите, выходите на связь, делитесь своим мнением, а также с нашим гостем: в студии программы "Отражение" Александра Суслина, руководитель направления "Фискальная политика" Экономической экспертной группы. Александра, здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте.

Александра Суслина: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Александра, объясните, пожалуйста, у нас и так зарплатные налоги, все понятно, статистика говорит о том, что все прекрасно собирается. Как можно из этого лимончика что-то еще "подвыдавить" нам, людям, далеким от финансовой сферы?

Александра Суслина: Ну да, я попытаюсь как-то так очень просто объяснить. Дело в том, что действительно Минфин и налоговая служба в последнее время прилагают огромные усилия, для того чтобы бороться с теневыми схемами, зарплатами в конвертах и прочими всякими агрессивными налоговыми схемами, как было сказано. Они борются.

Что это значит? Это означает, что собираемость налогов с той же самой налоговой базы увеличивается, это для нас хорошо. Почему? Потому что мы, во-первых, получаем больше доходов в казну, а во-вторых, мы действительно создаем более равные условия для выживания фирм. Потому что, как вы сами понимаете, если одна фирма платит налоги, а вторая фирма не платит налоги, та, которая не платит, находится в конкурентном преимуществе, потому что у нее как бы больше ресурсов, она может их потратить на себя. Таким образом, заставляя все фирмы платить налоги и воздерживаться от "серых" схем, Минфин и Федеральная налоговая служба пытаются создать равные условия для работы всех и таким образом сократить нагрузку на тех честных налогоплательщиков, которые платят.

Виталий Млечин: Но если мы говорим, что у нас динамика положительная, в этом году на 1 триллион больше, почему мы снова приходим к тому, что надо ужесточать контроль?

Александра Суслина: Расскажу. Во-первых, почему динамика положительная и почему на 1 триллион больше? Дело в том, что красивая цифра триллион, но этот триллион не потому, что мы так хорошо администрируем налоги или повышаем уровень собираемости, а это потому что цены на нефть выросли.

Оксана Галькевич: Ага.

Александра Суслина: Цены на нефть выросли, к нам пришло на 1 триллион больше, чем в прошлом году, когда цена на нефть была существенно ниже.

Оксана Галькевич: Так, подождите, но у нас собирается-то ведь с зарплат. Сейчас мы будем задавать вам глупые вопросы: мы говорим о зарплатных налогах, зарплаты-то у нас вроде как на 9% выросли по Росстату, но неужели эти 9% дают 1 триллион?

Александра Суслина: Ну конечно, нет, потому что цифра в 1 триллион не имела никакого отношения к зарплатным налогам. Зарплатные налоги – это зарплатные налоги, на самом деле даже толком и не налоги, а в основном социальные взносы и только подоходный налог как бы подоходный налог, а вот этот триллион замечательный как раз-таки эффект совсем других налогов, к зарплатам не имеющий никакого отношения.

Оксана Галькевич: Ага, вот здесь понятнее стало уже.

Александра Суслина: Да, поэтому вот очень…

Виталий Млечин: Там вот отдельно просто было выделено, что налог на доходы физических лиц вырос где-то примерно на 13%.

Александра Суслина: Да, это тоже можно объяснить. Дело в том, что если мы с вами вспомним, после кризиса долгое время были заморожены зарплаты для чиновников и всей вот этой вот братии, чьи доходы обычно индексируются очень неплохо. И в течение нескольких лет действительно они не индексировались, чиновники бедные страдали. По-моему, с 2018 года наконец мораторий, запрет этой индексации закончился, и их зарплаты наконец были проиндексированы. Там целый большой класс людей попал под это дело, и судьи, и военнослужащие, многие высокие чиновники. Таким образом, их зарплаты увеличились, и отчасти именно по этой причине подоходный налог с этой самой замечательной зарплаты стал больше. Потому что если мы с вами посмотрим на динамику доходов вообще населения, зарплаты, то она весьма и весьма грустная, нельзя сказать, что у нас растут доходы населения и поэтому у нас собираемость растет.

Виталий Млечин: Да, я лично не знаю ни одного человека, у которого повысилась зарплата за последние так года 4-5.

Александра Суслина: Я тоже.

Оксана Галькевич: Но работы прибавилось.

Александра Суслина: А работы прибавилось, да.

Оксана Галькевич: Александра, скажите, вы сказали, что налогов стало больше собираемых с той же самой базы налогооблагаемой.

Александра Суслина: Да.

Оксана Галькевич: А вот как-то, простите, поле расширить, которое будет обрабатываться взором Минфина и Федеральной налоговой службы, возможно?

Александра Суслина: Возможно, да. Но насколько они могут, они пытаются действительно из тени вытащить тех налогоплательщиков, которые уводят прибыль в офшоры, которые… Количество вот этих фирм-однодневок снижается, борьба с ними идет. Сейчас очень сильно в розничной торговле поменялся порядок, вы все, наверное, обратили внимание, кассовые аппараты электронные, которые моментально все отправляют в ФНС, стало уходить гораздо тяжелее. Таким образом, с тех же самых операций, которые раньше отчасти попадали в "белый" сектор, а отчасти в "серый", теперь они все становятся "белыми" и доходов в казну поступает больше, мы это реально видим по поступлениям того же НДС.

Виталий Млечин: А что еще нам предлагают? Вот это ужесточение контроля в чем будет заключаться?

Александра Суслина: Ужесточение контроля… Вы на самом деле не на то смотрите.

Оксана Галькевич: А на что надо смотреть?

Александра Суслина: В этом документе, о котором вы вычитали эти замечательные фразы, надо смотреть главным образом на увеличение ставки НДС, вот это вот…

Оксана Галькевич: Но это нам еще только предстоит, ведь закон только был поправлен, принято решение…

Александра Суслина: Ну ребята, это уже с 2019 года точно будет.

Оксана Галькевич: Еще полгодика поживем по 18%...

Александра Суслина: А вот и нет.

Оксана Галькевич: Нет?

Александра Суслина: Я вам расскажу про такую интересную штуку, как инфляционные ожидания, вы наверняка про них слышали.

Оксана Галькевич: Ага.

Александра Суслина: Знаете как бывает? Мы знаем, что с 2019 года, например, у нас повысится НДС, значит, цены вырастут…

Виталий Млечин: Да, поэтому цены мы повышаем уже сейчас.

Александра Суслина: Да. Соответственно, люди, которые думают: "Боже мой, цены с 2019 года вырастут, надо сейчас успеть купить!" Они бегут в магазин, а продавец думает: "Минуточку, у меня повышается спрос, люди думают, что дальше будет хуже, поэтому они сейчас купят по любой цене, давайте мы повысим цены уже сейчас". И вот мы имеем это. Так что эффект повышения ставки НДС, самого факта того, что он будет повышен, мы уже можем наблюдать сейчас.

Оксана Галькевич: Александра, вы знаете, мне очень нравятся специалисты, врачи особенно и финансисты…

Александра Суслина: Сразу грустно становится?

Оксана Галькевич: …которые с широкой улыбкой говорят: "А…" Доктора помните в одном классическом произведении…

Александра Суслина: Нет, просто надо к этому относиться с пониманием, без иллюзий, чтобы не было шоков в дальнейшем, чтобы не было расстройств.

Оксана Галькевич: Может быть, нам держать себя в руках?

Александра Суслина: Не покупать в смысле?

Оксана Галькевич: Ну да, как-то, знаете, не бежать в магазин, все-таки, как говорится, время не дефицитное, сахар и гречки не исчезнут.

Александра Суслина: Я думаю, что любая паника – это всегда плохо. Не стоит на последние деньги бежать покупать телевизор чуть-чуть дешевле, чем он будет. Не стоит.

Оксана Галькевич: А инфляционные ожидания, так скажем, вот эта вот инфляция, рост цен в первую очередь сказывается на какой группе товаров? – промышленных, или это продукты в первую очередь?

Александра Суслина: На всех. Кстати, очень хороший вопрос. Дело в том, что в том виде, в котором этот законопроект сейчас существует, предполагается сохранение льготной ставки. Сохранение льготной ставки: НДС имеет несколько ставок, и льготная ставка применяется как раз-таки к продуктам питания, самое важное.

Оксана Галькевич: То, что мы потребляем обязательно.

Александра Суслина: Детские товары и лекарства, это очень важно. На все остальное 18%. Так вот повышать собираются основную ставку, а льготную сохранить, и это, я считаю, большое достижение, потому что если бы этого не сделали, то тогда безумно бы взлетели цены на самые товары первой необходимости, мы бы с вами ощутили существенный удар по своему кошельку.

Виталий Млечин: А почему?

Александра Суслина: Ну потому что НДС закладывается в цены. Представьте себе, что был налог в 10%, а стал 20%.

Виталий Млечин: А, ну если бы подняли сразу до 20%, тогда да.

Александра Суслина: Да. Но поскольку решено сохранить льготную, то в этом плане мы немножко подстраховались, не будет такого уж большого роста.

Оксана Галькевич: Но зато наши телезрители говорят, что нам сохраняют при этом налог на доходы физических лиц на прежнем уровне.

Александра Суслина: Да.

Оксана Галькевич: Мы не будем платить больше налогов со своих зарплат.

Александра Суслина: Да, не будем.

Оксана Галькевич: И сетуют, почему бы не ввести прогрессивную шкалу налогообложения. Может быть, это как-то лучше бы выручило наш бюджет, чем тот же НДС не 18%, а 20%?

Александра Суслина: Да, тут хороший вопрос.

Оксана Галькевич: А чем он сложен? Он сложнее администрируется? Вообще в чем проблема?

Александра Суслина: Во-первых, он… Тут вообще есть несколько подходов. Дело в том, что в принципе объективно НДС собрать можно больше.

Оксана Галькевич: Даже так?

Александра Суслина: Если с фискальной точки зрения посмотреть, то НДС в казну принесет больше. НДФЛ действительно тяжелее администрировать, и если вводить прогрессивную шкалу, то при очень низком уровне налоговой дисциплины, который сейчас есть, мы рискуем просто потерять дополнительные деньги, они побегут опять в офшоры, какие-то "серые" схемы придумают, Кипры и так далее. То есть те, кому есть что скрывать, прибегнут к знакомым способам ухода от налогообложения, поменяют налоговую резиденцию или еще что-то.

Есть еще один момент, который в принципе широкой публике может ни о чем не сказать, но я все равно упомяну, потому что это полезная информация. Дело в том, что разные налоги по-разному влияют на экономику. В принципе любой налог для экономики, для экономического роста не очень хорошо, но какие-то больше вредят, какие-то меньше вредят. И вот объективно международные исследования показывают, что налоги на потребление типа НДС оказывают меньшее негативное влияние на экономический рост по сравнению с налогами прямыми типа подоходного и налога на прибыль. То есть выбирая из этих двух зол, с точки зрения экономического роста выбор НДС как-то оправдан, потому что он к меньшему снижению экономической активности ведет по сравнению с…

Виталий Млечин: Ну когда мы говорим о повышении налога на доходы, всегда начинают власти говорить, что если они повысят налог на доходы, то сразу все уйдут в тень, мы соберем еще даже меньше, чем…

Александра Суслина: Вот да.

Виталий Млечин: А от НДС вроде как не убежишь.

Александра Суслина: Сейчас не убежишь, раньше можно было, а сейчас уже тяжело, потому что ФНС делает… Он реально большие скачки сделал в улучшении администрирования этого налога, сейчас прямо круто собирают.

Оксана Галькевич: Давайте побеседуем с нашим телезрителем из Иркутской области. Анатолий дозвонился.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Анатолий, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Говорите, пожалуйста, мы вас слушаем.

Зритель: Вот у меня такое предложение. Вот налоги, налоги у нас кругом. Чтобы выйти из этого положения, чтобы все налоги платили, надо национализировать все предприятия, и будут налоги действительно платить, никто от них скрываться не будет.

Виталий Млечин: Да, Анатолий, в общем, идея понятна и не нова, к сожалению.

Оксана Галькевич: Все отобрать и отдать государству.

Александра Суслина: Ну я знаю, что такая точка зрения у многих людей есть, однако надо сказать справедливости ради, что объективно частная форма управления любым предприятием обычно эффективнее, чем государственная, как бы ни хотелось верить людям старшего поколения в обратное. Потому что частная собственность – это более эффективное управление.

Оксана Галькевич: Уважаемые друзья, если у вас есть какие-то другие идеи, как повысить собираемость налогов в нашей стране, как нам вывести теневой сектор экономики на белый свет, соответственно, тоже увеличить количество собираемых налогов, звоните нам в прямой эфир, пишите нам на SMS-портал, телефоны указаны на вашем экране, все это совершенно бесплатно.

Виталий Млечин: Да, нам позвонила Наталья из Московской области. Здравствуйте, Наталья. Что вы думаете по поводу контроля за налогами?

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Вот по поводу налогов, я смотрю, 13% налогов. Я звоню вам из Сергиева Посада, у нас есть такой завод "Звезда", он работает на нашу оборонку, оборонная промышленность. У меня там работает муж. С марта месяца еще не платили ни копейки, не только там с него какие-то налоги взяли, там просто людям не дают зарплату. И как же, какие налоги вообще можно собирать? Причем это не единичный случай у нас по Сергиевому Посаду, это у нас есть и лакокрасочный завод, у нас есть мясокомбинат, у нас есть лесхоз, завод ДСП то есть, там людям тоже по 3-4 месяца не платят зарплату.

Оксана Галькевич: Наталья, а ваш муж ходит на работу по-прежнему, с марта месяца продолжает ходить на работу?

Зритель: Да-да.

Оксана Галькевич: А зачем он это делает?

Зритель: Потому что, вы знаете, перед горячей линией президента, которая была в мае, по-моему, у нас, у них мужчина написал просто в Интернет с его цеха, и тут же пришел начальник цеха, попросили его написать заявление на увольнение. Люди боятся.

Оксана Галькевич: Люди боятся, но в течение 2-х недель если вы не получаете зарплату, закон уже на вашей стороне. А здесь получается, вы встаете на сторону тех людей, которые вам обманывают, вашу семью и вашего мужа, и не хотите ничего с этим делать.

Зритель: Нет, почему, хотят делать. Но люди боятся, что останутся без работы.

Оксана Галькевич: Хотят делать, но ничего не делают. Спасибо большое, Наталья.

Виталий Млечин: Да, Наталья, спасибо.

Оксана Галькевич: Давайте сразу Тулу послушаем. Юрий, еще один наш телезритель, здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Юрий.

Зритель: Добрый вечер, студия, добрый вечер девушке с налоговой службы. Девушка, вы знаете закон Ясы Чингисхана о налогах? Так вот почему они долго правили Русью, славянами и сегодня осели татары и живут почему здесь? Я вам сейчас объясню. Закон Ясы, один из них, гласил: 100 овец имеешь, ничего с тебя не берут, но если ты имеешь 101 овцу, с тебя брали налог. Российские князья больше брали налогов с крестьян, чем татаро-монголы. И когда пришли татаро-монголы, сделали облегчение русскому народу, это первое.

Оксана Галькевич: Юрий, а зачем вы сейчас это все рассказываете нам, простите?

Зритель: А я вот сейчас к главному подхожу.

Оксана Галькевич: Давайте.

Зритель: В России сегодня 30 с лишним миллионов не хотят работать, а берут налоги с тех, кто работает, снимают последнюю рубашку. Вы все смотрели мультфильм, как Змей Горыныч и царь делили землю, провели…, а мужики разбежались…

Оксана Галькевич: Да, Юрий, спасибо большое. Не горячитесь, не нервничайте, не надо. Видите, такие эмоции, мы такие вопросы обсуждаем, налоги – это наша рубашка, близкая к телу, поэтому такие эмоции у телезрителей.

Александра Суслина: Действительно так, я понимаю.

Оксана Галькевич: Вот если говорить о борьбе с теневым бизнесом, о тех возможно людях, которые не хотят работать "в белую", так скажем, работают где-то там, но совсем уж на себя, – каким образом государство может их вычислить? Это какие-то математические способы приходят на помощь, движение каких-то капиталов из наличных в безналичную форму? Как вычисляют их?

Александра Суслина: Тут все зависит, конечно, от объемов. Если есть совсем… Скажем так, есть люди, которые просто нарушители, которые на самом деле работают где-то и очень хорошо зарабатывают, но уводят свои прибыли куда-то, это один подход, тогда это судебное преследование, но это фактически налоговое преступление.

Есть другой класс людей, и вот это сейчас, кстати, тоже одна из таких основных вещей на повестке дня, – это вопрос самозанятого населения. Дело в том, что у нас есть люди, которые объективно работают на себя: нянечки, массажисты, стилисты, дизайнеры, еще что-то. Они не работают на какую-то фирму, у них нет работодателя, они работают от заказа к заказу, сидят как-то на подножном корму: есть заказ – есть деньги, нет заказа – нет денег. И как бы с одной стороны получается, что применять к ним какие-то санкции нельзя, потому что с какой стати? Человек старается, как может выживает.

С другой стороны, объективно если они получают, иногда же бывают и очень успешные те же дизайнеры интерьеров, фитодизайнеры всякие, почему они не платят налог, а при этом пользуются всеми нашими? И вот сейчас Минфин работает над системой такой саморегистрации самозанятых, придумать некое приложение в iPhone, в телефоне, которое позволяло бы… Вот ты признаешься, что ты Вася Пупкин, ты массажист, примерный твой доход в месяц, в год такой-то, и какой-то минимальный процент ты готов платить, ты получаешь как бы статус официального налогоплательщика, тебе уже не нужно бегать и бояться, что тебя не выпустят за границу.

Оксана Галькевич: Но это абсолютно добровольно.

Александра Суслина: Абсолютно добровольно.

Оксана Галькевич: Но как вы думаете, для этого ведь нужно доверие к государству?

Александра Суслина: Да, и это вот большая проблема. Дело в том, что доверие так просто не получается, но какие-то шаги Минфин старается делать. Раньше вообще не было инструментов, даже если ты хотел бы, предположим, ты доверяешь и хотел бы выйти из тени и зарегистрироваться, ты не мог. Сейчас вроде как появляется вот этот инструмент. Может быть, через какое-то время, если все будет хорошо… Знаете как, однажды выявленного несчастного самозанятого потом не прихлопнут мухобойкой, типа "ты сам себя выдал, теперь давай плати за все предыдущие периоды", – если этого не будет, то, возможно, через какие-то годы, не сразу, конечно, люди начинают доверять государству, регистрироваться, и это в принципе будет такая нормальная мировая практика.

Виталий Млечин: Надо чтобы сначала кто-то это все-таки испробовал на себе, найдутся ли желающие так рискнуть?

Александра Суслина: Ну я надеюсь, что найдутся, потому что в принципе это движение в правильном направлении. Другое дело, что, конечно, у нас очень тяжело именно с доверием государству, потому что государство не раз нас подводило в этом плане.

Оксана Галькевич: Мы когда обсуждали вопрос, тему самозанятых, выход из налоговой тени, обратили внимание на цифры, которые у нас, сколько у нас самозанятых и сколько их за границей. Надо сказать, что в той же Италии, Франции их гораздо больше. Но, видимо, разница в том, что там это фрилансеры, которые имеют определенный статус, как вы сказали, а у нас это вот как раз те самые люди где-то в уголочке, в тени.

Александра Суслина: У нас они скрыты, так и есть. Потому что в принципе во всем мире патентная система или еще какая-то, ты какую-то копеечку, какой-то процент небольшой платишь от своего заработка и чувствуешь себя полноценным гражданином: ты платишь налоги, тебе не надо скрываться от того, что ты фрилансер или у тебя вот такая вот работа на себя без организации какой-то фирмы или еще чего-то. А у нас, к сожалению, это очень сложно.

Оксана Галькевич: Скажите, мы еще начали с того, что, в общем, идея усиления контроля за собираемостью налогов с зарплат родилась в Минфине, соответственно, естественно исполнением занимается Федеральная налоговая служба. Это правильное сотрудничество и взаимодействие?

Александра Суслина: Это абсолютно правильно. Я вам даже больше скажу, что вот за весь период моей профессиональной деятельности уже несколько раз было, когда, предположим, социальные взносы передавались разным администраторам: то их администрировал ФНС, потом их передали фондам, сейчас обратно передали ФНС. И практика показала, что ФНС является наиболее качественным администратором, потому что с той же самой базы они собирают лучше, у них больше отлажена вся эта система, меньше денег пропадает сквозь пальцы.

Оксана Галькевич: Уходит куда-то в песок.

Александра Суслина: Да. Поэтому в принципе сейчас идет такой общий процесс интеграции всех вот этих институтов, которые собирают налоги, администраторов (ФНС, таможня), для того чтобы была какая-то единая база, чтобы было гораздо проще все это делать. Сейчас идет прямо серьезная работа в этом направлении, и это хорошо.

Виталий Млечин: Давайте послушаем Павла из Барнаула и будем завершать, потому что времени очень мало осталось. Павел, говорите, пожалуйста, если можно, коротко.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Уже все понятно, что с 2019 года НДС будет 20%. А почему же одновременно не ввести прогрессивную шкалу налогов так же с 2019 года?

Оксана Галькевич: Павел, скажите, а вы от какой суммы вводили повышенный процент налога на доходы физических лиц? От какой зарплаты?

Зритель: По Барнаулу у нас зарплаты, как говорится, у тружеников не очень высокие, 25-30, 35 самая лучшая зарплата у нас, бывает и меньше.

Оксана Галькевич: Так.

Зритель: По Краснодарскому краю… 100 тысяч кто-то получает…

Оксана Галькевич: Нет, я спрашиваю не о том, какие у вас зарплаты, а с какой зарплаты уже нужно вводить повышенный налог, как вы считаете?

Зритель: Не знаю, наверное, тысяч с 500 во всяком случае надо вводить.

Оксана Галькевич: А, хорошо, спасибо.

Виталий Млечин: Спасибо.

Оксана Галькевич: Вот опять прогрессивная шкала налогообложения не дает покоя нашим телезрителям.

Александра Суслина: Не дает покоя. Она объективно не дает покоя, потому что в принципе во всем мире прогрессивная шкала.

Оксана Галькевич: Мы к этому придем?

Александра Суслина: Я думаю, что мы к этому придем, когда мы будем к этому готовы. Просто я вам так еще скажу: дело в том, что те люди, которые принимают решения относительно того, вводить прогрессивную шкалу или не вводить…

Оксана Галькевич: …попадают в эту категорию.

Александра Суслина: …как раз-таки попадают, они фактически принимают решение, вводить ли на себя больший налог или нет. И конечно, они скорее всего принимают решение не вводить.

Оксана Галькевич: Александра, спасибо вам за правду, за оптимизм и за профессионализм. В студии у нас была сегодня Александра Суслина, руководитель направления "Фискальная политика" Экономической экспертной группы.

Александра Суслина: Спасибо.

Виталий Млечин: Мы с вами прощаемся, но со зрителями нет, вернемся через пару минут.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты