• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Алексей Фисун: Для репутации компании главное – это улучшать внутреннюю атмосферу, коммуницировать, а не следить за сотрудниками в соцсетях

Алексей Фисун: Для репутации компании главное – это улучшать внутреннюю атмосферу, коммуницировать, а не следить за сотрудниками в соцсетях

Гости
Алексей Фисун
социальный психолог

Ольга Арсланова: А мы продолжаем. Российские начальники следят за поведением подчиненных в Интернете, показал опрос портала «SuperJob».

Петр Кузнецов: По последним данным, по данным этого года делают это 59% руководителей компаний, а 3 года назад их было на 8% меньше.

Ольга Арсланова: У наблюдения за подчиненными в соцсетях несколько целей. 37% опрошенных опасаются разглашения коммерческой тайны; в каждой 5-й компании думают об этике поведения в соцсетях; сотрудники не должны затрагивать интересы компании, в которой работают. 18% работодателей категорически запрещают писать негативные комментарии о работе, руководстве, коллегах. Еще 5% возражают против снимков и сюжетов в униформе или с рабочего места. 27% работодателей вообще блокируют выход в соцсети с рабочего компьютера.

Петр Кузнецов: Давайте обсудим эту тему. Пишите, думаете ли вы о контроле начальника, когда что-то пишете в своих социальных сетях.

У нас в гостях Алексей Фисун, социальный психолог, автор книги «Капитал репутации». Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Алексей Фисун: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Расскажите, пожалуйста, с чем связан с вашей точки зрения рост внимания к социальным сетям у подчиненных в нашей стране?

Алексей Фисун: Да, это, я считаю, хорошие данные, что внимание работодателей растет к тому, что пишут или публикуют работники компании. Это связано с тем, что компании стали больше внимания уделять своей репутации, корпоративной репутации прежде всего и репутации руководства компании. Потому что вы знаете, соцсети сейчас получили огромное распространение, там никаких проблем, можно даже сделать прямую трансляцию с рабочего места, если это никак не регулировать.

Как это происходит, внимание работодателей? Они, конечно, не сидят, не смотрят, не просматривают соцсети в режиме реального времени, а те компании, которые заботятся о своей репутации, отслеживают любые упоминания о своем бренде, о своей компании вообще в Интернете, во всех местах, в частности, в соцсетях. Причем смотрят, где, в какой сети больше пишут, где меньше. И конечно, они видят, если работники компании что-то публикуют – и хорошее, и плохое, необязательно они только какие-то негативные новости публикуют. Это очень важная работа, то есть компании все больше внимания уделяют защите своей репутации, вниманию к своей репутации, то есть к тому, что они думают и что о них говорят, в частности, в соцсетях.

Петр Кузнецов: Можно ли по человеку в соцсетях судить максимально о том, какой он на самом деле человек? Потому что многие в соцсетях даже на своих страничках надевают своеобразную маску: там они смелее, там они пусть даже и честнее, в общем, совсем не те, кем они представлены в резюме. Даже если сравнить резюме, как правило, считается, что резюме слишком идеализировано, соцсети в этом плане тоже, наверное, обладают какими-то своеобразными фильтрами?

Алексей Фисун: Вы наверняка знаете, что соцсети просматриваются работодателем при приеме на работу, то есть сейчас это… Ну на такие серьезные позиции, серьезные должности, на руководящие в частности. Если у тебя нет профиля в соцсетях, то это уже подозрительно.

Петр Кузнецов: Или он закрытый, есть еще такая полумера.

Алексей Фисун: Ну они могут даже попросить открыть.

Петр Кузнецов: Это тоже нехорошо то есть?

Алексей Фисун: Соцсети – это сегодня…

Ольга Арсланова: Наличие аккаунта в соцсети – это сейчас обязательное требование современности?

Алексей Фисун: Да, безусловно, это ваше социальное лицо.

Ольга Арсланова: Так.

Алексей Фисун: Вы там публикуете… Вы же отдаете себе отчет в том, что вы там публикуете.

Петр Кузнецов: Не всегда.

Алексей Фисун: Мы сейчас не говорим про образ работодателя. Если вы не отдаете себе отчета, это же сразу видно. Достаточно пролистать вашу ленту «ВКонтакте» или на Facebook, чтобы понять, что вы о себе вообще сообщаете.

Ольга Арсланова: Нашим зрителям, которые, возможно, не очень понимают, что лучше не публиковать? Как выстроить этот собственный образ в соцсети, для того чтобы не произвести плохое впечатление в первую очередь на работодателя? Понятно, что с друзьями мы готовы делиться большим объемом информации.

Петр Кузнецов: Отсекаем сейчас негативные какие-то комментарии.

Ольга Арсланова: То есть социальная репутация с точки зрения работодателя какая должна быть у сотрудника?

Петр Кузнецов: Да, по рабочему месту понятно, если он проходится как-то не очень хорошо по своему месту работы, здесь понятно, что работодатель возмутится и примет меры.

Алексей Фисун: Да.

Петр Кузнецов: А вот…

Ольга Арсланова: …личный бренд?

Алексей Фисун: Конечно, нужно показывать свои самые лучшие качества, прежде всего свои так называемые компетенции, то есть в чем вы сильны, что у вас лучше развито. Вы умеете хорошо излагать какую-то проблему, у вас так называемый эмоциональный интеллект, то есть когда у вас 5 тысяч френдов, то есть друзей в социальных сетях, и вы постоянно с ними общаетесь, поддерживаете отношения. Вот этот навык коммуникации – это очень важно как показатель.

Следующее: ваша социальная активность, то есть где вы бываете, что вы делаете. Вы, извините, по кабакам ходите и злачным местам или вы какие-то посещаете, не знаю, мероприятия, концерты разной направленности, совершенно необязательно какую-то классику. То есть вы активны социально или вы… Опять же смотря кого подбирает компания. То есть если вы системный программист, системный интегратор, то вполне нормально, что вы будете такой, в общем, малообщительный, зато видно, о чем вы пишете, на какую тему.

Ольга Арсланова: А что…

Алексей Фисун: Ведь в социальных сетях не только человек о себе сообщает, но он и делает перепосты, то есть ссылочки дает.

Ольга Арсланова: А скажите, что социальную репутацию человека в соцсетях с точки зрения работодателя может разрушить сразу? Какие-то фотографии, данные о себе?

Петр Кузнецов: Допустим, он идеальный совершенно сотрудник, приносит большую пользу компании, но…

Ольга Арсланова: И вдруг видят такое… Что является табу?

Алексей Фисун: Ну смотрите, назовем это чернухой, то есть любые негативные сведения. Есть люди, которые, знаете, как радиацию вокруг себя излучают негатив. Вот даже неважно, какой негатив, это может быть политический негатив, это может быть описание… Вы знаете, есть такой термин в соцсетях, как хейтинг, то есть пропаганда ненависти, любой ненависти: к толстым, к богатым, к бедным, неважно, к национальности не дай бог. Вот это запрещено, это табу, это вообще на грани экстремизма, если мы называем вещи своими именами.

Ольга Арсланова: Так.

Алексей Фисун: То есть любая ненависть, негатив. Или, например, когда человек одно и то же, одних только котиков постит, вряд ли это сообщает о его широком круге интересов. Нужно показывать свои лучшие стороны. Понимаете, ведь вы свободны в соцсетях, но эту свободу вы сами должны ограничивать в том смысле, что вы показываете то, что вы хотите, самовыражение. То есть идеальный образ в соцсетях – это человек, который реализует себя, использует любые возможности. Социальная сеть – это прекрасная возможность сообщить городу и миру о себе.

Петр Кузнецов: Берем ситуацию наоборот. Если сотрудник так себе, может быть, на грани увольнения, и тут работодатель заходит и узнает, что у него не кошечки, а что-то более, не знаю, он узнает, что он, оказывается, благотворитель. Вот это может сыграть положительную роль?

Алексей Фисун: При увольнении?

Петр Кузнецов: При решении, потому что вот этот сотрудник…

Алексей Фисун: Я не думаю, что когда принимается решение об увольнении сотрудника за какие-то серьезные провинности, будут заходить к нему в соцсети, и если он там благотворитель, его это спасет. Не в этом дело. Сейчас мы говорили про людей, которые нанимаются на работу, а теперь мы говорим про людей, которые работают в компании.

Петр Кузнецов: Уже, да.

Алексей Фисун: И мы должны говорить о том, что есть в компании носители репутации, а есть держатели репутации. Сотрудники компании – это те, кто держат репутацию компании, они знают о ней много такого… В идеале ваши сотрудники, те, кто работают на вашу компанию, должны о ней говорить не только хорошее, но и должны говорить свои реальные впечатления, но в положительном ключе. То есть это ваша внутренняя задача, есть такое понятие внутренней коммуникации, то есть объяснить сотрудникам, какими ценностями живет компания, как она решает проблемы (у любой компании есть проблемы). Но когда сотрудники пишут с уважением о своей компании, это очень-очень положительный момент. Заставить их это делать нельзя.

Ольга Арсланова: Все-таки очень важная вещь: где заканчиваются личные границы и начинаются интересы компании? То есть, условно говоря, – а таких случаев было много, – судья, которая прекрасно исполняет свою работу, к ней нет претензий, но при этом у нее фотографии в нижнем белье на страницах в собственном аккаунте, после этого ее увольняют, или педагог, который выступает примерно в том же амплуа. Или журналист, который крайне объективен и беспристрастен в своих программах, но при этом на своей личной страничке в аккаунте высказывается за или против каких-то политических течений.

Петр Кузнецов: Ты обещала обо мне не рассказывать.

Ольга Арсланова: Да, прости, Петь, это ты о нижнем белье сейчас?

Алексей Фисун: Приведенные вами случаи – это, конечно, вопиющие вещи. Человек должен помнить, что у него… Сейчас мы фактически все 24 часа под наблюдением, и если ты постишь в соцсетях, ты должен помнить, что это могут увидеть все, это так называемый информационный след, с которым ты потом не сможешь ничего сделать. И вы знаете, я даже как психолог подозреваю, что когда люди такие вещи постят, они, может быть, подсознательно провоцируют своего работодателя на принятие каких-то жестких мер, такое тоже бывает. То есть человек сам не может решиться и уволиться, он думает, что он вот сейчас что-то такое…

Ольга Арсланова: То есть вот случаи, которые я сейчас упомянула, запрещены для работника? Это табу для репутации?

Алексей Фисун: Это если ты дорожишь работой, а если нет – пожалуйста.

Ольга Арсланова: Но если человек прекрасно выполняет свои обязанности на работе, а это его личное пространство, как ему кажется.

Алексей Фисун: Опять же в случаях, когда судья публикует себя в неглиже, – это как бы за гранью этики. Есть этика, у таких людей она должна быть на высоте, безусловно. Но когда человек публикует какие-то политические посты, это его личное дело, у нас свобода слова, он имеет право говорить все, что он хочет, если он, конечно, не поднимает такую волну ненависти и так далее.

Петр Кузнецов: С точки зрения успешного и уверенного, крайне уверенного в себе работодателя все-таки следить или нет? Я к тому, что слежка – это скорее слабость?

Алексей Фисун: Это не слежка. Следить за своими сотрудниками… Никто не мешает начальнику Иванову вечером прийти и посмотреть, что пишут его подчиненные, я уверен, что огромное количество людей так делают, но это интересоваться. А свою репутацию отслеживать обязательно нужно, обязательно нужно. И нужно обязательно вести корпоративную политику с сотрудниками, объяснять им: ребята, все, что вы пишете о компании… Ваша личная жизнь – это ваша личная жизнь, но кто-то может и судить по ней о нашем бизнесе, но это, допустим, ваше личное дело. Но когда вы пишете про наш бизнес, про компанию… А бывают такие случаи, когда люди публикуют фотографии в Интернете, а у них сзади в офисе на доске список клиентов, например, присутствие, да еще с указанием того, кто кому сколько должен, понимаете?

Очевидно, такие вещи нужно фильтровать, и такие вещи нужно оговаривать, то есть нужно людям напоминать, что социальная сеть потому и называется социальной, это не личная сеть, это не ваш дневничок, который никто не видит, – это социальная сеть, в которую может зайти любой, это ваше социальное лицо, то есть вы показываете себя со стороны, ваше, как говорится, общественное лицо, со стороны вашей позиции в обществе.

Петр Кузнецов: Ну да, Instagram, Facebook, «ВКонтакте» уже давно превратились в такой канал… Если мы, например, берем мир спорта, по Роналду, который лайкает, например, аккаунт «Ювентуса», пишется официальная новость о том, что Роналду переходит в…

Алексей Фисун: Ну мы сейчас не о Роналду говорим, это уже топы, мы же сейчас не будем про Twitter Трампа говорить, правда? Это немножко про других людей. Мы же говорим про обычных людей, про работников компании.

Петр Кузнецов: Один из них с нами на связи сейчас. Владимир из Тольятти, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер. Я из своего опыта хочу сказать следующее. Я не писал в соцсетях, когда работал, я уже более 10 лет, слава богу, на пенсии, но работал длительное время в профсоюзе… и до этого писал в газеты, в центральную нашу профсоюзную «Солидарность» о тех негативах, которые происходят: ничего не решается, ничего не решается, напишешь заметку, начинается какое-то шевеление.

Так вот мне кажется, что работодатель сейчас боится именно этого – открытости полной о тех, так скажем, негативах, мягко говоря негативах, которые он допускает в работе, в отношении к своим работникам, в отношении соблюдения трудового законодательства, понимаете? И боязнь, что вот это… Это то же самое, что вот эти наши, так называемая Дума, пытается ввести тотальный контроль за Интернетом, то есть они боятся негатива, они боятся того, что люди правду узнают, из-за этого происходит и падение рейтинга не только их, а даже страшно сказать, господи боже мой, самого президента, это ужас какой-то!

Ольга Арсланова: Почему же страшно сказать? А вы не бойтесь.

Зритель: Как так можно? И поэтому то же самое работодатель: он боится, что пойдет… Не дай бог еще какие-то органы узнают о том, что он нарушает, допустим, заставляет работать вместо 8 часов по 10-12 часов. Вы поняли, о чем я говорю?

Ольга Арсланова: Понятно, да. Спасибо за вашу точку зрения.

Корреспонденты спрашивали зрителей разных городов России, что они пишут, репостят в соцсетях, не боятся ли, что это прочитает начальство. Давайте узнаем, что люди отвечали.

ОПРОС

Ольга Арсланова: Вот важный момент сейчас был упомянут – это темы, на которые лучше не писать в социальных сетях, для того чтобы не вызвать возмущения работодателя.

Петр Кузнецов: Самоцензура.

Ольга Арсланова: Да. Насколько тут четкие границы? Есть то, что лучше не трогать? Помимо, понятно, ненависти, разжигания и прочего?

Петр Кузнецов: Просто у нас сейчас все больше и больше становится того, что лучше не трогать, поэтому получается, что рамок и здесь, в социальных сетях больше появляется.

Алексей Фисун: Да, здесь нужно суметь грамотно, скажем так, поставить границы. То есть вот есть корпоративная политика, что нельзя делать фотографии на рабочем месте, нельзя писать какие-то коммерческие тайны и так далее. Но понимаете, есть другая сторона: работодатель с другой стороны должны быть заинтересован получать так называемую обратную связь и от своих сотрудников, особенно если это крупная компания. Если в компании 10-15 сотрудников, они и так там друг про друга все знают, а если у этой компании тысячи сотрудников, работодателю важно понимать, какие темы волнуют сотрудников, какие для них являются важными. Он таким образом узнает проблемы, узнает реальную свою репутацию во внутрикорпоративных средах, понимаете? И здесь запрещать все, такую жесткую политику вести глупо.

То есть должна быть этика, определенные понятные границы, а вот писать о корпоративной жизни нужно, важно, важно понимать, с какой тональностью люди об этом пишут. Это нужно постоянно смотреть и воспринимать, анализировать. Очень важно не просто смотреть, что 50% положительных или 40% негативных отзывов и так далее, а о чем именно люди пишут, что их волнует. Таким образом ты можешь получить такую информацию как работодатель, которую ты от своего отдела кадров не получишь, потому что они ее просто не знают. Здесь важно не закрутить гайки настолько, чтобы не понимать вообще, что волнует твоих работников.

Ольга Арсланова: Вот что пишут наши зрители. «Начальники взяли себе за правило следить за подчиненными, подслушивать их разговоры даже в раздевалке. У нас на заводе управляющий директор просматривает записи с видеокамер у себя дома, чтобы затем вынести свой вердикт. Тотальная слежка напрягает, мешая рабочему процессу, многие из сотрудников, рабочих из-за этого уволились с предприятия». Если вы чувствуете, что работодатель уже переходит границы, во-первых, где они, где начинается уже слежка и где вы имеете право пресечь это, прекратить?

Алексей Фисун: Ну вот этот приведенный пример, конечно, мне кажется, за гранью добра и зла.

Петр Кузнецов: В юридической плоскости он уже?

Алексей Фисун: Да, это уже ближе к юридической плоскости, просматривать видео в раздевалке уже больше похоже на какое-то извращение, извините, чем на заботу о своей репутации. И вот смотрите, как раз вот такие случаи и приводят к тому, что люди начинают об этом писать, так что я бы работодателям таким неумным посоветовал не перегибать палку. Потому что на самом деле они могут и следить… Есть такие целые компании, которые занимаются тем, что они пытаются стирать информацию в Интернете, – это неправильно, люди все равно это видят, видят, что работодатель начинает нервничать, и еще больше начинают его, что называется, в социальных сетях троллить, то есть специально провоцировать на негативную реакцию. Тем самым ты наносишь вред самому себе.

Поэтому за сотрудниками нужно не следить, а с ними нужно сотрудничать, они и называются «сотрудники», вы вместе работаете, они должны поддерживать твою репутацию. А если тебе есть что скрывать, наверное, тогда люди начинают, люди это чувствуют и могут спровоцировать. В общем, если они не хотят с тобой работать, это может привести к такому скандалу, что мало никому не покажется.

Петр Кузнецов: Вопрос еще знаете в чем? Вопрос в том, как еще грамотно работодателю донести до своего сотрудника то, что он кое-что увидел на его страничке, что ему не совсем понравилось, и как должен происходить этот разговор.

Алексей Фисун: Ну бывают самые разные ситуации.

Петр Кузнецов: Естественно, не на общей летучке, естественно, это вызвать к себе…

Алексей Фисун: Смотрите, здесь бывают… Надо смотреть по контексту, по ситуации, по случаю. Не исключено и того, что…

Петр Кузнецов: Чтобы не спугнуть, чтобы это не сказалось в дальнейшем на работоспособности этого сотрудника.

Алексей Фисун: Работодатель может просто написать ему личное сообщение, которое никто не увидит, кроме самого этого сотрудника. Технических возможностей сейчас очень много, это будет оптимально, и сотрудник сразу многое поймет. Или задать ему какие-то уточняющие вопросы тоже в личном сообщении, а какие-то ситуации требуют, наоборот, публичного в социальной сети, непосредственного комментирования и так далее.

Ольга Арсланова: Как вам кажется, стоит ли вот эти допустимые и недопустимые вещи прописывать в каких-то особых приложениях к трудовому договору? Потому что сейчас это все на уровне ощущений происходит.

Петр Кузнецов: Наверное, уже сейчас это делается.

Алексей Фисун: Какие-то вещи, безусловно, стоит прописать юридически, то есть касающиеся, конечно…

Ольга Арсланова: Коммерческая тайна понятно.

Алексей Фисун: …коммерческой тайны, да.

Ольга Арсланова: Гостайна тоже понятно, а вот все остальное…

Алексей Фисун: Это понятно, да. Этика прописывается, вопросы этикета прописываются в корпоративной политике, то есть люди знают. Есть даже дресс-код, в чем ходить, в чем не ходить, в том числе политика в социальных сетях должна в целом регулироваться, а все остальное – это вопрос коммуникации с сотрудниками. То есть я еще раз говорю: то, что люди пишут, они пишут спонтанно, то есть они пишут сами по себе, это значит, что их это волнует. Значит, надо с этим разбираться, надо смотреть, какие темы их беспокоят, почему они об этом пишут, и проговаривать эти темы внутри компании. А какие-то темы, наоборот, нужно усиливать и просить сотрудников, может быть, больше об этом писать. Потому что сейчас не бывает никаких бизнесов, никаких компаний, которые бы не имели вообще никакого отражения в Интернете.

Ольга Арсланова: Итак, напоминаю, мы спрашивали наших зрителей, пишут ли они о работе в социальных сетях, давайте посмотрим, что получилось в результате нашего опроса. О работе пишут всего 17%, не пишут 83% от греха подальше.

Алексей Фисун: Боятся.

Ольга Арсланова: может быть, вообще стоит этих тем избегать, если только ты не пиарщик, например, и тебе это положено по работе?

Петр Кузнецов: А если, с другой стороны, других радостей в жизни нет?

Алексей Фисун: Это перестраховка, понимаете? Люди, в общем-то, в том числе напуганы тем, что когда они слышат, что кого-то там за репост привлекли к ответственности, кого-то чуть ли не посадили за это, они предпочитают… Я даже видел человека, который говорит: «Я из всех соцсетей удалился, я смотрю только YouTube, видео включаю и даже там стараюсь не комментировать». Это не очень хороший показатель, в том числе вы опять же тем самым… Когда люди совсем набрали в рот воды, значит, вы не узнаете, о чем же они думают на самом деле.

Нужно все-таки налаживать эту коммуникацию сотрудников и руководства компании и смотреть, какие темы людей волнуют. И самое главное в репутации компании – это то, что нужно улучшать внутреннюю атмосферу, так чтобы у тебя было меньше рисков, что тебя будет ждать какой-то скандал.

Ольга Арсланова: Спасибо вам за комментарий.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Алексей Фисун, социальный психолог, был у нас в гостях. Мы говорили о поведении в социальных сетях и о том, что российские работодатели уделяют соцсетям значительно больше внимания в последние годы. Спасибо.

Алексей Фисун: Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты