Дети не боятся сложных тем и любят их обсуждать!

Дети не боятся сложных тем и любят их обсуждать!
Надбавки к пенсиям. Россия и Белоруссия: объединение экономик? Рост цен на жильё. Школьное питание. Капризы погоды
Пенсии будут расти? Когда и на сколько поднимутся социальные выплаты?
Сергей Лесков: Хватит кормиться за счёт нефти и газа - переработанных останков всяких мамонтов и диплодоков. Это оскорбительно для страны!
Татьяна Кулакова: Хотя на городском транспорте и низкие тарифы, мы всё равно много платим за проезд – своими налогами
Владимир Жарихин: Лукашенко понимает, что Беларусь, может, и нужна Западу, но Лукашенко ему не нужен
Чем более запутана система для потребителя услуги, тем легче управленцу проводить решения, которые ему выгодны
Прежде всего должен быть утвержден сбалансированный рацион питания школьников. В этом вопросе нельзя ставить во главу угла деньги
Сергей Хестанов: Если не собирать усиленно налоги, а оставить деньги людям или бизнесу, они распорядятся ими с большей пользой для экономики
Личное мнение: Владимир Малахов
Цены на недвижимость в России растут вдвое быстрее, чем по всему миру
Гости
Алексей Фёдоров
сопредседатель Ассоциации учителей русского языка и литературы, учитель литературы московской гимназии №1516

Список чтения на лето. Что рекомендуют детям прочитать во время каникул? По какому принципу подбирается литература? Какие книги родители считают лишними или сложными для своих детей? И реально ли на практике за лето осилить весь список?

Иван Князев: Прямо сейчас переходим к еще одной важной теме. Лето. У многих дети. И детям еще что-то задают на каникулы. Такое бывает. «Илиада» и «Одиссея» вместо «Гарри Поттера» и футбола во дворе. Серьезные произведения из мировой классики оказались в списке литературы для летнего чтения. Авторы некоторых пособий рекомендуют эти книги ученикам начальной школы. Многие родители оказались к такому, мягко скажем, не готовы.

Тамара Шорникова: Да. «Есть программы для обычных школ, есть для продвинутых гуманитарных гимназий, - рассказывают педагоги. – Некоторые дети уже к концу 4 класса могут осилить если не всю «Илиаду», то отрывки из нее вполне». Это уже реакция как раз педагогического сообщества на эти списки. Что рекомендуют детям читать летом в наших школах?

Иван Князев: По какому принципу подбирается литература? Как это происходит на практике? Какие книги родители считают все-таки лишними и сложными для своих детей? И, конечно же, что говорят сами дети? Можно ли вообще осилить весь этот список, который сейчас предлагают школы.

Тамара Шорникова: И нужно ли?

Иван Князев: Да. Обо всем этом мы будем говорить сегодня с нашим гостем. Это Алексей Владимирович Федоров, учитель литературы московской школы 1516, доктор филологических наук. Алексей Владимирович, здравствуйте. Вы знаете, я прямо сразу хочу кое-что процитировать. Как раз таки «Илиада» Гомера: «Дай мне любви, Афродита. Дай мне тех сладких желаний, коими ты покоряешь сердца и бессмертных, и смертных». Это все школьнику начальных классов? Это цитата. Гекзаметр. Сами помните. Как там написана «Илиада». Это нормально?

Алексей Федоров: Вы знаете, в данном случае мне представляется, что из одного отдельно взятого конкретного случая сейчас информационный повод получился слишком обобщенный. Поскольку на государственном уровне таких требований и таких списков, тем более обязательной литературы, для начальной школы не существует. В действующем федеральном государственном образовательном стандарте для начальной школы и в проекте стандарта ни «Илиады», ни «Одиссеи», поверьте, нет. Каким образом такие списки формируются, как правило? Речь идет прежде всего о том учебно-методическом комплекте, то есть учебниках по литературному чтению, который выбирает для своей образовательной программы каждое учебное заведение (школа). Учитель, который работает по конкретному учебно-методическому комплекту, составляет свою рабочую программу и дает те самые списки для чтения детям летом.

Что произошло в данном случае? Я так понимаю, речь идет о конкретной рекомендательной книги – «Новый дневник юного читателя с полным списком обязательной литературы». Здесь, честно говоря, меня как учителя напрягает прилагательное «обязательный». Поскольку по определению обязательной она здесь быть не может. Еще раз хочу напомнить. Литературное чтение представляет собой урок именно по чтению. И учебники, по которым учатся ребята, включают в себя все тексты, которые необходимы для классного изучения. То есть речь идет в данном случае либо о желании учителя и методистов показать вообще всю возможную палитру, которая их ждет на 4 года, включая дополнительное чтение, внеклассное чтение, рекомендованное, из которого родители и их дети могут что-то выбрать. Просто для того, чтобы показать тот огромный выбор, который у них существует. Это не значит, что все они должны все прочитать.

Во-вторых, дело не в гекзаметре. Естественно, предполагается, что «Илиада» и «Одиссея» будут, скорее всего, в пересказе Николая Альбертовича Куна.

Иван Князев: Честно говоря, мне сложно представить, как можно адаптировать гекзаметр к нормальному чтению.

Алексей Федоров: Это называется прозаический пересказ. Это даже не адаптация.

Иван Князев: Не более, да.

Алексей Федоров: Что касается Гомера, если уж он стал такой знаковой фигурой в данном контексте, то я хотел напомнить, что фрагменты из «Илиады» И «Одиссеи» присутствуют практически во всех действующих школьных программах в 6 классе.

Тамара Шорникова: Понимаете, тут очень много филологов на квадратный метр. Во-первых, это близкие фамилии. Во-вторых, вспоминаются бесконечные семинары и действительно серьезное изучение этой серьезной литературы. И когда ты видишь эти же фамилии, названия этих произведений в списке рекомендованной литературы для учеников с 1 по 4 класс, вопросы возникают. Наверное, поэтому журналистское сообщество так охотно эту тему подхватило. А я сейчас хочу о родительском сообществе. Потому что нам, конечно, уже пишут СМС-кстати родители. Очень эмоционально пишут. Ярославская область, Самарская область.

Вот СМС: «В начальной школе надо читать сказки народов мира». Ярославская область: «Каникулы должны быть для отдыха головного мозга, а не для постоянного его напряжения». Известно, что есть два активных лагеря родителей. Одни считают, что нужно действительно отдыхать летом, есть черешню, играть в футбол и так далее. Вторые спорят и говорят, что отдых – это ничто иное, как смена деятельности: позанимался сольфеджио, отдохнешь на английском. Соответственно, только так и можно выжить в этом суровом жестком мире и подготовиться к будущей профессии, успешной карьере и так далее. Будем пытаться разобраться, где найти золотую середину, с вашей помощью.

Иван Князев: Я могу добавить еще один лагерь родителей, которые пишут: «Что бы этим детям ни задавали, они все равно ничего не читают».

Тамара Шорникова: Давайте послушаем мнение Надежды из Ставропольского края. Надежда, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Надежда.

Зритель: Здравствуйте. У меня внучка перешла в 3 классе. И когда я прочла бумажку, где написано, что она должна за лето прочитать, я была в шоке. И я удивилась: «А что, у нас разве нет своих писателей, нашей классики? Я училась, дочь моя раньше училась. Пушкин, Лермонтов, Чехов и так далее. Где они?»

Иван Князев: А пару примеров можете привести, что у вас там за авторы?

Зритель: У меня нет этих авторов. Я даже порылась в своих запасах – ничего не нашла. И дочери сказала: «Ничего не покупай. Пусть сами они читают». Я жила в России, а не в Америке. Я не знаю этого. И дочь моя не знает. А внучка должна знать. Она не хочет читать. Дети вообще сейчас не любят читать. А второе – это, может, конечно, не по делу, но я 2 года уже возмущаюсь новым предметом. С 1 класса забивают головы детям – «окружающий мир».

Иван Князев: Это отдельная история.

Зритель: И какие есть вопросы – это кошмар.

Тамара Шорникова: Да, это отдельная тема. Надежда, спасибо.

Иван Князев: Спасибо, Надежда. Вот видите, бабушки тоже переживают, что будут читать их внуки.

Тамара Шорникова: Продолжаем нашу тему. Импортозамещение в литературе. Где Пушкин и это все?

Алексей Федоров: Вы знаете, совсем недавно отгремели бои как раз вокруг русской классики. Они касались уже проектов стандарта старшей школы. Они не то что отгремели – они перешли в затяжную стадию.

Иван Князев: Временное перемирие, по-моему.

Алексей Федоров: Да. Назовем это так. Что касается ситуации, связанной с начальной школой, безусловно, в большинстве программ и учебников по литературному чтению русская классика на уровне имен писателей, которые обязательно потом встретятся в основной школе, они присутствуют. И Пушкин, и Крылов, и Лев Николаевич Толстой, и Антон Павлович Чехов. Только для литературного чтения выбираются, как правило, те произведения… У Пушкина какие-то фрагменты – условно пейзажные. У Льва Николаевича произведения для детского чтения. Это один, кстати, из немногих классиков, кто писал специально для детей. И «Филиппок» во многих программах никуда не делся. О нем многие могут вспомнить, и другие поколения, учившиеся в начальной школе. Нам надо иметь в виду то, что время движется, появляются новые имена. И в данном случае речь даже не идет об обязательном примате зарубежной литературы. Просто задача литературного чтения, как мне представляется – не дать общее основное представление о корпусе классики. Это задача все-таки предмета «литература». Задача литературного чтения – научить с удовольствием читать. И вот тут, конечно, самое страшное то, что может произойти – это когда ребенок, подавленный количеством или неудачным выбором, или неправильной мотивировкой, или, вы уж простите, позицией родителей, он может потерять вкус к чтению навсегда.

Иван Князев: Как раз, наверное, похожую мысль сейчас разделит с нами Александр из Санкт-Петербурга. Александр, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Зовут Александр Николаевич, 65 лет, Санкт-Петербург. Единственное, что я могу сказать – что, как мне кажется, сейчас делается все, чтобы отвратить школьников от изучения классической литературы. На своем примере. Еще, помню, в школе (10 класс) заставляли изучать Достоевского («Преступление и наказание», «Бесы» и прочее). С тех пор я ненавижу Достоевского. Также ненавижу дядю с его честными правилами. «Илиаду» я читал в университете на журфаке, когда еще учился на 1 курсе. И могу сказать, что, когда уже стал более взрослый, это стало более интересно. А так, извините, каждому овощу свое время. Поэтому первоклассникам изучать «Илиаду» - это просто бред.

Иван Князев: А ваши дети что читают? Рекомендуете им что-нибудь?

Алексей Федоров: Конечно, читают. Читают того же «Гарри Поттера», различные сказки и приключения. То есть развлекательную… Сказки русские в 1 классе читала внучка, я помню. Сейчас ей 13 лет. Но по себе и по своему сыну – я ненавижу то, что заставляли учить в школе. И Некрасова с его лошадкой, идущей…

Иван Князев: Спасибо. Что ж вы так уже до Некрасова добрались. Спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: Да, и примечательно – житель Санкт-Петербурга.

Алексей Федоров: Ненавидит Достоевского.

Иван Князев: Культурная столица.

Алексей Федоров: Я так понимаю, речь сейчас уже пошла шире – вообще о школьной программе по литературе, а не о начальной школе.

Иван Князев: Если вернуться к начальной школе, родители эту методичку видят. А у нас родители сейчас могут быть очень модными, и все очень хотят, чтобы их дети были очень умные и очень модные. Они все это дело послушают и будут действительно заставлять ребенка. Мы уже сказали. Главная задача – не вызвать отторжение литературы. А все-таки что способствует развитию умственных процессов у ребенка именно в таком, начальном возрасте? Не обязательно изучать историю и античную литературу по книжкам. А что способствует именно развитию ребенка? Какие авторы, какая литература?

Алексей Федоров: Вы знаете, это вопрос, на который ответит детский психолог.

Тамара Шорникова: Я бы переформулировала – как не спугнуть любовь к чтению, как привить ее в семейном кругу?

Алексей Федоров: У меня совсем банальный. Секретом это в силу банальности не назовешь. Мне кажется, что с самого детства, с семейного чтения, когда ты сам еще как родитель читаешь своему ребенку, или когда он сам начинает читать то, что ему задали в школе. Еще раз подчеркиваю. Читать летом не должно в начальной школе являться подготовкой к новому учебному году. Это моя в данном случае принципиальная позиция. И что касается секрета, вот то, что он прочитал… Потратьте несколько минут в день, несколько, может быть, десятков минут в день, поговорите с ним об этом. Сами прочитайте это. В любом случае, если это неизбежно, то можно найти какие-то точки для интересного обсуждения, соприкосновения с сегодняшней нашей жизнью, с характерами людей, с проблемами, с которыми он встретится, может быть, потом. Дети ведь, по большому счету, не боятся сложных проблем. Они очень любят о них рассуждать. Им интересно. Им на этой стадии очень много интересно из того, что мы презрительно отодвигаем от них в область «ты еще не дорос, подожди». Надо понимать. И здесь я, опять-таки, перескакиваю уже в конце своей реплики к основной старшей школе. Корпус школьной классики состоит из произведений, написанных для взрослых. И поэтому говорить о том, что они поймут «Евгения Онегина», поймут того же самого Достоевского «Преступление и наказание», так, чтобы поставить галочку, поставить книжку на полку и сказать «Все, мне это неинтересно, потому что я это все понял» - это невозможно. Мы до классики дорастаем всю жизнь. Задача школы – просто организовать эту встречу с классическим произведением. Оно на вырост, безусловно.

Иван Князев: Давайте посмотрим, что читают в Тамбове. Там родители обеспокоены не столько количеством, а сколько качеством и вообще самим списком рекомендованной литературы. Давайте посмотрим, что там рекомендуют.

СЮЖЕТ

Тамара Шорникова: Вань, а у тебя дочке 10, да?

Иван Князев: Да, будет 10 совсем скоро.

Тамара Шорникова: Вы уже изучили список по литературе на лето? И как ты его фильтруешь?

Иван Князев: Она ко мне приедет, уже буквально завтра прилетит из Калининграда отдохнуть. Могу рассказать по прошлому году. Список был чуть более 30 авторов. Обычно это происходило так: «Доча, убираем сейчас телефон, садимся, читаем». Но у нас как-то попроще проходил весь этот процесс. Ребенок любит читать. Но единственное, что нужно всегда найти время, чтоб именно заставить читать, потому что списки действительно большие.

Тамара Шорникова: И чтобы действительно отложить в сторону смартфон. Сейчас современные технологии, гаджеты, планшеты, приложения, с помощью которых развиваются, учатся чему-то дети и так далее. В связи с этим не буду спрашивать про традиционный спор – «что выживет – книжка или планшет?» Но стоит ли как-то в школе привлекать эти современные технологии для той самой любви к чтению, для ее культивирования. Как это сейчас происходит в школе?

Алексей Федоров: Они довольно активно уже привлекаются во многих школах, поскольку аж с 2015 года все школьные учебники просто обязаны, чтоб попасть в федеральный перечень, иметь право быть закупленными школой, обязаны иметь электронную версию. Причем, электронная версия – это не просто печатный текст, который закачивается на экран. Там обязательно должен присутствовать так называемый интерактивный контент. Там можно увеличивать или листать картинки. Там есть интерактивные ссылки, там есть вопросы тестового типа, с которыми можно поиграть, проверить себя, какие-то конкретные вещи. И так далее. В принципе технологии в этом смысле развиваются. И книга, прочитанная с экрана… Я большой поклонник печатной продукции. Я в этом книжном мире и живу. Но для современных детей я не вижу ничего страшного, если они будут читать с экрана, если им это проще, если для них текст, который с экрана, вызывает больше доверия, чем книжку, которую надо разворачивать, листать страницы и так далее.

Иван Князев: А я резюмирую. Есть еще один хороший способ, чтобы и узнать о классике, и при этом не мучиться походом в библиотеку и мусолением страниц – можно посмотреть. Многие произведения экранизированы.

Алексей Федоров: Кино?

Иван Князев: Конечно. Вы считаете, это нормально, когда ребенок смотрит? Нас водили в школе в свое время в кинотеатры, мы смотрели классику.

Алексей Федоров: Вы знаете, я не уверен, что это замена. Это вишенка на тортике после того, как прочитано произведение. Потому что это язык. И абсолютно адекватной передачи словесного искусства в искусстве кинематографа нет и быть не может. И никто из внятных режиссеров к этому не стремится, естественно.

Наверное, лучше посмотреть фильм, чем не прочитать книгу и фильм не посмотреть. Если из этого выбирать. Но, конечно, идеальный вариант – все-таки обсудить экранизацию, зная текст, по которому она поставлена. И это один из способов дополнительно привлечь внимание. Вспомните 2003 год, совершенно гениальная экранизация «Идиота», которая помогла Достоевскому вновь стать читаемым и любимым на очень серьезный период. Хотя, казалось бы, Достоевский в этом не нуждается. Но, как показывают звонки из Санкт-Петербурга, нам надо постоянно как будто защищать классику, то есть показывать…

Иван Князев: Там просто актеры были хорошие.

Тамара Шорникова: Не только актеры. Многое. Спасибо вам большое за этот разговор. Вместе с нами был Алексей Владимирович Федоров, учитель литературы московской школы №1516, доктор филологических наук. Мы говорили о чтении семейном – как его сформировать, как привить любовь к чтению. Спасибо.

Иван Князев: Спасибо.

Алексей Федоров: Вам спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски