Алексей Коренев: Между государством и людьми нет социального договора. Люди не верят государству и предпочитают работать на себя

Алексей Коренев: Между государством и людьми нет социального договора. Люди не верят государству и предпочитают работать на себя | Программы | ОТР

Как снизить объем теневой экономики

2019-02-22T16:31:00+03:00
Алексей Коренев: Между государством и людьми нет социального договора. Люди не верят государству и предпочитают работать на себя
Новый президент США
Нам нужны мигранты?
За налогами придут. СК предлагает ужесточить наказание для неплательщиков
ТЕМА ДНЯ: Газ – не сейчас. О полной газификации страны к 2030 году
Деревня стоит вдоль ветки газопровода, но за подключение просят почти миллион рублей
Дорожным камерам пропишут единые требования
За выбросы ответят. Надо ли сделать обязательным экологический аудит?
Минимум для жизни. В Москве – 18 тысяч рублей. А в регионах?
Что нового? Благовещенск, Волгоград, Краснодар
Россияне мечтают о загородной жизни. лоукостеров будет больше? Должники и коллекторы. Центробанк ищет информаторов. Досрочная пенсия
Гости
Алексей Коренев
аналитик Группы компаний «ФИНАМ»

Константин Чуриков: Вы уже, может быть, слышите голос нашего следующего эксперта, чуть позже, через минуту его представим. Новость дня, собственно, ради которой мы все сегодня здесь собрались: Росфинмониторинг оценил объем теневой экономики в России, есть свежие данные по 2018 году, внимание на экран. Итак, теневая экономика России по состоянию на прошлый год составляет почти 21 триллион рублей – это 20% ВВП нашей страны. Вот интересно, что такое эти 20 триллионов рублей.

Марина Калинина: 20 триллионов рублей – это, так на минуточку, больше, чем расходы всего федерального бюджета на 2019 год, в 3 раза больше годовой выручки «Газпрома», более трети всех денежных доходов россиян за прошлый год.

Константин Чуриков: Ну и, наверное, чтобы, как говорится, добить, убить цифрой, вот еще есть данные МВФ, Международный валютный фонд, он посчитал объем теневых экономик в разных странах, это, правда, данные не за последний год, а чуть ранее, за 2015-й. Вот смотрите, Россия здесь, в общем-то, в конце списка, даже у нас этой теневой экономики больше, чем в Египте, больше, чем в Венесуэле. Вот такие данные. Давайте думать, что это за теневая экономика…

Марина Калинина: Больше, чем даже в Пакистане или в Индии.

Константин Чуриков: Уважаемые зрители, вы можете звонить и писать, как вы думаете, нормально, что столько у нас нашего, не знаю, производства, нашей экономики находится за пределами наблюдений: 8-800-222-00-14.

А в студии у нас Алексей Коренев, аналитик группы компаний «ФИНАМ». Алексей Львович, здравствуйте.

Марина Калинина: Алексей Львович, добрый вечер.

Алексей Коренев: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Вы знаете, главный вопрос, самый главный – что такое теневая экономика?

Марина Калинина: У нас с тобой вопрос один.

Алексей Коренев: Да. Ну теневой экономикой Росфинмониторинг считает достаточно ограниченный список, собственно, тем: это в основном «серый» сектор, то есть поставка товаров по заниженным ценам; это сокрытие доходов от уплаты налогов и выплаты «серых» зарплат. На самом деле если подходить к этому делу более глубоко, теневая экономика должна включать в себя еще и ненаблюдаемую экономику помимо скрытой и неформальный сектор, а они огромны. Что они в себя включают? Это скрытая экономика, собственно, мы говорили, законное производство, скрываемое от налогообложения, его много, зарплаты в конвертах, наверное, сейчас очень многим платят, особенно с учетом увеличившейся налоговой нагрузки, огромное количество предприятий выплачивают зарплату в конвертах. Это уже теневая экономика.

Константин Чуриков: Давайте мы сейчас зрителей спросим.

Марина Калинина: Да, давай спросим, а потом мне просто интересно, как можно посчитать, сколько люди получают в конвертах.

Алексей Коренев: Ну как?

Марина Калинина: Ну вот да, вопрос.

Константин Чуриков: Скажите нам, пожалуйста, уважаемые зрители, вам платят в конверте? «Да» или «нет» на номер 5445, в конце этой получасовки подведем итоги.

Марина Калинина: То есть это неизвестно?

Алексей Коренев: Естественно, неизвестно, ни одно из предприятий не будет…

Марина Калинина: А как тогда это учитывается, если это неизвестно?

Алексей Коренев: Оно никак не учитывается, оно не попадает в статистику Росфинмониторинга. Дальше помимо скрытой экономики это криминальное производство, которое на самом деле огромное, хотя мы не привыкли считать его скрытой экономикой: торговля оружием, проституция и наркотики. Мы не привыкли включать это дело в экономику, но это часть экономики, скрытая экономика, и это огромные деньги. Это неформальное производство, связанное, собственно, с самозанятостью, то есть гаражные кооперативы, есть такое понятие, как «гаражный сервис», он включает в себя очень много, в некоторых регионах до половины занятых людей находится в сфере самозанятости. И это потребление для себя: любой огурец, помидор, который мы вырастили на даче и который заквасили в банке, поставили на зиму, – это тоже скрытая экономика, это тоже нигде не учитывается.

Константин Чуриков: Давайте сейчас вернемся к цифре, которую насчитал и представил нам Росфинмониторинг, 21 триллион рублей, 3 годовые выручки «Газпрома» и больше, чем вся расходная часть бюджета, – все-таки вопрос, где центр тяжести? Это наши самозанятые столько наколядовали? Это бабушки на огородах столько огурцов вырастили?

Алексей Коренев: Значит, начнем с того… Там 20.5 триллионов рублей. В прошлом году, вернее в 2016-м, было 28. Рынок труда очень инертный, измениться на 8% объем, скажем так, «серого» рынка не может, это вопрос изменения методики, значит, просто по-другому посчитали. Мы уже привыкли к тому, что у нас статистические ведомства немножко меняют методику подсчетов в ходе самих подсчетов.

Марина Калинина: Тогда давайте разберемся в этой методике, потому что непонятно, если не учитывается одно, не учитывается второе, третье, то что тогда учитывается?

Алексей Коренев: Они не раскрывают, они сказали, что вот они видят 20.5, а годом ранее было 28. На 8 триллионов упасть за год теневая экономика не могла, то есть это, скорее всего, просто по-другому посчитали.

Марина Калинина: Так а что они считают, я хочу разобраться? Откуда эти цифры берутся?

Константин Чуриков: Это какие-то трансакции? Перевод каких-то средств?

Марина Калинина: Да, на чем они основываются?

Константин Чуриков: Учет денежной массы?

Алексей Коренев: Они учитывают в основном средства, которые были выведены за рубеж, которые не проходили через налоговую и так далее, но это отнюдь не вся теневая экономика, она гораздо шире.

Константин Чуриков: Ну хорошо, если говорить о трансакциях из страны в страну, наверное, мы можем каким-то образом таких нелегальных самозанятых отсечь, вряд ли это они, вряд ли они там уже себе где-то купили виллу, домик и так далее, ну вряд ли, не массово во всяком случае. То есть, видно, какая-то рыба покрупнее. Просто хочется понять, какая здесь крупная рыба может водиться в этих мутных водах.

Алексей Коренев: Да, в общем-то, тут не рыба, тут я говорю, в регионах до 50% населения заняты в сфере самозанятости. Естественно, они никак не учитываются, люди кормят себя сами. Это проблема глобальная, это проблема, в общем-то, нашего рынка труда, потому что государству они не нужны, люди обеспечивают себя сами, естественно, они выпадают из всей этой статистики.

Константин Чуриков: Подождите, я чего-то не понимаю.

Марина Калинина: Вот я тоже.

Константин Чуриков: Нам с высоких трибун объясняют, что «Роснефть» – это наше благо, поклониться им в пояс за то, что они зарабатывают для нашего бюджета, для нас для всех столько денег, то же самое другие госкомпании, и бизнесу мы должны сказать «спасибо». А тут выясняется, что, оказывается, кто-то в гараже, кто-то на огороде, кто-то еще где-то заработал и просто, извините, сделал «Газпром» трижды.

Алексей Коренев: Да. Нам с высоких трибун могут обещать очень многое, потому что те, кто обещают с высоких трибун, отчитываются не перед нами с вами, а перед теми, кто стоит выше их. То, что на самом деле знаем и видим мы, наверное, им в общем-то все равно. И реальные цифры очень далеки от того, что объясняется с высоких трибун, то есть реальная ситуация гораздо хуже. Я думаю, что даже 28% ВВП – это, может быть, даже не все учтенное, может быть и выше.

Марина Калинина: Но смотрите, вы говорили, что в 2016 году цифра была 28 триллионов…

Алексей Коренев: 28.3, да.

Марина Калинина: 28.3, а в 2017-м она немножко упала, по-моему…

Алексей Коренев: Как немножечко, на 8%, 20.5.

Марина Калинина: Да, а теперь опять выросла. То есть как бы вот эти цифры почему скачут? Это потому, что нужно отчитаться о том, что что-то делается, или как?

Алексей Коренев: Я не знаю, почему скачет, потому что я не знаю методику подсчетов. Но на 8% за год рынок труда не меняется, это очень инертный рынок.

Константин Чуриков: И мы должны здесь добавить, что Росфинмониторинг – это такая не самая открытая структура в нашей стране, это финансовая разведка.

Алексей Коренев: Да, они не докладывают, как они считали, но они посчитали.

Константин Чуриков: Нам звонит Татьяна из Марий Эл, давайте послушаем ее. Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, добрый вечер.

Константин Чуриков: Рассказывайте про вашу теневую экономику, я имею в виду в республике.

Зритель: Я бы вот хотела конкретный вопрос задать, это не только Республики Марий Эл касается. Конкретный вопрос: кто виноват, что работник получает в конверте зарплату, какую-то ее часть? Кто виноват? Работник разве виноват в этом? Почему проверки тогда не проводятся?

Константин Чуриков: Хороший вопрос. И потом же Пенсионный фонд говорит, когда человек приходит по достижении возраста и спрашивает, где деньги, – «так вы сами, дураки, виноваты», нам говорят.

Алексей Коренев: А где деньги, да. Любое предприятие старается экономить на затратах. Понятно, что та часть зарплаты, которая выпущена в конверте, – это то, что предприятие не отчислено в фонды, экономя на фонде заработной платы. Ну кто виноват? – работодатель виноват. Но работодателя тоже можно понять, потому что он поставлен в условия, когда, собственно, есть возможность скрыть часть доходов, почему бы этого не сделать, для того чтобы оптимизировать свои расходы.

Марина Калинина: Ну хорошо, работник имеет право и возможность, так скажем, поставить работодателя в рамки и сказать: «Дорогой, я хочу получать зарплату «в белую», потому что я хочу получать выше пенсию, как-то легализовать свою деятельность, чтобы не быть в тени»?

Алексей Коренев: Может, может и завтра будет уволен.

Марина Калинина: То есть только так?

Алексей Коренев: А как? Что, у нас плохо с поиском новых работников? Найдут другого, который не будет писать.

Константин Чуриков: Нам еще зрители пишут. «Не там копаете, – пишет нам Аня. – За пределами досягаемости находятся 105 миллиардов долларов, вложенные в бумажки США». Слушайте, а если говорить не о бумажках США, там у нас какая-то дедолларизация наметилась, ладно, бог с ним, – смотрите, о возвращении капитала из-за рубежа. У нас же очень многие предприятия до сих пор там «пасутся» в этих тихих тропических гаванях. Это как вообще считать? Это какая, теневая экономика? Они на страну работают?

Алексей Коренев: Не только тропических, в Нидерландах. Да нет, собственно, они работают на страну, просто так или иначе они зарегистрированы в тех юрисдикциях, где меньше налоги и где бизнес более защищен, потому что у нас вопрос защиты бизнеса – это одна из очень острых проблем. В любой момент могут «наехать», прийти с проверкой, отнять.

Константин Чуриков: Ну «наехать», вы понятно сказали.

Алексей Коренев: Да. Вот если у вас бизнес в Нидерландах, Кипре (сейчас уже с Кипром плохо стало), на Каймановых островах, «наехать» будет сложнее, поэтому регистрируют там. И там не только какие-то мелкие предприятия, там и наши огромные предприятия. Если мы посмотрим, собственно, список ведущих наших компаний, так они все зарегистрированы за рубежом.

Константин Чуриков: Но если я ничего не путаю, как раз вот эти британские, Виргинские острова как раз не просто защищают бизнес, они не обязаны никому отчитываться, сколько там лежит.

Алексей Коренев: Да.

Константин Чуриков: А это не есть ли уже как раз-таки уход в тень?

Алексей Коренев: Есть, потому что проверить, что там прошло, куда прошло и что ушло на собственно благо народа, а какая часть ушла на покупку яхты, виллы и так далее, естественно, невозможно. Поэтому вопрос острый, но я не знаю, как его решить. Пока, собственно, не будет серьезного запрета на эти дела, так и будут компании регистрироваться за рубежом.

Марина Калинина: А каким образом вообще в открытую, так давайте гипотетически, можно посчитать реальный размер сумм, которые крутятся в теневой экономике? Есть такой метод? Мы отходим от Росфинмониторинга, допустим…

Алексей Коренев: Трудно представить себе такой метод, потому что это нужно просто идти с калькулятором и проверять, кто где торгует оружием, наркотиками, занят криминальным бизнесом…

Марина Калинина: Мне кажется, что есть люди, которые это все знают.

Алексей Коренев: Да нет, бог с вами. Мы же уже говорили, что любые огурцы, помидоры, которые мы с вами вырастили на даче и закатали в банку, – это тоже теневая экономика.

Константин Чуриков: Нет, давайте все-таки не про эту теневую экономику, в стране падают реальные доходы…

Алексей Коренев: Про большую.

Константин Чуриков: Давайте искать, где глубже, где больше…

Алексей Коренев: Если мы говорим о гигантах, которые зарегистрированы за рубежом и скрывают реальные цифры своего оборота и дохода, то это вопрос политической воли. Наверное, там можно было бы навести порядка за неделю, если бы было желание, но я боюсь, что особо желания нет, там, собственно, нужные люди.

Марина Калинина: У нас есть звонок из Ростова-на-Дону, Марина нам дозвонилась. Марина, здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Вопрос про… Вот я с начала почти слушала, у меня вопрос о гигантских доходах с проституции, с наркомании, не знаю с чего. Это, может быть, и было в 1990-х гг., может быть в нашей стране, не знаю. Сейчас мы живем в другое время, поэтому не надо, пожалуйста, от реалий 1990-х гг. переходить в 2018-2019-е гг., это первое.

Второе. Где фабрики? Где заводы? Где рабочие места, с которых люди бы платили налоги? Пожалуйста, не надо перекладывать с больной головы на здоровую. И потом, почему у нас налогооблагаемость тех, кто получает не как на Западе… Вот на Западе человек, который получает громадные доходы, так он и платит громадные проценты за налоги, а у нас все уравнивается, что Абрамович, что Вася Пупкин.

Константин Чуриков: Да, вы говорите о прогрессивном налоге. Марина, подождите…

Марина Калинина: Это немножко другая тема.

Константин Чуриков: Нет, подождите, важные вопросы вы затронули, просто…

Зритель: Это абсолютно одно и то же, понимаете? Вы говорите о налогах, бедные люди, которые в гараже починили кому-то машину, соседу, и получили за это 500 рублей, – о чем вы говорите?

Константин Чуриков: Так мы их не считаем.

Марина Калинина: Мы их не считаем.

Константин Чуриков: Мы-то как раз и пригласили сюда Алексея Львовича, чтобы как раз-таки искать большую, крупную, опасную, агрессивную рыбу, понимаете, а не «гаражников» наших.

Зритель: Из 20 миллиардов у вас в Москве у тех же олигархов…

Алексей Коренев: Опять Москва виновата.

Зритель: …одна нога здесь, а другая в Англии.

Константин Чуриков: Ну да, и здесь ли они, в Москве, они уже там, в других юрисдикциях. Спасибо, Марина.

Алексей Коренев: Ну начнем с того, что объем проституции и наркомании с 1990-х гг. точно не уменьшился. Может быть, это как-то по-другому стало гримироваться, но никуда это не делось, поэтому не нужно кивать на 1990-е гг., мы, в общем, как жили, так и живем.

Что касается взыскания налогов с больших предприятий, – понимаете, чем больше рыба, о чем мы говорим, тем больше у нее возможностей, для того чтобы скрывать свои доходы. Там хорошие юристы, там действительно возможность сменить юрисдикцию, там огромные перспективы, для того чтобы свои доходы скрыть. Поймать их будет очень тяжело.

А что касается «гаражников», которые, как сказано, 500 рублей за машину, – ну что их судить? Это люди выживают, они действительно перестали доверять государству и стали жить сами на то, что они реально могут заработать, не опираясь на какие-то возможности государства.

Константин Чуриков: Зритель нам пишем, Ханты-Мансийский округ: «Почти все строительные компании платят в конверте, сам в такой работаю». Москва пишет: «Все ЧОПы получают зарплату в конвертах». Тут еще было сообщение из Амурской области, пишут: «Бред полный, это редкость, конверты. Почти все предприятия нашего города честные», – ну и слава богу, дай бог. Хотя, кстати, в той же Амурской области мы помним историю строительства космодрома «Восточный», по каким схемам там эта стройка века финансировалась.

Алексей Коренев: Я не знаю, как его вообще построили, могли и не построить.

Константин Чуриков: Да.

Марина Калинина: Кабардино-Балкария тоже пишет: «Предпочитаю получать в конверте, нет веры в нашу пенсионную реформу».

Галина из Санкт-Петербурга нам дозвонилась. Галина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Рассказывайте, Галина, как дела в Петербурге.

Зритель: Прекрасно, как всегда.

Я хотела вот что сказать, свои соображения, поскольку я бухгалтер.

Константин Чуриков: Так, давайте.

Зритель: Я считаю, обращаюсь к вашему гостю, как бухгалтер и бюджетник я считаю, что необходимо, для того чтобы получить деньги в бюджет, в Пенсионный фонд, а заодно это борьба с коррупцией, необходимо первым условием декларацию о расходах всех граждан.

Алексей Коренев: Замечательная вещь.

Константин Чуриков: Слушайте, какое хорошее предложение. Так, секундочку…

Алексей Коренев: Не пройдет в России.

Константин Чуриков: А почему не пройдет? Галина, оставайтесь на линии.

Зритель: Ограничить наличные расчеты…

Алексей Коренев: Сядет вообще половина верхушки. Вы понимаете, в чем фишка?

Зритель: Ну да.

Алексей Коренев: Попробуйте в США потратить за год больше, чем вы за год заработали, – к вам тут же придут с проверкой. Попробуйте в Европе потратить за год больше, чем вы заработали за год. А у нас многие чиновники – не будем называть, но мы их знаем, – покупают квартиры, которые по стоимости больше, чем годовая прибыль всей руководимой им компании, государственной компании, и ничего.

Константин Чуриков: Давайте еще спросим Галину, если она на линии. Галина, вернитесь к нам, пожалуйста.

Зритель: Я на линии, да.

Константин Чуриков: Галина, вот вы как бухгалтер скажите, а вообще просто сегодня уйти от налогов? Предположим, вы в честной компании работаете, а вот в принципе? Вы же знаете это дело.

Зритель: Ну абсолютно… Я вам простой пример приведу. У нас сдаются миллионы квадратных метров жилья, в Америке невозможно сдать жилье, не оформляя социальный договор.

Константин Чуриков: А я имею в виду в компании.

Марина Калинина: В какой-то компании если люди работы, вы как бухгалтер скажите, насколько сейчас легко или сложно сейчас уйти от налогообложения?

Зритель: Ну конечно, легко. Почему? Потому что если имеет возможность дать взятку 100 тысяч долларов, они же не дают ее со своей зарплаты, – значит, это сокрытый доход наличный.

Константин Чуриков: Спасибо.

Зритель: Почему-то вот коммерсантов, которые дают взятки, их почему-то не привлекают к ответственности, а они скрывают эти доходы, потому что в отчетности взятка не предусмотрена.

Марина Калинина: Понятно.

Алексей Коренев: Ну кто же их привлечет, если тем, кому они дают взятку…

Константин Чуриков: Кто же отчитается о взятке, да. Ведомость бухгалтерская, что столько-то на взятки.

Алексей Коренев: Кто же признается, что он дал взятку? Понятно, что не привлекут.

Марина Калинина: Еще есть Алексей из Белгородской области. Алексей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Да я хотел бы вот задать вопрос вашему гостю.

Константин Чуриков: Давайте.

Зритель: Вот он говорит на всю страну, что многие предприятия крупные зарегистрированы не в нашей юрисдикции. Почему он тогда не назовет? Пусть он назовет конкретно все предприятия, и пусть это все будет гласно, чтобы весь народ знал, какие предприятия и почему с ними не принимаются меры, к конкретным предприятиям.

Константин Чуриков: Алексей, мы тоже не против, просто сейчас если наш гость эти предприятия назовет, значит, завтра…

Алексей Коренев: Это несколько часов уйдет.

Константин Чуриков: ...нам всем приходят извещения, повестки в суд, и мы благополучно… Закрывают наш канал.

Алексей Коренев: Нет, начнем с того, что на это уйдет несколько часов. Во-вторых, в общем-то, это не является секретом, вы можете на сайт любой крупной компании нашей и посмотреть, где она зарегистрирована, и вы увидите, что это будут Нидерланды, Каймановы острова, сейчас Кипра стало поменьше, Виргинские острова и так далее. В общем-то секрета тут нет, вопрос в том, что с этим не борются никак.

Марина Калинина: А как бороться-то можно?

Алексей Коренев: Ну у нас тут вроде бы президент обещал какую-то амнистию за возвращение капиталов, но капиталы назад не очень спешат, потому что здесь-то капитала можно быстро лишиться, а там он защищен, там не боятся.

Константин Чуриков: Причем ладно, еще не так обидно может быть лишиться незаконного капитала, обидно законного лишиться, тоже можно.

Алексей Коренев: Так легко, да.

Марина Калинина: Еще есть один звонок из Москвы, Виолетта. Виолетта, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У меня два таких комментария по поводу темы. Первое: я сама работаю уже лет 20 в руководящих должностях, в последнее время, лет 15, в ранге директора коммерческого, исполнительного и так далее. Последние 3 года такая тенденция наметилась, что владельцы компании ставят мне задачу, если мы замещающий персонал берем или просто новые какие-то вакансии, что обязательно как минимум одни более лояльные, будем так говорить, 13%, кто-то даже 43% объявляет (это все налоги, которые платит компания в фонд заработной платы в различные соцстрах, Пенсионный фонд и так далее) за счет самого работника. То бишь да, частично зарплата минимальная идет «в белую», то есть по минималке, все остальное человек получает «в черную». И вот с этой «черной» у него вычитается все, что с этой «белой» платится в различные фонды, то есть на эту сумму уменьшается его совокупный доход. Это первое, что я хотела сказать. И это повсеместно, я работаю в коммерческих организациях, в сфере здравоохранения.

Второе, что я хотела сказать. Мне 47 лет, моей маме 85 лет. Она, естественно, в 55 лет ушла на пенсию, это как раз был конец 1980-х гг., но не ушла сидеть на лавочке, а купила дачку в Тульской области и начала там выращивать в промышленных объемах, но не фермер. Когда силы побольше были, там даже коровы с быками были, а сейчас это просто птица разных видов, но в промышленных объемах. У нее нет даже горячей воды, она в это не вкладывается, но она в свои 85 лет еще женщина, ее бабкой не назовешь: она красится, я нигде не видела у нее седых корней, она с макияжем к курам выходит. Но она в год себе покупает по 4 новых машины, меняет – покаталась 3 месяца и дальше, в общем, шубы, то есть она еще хочет, у нее есть желание выглядеть, что-то покупать. Почему она кому-то что-то должна?

Причем были две глобальные попытки, и с моей помощью, потому что я в какой-то момент работала в органах исполнительной власти, пробиться на московский рынок – бесполезно. То есть пенсионерка, ветеран труда, голод-холод… Хоть вот говорят украинцы про Голодомор, она на Тамбовщине жила, ее же отец и расстреливал этих тамбовчан, то есть она это все помнит, два этапа раскулачивания перед войной, в войну всех кошек съели, добилась всего сама, приехала, в 1946 году босиком по асфальту бегала, до директора магазина доучилась, с двумя детьми… В общем, не буду рассказывать, у нее очень сложная судьба, но вот 35 лет человек пашет как вол, у нее скрюченные руки просто от полиартрита, от холодной воды – почему она должна еще кому-то с чего-то платить, понимаете?

Константин Чуриков: Спасибо, Виолетта, за ваш звонок.

Марина Калинина: Спасибо, Виолетта. Можно целый роман написать, по-моему.

Константин Чуриков: Очень интересная история.

Алексей Коренев: Да, прямо целая книга.

На самом деле мы вернулись к тому, с чего начинали: большинство россиян не верят государству. У нас отсутствует… Мы уже, кстати говоря, не первый раз в ваших программах касаемся вопроса, что в стране отсутствует социальный договор между государством и людьми.

Константин Чуриков: Новый отсутствует, раньше была стабильность в обмен на лояльность…

Алексей Коренев: Раньше мы строили коммунизм, как-то на что-то надеялись, построить не получилось. Социальный договор сейчас отсутствует. Социальный договор – это то, что, собственно, определяет взаимоотношения между государством и людьми, то, что… Правила игры, грубо говоря, отсутствуют, и люди не верят государству, люди предпочитают, у кого есть возможность, работать на себя. И вот тот самый случай, когда человек выращивает в 85 лет кур у себя на даче, не надеясь на то, что ему кто-то что-то поможет. Человек надеется на себя, вот беда у нас такая, на государство надеяться не приходится. Что касается остального, собственно, там прозвучали еще какие-то проблемы…

Константин Чуриков: Что касается всего остального, подождите. Я вот впервые вижу, чтобы Росфинмониторинг нам что-то сообщал. Там какие-то данные приводятся за другие годы, что-то не я помню, чтобы такая была открытость. Это означает ли, что не разыскивая тех, кто увел капиталы большие туда, в другие юрисдикции, там занимается какими-то нелегальными делами, что в итоге тот же Росфинмониторинг потом придет к бабушке не огород?

Алексей Коренев: Росфинмониторинг к бабушке на огород не придет. Все наши организации, собственно, работают наверх, и судя по всему, есть, скажем, установка на какую-то открытость, потому что у нас в последнее время все стали делать красивые цифры, Росфинмониторинг доложил о скрытой части труда, Росстат неожиданно пересмотрел данные по ВВП и так далее. То есть, видимо, людям надо показывать какие-то хорошие цифры, улучшение.

Константин Чуриков: Давайте сейчас посмотрим на те цифры, которые у нас на экране, и подумаем, они красивые или нет. Мы спросили: «Вам платят в конверте?» – и какие у нас ответы, Марина?

Марина Калинина: Ответы такие: платят 62% наших телезрителей…

Константин Чуриков: В конверте!

Марина Калинина: В конвертах, соответственно, не получают зарплату в конверте 38%. Вот такие результаты.

Константин Чуриков: У нас в студии был Алексей Коренев, аналитик группы компаний «ФИНАМ». Спасибо, Алексей Львович.

Марина Калинина: Спасибо.

Алексей Коренев: Спасибо вам.

Константин Чуриков: Мы через пару минут вернемся в эфир.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Владимир Березовский
Алексей Серебряков сто раз прав и откровенно говорит о том, что "«Американец берет и делает, потому что там психология другая — психология успеха, психология карьеры, психология того, что я имею право, у меня есть свободы, я свободен в своем волеизъявлении, я знаю, что я делаю, я ответственен за свою жизнь. Вот психология американца» - обо всём, чего не имеем мы! Не противник Алексей России (как и очень многие, думающие так же россияне!), а искренне любящий её и страдающий от всевластия убийственного, пагубного для людей и страны режима! Мало ли таких граждан покинули Россию после революции? Мало ли продолжают эмигрировать ныне, задавленные сплошным бесправием, ненужностью и нежеланием славить путинскую клику?
Как снизить объем теневой экономики