Алексей Коренев: Порядка 20% доходов россиян – в тени. Ситуация меняется к лучшему, но очень медленно

Алексей Коренев: Порядка 20% доходов россиян – в тени. Ситуация меняется к лучшему, но очень медленно | Программы | ОТР

О серых доходах россиян

2020-02-12T18:08:00+03:00
Алексей Коренев: Порядка 20% доходов россиян – в тени. Ситуация меняется к лучшему, но очень медленно
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Алексей Коренев
аналитик Группы компаний «ФИНАМ»

Александр Денисов: Следующую новость мы, наверное, не одобрим.

Анастасия Сорокина: Давай разбираться постепенно. «Доходная тень». Счетная палата и Росстат выяснили, что наши расходы превышают официально задекларированные доходы на треть, то есть именно столько зарабатывается в «сером» секторе экономики. Известна точная сумма – 14 триллионов рублей. Что это за прибыльная тень такая? Откуда то и дело у нас выезжают безработные на Maserati? Вот об этом мы и поговорим в ближайшие полчаса.

Александр Денисов: Еще немного статистики. Вот Настя сказала, что на треть превышают наши расходы, то есть больше, чем доходы, официально задекларированные. Так вот, в некоторых регионах, точнее, в 12 регионах превышение это пятидесятипроцентное. Какие регионы? Московская, Воронежская, Ростовская, Тамбовская, Ивановская, Брянская области, а также Краснодарский край, Башкирия, Чечня, Кабардино-Балкария, Дагестан, Адыгея. Всех сдали, все 12 регионов, где расходы на 50% выше, чем официально задекларированные доходы.

Тему обсуждаем вместе с вами. Подключайтесь, звоните, пишите. С интересом поспорим с вами, поговорим.

Анастасия Сорокина: А также у нас в студии сегодня эксперт – Алексей Львович Коренев, аналитик группы компаний «ФИНАМ».

Алексей Львович, как так могло получиться, что в 12 регионах такая странная тенденция? Причем не 10%, а прямо ровно 50%.

Алексей Коренев: Так, не ровно 50%, а больше 50%. Добрый вечер – для начала.

Анастасия Сорокина: Добрый вечер.

Алексей Коренев: На самом деле это не в 12 регионах, а это по всей России. Ситуация с теневым сектором у нас действительно плохая. Она меняется в лучшую сторону, но меняется очень медленно. В настоящий момент порядка 20%. И в настоящий момент порядка 20% доходов россиян находятся в теневой области. Как говорится, тут не нужно путать.

Есть такие понятия, как «теневые доходы» и «ненаблюдаемые доходы». Ненаблюдаемые доходы – чуть более широкое трактование, оно включает в себя еще и производство для собственного потребления, криминальное производство и так далее. Тем не менее порядка 20% доходов россиян сейчас находятся в тени. Это на самом деле даже лучше, чем было, например, в 2015–2016 году, когда цифра была – порядка 28%.

Александр Денисов: Так сейчас же, мы сказали, Алексей Львович, 30%. В некоторых регионах 50% даже превышает.

Алексей Коренев: Это в некоторых. А в целом по стране все-таки 20% доходов нигде не учтены. И это наша беда, потому что люди не стремятся декларировать свои доходы, у них нет для этого стимулов. Это проблема, в общем, социального договора между государством и трудящимися. Людям не нравится то, как к ним относится государство. Ну а государство, соответственно, всячески пытается при каждом удобном случае где-нибудь да ободрать.

Александр Денисов: Ну давайте не будем выставлять государство жандармом. Вот сейчас прошел выпуск новостей, и там президент рассказывал про инвестиции. Он говорил, что у нас будет в экономике плюс то, плюс это, перечислял плюсы. А вот давайте перечислим минусы от «серого» рынка, от ухода от официально задекларированных доходов. Какие жирные минусы нам это принесет в настоящем, в будущем?

Алексей Коренев: Ну, первый жирный минус – это недополученные доходы бюджета. Надо понимать, что если… Вообще-то говоря, бюджет почти на треть формируется из налогов (по-моему, на 21% из НДФЛ). И неуплаченные налоги – это, соответственно, недополученные доходы бюджета. Плюс эта часть экономически активного населения нигде не учтена, она никаким образом как бы не регулируется и не управляются. Это люди, которые зарабатывают себе на жизнь самостоятельно. Они не хотят видеть государство в роли какого-то регулятора. Они считают, что оно только мешает, и хотят в этом плане существовать самостоятельно, в отрыве от государства. И это государству, в общем, не очень нравится.

Александр Денисов: Алексей Львович, а давайте представим гипотетическую ситуацию и продолжим. Вот сейчас людям на государство абсолютно апчхи, как говорится, да? Вот наступает срок пенсии. Уже сейчас Минтруд заявляет, что некоторые граждане у нас не получают пенсию по старости. То есть им говорят: «Zero. Никаких отчислений не было. Вы свободны. Вам ничего не должны». Уже есть такие случаи. И их станет еще больше.

Алексей Коренев: Больше.

Александр Денисов: Каково будет ощущать такой гражданин в отрыве от государства на пенсии? Вот он снимет трубку и начнет звонить сюда, на «Отражение», и жаловаться, что ему государство не обеспечило. Давайте про это.

Алексей Коренев: Во-первых, ситуация с пенсиями немножечко начала меняться в лучшую сторону. Я не говорю про государственное пенсионное обеспечение – там пока как было, так и осталось плохо. Значительная часть граждан…

Александр Денисов: Ну знаете, «плохо» и «полный ноль» – это разные вещи все-таки.

Алексей Коренев: Ну, тем не менее. Значительная часть граждан уже понемногу начала осознавать, что на государство надеяться не приходится, и начинают откладывать себе на пенсию самостоятельно: либо в виде депозита, либо в виде денег под подушкой, покупая валюту и так далее. То есть люди уже стали надеяться на себя.

Второе направление, на которое сейчас государство делает очень большой расчет, – это независимые пенсионные фонды. Государственное пенсионное обеспечение, как мы выяснили, работает плохо. Предложенный государством гарантированный пенсионный план полностью проигнорирован потенциальными пользователями, потому что они не верят, что это в очередной раз сработает. Предыдущие пять реформ провалились. Почему шесть должна быть удачной? А вот с НПФ ситуация может измениться. До сих пор независимые пенсионные фонды действительно не очень хорошо себя показывали и, в общем-то, не пользовались значительной популярностью.

Александр Денисов: То есть вы призываете в том же ключе и жить? Не платить, откладывать…

Алексей Коренев: Вы меня перебиваете.

Александр Денисов: Нет-нет, я просто пытаюсь понять логику, к чему вы клоните.

Алексей Коренев: Я рассказываю, что сейчас происходит, какие изменения и где ситуация может измениться к лучшему. А потом мы уже расскажем, к чему мы призываем.

Значит, независимые пенсионные фонды – это вещь, которая существует во всем мире, где люди откладывают себе в компании, которые не зависят от государства, зарабатывают деньги, а потом на эти деньги человек живет.

Первое, что предложено и сейчас обсуждается – это то, что независимым пенсионным фондам будет позволено выплачивать пенсию не по новым правилам (60 лет для женщин, 65 лет для мужчин), а по старым (55 для женщин, 60 лет мужчин). Это первое, что должно привлечь людей к независимым пенсионным фондам. То есть человек понимает, что если от государства он раньше 65 пенсии не дождется, то в независимом в 55 женщины и в 60 мужчины уже могут получить пенсию.

Второе. Государство, начиная уже с середины 2021 года в обязательном порядке будет требовать от независимых пенсионных фондов полного раскрытия информации о структуре их активов, для того чтобы каждый человек, который хочет положить свои деньги в независимый пенсионный фонд, мог оценить, как работает этот фонд, какую доходность приносит, какие риски при этом сопровождаются, с какими активами он работает, где можно деньги потерять, где все-таки можно заработать и так далее.

В настоящий момент количество фондов, которые добровольно раскрывают добровольно раскрывают информацию, очень невелико. Это фонд «САФМАР», сбербанковский, еще один и, по-моему, штук шесть маленьких. Но тем не менее в ближайшее время, я думаю, количество фондов, которые будут добровольно раскрывать информацию, будет быстро расти, потому что здесь высококонкурентная борьба за потребителя. Независимым фондам нужны люди.

Что делать рядовому потребителю? Действительно, видимо, на государственное пенсионное обеспечение особо рассчитывать не стоит. Ну, какие-то минимальные пенсии – у кого 9 тысяч, у кого 14, у кого 18 – будут. Больше государство потянуть не может. И без того половина собственно тех денег, которыми располагает НПФ России – это трансферты из бюджета. То есть бюджет постоянно подкармливает Пенсионный фонд, потому что у него своих денег нет. Не сумели они заработать. Они все потратили, давайте будем честными, на огромные здания, на шикарные автомобили, на безмерно раздутый штат. Кончились деньги.

Александр Денисов: Алексей Львович, это спорные вещи, безусловно. Ну ладно.

Анастасия Сорокина: Материнский капитал опять-таки у нас из Пенсионного фонда.

Алексей Коренев: А вот независимые фонды потенциально могут ситуацию изменить.

Александр Денисов: Вы знаете, простите, не спорю, Алексей Львович.

Анастасия Сорокина: Мы можем вернуться к вопросу все-таки про «серый» рынок.

Александр Денисов: К «серому» рынку, да. Вот что-то мне подсказывает, что люди, которые будут пользоваться этими инструментами, которые вы перечислили, они-то как раз все платят нормально и не уходят в тень. Вот тот, кто оперирует такими инструментами, он на свету, он не бегает.

Алексей Коренев: Те, кто «серые», они рассчитывают только на себя. Вот они как раз… Мы недоговорили. Есть категория людей, которые откладывают себе сами или просто надеются на себя, что они будут работать либо до самой смерти, либо они сумеют накопить какой-то капитал, который позволит им, начиная с определенного возраста, уже жить в свое удовольствие, не надеясь на помощь государства. Вот те самые 20% населения России, которые находятся в теневой экономике, они на государство не надеются. Они надеются на то, что они каким-то образом, пока непонятно каким…

Александр Денисов: А почему вы думаете, что они не надеются? Может быть, они живут как попало? Ну что это значит?

Алексей Коренев: Кто-то живет как попало. Кто-то живет как попало. Но, я говорю, в последнее время статистика показывает, что все большее количество людей начинают осознавать, что пенсию себе нужно готовить самому, начинать откладывать уже с первой зарплаты, хотя бы понемножечку начинать копить. Так во всем мире делается.

Александр Денисов: Ну, спору нет. Но это не значит, что нужно в тень убегать ради будущего своего.

Алексей Коренев: Убегание в тень у нас началось в 90-е годы, когда, в принципе, как бы экономика у нас, скажем так, только переходила на рыночные рельсы, было вообще все не понятно и не устроено. И вот тогда, вообще говоря, огромное количество населения работало в тени. Так с тех пор это и тянется. Но доля теневой экономики постепенно снижается. Я говорю, еще недавно, всего в 2015 году, она была 28%. Сейчас уже 20%. Это все равно много.

И те цифры, которыми сейчас так хвастаются статисты – о том, что за последние три года выход из тени в «белую» зарплату позволил принести в бюджет, если не ошибаюсь, 22,1 миллиарда рублей, что ли, – на фоне общего бюджета, который составляет по итогам 2019 года 3,9 триллиона, это 0,2%.

Александр Денисов: Вы знаете… Сейчас, Настя, дадим слово.

Анастасия Сорокина: Саша…

Александр Денисов: Вернемся к тем, кто ушел в тень в 90-е, поговорим про них конкретно еще, да.

Анастасия Сорокина: Давайте выслушаем зрителей, которые у нас на связи находятся. Дозвонился к нам в студию… На связи Алексей из Петербурга. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте, Алексей.

Зритель: Хотел бы высказать свою точку зрения. Вот эту всю налоговую систему нужно сделать добровольной. Человек хочет – платит; не хочет – не платит. И платить будут больше. Потому что когда изымают силой, то просто не хочется, поэтому люди и уходят в тень. Я считаю, что, да, я своего государству должен такой-то процент отдать. Отдал – и все. Столько есть, столько и отдал.

Александр Денисов: Но у вас же есть выбор, например…

Зритель: А если получаешь 14 тысяч, то отдавать какие-то налоги еще – это смешно, это просто смешно. Вот и все.

Александр Денисов: Да, спасибо. Сейчас ответим.

Алексей Коренев: Ну, начнем с того, что ни в одном государстве мира никогда не было и никогда не будет полностью добровольной системы налогообложения по одной простой причине: нужно содержать армию, полицию, врачей, учителей и так далее. Не хотите содержать свою армию – будете содержать чужую. Это, в общем-то, не новость. А из чего содержится та же сама армия? Из чего делается оборонка, из чего состоит огромное количество предприятий, которые не производят, а потребляют? Это налоги. Поэтому налоги есть всегда.

Абсолютно согласен с Алексеем из Петербурга, что высокая доля налогов ведет к тому, что налоги платит не хочется. И возвращаемся мы к достаточно известной вещи. Знаменитый американский экономист Артур Лаффер в свое время вывел целую теорию и даже составил кривую Лаффера, которая очень хорошо и наглядно демонстрирует, что до определенного момента рост налоговых сборов приводит к увеличению поступлений налогов в бюджет, но только до определенного момента. А выше определенного момента увеличение налогов будет приводить к уменьшению поступлений в бюджет. Цифра – ну, примерно 35–40%. Это тот предел, когда люди еще охотно готовы. 35–40% – это имеется в виду и НДФЛ, и сборы в страховые фонды, соответственно (медицинский, соцстрах и так далее).

Александр Денисов: Но это не к нам, у нас не повышается. У нас как 13% было, так и осталось.

Алексей Коренев: У нас не только 13%.

Александр Денисов: Ну понятно, еще работодатель…

Алексей Коренев: У нас еще 22% – пенсионный, почти 3% – это соцстрах, 5% с лишним – медицина.

Александр Денисов: Да-да. Но это работодатель уже несет.

Алексей Коренев: Работодатель эти деньги мог бы заплатить вам, а платит государству. Общая сумма налогов у нас очень высокая. И она, по тому же самому Лафферу, находится на том самом граничном уровне, выше которого уже люди деньги в бюджет не понесут. Они будут их либо прятать, либо дальнейшее увеличение налогов просто дестимулирует людей к тому, чтобы лучше и больше работать.

Анастасия Сорокина: Вот давайте поговорим о стимулах. Согласно статистике, люди, которые работают в «серой» зоне, они не чувствуют большой разницы от того, что они перейдут в «белую» зону. То есть, по сути, кроме отпуска и пенсии, которая будет через какое-то время, вот сегодня и сейчас ничего не изменится – работаешь ты в «серой» зоне или ты работаешь в «белой». При этом они считают, что они получают достойную зарплату. И, в принципе, их все устраивает. Как можно их простимулировать и эти условия поменять?

Алексей Коренев: Варианты есть. Вообще говоря, кстати говоря, сейчас рассматривается комитетом возможность понижения страховых отчислений с 30% до 23–25%. При этом самый часто задаваемый вопрос…

Александр Денисов: Вы имеете в виду понижение страховых?

Алексей Коренев: Страховых, да. Ну, пенсионных и так далее. Потому что со страховыми у нас беда, на которую люди жалуются, и жалуются справедливо. Потому что если мы посмотрим отчисления в Пенсионный фонд, то 22% платят те, у кого доходы небольшие. А вот те, кто зарабатывает действительно много (от 1 миллиона 292 тысяч), они платят всего 10%. А если мы посмотрим отчисления в соцстрах, то там вообще ситуация другая: те, кто зарабатывают до 912 тысяч, платят 2,9%, а те, кто зарабатывают миллионы, не платят вообще ничего.

И у людей… Я понимаю, что есть экономическое обоснование такой шкале. Но у людей возникает вполне естественное недовольство, обида на социальную несправедливость: почему бедные платят много, а те, кто зарабатывают миллионы, либо не платят ничего, либо отчисляют в Пенсионный фонд в два с лишним раза меньше, чем отчисляют остальные?

Александр Денисов: Ну, на этот вопрос Мишустин сказал четко: никакого прогрессирующего налога.

Алексей Коренев: Нет, прогрессирующий налог – это НДФЛ. Это другая тема. Если хотите, мы об этом поговорим, если мы успеем по времени.

Александр Денисов: Ничего этого не будет.

Алексей Коренев: А вот снижение, вернее, пересмотр шкалы отчислений в фонды действительно возможен. И озвучивались, по крайней мере в настоящий момент, идеи о том, чтобы никаких исключений для тех, кто зарабатывает много, не делать; снизить общий объем отчислений с 30 до 23–25%. При этом, соответственно, нагрузка снижается в первую очередь на тех, кто зарабатывает мало, и увеличивается на тех, кто зарабатывает много.

По крайней мере, некий смысл, с точки зрения социальной справедливости, снижения социальной напряженности, здесь есть. Вопрос: сколько при этом теряет бюджет? Возвращаясь к теории Лаффера, бюджет-то, может, даже не потеряет, а приобретет, потому что уменьшение сборов с людей приведет к тому, что экономика будет «обеляться» и люди будут охотнее платить налоги и отчисления «вбелую».

Поэтому может случиться, что подобное снижение налоговой нагрузки и нагрузки отчислений в фонды приведет в итоге не к снижению поступлений в бюджет, а к сохранению или даже увеличению. Но все-таки это надо будет уже смотреть на практике. И пока все это еще в стадии обсуждения.

Что касается прогрессивной шкалы налогообложения. Мишустин сказал, что ее не будет.

Александр Денисов: В том числе отмены налога для малоимущих не будет тоже.

Алексей Коренев: У нас очень хитрая ситуация с НДФЛ. Надо иметь в виду, что у нас устоялась годами система, когда со всех снимаются 13%, эти деньги поступают в бюджет, а потом из бюджета часть перераспределяется обратно нуждающимся категориям: многодетным, малоимущим, ветеранам и так далее. То есть мы туда качаем со всех по 13%, а обратно потом возвращается отдельный поток в помощь… Ну конечно, криво работает, не всегда достаточно адекватно, люди жалуются.

Анастасия Сорокина: Мы об этом будем говорить чуть позже.

Алексей Коренев: Тем не менее система администрирования налога в 13% работает хорошо. Это платит работодатель, и проблем нет. А вот если сделать прогрессивный налог, то система администрирования такого налога крайне сложна и дорогостоящая. И переходить на нее непросто. Это западные страны работают в этой системе уже давно, да и то иногда плачут. Она предполагает, что каждый будет заполнять налоговую декларацию сам.

Начнем с того, что для большинства людей эта задача невыполнимая. Вы когда-нибудь видели налоговую декларацию? Вам нужно будет учесть в ней все ваши доходы, все ваши расходы. Имеются в виду налоговые вычеты, льготы и так далее. Все это правильно запомнить. И еще все по-честному. И сдать. Большинство просто не справится с этой задачей. Более того, большинство не будет спешить высвечивать все свои доходы.

В 90-е годы уже была попытка перейти к прогрессивной шкале налогообложения. Правда, там не предполагался ноль, там предполагалась шкала, начинающаяся с какого-то уровня и выше. И когда людям было предложено самостоятельно заполнить налоговые декларации, угадайте, какое количество людей заполнили декларации так, чтобы заплатить по минимуму?

Александр Денисов: Алексей Львович…

Алексей Коренев: 95,8% не хотят платить. Как только у человека есть возможность заполнять декларацию самому, он ее заполнить так, чтобы не платить ничего.

Александр Денисов: Коротко, чтобы закрыть тему с 90-ми, когда вы говорите, что массово ушли. Приведу вам пример, чтобы люди понимали, с чем имеют дело. Так сказать, история учит. В 90-е годы, когда многие учителя, врачи сидели без зарплаты, им должны были много, но продолжали работать. Вот сейчас я знаю таких учителей, их масса. Они получают пенсию по 25 тысяч, по 27 тысяч рублей. А нам часто звонят люди и спрашивают: «Мы не понимаем, почему у нас пенсия – 7 800». Да потому, что в 90-е годы бегали по тени. Вот поэтому такая маленькая пенсия.

Алексей Коренев: Отчасти, да.

Александр Денисов: Нужно себе четко понимать и дать ответ, что ты будешь в такой же ситуации.

Алексей Коренев: Вообще в одной из предыдущих передач мы уже обсуждали, что на Западе существует совершенно четкая система. Как только ты начал работать, с первой же зарплаты ты начинаешь отчислять часть своей зарплаты себе на будущую пенсию.

В разных странах по-разному. Где-то есть частичное государственное пенсионное обеспечение, частично такие же независимые фонды. Ты сам выбираешь, какую часть куда платить. Это в разных государствах по-разному устроено. Но там люди приучены: «С первого дня работы, вот как только я вышел на работу, еще с младых ногтей я начинаю откладывать себе деньги на пенсию».

Мы к этому пока не приучены. Мы выросли в Советском Союзе, где все это было гарантировано. Потом были 90-е, где не было гарантировано ничего. А теперь мы оказались в ситуации, когда кто-то еще не перестроился, а кто-то просто и не знает, что можно было по-другому. Нам предстоит этому учиться.

Александр Денисов: Не знает, что нельзя было по тени бегать. Ну да.

Анастасия Сорокина: Давайте выслушаем зрителей. Нижегородская область, Надежда с нами на связи. Здравствуйте, Надежда.

Зритель: Здравствуйте. Хотелось бы узнать, как дальше жить детям, которые живут и работают на себя. У них нет возможности куда-то устроиться, поскольку возрастной порог уже за 45. Работу они имеют разовую: то есть работа, то нет работы. Им даже на жизнь еле-еле хватает. А еще и налоги платить. После 40 уже устроиться официально невозможно у нас! Я сама коснулась этого. Меня сократили в 50 лет. Я энергичная, бывшая спортсменка…

Александр Денисов: Надежда, вы в каком городе живете в Нижегородской области? Какой город у вас?

Зритель: Нижний Новгород. Но я уехала на пенсию, сейчас я живу в деревне.

Александр Денисов: Нижний Новгород? И что, в Нижнем невозможно найти работу парню?

Зритель: После 45 по специальности официально – нет.

Александр Денисов: Спасибо большое, спасибо большое. Ну, спорный вопрос, конечно.

Алексей Коренев: На самом деле в Нижнем Новгороде ситуация с работой, конечно, намного хуже. Я сам нижегородец. Это в Москве уровень безработицы лишь немногим выше 1%. В среднем по центральной части России примерно 3,5%, а в среднем по России – 4,7%, если не ошибаюсь. Но это официальные цифры.

Александр Денисов: Ну, 4%, но не 40% же, чтобы уж невозможно

Алексей Коренев: Вы знаете, в некоторых республиках Северного Кавказа у нас до 90% доходит, ну, в отдельных районах. Поэтому не везде равномерно. Действительно, после 50… У нас вообще эта проблема серьезная, что с возрастом работу найти тяжело. И это не только у нас, а это во всем мире.

Другое дело, что если там уже есть традиция, выстроенная десятилетия, повышения квалификации, переквалификации и так далее, то у нас этого нет. У нас каждый брошен сам по себе. И человек вынужден думать, а как ему выживать, если его уволили в 50. Человек спрашивает совета, наверное.

Как помочь? Ну, совет здесь, наверное, только один: пытаться где-то переквалифицироваться, научиться чему-то тому, что будет востребовано. Потому что если ваша профессия не востребована по той или иной причине… Ну не знаю, закрылось монопредприятие в моногороде, единственное предприятие. Придется, значит, либо менять место жительства (это тяжело, но это так), либо переучиваться на другую профессию.

На самом деле, как показывает опыт, в общем-то, те, кто периодически все-таки переучиваются на другую профессию, они в итоге обладают гораздо большей устойчивостью к подобным шокам. В крайнем случае он будет работать не здесь, так там, не этим, так другим. В общем, других каких-то рецептов универсальных, чтобы пошли и сразу…

Александр Денисов: Вы же переучились, вы сказали, да? В 90-е без зарплаты сидели. Правильно?

Алексей Коренев: Ну, до этого я занимался физикой. У меня базовое образование…

Александр Денисов: А стали финансовым рынком заниматься, правильно?

Алексей Коренев: Да, пришлось. И никуда не делся. Все проходил, как и все. То есть я думаю, что для очень многих это тот путь, который теперь уже задним числом кажется естественным. Да, пришлось переучиваться. Да, пришлось бросить любимую физику. А что делать?

Александр Денисов: Спасибо большое, Алексей Львович, за интересный разговор. И про себя рассказали, и про ситуацию на рынке.

Анастасия Сорокина: У нас в студии был Алексей Коренев, аналитик группы компаний «ФИНАМ». Спасибо.

Александр Денисов: Дальше поговорим про киборгов.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Сергей Федорович
К теме - нежелание платить налоги или серые зарплаты - если следовать теме рыночной экономики, то мы теряем суверенитет своего государства и наоборот, для того чтобы государство было независимым, рыночной экономики должно быть минимально.
О серых доходах россиян