Алексей Коренев: У нас несправедливы не только налоги, но и отчисления. В фонд соцстраха те, чей доход до 912 тысяч, платят 2,9%. А те, кто получают больше, не платят вообще

Алексей Коренев: У нас несправедливы не только налоги, но и отчисления. В фонд соцстраха те, чей доход до 912 тысяч, платят 2,9%. А те, кто получают больше, не платят вообще
Кредитные каникулы. Главное – не болеть. Цена барреля. Изолируемся. Домашний тест на коронавирус. Вредные советы
Русская народная сказка «Баба Яга и ягоды». Читает ведущая ОТР Ольга Арсланова
Правила кредитных каникул
Сергей Лесков: Открывать кубышку Фонда национального благосостояния преждевременно
Что с ценами на нефть?
Страна на наших глазах превращается в набор сепарированных субъектов
Как живут в режиме самоизоляции за рубежом?
Кредитные истории. Предприниматели на грани банкротства
Нарушение карантина и самоизоляции: за что вас могут оштрафовать?
Николай Фомушин: Фокус - это решение задачи нестандартным методом
Гости
Алексей Коренев
аналитик Группы компаний «ФИНАМ»

Иван Князев: Ну а мы начинаем. Богатые будут платить повышенные налоги, но не сейчас. Можно сказать – не скоро. Глава Минфина Антон Силуанов заявил, что прогрессивную шкалу налогообложения введут в России не раньше 2024 года.

Тамара Шорникова: Возможно.

Иван Князев: Возможно.

Тамара Шорникова: При этом министр финансов признал: в обществе назрел запрос на социальную справедливость. Вот цитата: «Нам говорят, что 13% платит человек, который получает минимальную заработную плату – 12 тысяч. И 13% платит человек, который получает 12 миллионов рублей в год. Справедливо это или нет? Наверное, конечно, есть основания говорить о том, что люди с большими доходами должны больше платить». Это цитата министра финансов.

Иван Князев: Да. И вот смотрите, в каких странах действует прогрессивная шкала налогов, то есть где люди платят больше, должны платить и платят больше. К примеру, Франция сейчас на ваших экранах. Там шкала такая – от 5 до 75%, ну, в зависимости от зарплаты: чем больше, тем больше налогов платишь. Китай туда же, Германия. США – от 10 до 35%.

И вот отсюда вопрос: а что нам мешает сделать то же самое уже сегодня? Будем разбираться вместе с экспертами.

Ну а прямо сейчас предлагаем вам ответить на вопрос: увеличить налоги для богатых? «Да» или «нет». Это будет такой наш опрос. Как обычно, в конце обсуждения подведем итоги. Пишите.

Тамара Шорникова: И также звоните нам. Расскажите, сколько вы получаете, какой у вас доходи. Посмотрим, сколько из него уходит на налоги.

Представим нашего эксперта.

Иван Князев: Алексей Коренев у нас в гостях, аналитик группы компаний «ФИНАМ». Здравствуйте, Алексей.

Алексей Коренев: Добрый вечер.

Тамара Шорникова: Алексей Львович, еще маленькая порция информации. Сегодня днем в прямом эфире проводили опрос также среди телезрителей, спрашивали: стоит ли послушать Правительство, действительно согласиться с ним, отложить введение прогрессивной шкалы до 2024 года? «Да» – 4%. «Нет, не стоит откладывать» – 96%. Очень волнует тема зрителей. Меньше чем за 10 минут почти 800 человек проголосовали. Но Правительство – и старое, и новое – все говорит: «Не время». Почему?

Алексей Коренев: Дело даже не в том, что не время, а в том, что организовать это очень непросто. Вот люди, которые голосуют, они смотрят со своей стороны. Как бы им хочется, чтобы действительно налогообложение было справедливым.

Кстати говоря, речь идет не только о подоходном налоге. У нас очень несправедливая система отчислений именно с точки зрения сумм отчислений в Пенсионный фонд, в соцстрах. Если вы в курсе, то те, кто получают до 1 миллиона 292 тысяч, платят в Пенсионный фонд по ставке 22%, а те, кто получают больше этой суммы (как вы говорите, те же самые 12 миллионов в год), они платят всего 10%. В Фонд соцстраха те, кто получают до 912 тысяч, платят 2,9%, а те, кто получают больше, не платят вообще.

Иван Князев: Слушайте, это вообще тогда…

Алексей Коренев: Просто люди об этом мало задумываются, мало знают. У нас чиновники не очень любят…

Иван Князев: Сплошная несправедливость. Знаете, Алексей Львович, мне что интересно? А почему именно 2024 год? А почему не 2021-й? А почему не 2035-й?

Алексей Коренев: Мне кажется, что по времени выборов. «Совпадение? Не думаю».

Иван Князев: Подождите секундочку. Вы сказали, что люди не понимают. Вы знаете, Саратовская область нам пишет, вот они понимают по-своему: «Мешает жадность олигархов». Если на пальцах разложить, то я, честно говоря, признаться, тоже не понимаю! Ну почему при таком разрыве между богатыми и бедными получается такая несправедливость?

Алексей Коренев: Плоская шкала в НДФЛ и регрессивная, то есть обратная, шкала в пенсионном и соцстрахе.

Иван Князев: Да-да-да.

Алексей Коренев: То есть чем больше ты зарабатываешь, тем меньше ты платишь.

Иван Князев: В чем там сложность, как вы сказали?

Алексей Коренев: Что касается собственно взимания налога на доходы граждан. Сложность в администрировании этого дохода, потому что… Ну вот как сейчас? Сложилась у нас система, что 13% забирает работодатель. Это делается автоматически, особо нигде разбираться не нужно. Социальная составляющая обеспечена за счет того, что эти деньги (13%) ушли в бюджет, а потом оттуда целевым направлением нуждающимся: многодетным, малоимущим, ветеранам. Возвращается назад именно в виде социальных выплат.

То есть вместо прогрессивной шкалы у нас работает плоская, когда все платят одинаково, но часть потом возвращается наиболее нуждающимся. Корявая система, но она уже отработана и администрирована.

Что представляет из себя прогрессивная система налогообложения? Это значит, что каждый граждан должен будет заполнить налоговую декларацию. Кто сталкивался, тот знает, насколько это сложно. Если у вас несколько работ, несколько источников доходов, вы должны будете указать, правильно посчитав, все доходы по всем своим работам, потом указать налоговые вычеты, на которые вы имеете право, какие-то льготы и так далее. То есть задача крайне сложная. Это раз.

Два – проверить это будет очень непросто. Потому что в тех странах, где прогрессивная система уже сложилась, это было давно, и там уже система контроля отработана. У нас ее пока нет.

Иван Князев: Ну подождите, Алексей Львович. Прошу прощения, что перебиваю вас, но позвольте мне не согласиться. Если речь идет о зарплате 40 тысяч, у меня взимают налог, и если я эти проценты верну, вот этот налог, то, знаете, я как-то найду время заполнить эту декларацию. Мне кажется, ее не захотят заполнять те, у кого денег на самом деле много и которые хотят их скрыть.

Алексей Коренев: Эти не захотят точно.

Иван Князев: Это же вопрос каких-то калькуляций.

Алексей Коренев: По поводу заполнения декларации. В 90-е годы уже пытались сделать прогрессивную шкалу налогообложения. И когда людям дали возможность самостоятельно заполнять налоговые декларации, 98,5% заполнили их по минимуму. То есть не только олигархи будут стремиться заполнить свою декларацию так, чтобы, по возможности, там что-то не вписать.

Иван Князев: Так сейчас наоборот тогда получается: если ты заполнишь ее честно, у тебя налог уберут.

Алексей Коренев: Вот вопрос. Как я уже сказал, время… Я не уверен, что до 2024-го. Конечно, если захотим, то, может быть, и быстрее можем сделать. Вообще, если мы хотим, мы некоторые вещи делаем очень быстро. Но все-таки система прогрессивного налогообложения предполагает достаточно сложное администрирование. Не все люди, как вы, умеют заполнять налоговую декларацию. Для многих это действительно будет проблема.

А уж проблема проконтролировать правильность – это вообще беда. Понимаете, у нас система в этом плане еще просто не созрела. Это в Соединенных Штатах, если вы купили что-то, что явно не соответствует вашему доходу, вас тут же «на карандаш» и проверят. А вот у нас этого нет. У нас официально люди получают копейки, а живут во дворцах вокруг Москвы. И ничего, прекрасно. И не вызывает вопросов у налоговой это дело.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем голос народа. Любовь дозвонилась нам, Астрахань. Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Тамара Шорникова: Добрый.

Зритель: Я бы хотела попросить наше правительство, нашего президента самого любимого, которого мы избирали. Пора давно уже, чтобы налоги платили богатые больше, намного больше, чем простые люди, нищие, потому что они не знают, куда деньги девать, а мы не знаем, как выжить на копейки.

Тамара Шорникова: Да, понятно. Любовь, а кто такой богатый человек? Сколько он зарабатывает?

Зритель: Богатый человек? Это у нас «Лукойл». Это самые богатые…

Тамара Шорникова: Сколько зарабатывает богатый человек? Какая у него зарплата? Вот от скольки богатый?

Иван Князев: Для вас.

Зритель: Они зарабатывают миллионы, несколько миллионов в месяц получают.

Тамара Шорникова: Несколько миллионов в месяц? Вот их нужно трясти, да?

Зритель: Да. Конечно! А наши певцы, которые…

Иван Князев: А если 100 тысяч, то богатый человек? Любовь, скажите.

Зритель: А?

Иван Князев: 100 тысяч человек зарабатывает – богатый он для вас?

Зритель: Конечно, богатый. Вот 50 тысяч – это нормально. У нас в Астрахани на 50 тысяч можно выжить.

Тамара Шорникова: Хорошо. А большие налоги все-таки для кого? Давайте уточним. Вот кто 100 тысяч получает или кто миллионы?

Зритель: Первые – эти певцы наши. Посмотрите, они не знают, куда деньги девать.

Тамара Шорникова: Понятно.

Зритель: Посмотрите на нашу Успенскую Любу. Тоже, как и я, Люба. Она не знает, чтобы в каких вещах ее собачка ходила. А у нас дети голые ходят и раздетые!

Тамара Шорникова: Понятно, Любовь.

Иван Князев: Да, согласен.

Зритель: Что это такое?!

Тамара Шорникова: Спасибо вам за ваше эмоциональное мнение.

Иван Князев: Спасибо, спасибо.

Тамара Шорникова: Вот пишут, что пострадает средний класс – бизнесмены, которые по 100–150 тысяч получают.

Алексей Коренев: Ну, первое. Помимо певцов, у нас есть чиновники, получающие по несколько миллионов в день. Причем чиновники эти управляют компаниями совершенно неэффективно, компании зачастую несут убытки. За что люди получают по несколько миллионов в день – я не понимаю. Поэтому не только певцов можно «раскулачить», что называется.

Что касается среднего класса. Тут надо иметь в виду, что те, кем обычно недовольны люди, то есть олигархи… Вот «Лукойл» тут упомянули. Олигархи, вообще говоря, живут не на зарплату. У них совершенно иная форма дохода – это владение акциями, долями и так далее. То есть не проконтролируете вы, потому что все это лежит где-то в офшорах. Не заберете у них вы больших денег. А платить придется, да, в основном высококлассным специалистам.

Тамара Шорникова: Но это же легко решается – выставили планку. Не знаю, ниже 500 тысяч – обычные налоги. Когда у нас заканчивается средний класс? Какая зарплата сейчас примерно?

Алексей Коренев: Ох, я не знаю! У среднего класса или вообще?

Тамара Шорникова: У среднего класса в России.

Алексей Коренев: Так я сам не знаю четкого определения среднего класса.

Иван Князев: Да его никто не знает на самом деле.

Алексей Коренев: У нас его как такового нет. Он у нас очень тоненький, очень размазанный. Непонятно.

Тамара Шорникова: Ну хорошо. Условно выставить такую планку, чтобы средний класс в безопасности остался.

Алексей Коренев: Ну смотрите. Я бы вообще… Ну сколько? Может быть, я не знаю, 100 тысяч, 150 тысяч. Понимаете, дело в том, что если вводить, не просчитав все это, не думая, то действительно может получиться так, что под удар попадут мелкие бизнесмены, специалисты высокого уровня. Потому что есть специалисты, которые получают и по 100 тысяч, и по 150. Это действительно высококлассные специалисты, они эти деньги отрабатывают. Если у них забрать значительную часть, то стимул работать пропадет.

Иван Князев: Алексей Львович, смотрите. А если пойти ну немножко с другой стороны? Хорошо, да, сложно считать эту всю прогрессивную шкалу. Действительно, сложно понять, кто у нас средний класс, от какой зарплаты освобождать от налогов, где чуть побольше, считать, считать, считать и так далее. Хорошо. Пойти по другому пути, от другого оттолкнуться – бедным убрать.

Алексей Коренев: Вот! Это самое главное.

Иван Князев: И ведь там легко определить. Если зарплата меньше 30 тысяч, ну 40 тысяч – все, не плати.

Алексей Коренев: Именно поэтому я считаю, что основной упор нужно делать не на то, чтобы у Любови Успенской отнять значительную часть зарплаты, а о том, чтобы отменить налоги вообще тем, у кого заработная плата крайне низкая. А у нас половина населения живет от зарплаты до зарплаты, еле-еле. И самое интересное, что их копейки сильно для бюджета…

Иван Князев: Ну знаете, здесь многие эксперты с вами, наверное, не согласятся, потому что, понимаете, у нас тех, кто живет от зарплаты до получки, точнее, до аванса, таких очень много. И получается, что те люди, которые получают 20 тысяч – да какая разница? – 10, 20, 30, 40 тысяч, ведь они все-таки основная… они пополняют бюджет.

Алексей Коренев: В регионах и 15 тысяч уже хорошей зарплатой считаются.

Иван Князев: Да-да-да. Ведь они пополняют бюджет.

Алексей Коренев: Они пополняют бюджет только потому, что их очень много. На самом деле львиная доля людей действительно получают 15–20 тысяч. У нас модальная зарплата, то есть наиболее часто встречающаяся, в стране – 23,5 тысячи. Говорить о средних зарплатах не нужно, потому что средняя зарплата – это ни о чем.

Иван Князев: Ну, лучше о медианной.

Алексей Коренев: Медианная у нас составляет 34 300, если я не ошибаюсь. Средняя – 47 с небольшим. А вот модальная – это самая часто встречающаяся зарплата.

Иван Князев: А модальная – это какая? С медианной еще более или менее понятно.

Алексей Коренев: Медианная – это уровень, выше и ниже которого получает одинаковое количество людей. А модальная – это наиболее часто встречающаяся зарплата. Если посмотреть, кривая зарплат выглядит вот так. Средняя ни о чем не говорит. Если один ест мясо, а десять человек – капусту, то в среднем голубцы получаются. А на самом деле мясо ест только один.

Иван Князев: Ну понятно.

Алексей Коренев: А модальная зарплата – 23,5 тысячи. Это зарплата, на которую большинство россиян живут. Ну, наверное, имело бы смысл, по крайней мере, тех, кто получает ниже 15 и так далее, вообще освободить от налогов. Они и так-то еле выживают. Более того, тут такой немаловажный момент…

Иван Князев: Там не только от налогов, а от ЖКХ освободить. Вообще от всего освободить желательно тех людей, которые получают 15 тысяч.

Алексей Коренев: У нас и с ЖКХ тоже беда. У нас все время говорят, обещают, что поднимать не будут, а темпы роста ЖКХ намного выше, чем даже тепы инфляции официальной.

Тут еще надо иметь в виду такой макроэкономический момент. Как только мы снизим налоговую нагрузку на значительную часть наших граждан, у них появятся дополнительные деньги, которые будут стимулировать потребление. А рост потребления в результате выльется, по крайней мере по всем экономическим законам должен вылиться в увеличение промышленного производства, услуг и, в конце концов, рост ВВП.

Иван Князев: Так это же прекрасно!

Алексей Коренев: Это прекрасно. Я не знаю, почему у нас до сих пор не пришло четкое понимание, что именно потребительский сектор, в принципе, двигает всю остальную экономику. Растет потребление – растет промышленное производство, услуги. Соответственно, растет и ВВП. Для того чтобы росло потребление, у людей должны появиться деньги. Хотя бы таким образом отменить налоги с тех, кто действительно еле выживает, и понизить налоги для тех, кто зарабатывает немного.

Я вас уверяю, бюджет от этого потеряет немного. И вот за счет оживления потребительского спроса… А он у нас падает. У нас по итогам прошлого года розничные продажи выросли всего на 1,6%. А платные услуги вообще упали, даже физический объем – на 0,9%, по-моему. То есть вот что тормозит. У людей нет денег. У нас сжимается потребительский спрос. Верните им эти деньги. Пусть они их понесут в магазин.

Тамара Шорникова: Сколько денег несет в магазин Надежда из Тамбовской области? Давайте спросим у телезрительницы. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Надежда.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте. Ну, я хотела бы с вашим экспертом несколько поспорить насчет сложного администрирования доходов.

Иван Князев: Давайте, давайте.

Зритель: У нас все деньги, которые… У каждого из нас есть свой личный ИНН, он один. Я работала главным бухгалтером, и я знаю точно. Нашей налоговой все наши доходы видны. Попробуйте у налоговой выпросить вычет – она по ИНН вашему все увидит, все ваши доходы. Еще видны доходы в Пенсионном фонде. На каждого из нас есть СНИЛС, и точно так же видны все наши доходы.

И было бы желание администрировать. Просто желания такого, скажем, у тех, кто принимает решения, нет. Депутаты, конечно, которые принимают законы, получается, они будут платить больше. А администрировать все это можно.

На мой взгляд… Если бы меня спросили, как вводить налоги, то я бы до определенной суммы какой-то… Ну, пусть бедные платят до какой-то суммы 10%, потом бы 15% и 25%. А по олигархам – на мой взгляд, надо им убрать 13% на дивиденды, а ввести 30%. И пусть платят, да. Олигарх? Плати! Ты же олигарх. Нечего бегать.

Иван Князев: Спасибо, спасибо.

Тамара Шорникова: Да, четко, просто, понятно.

Алексей Коренев: Кстати, я бы тоже в ответ сказал. Действительно, желание, политическая воля сейчас не чувствовалась, по крайней мере до сегодняшних заявлений. И все же администрировать легко, налоговая все видит, потому что у всех 13%. А вот когда будет не по 13% и человек будет иметь несколько источников дохода, то вот тут все-таки потребуется систему переналаживать. На это какое-то время уйдет.

Иван Князев: Давайте мы немножко попозже вернемся к этому вопросу. Давайте сначала послушаем еще Светлану из Смоленска. У нас просто очень много дозвонившихся. Светлана, слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. Вы меня слышите?

Иван Князев: Да-да.

Тамара Шорникова: Да, отлично.

Зритель: Я хочу сказать одно. Увеличить налоги для богатых очень легко! Точно так же легко, как поднять пенсионный возраст.

Иван Князев: Ну да, здесь быстро справились.

Зритель: Точно так же, как сделать в нашей стране платную медицину, платное образование, отобрать у народа выдачу бесплатных квартир. Вот точно так же легко!

Тамара Шорникова: Да, понятно, спасибо.

Иван Князев: Спасибо большое.

Тамара Шорникова: Очень много SMS, где люди действительно говорят о справедливости. Правительство, в принципе, тоже не на другой планете живет, все понимает. Вот и министр говорит, что есть большой запрос на справедливость. Раздражает действительно вот та огромная пропасть в доходах. Раздражает показушная зажиточность, что ли, определенного класса у нас в стране.

Хорошо, допустим, не прогрессивная шкала. А как еще можно, не знаю, «пощипать», что ли, богатых, чтобы и бедные чувствовали себя чуть менее ущемленными в правах?

Алексей Коренев: Ну, первое. Я не против прогрессивной шкалы. Это чтобы, не дай бог, не подумали… Я просто сказал, что ее сложно вводить.

Тамара Шорникова: Альтернативы какие еще есть?

Алексей Коренев: Ну, я уже сказал…

Иван Князев: Тамара, большевистские методы у тебя – «пощипать богатых».

Алексей Коренев: Вообще говоря, Антон Силуанов с чего сегодня начал? Он сказал, что очень большие отчисления в фонды, и неплохо бы их понизить с 30 до 20%. Там действительно регрессивная шкала, там действительно нагрузка очень большая. То, что эти деньги за нас отчисляет работодатель – это не значит, что это не наши деньги. Это наши деньги, это из нашей зарплаты. Помимо 13% НДФЛ, мы еще 30% платим в фонды. Причем, как я уже говорил, богатые платят меньше, чем бедные. Вот вам источник.

Иван Князев: Ну, это совсем уже плохо.

Алексей Коренев: Второе. Антон Силуанов сегодня сказал, что надо бы понизить отчисления в фонды с 30 до 20%, но на это потребуется 2 триллиона рублей из бюджета.

Иван Князев: На что? На что?

Алексей Коренев: Ну как на что? На компенсацию выпадающих отчислений. Но надо иметь в виду, что у нас, вообще-то, бюджет профицитный, а расходную часть бюджета мы никак исполнить толком не можем. За прошлый год у нас неисполнение расходной части бюджета на 1,3 триллиона. Мы не можем эти деньги истратить. А еще и профицитный бюджет.

Причем имейте в виду, что, в общем-то, если речь идет не о семейном бюджете, а о государственном, чрезмерно высокий профицит – это плохо. На самом деле бюджет должен быть сбалансирован: сколько заработали – столько и потратили. Потому что чрезмерно профицитный бюджет – это говорит о том, что в стране очень жесткая бюджетная политика. А жесткая бюджетная политика мешает экономическому развитию.

Иван Князев: А в нормальных странах, наверное, еще лучше – чуть-чуть, но дефицитный.

Алексей Коренев: Ну, они прекрасно живут при дефиците.

Иван Князев: Вполне себе.

Алексей Коренев: И мы долгое время жили при дефиците. И ничего.

Тамара Шорникова: Давайте Ростов-на-Дону послушаем, мнение Сергея.

Иван Князев: Добрый вечер.

Зритель: Да, добрый вечер. Я бы хотел со всеми поздороваться. Дело в том, что… Вот на экране написано, что проценты – 98 и 2. Получается, что у нас вообще богатых нет в принципе, в принципе они не хотят…

Тамара Шорникова: Знаете, просто, может быть, на Мальдивах не вещает ОТР, поэтому они и не голосуют.

Зритель: Ну, скорее всего, скорее всего.

Иван Князев: Но 2% все-таки там появились откуда-то. Кто-то, видимо, написал.

Тамара Шорникова: Кто-то поймал вайфай.

Зритель: Ну, это по ошибке кто-то, наверное, это сделал. На самом деле, в принципе, ситуация такая, что даже если введем эту шкалу, то она все равно никак не отразится на доходах бюджета, потому что будут все равно они уклоняться от этих налогов в любом случае. Это первое.

Второе. Даже все эти богатеи, как вы их называете, они все инвалиды, у всех есть пособия. Они все эти пособия и получают. Есть какие-то преференции и так далее. Вот такое мнение.

Иван Князев: Да, спасибо, спасибо вам, Сергей.

Алексей Львович, смотрите. Вот вы сказали, что не хватает политической воли. При этом вы также упомянули, что бюджет вроде как много не потеряет. А все-таки…

Алексей Коренев: Более того, деньги в бюджете есть.

Иван Князев: Да. Все-таки только ли политической воли не хватает? Или все-таки есть опасения, что если мы уберем эту плоскую шкалу налогов, то у нас дыра будет в бюджете?

Алексей Коренев: Я не думаю, что будет фатальная дыра. Как я уже сказал, у нас запасы колоссальные. Вы не забывайте, что у нас еще есть Фонд национального благосостояния, который создавался как раз для того, чтобы расходовать его в тяжелой ситуации. Вот переход на прогрессивную шкалу – это тяжелая ситуация.

Иван Князев: Нет, ну здесь же не разовая такая история. Нельзя же, например, одним фондом сразу… Если это вводить, то это будет на серьезный период.

Алексей Коренев: У нас фонд и так переполнился уже выше, чем изначально предполагалось. Причем если первоначально Фонд национального благосостояния должен был расти до 7% от ВВП, то теперь эту идею уже пересмотрели и будут продолжать его наполнять дальше. Деньги есть.

Иван Князев: Просто если откинуть тогда, смотрите, момент с политической волей, бюджет не пострадает, то тогда остается у меня одна мысль. Значит, кто-то сидит в Госдуме и лоббирует просто, кто-то держится за свой кошелек и не хочет раскошеливаться. Ну, это тоже такая, понимаете, теория заговора.

Алексей Коренев: У нас в Госдуме бедных людей нет.

Иван Князев: Вот я про что и говорю.

Алексей Коренев: Там нет бедных людей.

Иван Князев: Тогда они только против, что ли?

Алексей Коренев: Я думаю, что большинство из них против, даже если они вслух говорят, что за. Поэтому тут проблема в том, что это решение должны принять те, по кому оно в первую очередь и ударит.

Тамара Шорникова: Вы знаете, новый премьер Михаил Мишустин тоже уже свою позицию не раз, в общем, по этому поводу демонстрировал, озвучивал. Он говорил, что тоже он…

Алексей Коренев: Он сказал, что как раз прогрессивную шкалу в ближайшее время ввести не можем, потому что это сложно администрировать.

Тамара Шорникова: Не поддерживает.

Алексей Коренев: Нет, на самом деле я повторюсь. Действительно, есть проблема по организации этого дела, но сделать это можно и нужно – в первую очередь для того, чтобы хотя бы восстановить в людях веру в государство, что ли, в справедливость какую-то.

Тамара Шорникова: А вот смотрите. Иронизируют, кто же те 2%, которые против введения больших налогов для богатых. Вот нам, например, пишут в чат нашего телеканала на сайте: «Почему я должен делиться своими доходами с бедными, которые скрывают свою зарплату и не платят налоги?»

Сегодня у нас днем звучала мысль о том, что вот тот эксперимент сейчас по налогу на профессиональную деятельность (ну, такой налог для самозанятых) – это такая по большей части репетиция администрирования возможной прогрессивной шкалы налогов, потому что там тоже все непросто.

Алексей Коренев: Да. Там еще и попытка заставить людей все-таки выйти из теневого сектора в белый, потому что, действительно, у нас очень большая часть населения работает в тени и никак нигде не учитывается. И, естественно, да, для них это вариант, действительно, самостоятельно указывать свои доходы.

Тамара Шорникова: Ну, это разные регионы, это разные виды деятельности. Это как-то поможет приблизиться к пониманию, как можно администрировать потом прогрессивную шкалу?

Алексей Коренев: Понимаете, в какой-то репетиции может дать определенный опыт.

Иван Князев: А может быть…

Тамара Шорникова: И еще один телефонный звонок послушаем.

Иван Князев: Да.

Тамара Шорникова: Перебила. Извини.

Иван Князев: Да нет, ничего. Давай Курскую область послушаем.

Тамара Шорникова: Владимир, Курская область. Просто, действительно, много звонков.

Иван Князев: Да-да-да.

Тамара Шорникова: Хочется как можно большему количеству телезрителей дать возможность выступить в эфире.

Зритель: Добрый вечер.

Иван Князев: Здравствуйте. Слушаем вас.

Зритель: Я по поводу налогов. Полностью согласен с большинством голосующих. Да, действительно, повышать надо на богатых. И желательно еще госслужащих, чиновников посадить на эту минималку, которую придумали для нас, для обычных граждан.

И еще бы сделать единый тариф, как было в советское время, чтобы зарплату более или менее стабилизировать. Вот у нас, допустим, два завода рядом, и везде разные тарифы – слесарь пятого разряда или сварщик. Один и другой хозяин платят абсолютно разные зарплаты.

Мне приходилось ездить много куда, я по всей стране ездил, работал. Вот москвич со мной, я сварщиком работал. Мне платят 30 тысяч, бывало побольше. А москвич монтаж не ведет, внизу где-то на прихватках работает – у него 100 тысяч.

Иван Князев: Нет, Владимир, вы понимаете, наверное, так тоже подходить нельзя, чтобы была такая тотальная уравниловка по зарплатам. Во-первых, это зависит от того, где человек работает, в каком городе.

Зритель: Ну, не тотальная, а хотя бы более или менее…

Иван Князев: Ну понятно, ваше мнение понятно.

Тамара Шорникова: Ваша позиция понятна, да.

Алексей Львович, подытоживая… Вот это «возможно, после 2024-го» – это как в известном фильме: «Приходите завтра»? То есть – никогда? Или все-таки мы к этому медленно идем?

Алексей Коренев: По крайней мере, хотя бы разговоры начались об этом, потому что до этого даже не обсуждалось как-то, а сейчас заговорили. Я говорю, 2024-й… Как-то странно совпадает с выборами все это. Посмотрим.

Иван Князев: Да и пускай на самом деле совпадает. Лишь бы дело хорошее было сделано.

Алексей Коренев: Да вы знаете, может оказаться, что до выборов, а потом – раз!..

Тамара Шорникова: Обещания делали одни люди, а потом могут прийти другие.

Алексей Коренев: Да. Поэтому трудно сказать, чем все это закончится. По крайней мере тот факт, что на самом деле на самом верху хотя бы начали это дело обсуждать – это уже неплохо. По крайней мере, мы припомним, если что: «Вы же обещали».

Иван Князев: Хорошо.

Тамара Шорникова: Итоги нашего SMS-опроса давайте подведем.

Иван Князев: Сколько у нас там уже набежало?

Тамара Шорникова: 98% считают, что увеличивать налоги для богатых нужно.

Иван Князев: 98%. Интересно, вот кто… Как спрашивают наши телезрители, когда пишут SMS: «Кто эти 2%, которые написали «нет»?»

Тамара Шорникова: Интрига.

Иван Князев: Да. Алексей Коренев был у нас в гостях, аналитик группы компаний «ФИНАМ». Спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Алексей Коренев: До свидания.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски