Диетолог Алексей Ковальков: Дети привыкают к еде с усилителями вкуса и отказываются от здоровой. А это уже вопрос национальной безопасности

Диетолог Алексей Ковальков: Дети привыкают к еде с усилителями вкуса и отказываются от здоровой. А это уже вопрос национальной безопасности
Леонид Григорьев: Мировой кризис бывает, когда грохается большая страна и происходит драматическое падение нефти
Как потребовать перерасчёт за оплату мусора и при этом добиться его своевременного вывоза
Дмитрий Гордеев: Местные бюджеты – это «тришкин кафтан»: очень большие публичные функции, а средств катастрофически не хватает
Саркис Дарбинян: Если мы хотим иметь конкурентные IT-сервисы, надо раз и навсегда отказаться от репрессивного правового регулирования этой отрасли
Погашение кредитов: какую часть семейного бюджета это отнимает?
Год в сапогах: военкоматы теперь займутся новобранцами и без официальной прописки
Таганрог остался без воды. О ситуации в городе - наш корреспондент Дмитрий Андреянов
«Матчи Евро-2020 у нас совершенно точно не отберут!»
Сокращение чиновников: станет ли в стране меньше бюрократии?
Какие пенсии в России? Достойная зарплата. Пентагон нацелился на Калининград. Лишние уроки. Тату детям не игрушка!
Гости
Алексей Ковальков
врач-диетолог, доктор медицинских наук, профессор
Олег Сухарев
главный научный сотрудник Института экономики РАН

Здоровое питание россиян. Картошка, хлеб, крупы, макароны, сахар и кондитерские изделия - это далеко не полный список продуктов, от которых всё чаще стали отказываться россияне. Можно предположить, что возобладал здоровый образ жизни, но спрос на мясную и молочную продукцию тоже упал. Как изменились вкусовые предпочтения россиян?

Иван Князев: Мы продолжаем. Еще у нас есть одна тема, о которой стоит поговорить. Жители нашей страны стали более разборчивы в еде. В Росстате рассказали, как изменился рацион россиян за последние 40 лет. В нем стало меньше картофеля, круп, макарон, хлеба и сахара, а больше рыбы, мяса, овощей, фруктов и ягод.

Анастасия Сорокина: Эксперты считают – такие изменения говорят о том, что мы с вами станем больше заботиться о своем здоровье. Кроме того, за 40 лет в России значительно изменилась и доступность многих продуктов.

Иван Князев: Вот что и сколько мы ели раньше и сейчас. По данным того же Росстата, 40 лет назад в среднем житель нашей страны съедал 117 кг картофеля в год. В 2018 году – всего 59 кг. Молочных продуктов мы также стали потреблять меньше: с 390 кг молока, сыра, творога до 266 кг.

Анастасия Сорокина: В то же время фруктов и ягод на наших столах стало значительно больше – с 35 до 74 кг в год. Также россияне стали есть больше рыбы и овощей. С мясом картина оказалась еще интереснее: в 1980 году в среднем житель страны потреблял 70 кг мяса в год. А в 2018 – уже 90 кг.

Иван Князев: Сегодня на эту темы мы будем говорить с Алексеем Владимировичем Ковальковым, врачом-диетологом, доктором медицинских наук, профессором. Здравствуйте, Алексей Владимирович. Что произошло? Мы действительно так стали разборчивы в еде, или немножко все-таки другие причины есть?

Алексей Ковальков: Здравствуйте. Во-первых, действительно, стали более разборчивыми. Потому что уже книги о том, как правильно питаться, различные интернет-сайты, консультации, передачи – они просто захлестнули. И недавно в одном издательстве проходил съезд и рассказывали, какие книги сейчас наиболее популярны. Если раньше была очень популярна художественная литература, то сейчас наиболее популярны книги, которые дают развитие. То есть неважно – психологическое развитие… Человек закончил институт – он устроится на работу. Его учат этому. То же самое и о еде. Книги о том, как правильно питаться. Ведь смотрите: нас не учат этому нигде – ни в школе… У нас есть что угодно. Вот вы мне можете сейчас сказать сразу вот так прямо теорему Пифагора, доказательство. Или какую-нибудь окислительно-восстановительную реакцию написать. Представляете, сколько лет жизни в вашей школе было выкинуто просто так, без пользы? А зато как правильно варить гречку, как правильно сочетать продукты питания, сколько времени усваивается мясо, сколько фасоль, когда нужно женщине подкрепить свой гемоглобин железом – этому нас не учат. То есть тому, что непосредственно пригодится в жизни. В отличие от других стран.

Анастасия Сорокина: Но мы сейчас, я так понимаю, поддаемся моде и перенимаем этот опыт сами?

Алексей Ковальков: Мы вынуждены заниматься самообразованием там, где отсутствует образование. Это касается всех сфер жизни. Если вы заблудились в лесу, то спаси себя сам, не отходи далеко. Учебы нет никакой. Нас не учат, как поступать в толпе на митинги, если ты не хочешь, чтоб тебя затолкали. Стоит ли ходить туда с ребенком? Как правильно питаться? Что надо давать своему ребенку в школу? Вы знаете, что надо давать своему ребенку в школу?

Анастасия Сорокина: Деньги, чтоб он обедал.

Алексей Ковальков: Так поступают в основном многие родители. И сейчас интересную вещь сделали. Они стали правильное питание вводить в школах.

Анастасия Сорокина: Это где стали вводить правильное питание?

Алексей Ковальков: У нас в России.

Анастасия Сорокина: Я думала, что тендер выигрывают. Кто меньше предложит по стоимости…

Алексей Ковальков: Правильное питание. Но самое интересное, что… это как Черномырдин говорил: «Хотели, как лучше, а получилось как всегда». Дети не едят это правильное питание. Потому что им это не нравится. Потому что дома они привыкли к другой еде. Например, если ребенок постоянно получает глутамат натрия, усилитель вкуса, с какими-то продуктами питания, потом мама ему готовит хорошие вкусные котлетки, он говорит: «Мам, слушай, твои котлетки вообще не катят. Они невкусные. Вот я ходил в фаст-фуд, вот там котлеты сочные». Потому что там был добавлен усилитель вкуса, а здесь его нет. И вот так формируем вкусовые пристрастия. И это вопрос уже национальной безопасности.

Анастасия Сорокина: Раз мы заговорили о национальной безопасности, давайте посмотрим наше обсуждение с вот такими же зрителями, как вы, что сейчас вы покупаете, какую используете еду, почему отказываетесь от каких-то продуктов. Вот какие ответы мы получили на улицах городов.

ОПРОС

Иван Князев: «Щи да каша – пища наша». Знаешь, Анастасия, я до эфира смотрел немножко, что ответили наши люди. Просто хотелось подтверждения. Потому что есть у меня небольшое мнение (и это подтверждают СМС, которые приходят в наш чат)… «О чем вы говорите – мясо, рыба, фрукты? Большинство людей нищие. Хочется рыбки и сыра, и мяса, но доступны только макароны, картошка и овощи по сезону. Какое здоровое питание?» - пишет нам пенсионерка.

Анастасия Сорокина: Из Карелии написали: «Купил кусок говядины – оказался прессованным из Бразилии».

Иван Князев: Да. А из Ростовской области спрашивают: «Колбаса тоже считается мясом?» Об этих экономических моментах мы сейчас попробуем спросить еще одного нашего гостя. Это Олег Сухарев, профессор экономики Российской академии наук.

Анастасия Сорокина: Да, мы с ним связываемся по телефону. Олег Сергеевич, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Олег Сергеевич.

Олег Сухарев: Здравствуйте.

Иван Князев: Так все-таки дело в том, что народ стал больше разбираться в еде, или все-таки цены диктуют нам то, что мы едим?

Анастасия Сорокина: Нашу диету.

Олег Сухарев: Ну, конечно, во многом цены определяют. Соотношение цен на продукты и доходов населения. И люди выстраивают свою потребительскую корзину исходя из своего бюджета. Это основной вектор в этой проблеме. И, кстати говоря, продовольственная инфляция одна из самых быстрых. Цены на продовольствие повышаются. И качественное продовольствие очень дорого, многим не по карману, что, собственно, и подтверждают звонки, которые мне удалось услышать перед вашим вопросом.

Анастасия Сорокина: Как сейчас вы (мы говорим о таком временном срезе, что 40 лет назад были одни предпочтения)… У меня сложилось впечатление, что мы возвращаемся к тому же. То есть переходим на то, что выращено в нашем огороде. Вы замечаете, что изменился ваш привычный рацион?

Олег Сухарев: Понимаете, огород огородом. Многие люди живут огородом. Но, например, я сейчас в отпуске нахожусь в Брянске. Я, по-моему, у вас на передаче один раз приводил этот пример. Когда мне было лет 20 (это было 27 лет назад) на Володарском рынке города Брянска было 2-3 ряда, где люди торговали своим творогом, сметаной, молоком из-под коровки, что называется. То есть естественным чистым продуктом. Сейчас на этом же рынке я был в субботу, ходил за творогом в 7 утра – 2 человека. Штучно. Один и второй. Кроме того, я проехал по окраинам Брянска – выкошено все подворье. То есть редко кто держит 2-3 коров и так далее. То есть все эти «Мираторги», все эти крупные компании по существу задавили это подворье. Конечно, это не единственная причина. Есть масса причин. Но, тем не менее, мы имеем такой результат. А молочную продукцию, которую люди дают в больших хозяйствах, они используют разные способы приготовления: восстановленное молоко, добавляют растительные жиры и так далее. То есть это уже не то молочко, творожок и сметанка из-под коровки, как мы в советское время (я это подчеркиваю) покупали на этом же Володарском рынке, где было 3 ряда людей, то есть 20-30 человек торговало. Даже в 1990-е был десяток-полтора человек. А сейчас штучно 2. То есть вот вам ситуация. Конечно, ухудшается, на мой взгляд, и структура питания, и качество питания.

У нас выкошено по существу стадо. О молочном животноводстве пока не приходится говорить. Его надо восстанавливать. По идее, необходимо ставить задачу экологически чистого продовольствия. Кстати, приведу такой пример. Я в Москве живу 17 лет. И в 2000-х годах (где-то с 2003 по 2010) я лично брал продукцию Вологодского комбината (молоко, йогурты, кефир и творог) в палатках.

После Лужкова Собянин вычистил эти палатки. Дескать, «возле метро зачем эти палатки?» Может, и правильно. Но в крупных супермаркетах я не вижу аналогичной продукции Вологодского комбината. И вообще непонятно, что стало с Вологодским комбинатом и с той качественной продукцией. Как что-то появляется качественное, то есть кефир 5-7 суток годности. Вы понимаете, без растительных жиров, разумеется, в естественном молоке. И то же самое творог. Потому что 20-40 дней сроки годности продукции – это все… Молоко не должно быть таким. У естественной молочной продукции сроки годности до 5-7 дней максимум. Поэтому нужно ставить задачу государственную о возрождении молочного животноводства. Но такая задача пока не стоит. И, насколько я вижу, она не решается. А процессы, которые развернуты, симптоматика этих процессов настораживает. И они негативны.

Когда люди, помимо того, что у них низкие доходы и они берут не бог весть что низкокачественное… Но и сама структура продовольствия такая, что оно низкокачественное и дешевое, очень низкокачественное. Вы понимаете? А то, что есть качественное, то втридорога, и объем этого качественного не так велик.

Анастасия Сорокина: Спасибо большое. Олег Сергеевич Сухарев был на связи. Профессор экономики РАН. Хочется, опять же, вернуться к тому, о чем вы сказали, Алексей Владимирович, по поводу того самообразования, которым занимаются люди. И сейчас приходят сообщения о том, что действительно обучаются, но обучаются питаться на сумму, которая у них есть в кармане.

Алексей Ковальков: Да, я вам больше скажу. Понимаете, в чем дело? Вот вы пойдете в магазин. Совершенно правильно говорил спикер о том, что сейчас происходит резкое удешевление производства продуктов питания за счет того, что они становятся менее качественными, менее натуральными. То есть если вы в какую-то Брянскую область или в Калужскую область в деревню завезете куриные окорочка и скажете: «Вот эти выращены у фермера. Курочки клевали хлеб, семена. А вот это выращено в условиях сплошной химии. Но химия стоит рубль, а это стоит 3-4 рубля». Какие у вас окорочка разметут? У вас разметут те, которые по рублю, и людям будет наплевать, потому что у них реально нет денег. Поэтому, видите, они знают, с одной стороны, а, с другой стороны, кушать-то хочется.

Иван Князев: Это точно. Василий нам дозвонился из Астраханской области. Василий, здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Зритель: Добрый день. С праздником вас, дорогие мои. Сегодня праздник Преображение Господне. Я что хочу сказать? В советское время мы кушали то, что у нас росло. Общепит был сильнейший. Заводы, фабрики, колхозы, совхозы – везде были столовые. И питались мы очень хорошо в то время. Сейчас мы уже этой пищи, конечно, не увидим больше. Сейчас много всего. Взять рыбу. Мы ели намного больше, чем сейчас. А почему-то на вашем сайте наоборот сказано, что рыбу больше сейчас стали есть. А, наоборот, рыба очень дорогая. Рыба даже стала дороже, чем мясо. Просто у вас все написано – это все неправда.

Иван Князев: Василий, это не у нас. Это у Росстата. Это они там так считают.

Зритель: Они так считают, ага. Это все ложь, конечно. Сейчас народ полуголодный. Много народу ходят по мусорным ящикам. Порой я сам своими глазами сколько раз видел. Что-нибудь найдет и ест возле мусорного ящика.

Иван Князев: Василий, а у вас что обычно на обед? Что предпочитаете?

Зритель: В свое время была такая программа – «Поле чудес». Там ведущий спрашивал детей: «А что вы едите?» В основном говорили: «Суп едим». После он бросил это. Стыдно, что у нас суп едят. Больше ничего. Суп да хлеб.

Иван Князев: Спасибо, Василий.

Анастасия Сорокина: Давайте еще один звонок. Любовь из Магадана до нас дозвонилась. Здравствуйте, Любовь.

Зритель: Здравствуйте. У нас частный дом. В основном овощи, зелень. Мы со своего огорода пользуемся. Мясо, так как в Магадане выращивают, да, но корма изменились. Сейчас, допустим, свинина уже не та, как была. То есть вкус вообще… Она прямо как резиновая. Несколько раз брали в магазине – она прямо реально резиновая была. Ее невозможно было есть. Это раз. Рыба у нас даже на месте дороговата считается. Вроде разрешили, можно ловить по 2 штуки бесплатно. Но я не любитель рыбы, я не могу сказать… Берем, да, закупаем, нам привозят, рыбачат люди. Сами рыбачим, что можем. Окунь, камбала, корюшка. Понемножку мы заготавливаем для себя. Это тоже подмога. Но если брать, допустим, овощи, у кого нет огорода, выращивают на гидропонике. Но так как я агроном, я понимаю, что это химия. То есть это витамины те же самые, но они даются растению в том виде и в том количестве, которое нужно ему. Естественно, человек помогает подкармливать и так далее. Это с моей профессиональной точки зрения и человеческой.

В остальном дорого. Допустим, сыр – много подделок. То есть где возьмешь нормальный сыр, где подделка – неизвестно. И цена причем сейчас не влияет на это.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Любовь. Спасибо за звонок, за мнение. Алексей Владимирович, как вы видите, что сейчас… Вот вы как специалист рекомендуете пересмотреть или не пересмотреть рацион, что ни при каких обстоятельствах нельзя убирать из питания, как распределять с пользой для здоровья те продукты, которые сейчас доступны в магазине?

Алексей Ковальков: Вы знаете, очень трудно говорить об этом. Недавно Павел Грудинин, депутат Государственной Думы, выступал на заседании Государственной Думы. Он сказал: «Очень трудно вообще говорить об агропромышленном комплексе России, когда на весь агропромышленный комплекс тратится 200 с чем-то млрд рублей в год, а на перекладывание плитки в Москве 90 млрд. Понимаете? О чем тут можно говорить? И то это все идут крупные холдинги, которые тоже в подчинении определенных структур». Поэтому выбирать то не из чего.

Люди все время говорят: «Выращиваем у себя в огороде зелень». Вы корову-то в огороде не вырастите. Вы кур в огороде не вырастите. Уток не вырастите. Вы вынуждены пользоваться тем, что вам привозят и то, что продается в магазине. Если зелень, картошку вы еще можете вырастить, то макароны вы тоже не сделаете в домашних условиях. Поэтому надо приспосабливаться. Но понимая, как мы можем правильно сочетать продукты питания, как правильно выбрать йогурт или кефир. Вот перед вами стоит 100 наименований кефира. Раньше говорили: «Надо с лупой ходить». Но сейчас можно ходить с телефоном. Фотографируете, потом увеличиваете изображение. Это такой хороший пример.

Анастасия Сорокина: Лайфхак такой.

Алексей Ковальков: И сразу видно состав. И по составу, если вы хоть чуть-чуть разбираетесь в этих продуктах, вы можете сказать, что вам навредит, что не навредит. Я зашел в магазин – одной соли стоит 15 видов. В этом надо учиться разбираться.

Иван Князев: А как этому научиться? Простой вопрос. Я немножко не понимаю во всех этих добавках, не добавках. Как мне дешево питаться, недорого?

Анастасия Сорокина: Скажем, по акции, как говорят…

Иван Князев: Да. И при этом не загнуться в 50 лет.

Алексей Ковальков: Например, я сейчас временно, на короткий период, на 1-2 месяца заменил все белковое питание фасолью: бобовые, горох, чечевица и так далее. Потому что там тоже белок. Он не совсем полноценный. Но я знаю, сколько мне надо добавить кефира, йогурта, чтобы получить определенную аминокислоту метионин, которой не хватает в бобовых. Я знаю, откуда я буду получать железо, с какими добавками. И таким образом можно все скомпенсировать. Я не призываю питаться определенными коктейлями, которые сейчас есть. Это не заменитель еды, это дополнение к пище. Обладая знаниями, можно питаться очень скромно, очень правильно и очень безотходно. И можно четко сбалансировать свой рацион питания.

Анастасия Сорокина: То есть вы отправляете нас все-таки в магазин за книжкой по правильному здоровому питанию.

Алексей Ковальков: Я считаю, что мы, в отличие от сотового телефона, не имеем инструкции к использованию и вынуждены иногда использовать тех людей, которые знают, как это работают, и читать их книги, написанные врачами, диетологами в том числе. А как иначе? Другого выхода у нас нет. Надо выживать в этой ситуации. Надо учиться выживать в этой ситуации.

Анастасия Сорокина: Правильное питание для всей семьи. Если говорить о том… сейчас у нас начинается школьная пора. Осенний сезон. У кого-то есть еще свои запасы в огороде. Что сейчас надо к осени запасти? Ваши рекомендации на ближайшее время.

Алексей Ковальков: Не бывает правильного питания для всей семьи. Потому что, например, мужикам нужно сало. Потому что у них стероидные гормоны вырабатываются именно из животных жиров. А если взять полсантиметра подкожного сала, там вообще арахидодовая кислота, которая необходима для иммунитета. Даже членам Политбюро ЦК КПСС каждый день выдавали 9 г подкожного сала.

А женщинам нужно железо, потому что вы во время месячных циклов теряете гемоглобин. Железо надо восстанавливать. Например, в гречке оно трехвалентное, поэтому оно не усваивается. Но если туда добавить, допустим, черную смородину с витамином C, то это железо становится нормальной валентности и оно нормально усваивается. То есть, зная все эти необходимые прибабахи, можно четко построить рацион. Но рацион девочки, школьницы должен отличаться от рациона старушки. И в каждом возрасте, для каждой физической нагрузки должен быть свой рацион питания. Поэтому сейчас так ценны диетологи не в смысле похудеть, а в смысле «постройте-ка мне грамотный рацион питания, для того чтобы мой ребенок нормально ел, для того чтобы он не спал на уроках, для того чтобы он приходил домой, был еще активен, у него хватало сил на то, чтобы позаниматься, и чтобы моя бабушка меньше болела и не жаловалась на плохой холестерин». Знаете, какой холестерин у моей тещи? Она приходит в поликлинику, ей говорят: «Мы все понимаем. Но чтобы такой холестерин в таком возрасте…» Потом говорят: «А, у нее же зять диетолог. Тогда все понятно». Так что знания рождают наше здоровье. Потом приходится меньше платить врачам, если ты пользуешься собственными знаниями. Вообще думаю, что мы скоро мыло будем варить на балконе сами. А что делать?

Иван Князев: Спасибо большое. Алексей Владимирович Ковальков был у нас в гостях, врач-диетолог, доктор медицинских наук, профессор. Спасибо вам большое.

Анастасия Сорокина: Спасибо, что были с нами. Но на этом мы не прощаемся. Расскажем, что вас ожидает в вечернем выпуске программы «ОТРажение».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (2)
Иванов
А здоровая пища где? Для некоторых богатых Москвичей она, наверно, есть.
Везде одна химия, зачем травят людей? Поэтому раком столько людей болеют. Иванов
Химия и пестициды с нитратами. Отрава.

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски