Алексей Кыласов: Поддержки нашей футбольной сборной за последние десять лет было так много, что результат мог быть гораздо лучше. Боюсь, что болельщики – это не главная ценность для неё

Алексей Кыласов: Поддержки нашей футбольной сборной за последние десять лет было так много, что результат мог быть гораздо лучше. Боюсь, что болельщики – это не главная ценность для неё | Программы | ОТР

О запрете на массовые мероприятия

2020-03-12T13:23:00+03:00
Алексей Кыласов: Поддержки нашей футбольной сборной за последние десять лет было так много, что результат мог быть гораздо лучше. Боюсь, что болельщики – это не главная ценность для неё
Траты на 8 марта. Чего хотят женщины. Как укрепить семью. Вакцинация шагает по стране. Гостевой бизнес
Поздравляем с 8 марта. Дорого
Женщины должны/хотят работать?
Сергей Лесков: Русская женщина всегда обладала таким набором добродетелей и качеств, который делал её самой желанной на свете
Чтобы семьи были больше, нужно...
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Вы к нам из тени, а мы вам - кредиты!
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о COVID-19
Гости
Артём Фидлер
капитан футбольного клуба «Урал»
Алексей Кыласов
руководитель центра традиционных игр и спорта Института наследия

Александр Денисов: На трибунах становится тише. В Москве вводят запрет на массовые мероприятия, на которых собирается более 5000 человек. Это как раз хоккейные, футбольные матчи, ну и концерты на стадионах. Как будут забивать голы спортсмены без поддержки болельщиков, исполняться хиты без поддержки фанатов, сегодня как раз узнаем, поговорим вместе с вами, а также с нашим гостем. В студии у нас Алексей Кыласов, руководитель Центра традиционных игр и спорта Института наследия.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, Алексей.

Алексей Кыласов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Сегодня узнала о том, что отменяется Чемпионата мира по фигурному катанию. Очень опечалена. В Квебеке он должен был происходить, начаться буквально через неделю. Не слишком ли эта мера жесткая, учитывая, что в Канаде заболевших практически нет? Там, по-моему, человек пять или семь. И вряд ли откровенно больных спортсменов туда отправят. А болельщики, наверное, сами должны заботиться о своем здоровье, о коллективном здоровье.

Алексей Кыласов: В данном случае у нас есть еще более близкий пример. И Чемпионата мира по хоккею с мячом, который в Иркутске должен был быть… У нас эпидемиологическая ситуация примерно равная. Но, тем не менее, тоже перенесли на осень Чемпионата мира по хоккею с мячом. Здесь просто срабатывает, наверное, то, что вчера Всемирная организация здравоохранения объявила уже пандемию.

Что такое пандемия? Это когда установлены факты эпидемии сразу в нескольких странах. Если эти показания имеются, то естественно, что Всемирная организация здравоохранения объявляет ситуацию пандемичной.

Александр Денисов: Все газеты вышли уже с заголовком (вчера, позавчера) – «Вирус убивает футбол».

Алексей Кыласов: Ну, да. Наверное, футбол более, чем какой-либо другой вид спорта подвержен. Потому что, собственно говоря, с точки зрения социологии футбола он как раз больше бизнес, чем спорт. Потому что показатели Match Day ни в одном другом виде спорта так не работают, как в футболе. Потому что, например, если взять российские матчи, то сбор с 50000-го стадиона составляет порядка 100 млн рублей.

Александр Денисов: Ого! За одну игру?

Алексей Кыласов: За одну игру, да. То есть это при полном наполнении. Если стадион поменьше, соответственно, пропорция примерно такая. И исходя из этих цифр складывается весь тот вал денег, которые крутятся в футболе. И естественно, что футбол оказывается на острие. Потому что следом за ним в меньшей степени уже (там гораздо больше всяких матчей без такого наполнения) баскетбол и другие виды спорта, которые все-таки собирают, но это уже в виде исключения, там отдельные матчи.

Александр Денисов: А трансляция не может компенсировать продажи?

Алексей Кыласов: Здесь просто интересная ситуация складывается с тем, что, например, если сравнивать олимпийские игры, там трансляция в сумме своей составляет львиную долю дохода. Но что касается билетной программы, то на Олимпийских играх она заметно меньше. Что же касается футбола, еще раз повторюсь, что здесь в первую очередь эти показатели Match Day имеют решающее значение.

Они на самом деле примерно одинаковы, сейчас выровнялись. Если говорить о России и о Европе, то эти показатели примерно говорят об одном и том же. Потому что, например, показатель Match Day для «Манчестер Сити» укладывается в 3 000 000 фунтов стерлингов. Пиково, когда цена на билет выше, эта цифра может достигать и 5 000 000 фунтов стерлингов за один Match Day. Это максимальный показатель, но в среднем 50000-ный стадион – это где-то в районе $2-2.5 млн

Ольга Арсланова: Алексей, понятно, что с международными соревнованиями… Всех беспокоит (ту же Канаду и нас), что у нас ситуация вроде как под контролем, и к ним приедут люди из разных стран и еще привезут сюда коронавирус. Но если речь идет о мероприятии внутри страны, в которой ситуация относительно под контролем, все, кто даже потенциально опасен, сидят на карантине. Зачем ограничивать их, если это циркуляция внутри страны людей, которые здоровы?

Алексей Кыласов: Это же речь идет прежде всего о том, что приезжают спортсмены. И ведь еще речь идет о том, чтобы защитить спортсменов от контакта друг с другом. Может быть, кто-то приедет инфицированный. И заботятся не столько даже о зрителях в данной ситуации, сколько о самих спортсменах. Кстати, сегодня курьезный разговор был. Мой коллега-профессор из Высшей школы экономики пошутил, что надо срочно внести изменение правил в футболе. То есть чтобы дистанция между игроками была не менее 5 метров. Шутка шуткой, но тогда, например, надо вообще борьбу запретить, потому что там то ведь, вопреки рекомендациям здравоохранения, не то что за руку касаются, а просто обнимаются.

Александр Денисов: Как, кстати, будут играть? Алексей, простите, что прервал. Можем уточнить. У нас на связи игрок клуба «Урал», полузащитник и капитан Артем Фидлер. У них, кстати, игра, я посмотрел, в субботу будет (намечена пока) с «Зенитом». Сейчас у Артема узнаем. Артем, добрый день.

Артем Фидлер: Добрый день, да.

Александр Денисов: Здравствуйте. Как вас затронула эта история с запретом не больше 5000 человек на футбольных матчах? Это в Москве, правда. Как в регионах? И будет ли игра в субботу? Я правильно я понимаю, что с «Зенитом» вы встречаетесь, играете?

Артем Фидлер: Да, да, да. Все верно. Мы играем с «Зенитом» 14 числа. Но нас в принципе так же затронуло, как и всех остальных участников. Я сегодня буквально узнал, что также разрешено нам, чтоб на матче присутствовало не более 5000 зрителей. Хотя бы так. Это хоть что-то. Потому что мы же все прекрасно понимаем. Все спортсмены играют только для зрителей. Мы же не на сборах, что приехали и при пустых трибунах играем.

Александр Денисов: А где игра будет? Простите, я не знаю.

Артем Фидлер: С «Зенитом» - на их арене. Просто у них она 50-60 тысяч, если не больше. А сколько пустят – этого я не знаю.

Александр Денисов: А мне интересно – а вы за руку будете здороваться перед началом матча?

Артем Фидлер: На самом деле запретили. Скажут не здороваться – значит не будем здороваться. Тут ничего такого нету.

Ольга Арсланова: И останавливать матч каждые 3 минуты для дезинфекции мяча.

Артем Фидлер: Тут можно много вариантов напридумывать. Мы сегодня уже с ребятами даже в раздевалке тренировались за руку не здороваться. Как бы в шутку, конечно, все это. Но мы прекрасно понимаем. Если нужно так сделать, значит будем так делать. Других вариантов у нас нет.

Александр Денисов: А без поддержки трибун что это за игра получится? Представим, что там будут такие прореженные ряды.

Ольга Арсланова: 5000 – это же совсем мало.

Александр Денисов: Грустно как-то проскандирует речевку. И все.

Артем Фидлер: Конечно же, я думаю, это не интересно будет. Хорошо, что хотя бы будет 5000 человек. Это уже большой плюс. Потому что мы хоть для зрителей. Люди придут хоть посмотреть. Тем более у нас в Екатеринбурге уже давно не было домашней игры. И люди ждут, люди пишут, хотят прийти. И хотя бы они будут. А если бы вообще запретили, мне кажется, такие игры вообще не стоит проводить. Какой смысл вообще их проводить? Просто для галочки? Мы же в любом случае это все делаем для зрителей и играем для зрителей.

Ольга Арсланова: А вообще вас спрашивают, вашего мнения – хотите ли вы играть? Может быть, отменить какие-то игры сейчас?

Артем Фидлер: Да нет. У нас кто спросит? Я думаю, что без нас решат. Просто я чуть недопонимаю, почему, условно говоря, 5000 зрителей можно, а 10 000 нельзя? Что, 5000 не могут заразиться? Для меня вот это непонятно.

Ольга Арсланова: Да. Мы тут как раз накануне считали, сколько человек в час пик в Москве. Там явно за 5000.

Алексей Кыласов: А мне интересно. Все-таки финансовые показатели же не последние в футболе. А у вас нет никаких изменений по поводу контрактов? Ведь зенитовский стадион – это как раз 50-тысячник. И 5000 – это ровно 10% от предполагаемой цифры сбора. И естественным образом… вам ничего не говорили? Может быть, вам тоже будут платить 10% от обещанной зарплаты?

Ольга Арсланова: И играть вы будете на 10%.

Алексей Кыласов: И, может быть, вы в 10% силы играть готовитесь?

Артем Фидлер: Ну да. Тогда уже придется в 10% играть. Просто, вы понимаете, тут от нас не зависит ничего. Все зависящее от нас мы сделаем. То есть игрок выходит как на тренировку, так и на игру – он может получить и травму, и все, что угодно. Поэтому зарплату то мы отрабатываем полностью. А то, что клуб не зарабатывает – это уже другой вопрос. И, конечно, это очень печально, потому что очень многие клубы, в том числе и наш, зарабатывают на том, что приходят люди, приходят болельщики. Поэтому тут к экономистам вопрос. Не к футболистам.

Ольга Арсланова: Да, спасибо вам.

Александр Денисов: Спасибо большое, Артем. Вот мы другому Артему звонили – Дзюбе. Думали, что он скажет по этому поводу. Но что-то он не смог. Видимо, готовится. Спасибо. А вам успехов обыграть «Зенит», раз они с нами не вышли на связь.

Ольга Арсланова: А почему мы сейчас должны думать о каких-то финансовых показателях? Например, известный исполнитель Тилль Линдеманн даже согласился два концерта вместо одного дать в один и тот же день, учитывая общую ситуацию. Разве сейчас не то время, когда нужно сплочиться и ради зрителей пойти на какие-то уступки?

Александр Денисов: Это же Rammstein. Чем его испугаешь то?

Ольга Арсланова: Коронавирус испугается и убежит.

Алексей Кыласов: Я все-таки думаю, что здесь немножко по-другому надо смотреть. Сейчас такой еще один тренд у нас в России идет – обнуление. Отсутствие зрителей – это и есть обнуление. Такое новое проявление – обнуление. И 99% матчей по всем видам спорта проходит вообще без зрителей. Это факт.

Александр Денисов: В Испании они собираются вокруг стадиона.

Алексей Кыласов: Да нет! Но на самом деле это просто никому не интересно. Простая статистика. Если посчитать, сколько всего проходит матчей, то есть чтобы… на Чемпионата мира, должны пройти национальные чемпионаты, в которых все регионы должны поучаствовать. И вот мы получаем эту цифру. И получается, что спортивных соревнований, интересных зрителям, менее 1%. То есть на самом деле это такой тотальный ноль. И то, что сейчас запрещают на этом 1% зрителей – это логичная акция обнуления. Все справедливо.

А что же касается угрозы, то самая большая угроза – это все-таки Олимпийские игры. Потому что в структуре где-то 10% билетная программа приносит прибыли. Но японцы сейчас показали невероятный результат. Они умудрились получить заявок на билеты порядка 7.5, но собираются выпустить где-то 8.6 млн билетов, что в сумме может принести при самом пессимистическом расчете от $1 млрд до $1.5 млрд, что очень большие показатели. И, вообще говоря, Япония намеревалась поставить рекорд по прибыли.

Если в Лондоне был рекорд по местным спонсорам, которые привлекаются… То есть Международный олимпийский комитет дает от спонсоров международных… Программа «The Olympic Partners» Международного олимпийского комитета. Где-то 500 в среднем. Эта цифра 10 лет держится. Где-то 500 млн дается на каждые олимпийские игры.

Что же касается Лондона, то там $1 млрд с местных спонсоров собрали. Так вот впервые эта цифра оказалась в 3 раза завышенной в Токио. В Токио уже сейчас оргкомитет собрал $3 млрд с местных спонсоров. То есть получается, что это обнуляется.

Александр Денисов: С другой стороны, если будут без зрителей… Кстати, организаторы (я слушал по радио) говорят: «А нам даже неплохо без зрителей. Мы проведем отличную трансляцию, продадим все рекламные слоты».

Алексей Кыласов: На самом деле продажа телевизионных прав составляет не меньше 60% от сбора денег во время Олимпийских игр. Следовательно, здесь такая хорошая подушка. То есть минуса уже точно не будет.

И там дальше произойдет экономия на безопасности, на каких-то еще службах, связанных с обслуживанием массовых мероприятий. И здесь, наверное, прогноз не такой уж пессимистический. А что же касается видов спорта – ну, как-нибудь переживут. Честно говоря, большинство видов спорта олимпийской программы привыкли без зрителей работать. Вы когда-нибудь слышали про чемпионат мира по стрелковому спорту? Какой нормальный человек придет на это смотреть? Что там интересного? Стоит человек и щелкает, куда-то в мишень попадает. Ничего не поймешь. Зачем это все надо? Большинство видов спорта не интересны зрителю. И это надо признать. И даже лучше – надо вообще запретить им выступать при зрителях. Тогда сократятся расходы, тогда мы перестанем кривляться и говорить о том, что «ах, как плохо без зрителя». А до этого со зрителями, что ли, был?

Ольга Арсланова: Послушаем Сергея из Краснодарского края. Добрый день.

Зритель: Здравствуйте. Допустим, если приходит 5000 на футбол, они могут не заразиться, да? А если придут болельщики, придет 15 000, то значит они заразятся, да? А не связано ли у нас это с конституцией, где поправка решается годами за рубежом, а у нас это все в течение 3 месяцев решается? И на каких основаниях это? Не с этим ли это связано?

Ольга Арсланова: То есть вы думаете, что это направлено для ограничения массовых протестов?

Алексей Кыласов: Нет. Если бы это было только в России… Но на самом деле, когда говорят об ограничениях на массовые мероприятия в Москве, то почему-то все так задумались сразу на бесконечный период. Нет, не на бесконечный период. Во-первых, это только до 10 апреля. Это ровно на месяц введено это ограничение. Но если даже связывать это с конституцией, то там 22 апреля. А 10 апреля – это, извините, еще 12 дней. Если вы хотите выразить протест, массовым образом каким-то выйти на улицу, то вам никто не запретит это сделать.

Александр Денисов: Если, конечно, закон разрешат…

Алексей Кыласов: Это уже другая тема. Мы все-таки о спорте говорим сейчас, а не о политике.

Александр Денисов: Что мы спешим взять пример Brexit. Англия – выходим так выходим, годами идем неспеша. А мы что-то быстро так, да.

Все-таки, что касается Евро-2020, тоже ведь под угрозой. Будут переносить, не будут переносить?

Алексей Кыласов: Уже заявлено по некоторым матчам, что перенос будет. И в данном случае в первую очередь, конечно, страны, где оказались прямо в зоне сильной эпидемии – это Италия, Испания. И там, конечно, риски большие для болельщиков. Я думаю, что сами болельщики, наверное, проявят некоторый пессимизм. И далеко не все готовы пойти и подхватить этот вирус.

Ольга Арсланова: Но проблем с возвратом денег за билеты сейчас, насколько я понимаю, нет.

Алексей Кыласов: Но там проблема, как снежный ком. Я же говорю, что там проблема в том, что в футболе показатель Match Day – это ключевой экономический показатель. И, соответственно, там пойдет череда банкротств. Ведь никто до сих пор не сказал, кто будет компенсировать тем же футбольным клубам, которые несут на себе и социальную функцию определенную… То есть каким образом будут компенсироваться? И я бы не был так весел на месте футболистов, потому что на самом деле…

Александр Денисов: Да, вы про зарплату спрашивали – Артем все веселился даже.

Алексей Кыласов: Да. И на самом деле я не знаю, что он веселится. Потому что ему же потом скажут: «Ты знаешь, мы тебе зарплату 10% дадим, потому что мы то здесь причем? Это же нас ограничило государство, а государство – это форс-мажор. Они тоже не обязаны будут выплаты делать».

Ольга Арсланова: А зарплаты футболистов к этому привязаны?

Алексей Кыласов: Нет. Но когда клубы обещают, естественно, что они исходят из финансового положения клуба, они делают какие-то расчеты на то, что они смогут получить за то, что этот игрок у них присутствует – что придут зрители, купят билеты, купят различные… Программа лояльности вступит. Купят сувенирку и так далее. То есть это целая цепочка. И, соответственно, если она по какой-либо причине обрушивается, то обрушивается и все остальное.

Александр Денисов: Но «Зениту» страдать нечего. Там не билеты купят, а газ купят. И все. И заплатят Дзюбе нормально.

Алексей Кыласов: Да газ-то вроде тоже на 40% упали акции. Поэтому я что-то сильно сомневаюсь. А вложили. Есть такое.

Александр Денисов: Что касается вот этого ограничения меры по численности, вот в Испании же вообще закрыли стадионы – так они вокруг собрались и стояли табуном.

Алексей Кыласов: Да. И в Италии была такая же история.

Александр Денисов: Эффект такой. Наоборот, ни к чему это не привело.

Алексей Кыласов: Да, это на самом деле создает какие-то дополнительные неожиданные угрозы. Но, с другой стороны, вот сейчас в это время жить, как ни странно, очень интересно. Потому что для меня как для ученого, для исследователя открываются совершенно неожиданные поля для исследований. Как можно посмотреть, какие ситуации моделируются, какие можно прогнозировать? Это создает новые вызовы и, соответственно, новые материалы. И позволяет еще раз подойти к такому перспективному прогнозированию с совершенно неожиданных ракурсов.

Ольга Арсланова: Очередной взлет популярности киберспорта будет точно.

Алексей Кыласов: Киберспорта – точно. Сейчас шуток очень много на самом деле на эти ограничения. Сейчас шутка такая, что можно сыграть виртуальную свадьбу. Соответственно, за ней последует брачная ночь в виде виртуального секса. Это понятно, что шуток много. Но они на самом деле просто пока что свидетельствуют о том, что общество понимает всю серьезность проблем и готово как-то не превращать это в трагедию, а все-таки как-то мы имеем достаточный запас оптимизма, для того чтобы смотреть все-таки с надеждой в будущее, что это не навсегда.

Александр Денисов: Алексей, вы знаете, такой интересный момент. Вот у нас с Олей вчера был ученый-эпидемиолог. И он в такой манере сдержанно и иронично нам рассказывал. Он говорит: «Понимаете, вирус тоже не дурак. Он не хочет убить вас наглухо, потому что ему нужно жить. И вначале были трагические случаи. А потом он приспособился. Понял, что надо не до конца дожимать клиента. И он теперь будет жить, чтобы и нам было хорошо, и ему». Вот так же и с футболом, наверное, произойдет, со спортом. То есть не до конца прибьет.

Алексей Кыласов: В общем, это нормальная логика, это интересный взгляд. И, конечно же, это так. Это же как знаменитая притча о скорпионе и быке. Чтобы переправиться на другой берег, следует ли кусать жертву? Просто не останешься же в живых в этом случае.

Ольга Арсланова: Вот какой вопрос. Чем это все чревато для спортсменов? Насколько это деморализует? Насколько это может расстановку в сборных поменять? Кто выдержит такой перерыв в выступлениях?

Алексей Кыласов: Пока речи о перерыве не идет. Просто мы ждем, какова будет реакция в первую очередь спортивного менеджмента на эту ситуацию – раз. А, с другой стороны, еще раз я подчеркну, что наиболее подвержен этим ограничительным мерам футбол. С большим отрывом от других видов спорта. Если мы возьмем географию пошире, то для Индии это крикет, для других стран (Франция, Англия, ЮАР, Австралия) это может быть регби. В разных странах разные виды спорта.

Александр Денисов: Для Америки – супербоул.

Алексей Кыласов: Да. И это, конечно, будет разниться. Но это речь идет о самых интересных для зрителей видах спорта. Но еще раз подчеркну, что их ничтожная величина по сравнению со всей перспективой в отношении всех видов спорта, которые нам известны.

Александр Денисов: Алексей, а вот интересно. Если сконструировать гипотетическую ситуацию, вот представим Чемпионата мира. И все, пустые трибуны. Добралась бы наша сборная до такого места, если б никто не кричал «Дзюба, Дзюба», не выкрикивал бы, не поддерживал «Россия, вперед». Добрались бы или нет?

Алексей Кыласов: Я сейчас в большей степени боюсь показаться пессимистом. Но на самом деле, на мой взгляд, поддержки было так много на протяжении последних 10 лет сборной, что она могла бы показать и гораздо лучший результат. И я все-таки боюсь, что болельщики – не главное для нашей сборной. У них есть какие-то свои ценности, в которых они пребывают.

Александр Денисов: Шутка ведь есть, что болельщики – это 12-й игрок на поле. Правильно я называю?

Алексей Кыласов: Да, есть такое мнение. Они, конечно, играют свою роль. Но в отношении нашей сборной, я думаю, это правило не действует. Мы в каком-то исключении находимся.

Александр Денисов: То есть мы слабенькие игроки, да?

Ольга Арсланова: Может быть, им отдохнуть просто нужно сейчас, перерыв взять? Перетрудились ребята.

Алексей Кыласов: Это хороший подход. На самом деле надо посоветовать им немножко отдохнуть, набраться сил. И всем нам на самом деле переоценить какие-то вещи, связанные и с нашей безопасностью, и с нашим здоровьем. Это хорошее время задуматься о собственном здоровье. Потому что на самом деле шутки шутками, но никто же в здравом уме не хочет заразиться вирусом. Поэтому и вот эта тема с рукопожатиями, и тема с тем, что на вас наводят какие-то… я сейчас в Останкино проходил – мне измеряли температуру. На самом деле это уже несмешно. Может быть, это нормально, это хороший вызов, для того чтобы мы еще раз задумались над тем, что персональное здоровье и социальное здоровье – это все-таки очень тесно пересекающиеся страты.

Александр Денисов: Спасибо большое. У нас в студии был Алексей Кыласов, руководитель Центра традиционных игр и спорта Института наследия. Спасибо, Алексей.

Алексей Кыласов: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
О запрете на массовые мероприятия