Алексей Леонков: США вернулись к политике ядерного шантажа

Алексей Леонков: США вернулись к политике ядерного шантажа
Честный чиновник: так бывает? Бюджетные места в вузах. Лжебанкиры. Россия и ПАСЕ. Производство мёда и чая
Александр Михайлов и Алексей Бинецкий. Коррупция в России: каков её реальный объем и возможна ли продуктивная борьба с ней?
Евгений Гонтмахер: Освободив от подоходного налога тех, кто получает меньше двух прожиточных минимумов, мы хотя бы чуть-чуть приблизимся к социальной справедливости
«Мы – деревнеобразующее предприятие, и этим гордимся!». Основатель компании «Медовый дом» Антон Георгиев
«Мы в значительной степени сами недорабатываем в ПАСЕ». Эксперт Александр Гусев – о необходимости активного членства России в Ассамблее
Лжебанкиры: как их вычислить по телефонному звонку? Рекомендации эксперта Дмитрия Ибрагимова
Сокращение бюджетных мест идет за счёт заочного образования. И это вполне правильно, потому что оно во многом было некачественным
Могут ли люди во власти работать честно?
Реальные цифры: траты на еду. Экономика и новые налоги. Аграрная политика: развитие села. Перелёт как роскошь. Ситуация в Грузии
Сергей Лесков: Компании вкладывают огромные деньги в социальную сферу не из гуманитарных соображений. Просто так оказалось выгодно
Гости
Алексей Леонков
военный эксперт, редактор журнала «Арсенал отечества»

Международная (без)опасность. Сегодня на первых полосах всех мировых изданий: «Россия приостановила выполнение Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности». Вашингтон разочарован, но месяцем ранее сам вышел из соглашения. Как теперь выглядит система международной безопасности?

Оксана Галькевич: Итак, переходим к обсуждению нашей первой темы. Президент России подписал накануне указ о том, что наша страна приостанавливает выполнение договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Соглашение это, между прочим, с большой историей, о его заключении с Соединенными Штатами договаривался еще Советский Союз, подписи под этим документом 32 года назад поставили Горбачев и Рейган.

Константин Чуриков: Но вот спустя столько лет нынешние президенты обеих стран приняли обратное, противоположное решение. Что это означает для наших отношений, вообще для всего существующего миропорядка?

Оксана Галькевич: Да вообще для простых обывателей, для таких людей, как мы с тобой, тех, кто нас смотрит сейчас.

Константин Чуриков: Вот об этом в ближайшие полчаса будем говорить с вами и с нашим гостем в студии. В студии у нас Алексей Леонков, военный эксперт, редактор журнала «Арсенал Отечества».

Оксана Галькевич: Алексей Петрович, здравствуйте.

Алексей Леонков: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Вот мы сегодня увидели на лентах какой-то очень такой странный комментарий американского Госдепартамента о том, что, в общем, на самом деле Соединенные Штаты готовы, что они сожалеют, но вот это решение о приостановлении действия этого договора с нашей стороны еще раз свидетельствует о том, что Россия не готова. Вот хочется понять, к чему Россия готова, с вашей точки зрения, и к чему нет, и означает ли это заявление Госдепа как некое приглашение продолжить разговор?

Алексей Леонков: Вы знаете, сейчас Госдепартамент США действует по принципу кнута и пряника. Вначале был кнут: если помните, Майк Помпео даже ультиматум нам предъявил, что если мы там что-то не сделаем, то договор будет разорван. При этом Россия всячески открыто демонстрировала свою позицию, мы предоставили для изучения новую ракету, это вообще был беспрецедентный случай, которая по всем параметрам предоставлялась, участвовало при этом и Министерство обороны, и Министерство иностранных дел, – пожалуйста, смотрите, изучайте. То есть в закрытом плане они не захотели, в открытом, когда мы их дважды приглашали, они тоже не захотели, то есть они четко шли по определенному сценарию на разрыв этого договора. Когда вдруг выяснилось, что на самом деле инициаторами разрыва договора все-таки выступают США, а Россия идет после США, то они начали менять вот эту политику, стали вот эти бросать различные аргументы: привлеките Китай, давайте сделаем возможным, чтобы мы приехали проверили ваши арсеналы. При этом нашу аргументацию они никоим образом не воспринимают. Что мы говорим? Если вы проверяете наши арсеналы, то давайте мы будем проверять ваши арсеналы. Они говорят: нет, стоп, в этом отношении отдельный вопрос.

Оксана Галькевич: Так мы не договаривались.

Алексей Леонков: Да, мы так не договаривались. Понимаете, сейчас идет определенного рода политическая игра. На самом деле договор де-факто можно сказать уже похоронен, потому что американцы не остановят разработки ракет средней и меньшей дальности, не отзовут обратно финансы, не отзовут обратно научно-исследовательские работы и опытно-конструкторские работы, которые они провели; не отзовут обратно результаты испытаний этих ракет, которые они провели. У них в этом году, кстати, завершающий этап испытаний перед серийным выпуском, компания «Raytheon» для этого даже построила целый огромный цех, где эти ракеты будут собираться. Неужто они всем этим пожертвуют в результате каких-то там политических инсинуаций, которые сейчас пытается генерировать Госдепартамент США? Конечно, нет.

Оксана Галькевич: То есть они идут по сценарию, что кто хочет, тот ищет возможности, а кто не хочет, тот ищет причины?

Алексей Леонков: Да, в принципе так и идет. Мы несколько раз им предлагали даже после того, как срок ультиматума прошел, несколько раз мы говорили: давайте вернемся обратно. Мы не против были. Да, договор, конечно, по многим военно-техническим, скажем, параметрам устарел, потому что мир изменился, в 1989-м это был Советский Союз и Варшавский договор, а сейчас это Россия, окруженная бывшими, как говорится, странами соцлагеря, которые все вошли в НАТО.

Константин Чуриков: А если по гамбургскому счету, представляют ли собой эти ракеты средней и меньшей дальности такую уж большую прямо опасность, когда, например, мы же говорим о том, что вот у нас есть вот эта крылатая ракета на ядерном топливе, которая способна перемещаться по сложной траектории, чуть ли не все время находиться в полете?

Оксана Галькевич: Это вот эта 9М729, это вот эта какая-то страшная?

Константин Чуриков: Я не знаю.

Алексей Леонков: Нет-нет, если долгое время в полете, это ракета «Буревестник», но эта ракета относится к классу оружия возмездия, то есть она прилетает, когда уже ядерный конфликт начался. Здесь же речь идет о другом. Появление таких ракет в арсенале, снаряженность ядерными боеголовками говорят о том, что в зависимости от того, где вы их разместите, это сокращается подлетное время, к тому же очень значительно сокращается. Если вы такие ракеты ставите в Прибалтике, то понятно, до Санкт-Петербурга ракета долетает за считанные минуты, а то и секунды, то есть в этом есть определенного рода опасность. То есть когда они до 1987 года располагались на территории ФРГ, подлетное время занимало порядка 15-20 минут. Поэтому в принципе этот договор состоялся тогда.

Но сейчас ведь речь идет не только о том, где они будут размещены, а кто нажмет на кнопку. Поэтому наш президент четко сказал, что в случае размещения этих ракет в Европе или где-либо еще удар будет наноситься по местам их размещения, отсюда они стартовали, и по центрам принятия решений, которые находятся понятно где, за океаном, то есть по тем центрам, откуда было принято решение о нанесении этого ядерного удара.

Константин Чуриков: То есть для которых как раз-таки и нужна вот эта волшебная ракета?

Алексей Леонков: И не только волшебная ракета, там есть и волшебный подводный беспилотный аппарат под названием «Посейдон», там очень много, в том числе и наши «Сарматы». То есть если мы говорим про обычное ядерное вооружение, которое есть у американцев, которое сейчас существует, например, про баллистическую ракету «Minuteman-3», то ей до нас лететь примерно в районе 40 минут. А наши ракеты, которые сейчас поступят на вооружение, «Сармат» то же самое расстояние преодолеют за время в 2 раза меньше.

Оксана Галькевич: Алексей Петрович, вот вы сказали, что в Штатах, собственно, проведены уже определенные исследования, конструкторы поработали, уже даже есть цех для сборки ракет нового поколения. То есть получается так, что соглашение существовало, оно было подписано, договоренность определенная между странами, но страна при этом вела определенную работу в этом самом направлении.

Алексей Леонков: Да.

Оксана Галькевич: А мы?

Алексей Леонков: Понимаете, мы старались придерживаться буквы принятых соглашений, мы не вели таких разработок.

Оксана Галькевич: Конструкторы ничего не делали?

Алексей Леонков: Нет, понимаете, когда договор заключился в 1987 году…

Оксана Галькевич: Сборочных площадей?

Алексей Леонков: …у нас, во-первых, были загублены разработки ракеты «Пионер-3», то есть там уже были проведены определенные этапы работ, и была прекращена работа по комплексу оперативно-тактическому «Мак». То есть эти два комплекса тоже попали под действие этого договора, как говорится, их между делом тоже «зарезали», скажем так. И после этого мы не делали никаких разработок по таким ракетам, мы очень строго укладывались в диапазон до 500 километров. Например, наш комплекс «Искандер» летит даже чуть меньше, чем 500 километров, мы даже такой допуск, не ровно 500, 496 или 498 километров он летит. Все, что свыше диапазона 5.5 тысяч, относится к баллистическим ракетам, и у нас все баллистические комплексы начинают свой полет как раз от таких дальностей. То есть мы четко придерживались этого соглашения.

Но в это время начиная примерно с 2004 года было ясно, что американцы начали работы. Я вам, например, приведу, что когда они в 2002 году вышли из договора по ПРО, то в качестве мишени они использовали ракету под названием «Гера». Эта ракета, которая делалась на основе второй и третьей ступени ракеты «Minuteman», то есть она имитировала полет баллистической ракеты. Если там несложную манипуляцию провести с этой ракетой, вы получаете ракету средней дальности.

Константин Чуриков: Давайте сейчас разберемся, кто в таком случае… Ну противники понятно, вероятные союзники и кто, в общем-то, сидит в кустах, как одна страна, которая, в общем, вроде нас очень сильно поддерживает, но когда там какой-то Совбез ООН собирается, она чаще всего голосует так, что она воздержалась. Вы понимаете, о ком я.

Алексей Леонков: Да, я понимаю, о ком идет речь. Поймите, что на самом деле вот этот вот, скажем так, если можно условно назвать, клуб держателей ракет средней и меньшей дальности достаточно известен. В него входят Китай, Пакистан, Индия; такие ракеты есть в КНДР, такие ракеты сделал Иран, только без ядерной начинки. Есть сведения о том, что и Израиль там что-то пытается делать. Не стоит забывать, что и Франция, и Великобритания тоже являются обладателями ракет, то есть этот клуб достаточно широкий.

Понятное дело, что американцы пытались вот это все дело форсировать после того, как в 2008 году по площади Тяньаньмэнь прошло огромное количество техники народно-освободительной армии Китая, вдруг весь мир узнал, что у Китая есть не просто армия, а она достаточно современная и представляет угрозу азиатско-тихоокеанскому региону, в котором до этого времени бесспорно доминировали Соединенные Штаты Америки. Как мы знаем, сейчас основные трения в этом регионе как раз идут между Соединенными Штатами Америки и Китаем. И сухопутные генералы, то есть командование сухопутных войск спросило, как говорится, Пентагон, как им с этим бороться, у них нет средств, при столкновении друг с другом они могут, а как решать вопрос с резервами, нужны новые средства. Они потребовали как раз эти ракеты средней дальности.

Оксана Галькевич: Алексей Петрович, то есть получается, смотрите, клуб держателей этих ракет средней и меньшей дальности, вы сказали, достаточно большой.

Алексей Леонков: Да.

Оксана Галькевич: А договор у нас был только с Соединенными Штатами или с другими государствами тоже?

Алексей Леонков: Нет, договор был в 1987 году только между СССР и США.

Оксана Галькевич: Только. Так.

Алексей Леонков: Американцы попытались сделать так, что не сами они договариваются с этими странами, а они пытаются сделать так, чтобы Россия уговорила эти страны, чтобы они подписали это соглашение. Но первая страна, с которой настаивали США, был Китай. Но мы ведем сейчас политику совершенно другую, Китай не является нашим каким-то там подчиненным и так далее, это суверенная страна с собственной внутренней и внешней политикой, поэтому она сама определяет, какие соглашения она будет заключать, а какие нет, и мы это четко дали понять американской стороне. Но американцы пытаются различные телодвижения делать, чтобы все равно мы за них сделали определенную работу, они только пришли и подписали. При этом забывают про те страны, о которых я вам сказал, про Великобританию и Францию. То есть если подписывать, то давайте все садимся за стол, об этом в принципе Россия говорит, что если вы хотите заключить договор, он должен быть глобальным.

Оксана Галькевич: Какого-то баланса и гарантий, если вы хотите во всем мире для всего мира, тогда, соответственно, все держатели должны подписать это соглашение.

Алексей Леонков: Да, в том числе те страны, которые не вошли в договор о нераспространении ядерного оружия, я имею в виду Израиль, я имею в виду Пакистан, Индию и КНДР, которая вышла из этого договора в 2006 году.

Константин Чуриков: Наши постоянные зрители не дадут соврать, мы крайне редко поднимаем такие международные большие темы. Просто когда вот это случилось и уже мы вышли из договора, возник просто: а вообще насколько вероятна в ближайшее время, о чем говорят некоторые скептики, такая большая-большая война? Как вы думаете?

Алексей Леонков: Вы знаете, вероятность, конечно, существует, она в принципе существовала всегда, просто она колеблется. Есть гипотетические часы, которые любят переводить, часы апокалипсиса, как их называют. Но дело в том, что нужно понимать, что сейчас США вернулись к политике ядерного шантажа, то есть они пытаются через вот эти угрозы, которые возникают в связи с разрывом этих договоров – я говорю не только о договоре о ракетах средней и меньшей дальности, но и о судьбе будущего договора СНВ-3, который заканчивает свое действие в 2021 году, к тому же шаги по разрыву уже американцы начали. То есть есть законодательная инициатива от Демократической партии о запрете США продлевать этот договор, есть там и другие инициативы; уже пошли обвинения в том, что наши новые комплексы, которые были показаны 1 марта 2018 года, нарушают этот договор, что в договоре не должны были мы создавать такие комплексы, хотя если посмотреть текст договора, там не было, скажем, формулировок, которые указывали характеристики ракет. В принципе баллистические ракеты тоже летают на гиперзвуке, но просто мы сделали эту технологию более совершенной.

Оксана Галькевич: Я хочу сейчас обратиться к нашим телезрителям, призвать их как-то активнее участвовать в нашей беседе. Вот очень много на SMS-портале таких соображений, что нам не нужна новая гонка вооружений, нам хочется спокойно жить, чтобы нам было что есть, что надеть на себя… Звоните, друзья, в эфир.

Константин Чуриков: Ну вот сообщение: «Какая гонка вооружений, лужи на дороге заасфальтируйте!» И Хабаровский край задает очень хороший вопрос: «А сколько штук ракет нам нужно?» – тысячи, миллион? Вот действительно, когда в стране бюджет не резиновый, сколько нам их нужно?

Алексей Леонков: Давайте насчет гонки вооружений я проясню ситуацию. На самом деле мы не участвуем в гонке вооружений, потому что мы изменили не только свою оборонную доктрину, но и принципы, на которых она основана. Раньше, как и США, мы основывались на таком принципе, как силовое доминирование, поэтому у нас было много вооружений, была многочисленная армия, мы помогали своим оружием всем так называемым братским союзным государствам, фактически его дарили.

Сейчас это все изменилось. Мы, во-первых, базируемся на принципе оборонной достаточности, то есть мы развиваем то количество комплексов вооружения, которое качественно решает задачи по отражению любой агрессии, то есть сила отражения этой агрессии такова, что все выгоды ведения боевых действий с нами фактически обнуляются. Если мы ведем военно-техническое сотрудничество, мы теперь не ведем его на безвозмездной основе, все согласно контрактов, которые у нас развивает известная организация «Рособоронэкспорт» или государственная корпорация «Ростех». Они все участвуют в этом процессе, все на возмездной основе.

Мы четко понимаем, что новое вооружение, качественное вооружение гораздо лучше, чем количественная его составляющая, и все строительство наших Вооруженных сил идет в рамках бюджета, оно по своей стоимости гораздо ниже, чем, например, затрачивают американцы, которые остались на тех же принципах силового доминирования, поэтому у них такой огромный бюджет, им нужно содержать огромное количество баз, огромное количество военнослужащих, оплачивать их, как говорится, труд, тратить деньги на их подготовку, давать деньги своим сателлитам. Они все время жалуются, что НАТО им мало платит, страны НАТО, давайте платите больше. Они завязаны на этих принципах, а мы перешли на другие принципы. На тех же принципах, кстати, свою армию строит и Китай, поэтому мы действительно представляем для них определенную опасность, потому что мы не участвуем в гонке вооружений, мы не собираемся разорять собственный бюджет и собственный народ, мы построили именно ту оборону, которая нам позволит отразить любой удар, в том числе если они соберутся все вместе.

Оксана Галькевич: У нас люди просто переживают знаете почему? Потому что мы не знаем на самом деле, каков объем финансирования этих закрытых статей, в общем, насколько участвуем…

Константин Чуриков: А лучше не знать, хорошо, что закрыто, Оксана, спим спокойно.

Оксана Галькевич: Да? Ну хорошо.

Давайте выслушаем Архангельск, Игорь, наш телезритель, у нас на связи. Игорь, здравствуйте.

Зритель: Алло.

Оксана Галькевич: Алло, говорите, пожалуйста.

Константин Чуриков: Говорите, пожалуйста, Игорь.

Зритель: Слышите меня, да?

Константин Чуриков: Великолепно.

Зритель: Вот я хотел вопрос гостю задать. У нас же атомные лодки по всему миру, во всех морях и океанах практически. Там ведь подлетное время до США вообще минуты. Зачем вот эти сухопутные ракеты еще развивать? Достаточно того, что уже все есть. Я на флоте сам служил, я сталкивался, просто хорошо знают это все.

Константин Чуриков: Ну вы нам всех секретов-то, Игорь, не рассказывайте. Мы вас поняли, спасибо.

Алексей Леонков: Ну понятно. Давайте объясню. Дело в том, что все думают, что если начинается глобальный конфликт с применением ядерного оружия, что все заканчивается именно обменами ударов: ракеты постреляли, на этом война закончилась. Нет, война продолжается как раз теми войсками, которые лучше защищены, чем гражданское население, они продолжают боевые действия, все кто остались, и ведут, как говорится, атаку или захват тех территорий, ради которых вообще этот конфликт затевался. Наши, скажем так, ракетоносцы подводные выполняли только часть задач по отражению и формированию так называемого ответного удара, но основное, как говорится, продолжительность боевых действий ложилось как раз на части сухопутных войск, на части ВВС, которые оставались еще дееспособными, в том числе такие же части и подразделения оставались и у нашего вероятного противника. Даже в годы Советского Союза, когда в Европе разворачивался основной театр военных действий, это было во всех документах, как в странах НАТО, так и в странах Варшавского договора.

Оксана Галькевич: Оживилась у нас аудитория, Петербург теперь на связи, тоже хочет высказаться. Давайте Александру дадим такую возможность. Александр, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Говорите.

Зритель: Алло, здравствуйте. Я бы хотел задать вопрос. Вот мы говорим, что у нас такая отличная армия. Но вот сейчас по окончании войны в Сирии на «Mail.ru» было выброшено видео о том, как израильская авиация благополучно уничтожает наш комплекс ЗРПК «Панцирь-С». Вот я бы хотел прокомментировать, то ли он был без боеприпасов, как вот это возможно? Нам расхваливают, какой это классный комплекс.

Потом вот я, например, читал, что в Америке и в Англии активно занимаются разработкой военных атмосферных космических самолетов, например, некий «Skylon» аппарат. Вот что у нас по этому поводу есть? Это я к тому, что Путин, например, собирается разрабатывать программу Ту-244, реактивного самолета, десятки миллиардов спускать, аналог «Конкорда» и прочего. Не лучше ли вот этим заняться? И потом как-то наши военные иногда не понимают, что им надо, например, в военно-морском флоте. Вот несколько лет назад в «Комсомольской правде»…

Константин Чуриков: Какой подкованный зритель.

Зритель: …был наш проект атомного авианосца без катапульт – это какое-то… Мы проектируем непонятно что.

Константин Чуриков: Спасибо, Александр.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо за ваши вопросы, их уже много.

Алексей Леонков: Да, очень много вопросов. Давайте немножко начнем так, что на самом деле развитие Вооруженных сил у нас идет согласно принятых программ, перевооружение у нас согласно государственной программе вооружений 2020 и 2027, то есть все поступления военной техники, новой военной техники, модернизация существующей идет программным, плановым путем.

Теперь про «Панцирь», который несколько раз Израиль показывал кадры. На самом деле там, скажем так, не ошибка техники, что она какая-то неспособная посбивать какие-то комплексы, которые против нее действуют, просто она в обоих случаях находилась не в рабочем состоянии, это головотяпство со стороны сирийских специалистов, которые оставили технику, истратившую свой боезапас, без прикрытия. Если бы там были наши специалисты, наверное, этого момента не произошло бы. Но, видимо, там с дисциплиной сирийской армии еще нужно, как говорится, разбираться, говорить сирийским специалистам, что если им хочется терять наши комплексы, то они могут действовать и дальше, либо они будут действовать так, как учат наши специалисты.

Если мы говорим про флот, то действительно по фоту есть множество программ, но исходя из той же доктрины оборонной достаточности у нас вообще первое время творился некий бардак. У нас, если мы посчитаем по количеству различных кораблей и подводных лодок, насчитывается свыше 27 видов, которые выполняют разные задачи, некоторые еще с советских времен. Их флот обязан содержать в боеспособном состоянии несмотря на то, что, скажем, предприятия, которые их снабжали, находятся уже за границей, вообще не в дружественных нам государствах. Поэтому сейчас эта программа пересматривается, у нас есть программа по строительству флота, где определены основные типы и виды кораблей надводных, а также подводных лодок, которые составят основу нашего флота, действующего в океанской зоне, это будет один набор кораблей, и в так называемой морской зоне, там будет другой набор кораблей. Все они будут действовать во взаимодействии с сухопутными войсками, а также с войсками береговой обороны и воздушно-космическими силами. Все это в совокупности, все наши Вооруженные силы объединены в единую систему, автоматизированную систему управления войсками, во главе которой стоит Национальный центр управления обороной.

Оксана Галькевич: И это наш щит такой, да?

Алексей Леонков: Да, мы эту систему сейчас запускаем и успешно тестируем.

Константин Чуриков: Алексей Петрович, если мы с вами столько, руководство страны столько начинает говорить об оружии, обсуждать все вот это, характеристики этого оружия, не означает ли это, что дипломаты работают плохо между собой? Как вы думаете, в чем наши в том числе дипломаты недоработали?

Алексей Леонков: Я не считаю, что наши дипломаты недорабатывают. Просто, скажем, наши оппоненты неожиданно меняют свой взгляд на вещи. То есть мы сейчас с вами наблюдаем фактически демонтаж однополярного мира, в котором доминировала только одна страна, чье мнение всегда было основным и непререкаемым. Дело в том, что ситуация изменилась. Мы видели крушение двуполярного мира, СССР и США, а сейчас мы видим, что мир меняется, мир становится многополярным. И понятное дело, представители однополярного мира не хотят мириться с этим, поэтому договоренности с ними идут вот по такому сложному сценарию. И когда уже дипломаты, как говорится, исчерпали свои аргументы, тогда вступает в действие наше Министерство обороны. Даже футболка такая была, помните: «Не хотите разговаривать с Лавровым, будете разговаривать с Шойгу».

Оксана Галькевич: Главное чтобы не заговорили снова пушки.

Очень мало времени остается, давайте еще выслушаем один регион, Краснодарский край, Александр у нас на связи. Здравствуйте, говорите, пожалуйста, если можно, коротко очень.

Зритель: Здравствуйте. Алексей, вот такой вопрос. Вот нам американцы постоянно санкциями угрожают и так далее, и тому подобное. Почему тогда мы продаем двигатели на космические корабли?

Оксана Галькевич: Да.

Зритель: Это первый вопрос. И второе…

Оксана Галькевич: Александр, времени очень мало…

Зритель: Если они постоянно нас унижают своими санкциями, почему нам не объединиться с Китаем, с Индией, с Ираном, с другими государствами и проучить в конце концов Америку?

Оксана Галькевич: Да, все, спасибо.

Константин Чуриков: Да, но готов ли с нами Китай объединяться.

Оксана Галькевич: Почему мы торгуем с ними таким серьезным вооружением?

Алексей Леонков: Вы знаете, в принципе то, что у нас идет в космической области, – это одна из тех ниточек, которая пока нас связывает с США и позволяет хоть как-то хоть через нее вести…

Константин Чуриков: Эта ниточка все тоньше, они уже сами свои корабли пристыковывают к МКС.

Алексей Леонков: Да, они пытаются, понятно, ее разорвать и полностью нас…

Оксана Галькевич: А коалиция с Китаем и прочими государствами?

Алексей Леонков: А по поводу коалиции с Китаем, Индией, Ираном, она идет у нас планово, то есть есть и страны БРИКС, есть страны ШОС, есть единый экономический проект, то есть мы сближаемся не только по экономическим проектам, но есть и военно-техническое сотрудничество. У нас есть поставки вооружений и в Китай, и в Индию, мы проводим совместные учения. Если вспомнить учения «Восток-2018», то там впервые с нами китайцы участвовали как единое целое.

Оксана Галькевич: Спасибо большое. Алексей Петрович, вы знаете, очень многие наши телезрители пишут, что у вас удивительное сходство с лидером одной латиноамериканской страны…

Алексей Леонков: Да, buenas tardes, amigos.

Оксана Галькевич: Но это был не Мадуро, не Николас Мадуро, это был Алексей Петрович Леонков, друзья, военный эксперт, редактор журнала «Арсенал Отечества».

Константин Чуриков: Спасибо большое, Алексей.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео