Алексей Мухин: Взятие Киева – вишенка на торте, ведь судьба украинского нацизма решается на Донбассе

Гости
Константин Сивков
заместитель президента Российской Академии ракетных и артиллерийских наук по информационной политике, доктор военных наук
Алексей Мухин
генеральный директор Центра политической информации

Константин Чуриков: Начнем с главной темы последних месяцев – с противостояния России и Запада. Много всяких разных сообщений приходит. РИА Новости сообщает: «Глава Чечни Рамзан Кадыров заявил, что Россия на 100% идет по плану» в отношении спецоперации, и конечно же, Украина будет освобождена.
Приходят сообщения, что в «Болгарии сейчас начались протесты сотрудников общественного транспорта» – все это происходит из-за роста цен на бензин.
Ну, вот предупреждали, что рост цен на бензин, на продукты питания, вообще на все будет, если такие санкции против Российской Федерации вводить.
И кроме того очень много сейчас разных новостей о новых видах вооружения, которые применяет наша армия. Вот, собственно, с вооружений и начнем.
У нас сейчас на связи Константин Сивков, заместитель президента Российской Академии ракетных и артиллерийских наук по информационной политике, доктор военных наук. Константин Валентинович, здравствуйте!
Константин Сивков: Здравствуйте!
Константин Чуриков: Вчера, к сожалению, связь нас подвела, не смогли договорить. Вы знаете, хочу вас спросить по поводу нового вооружения. Во-первых, пришла информация о том, что российские военные применили на Украине боевые машины огневой поддержки «Терминатор». Это что за машины такие и зачем они нужны? Расскажите, пожалуйста.
Константин Сивков: Значит, боевая машина поддержки танков «Терминатор» (БМПТ) предназначена для решения задач подавления систем противотанковой обороны, если вот так, в сжатом виде говорить. Она имеет комплексную систему вооружения, которая обеспечивает уничтожение в первую очередь противотанковую связь пехоты.
Как известно, сегодня Украина имеет ограниченный состав бронетанковой техники, поэтому главным противником и ... противником для наших танков является именно противотанковое вооружение пехоты, в частности ракетные комплексы «Джавелин».
БМПТ «Терминатор» сделан на базе танка. Он имеет хорошее бронирование, соответствующее танку, поэтому он защищен в противотанковом отношении. Но плюс к тому же, в отличие от танка, который имеет, по сути дела, крупнокалиберное орудие и пулемет к нему для подавления противотанковой обороны, комплекс вооружения «Терминатор» намного больше.
Во-первых, там имеется спаренная система 30-тимиллимитровых пушек, что будет намного более эффективно для уничтожения находящихся в укрытиях полевого типа и находящихся просто в поле неприкрытых бойцов, вооруженных противотанковыми комплексами.
«Терминатор» имеет гранатомет; два гранатомета по типу АГС-17 «Пламя» 40-миллимитровых, но только более совершенных и последней модели, которые позволяют на расстоянии 400-500 и более метров (там много больше) обеспечивать поражение таких же объектов, но только уже находящихся в окопах, лежащих в поле, находящихся, так сказать...
Константин Чуриков: То есть спрятаться теперь от нас им будет гораздо сложнее.
Константин Валентинович, еще хотел спросить. Тут у нас еще, оказывается, сказал вице-премьер Борисов, – что «мы испытали лазер, способный за пять секунд сжигать беспилотники». Вот, кстати говоря, фактор беспилотников в этой специальной операции – насколько он, скажем так, мешает нам? Вот эти «Байрактары» про которые мы каждый день слышим, это вообще сильное обременение для нас?
Константин Сивков: Вы меня несколько перебили.
Константин Чуриков: Извините, пожалуйста.
Константин Сивков: Насчет комплексного вот этого вооружения – обеспечивает подавление пехоты, которая оказывает противодействие танкам, против которого применять пулемет – слишком слаб танковый, а орудие ... обладает избыточной мощью и предназначено для решения других задач. Для этого вот как раз и эффективнее.
Теперь по лазерам. Значит, беспилотников большое количество самых разных: есть беспилотники очень маленькие, есть большие. Вот «Байрактар», это беспилотник средний, и он уничтожается зенитными ракетными комплексами.
А вот что касается малых беспилотников, тут действительно проблема – ракету на нее не потратишь, стрелковым оружием тоже можно его поразить и поражают его успешно стрелковым оружием, но вероятность попадания ниже, да и расход боекомплекта будет больше.
А вот что касается лазера, то тут намного эффективнее. Действительно, лазер может по малогабаритному беспилотнику просто его сжечь. Для этого потребуется экспозиция, вот как говорят, пять секунд. Это очень надежное, эффективное оружие. Но надо иметь в виду при этом, что лазерное оружие сильно зависит от метеоусловий и прозрачности атмосферы. Понятно, да?
Константин Чуриков: Да.
Константин Сивков: Вот. Поэтому тоже есть определенные ограничения на применение. С другой стороны, беспилотник, работающий тоже с использованием оптикоэлектронных средств, он тоже может эффективно работать только в условиях ясной атмосферы. Поэтому тут, как говорится, взаимная зависимость, и лазер будет применяться против этой ... очень эффективно.
Надо добавить еще одно, что на беспилотниках стоят телекамеры, то, что называется оптикоэлектронные средства ведения разведки или выдачи целеуказания или обеспечение применения оружия, поэтому даже небольшой по мощности лазер может эту оптикоэлектронную систему вывести из строя, и после этого беспилотник бесполезен.
Константин Чуриков: Константин Валентинович, а мы уверены, что, например, там украинцы или те, кто ими там командует, они не шпионят за нашими войсками с помощью тех же самых беспилотников? То есть где эта уверенность и что позволяет как раз-таки отслеживать их местонахождение?
Константин Сивков: Беспилотники только для этого и предназначены. ... Сообщают там об уничтожении 13-ти, 10-ти, 15-ти, 20-ти беспилотников. Это вот как раз они этим и занимаются. И их уничтожают стрелково-пушечным вооружением.
А «Байрактар» – это крупная машина, ... она уничтожается зенитным ракетным огнем. Я хочу обратить внимание и еще раз подчеркнуть, что «Байрактар» в условиях противовоздушной обороны, хорошо организованной, неэффективен абсолютно. Примером того может служить как раз операция на Украине.
И вспомните, как был эффективен «Байрактар» в условиях, когда не было противодействия средств противовоздушной обороны – имеется в виду Нагорный Карабах. Тогда была сделана легенда о «Байрактаре». Но сейчас она развеяна полностью.
«Байрактар» – малоэффективное оружие при ведении современной войны. Она ведется не против людей, которые не имеют средств ПВО.
Константин Чуриков: Так, еще вопрос. Были сообщения, что американцы сливают данные о местонахождении наших войск, о наших позициях, о том, где мы размещаем вооружение. Вот для того, чтобы они этого не делали, нам поможет боевой лазерный комплекс «Пересвет»? Расскажите, пожалуйста, о нем. Сегодня пришла информация, что «он серийно поставляется в войска», – заявил Юрий Борисов.
Константин Сивков: Да, да. Он может помочь. Но надо четко понимать, о чем идет речь. Значит, ценность информации меняется в зависимости от задач.
Если, скажем, в задаче речь идет о перегруппировках войск, то ценность представляет информация, даже устаревшая на день или там на несколько часов. А если нужно выдать целеуказание на автомобильные цели с использованием для артиллерии, то там данные устаревают буквально в считанные минуты, и они уже непригодны.
Когда речь идет об американской поддержке, то в первую очередь на первый план выходит, конечно, система космической разведки – это спутники типа KeyHole разных модификаций; последние которые, там, по-моему, их уже за сотню перевалило. И эти спутники KeyHole – время доведения информации составляет до собственно оперативных штабов на Украине несколько часов.
Понятно совершенно, что для оперативного применения артиллерии, выдачи целеуказания какому-то другому оружию это ничего не дает. Это имеет только оперативное значение.
А когда речь идет о том, чтобы выдавать целеуказания для артиллерии, для применения ракет «Точка-У», других систем, им нужны системы, которые позволяют более быстро выдавать целеуказания в очень короткие сроки. Вот для этого и существуют вот эти самые беспилотники и самолеты-разведчики. Ну, как вы знаете, украинские самолеты-разведчики у них не летают – они сбиваются. А беспилотники используются.
Еще американцы могут использовать для выдачи целеуказания самолеты системы Е8 (типа E-8) из системы JSTARS. Это разведывательно-ударный комплекс, созданный американцами в свое время, еще в давние времена, лет 40 тому назад. Он достаточно эффективный, позволяет быстро выдавать целеуказания, оперативно, с обнаружением цели сразу же выдавать целеуказания на...
Но ... потому что, во-первых, данные здесь JSTARS не позволяет контролировать территорию Украины, где расположены наши войска, потому что в этом случае он будет просто сбит. А во-вторых, нет обеспечения системы автоматизированной передачи данных на артиллерию Украины.
Константин Чуриков: Вот это очень хорошо, да.
Константин Сивков: Поэтому, если говорить об украинцах, об этой американской поддержке, это лишь главным образом это оперативные данные для действия войск, ну, и ограниченные данные по прибрежной полосе.
Константин Чуриков: Константин Валентинович, я человек гражданский, не военный, но обратил внимание, что, судя по той информации, которую передает Минобороны, в принципе, скажем так, размах наших действий растет.
Во всяком случае, вчера была информация про то, что подо Львовом уничтожен какой-то склад техники, если я ничего не путаю, под Одессой. То есть, в принципе, вот географически как-то вот расширяется спецоперация. У вас есть такое ощущение?
Константин Сивков: Нет, она не расширяется. Это уже на протяжении где-то полутора месяцев постоянно идет воздействие на всю глубину территории Украины. Вспомните, еще там, где-то через месяц после начала боевых действий был нанесен удар по западным наемникам...
Константин Чуриков: На полигоне, да.
Константин Сивков: На полигоне. Так что все это идет нормально. Просто речь идет о том, что активные боевые действия, наиболее интенсивные боевые действия, ведутся в зоне вот этой самой Донбасской дуги. Даже с Харьковского направления наши ввели оттуда силы для того, чтобы решить задачу Донбасса.
На Донбассе там находятся основные силы ВСУ. Вот только лишь в районе Авдеевки, по данным разных источников, там от нескольких порядка до 30 тысяч человек могло быть окруженных. Та же самая картина в районе Лисичанска и прилегающих территорий – там тоже полуокружение тоже крупной группировки. Поэтому с разгромом этой группировки собственно боеспособных сил у Украины не останется.
Но это и видно по характеру действий. Поэтому вот эти попытки контрударов, которые они предпринимают, это скорее, я бы сказал, эти контрудары имеют чисто политическое значение, нежели военное. С военной точки зрения они даже негативное значение имеют, поскольку сопровождаются очень большими потерями.
А основная задача этих ударов по глубине территории Украины состоит в том, чтобы воспрепятствовать подходу резервов, формированию резервов и не допустить поставок дополнительного вооружения, поставок вооружения и военной техники в зону боевых действий. Вот, собственно, и все. Классическая схема так называемой борьбы со вторыми эшелонами.
На той территории украинцы сейчас проводят уже третью волну мобилизации и предполагают собрать до миллиона человек, в чем я, правда, сильно сомневаюсь.
Константин Чуриков: Это придется уже 70-летних призывать, наверное, там 80-летних.
Константин Сивков: Если они соберут эту массу людей, вопрос, чем ее вооружать?
Вот если посмотреть тот состав техники, которая поставляется в ВСУ с Запада, то получается, что вот если брать наиболее крупные поставки – это 200 бронетранспортеров М113-х и 200 танков, из которых уже 28 уничтожено; из Польши. Причем танки устаревшие, очень устаревшие – это Т-72М экспортная версия, самая ранняя версия наших советских танков Т-72, да еще плюс в экспортном варианте.
Так вот, представьте себе миллион человек. Это, считайте, три фронта времен Великой Отечественной войны. Три фронта. И на эти три фронта – 200 бронетранспортеров и 200 танков. Получается, даже на дивизию нет полноценную. А тут целых три фронта.
То есть это, по сути дела, люди будут вооружены практически исключительно стрелковым вооружением, не имея никакой хорошей, мало-мальски приемлемой технической базы. Я имею в виду, хотя бы даже в достаточном количестве автомобилей повышенной проходимости не будет у них, не говоря уже о бронетранспортерах.
И это люди, которые будут, по сути дела, обречены на гибель в войне с высокотехнологичным противником, каковым являются российские вооруженные силы для них.
Константин Чуриков: Ну что, тогда всем нам сил, терпения. Особенно, конечно, сил и стойкости тем, кто на передовой. Мы с ними!
Спасибо большое! Спасибо, Константин Валентинович. Константин Сивков, заместитель президента Российской Академии ракетных и артиллерийских наук по информационной политике, доктор военных наук.
Очень много сообщений. Чуть позже, я думаю, на эти вопросы ответим. Сейчас к нам присоединяется Алексей Мухин, генеральный директор политической информации. Алексей Алексеевич, здравствуйте!
Алексей Мухин: Здравствуйте! Я, конечно, генеральный директор политической информации, но лучше Центра политической информации.
Константин Чуриков: Генеральный директор Центра политической информации. Прошу прощения! Зарапортовался, как говорят в армии.
Эсэмэс из Ростовской области. Сразу вопрос вам, потому что, мне кажется, он политический: «Почему не берут Киев, где Зеленский разгуливает по улицам?», – Алексей Алексеевич?
Алексей Мухин: Просто никто никуда не торопится. Взятие Киева – это вишенка на торте, потому что сейчас судьба нацизма на Украине решается на Донбассе. И, как совершенно правильно описал Константин Сивков, до этого идет планомерное перемалывание и уничтожение именно личного состава нацбатальонов и ВСУ, которые, по сути, еще стоят на достаточно такой скользкой политической дорожке. Они, по сути, отстаивают, охраняют и развивают нацизм.
Вот эта борьба с нацизмом, собственно, это и есть содержание специальной военной операции. Что касается самой концепции специальной военной операции, то тут нужно четко понимать: целью России является сбережение личного состава. Мы воюем малым составом – группировка не доходит до 150 тысяч. Потери минимальны с российской стороны.
С украинской стороны потери больше, потому что там другая цель: цель не минимизация потерь, а цель как раз наоборот – максимизировать эти потери не только среди личного состава ВСУ и нацбатов, Киевская власть, собственно, очень наглядно это демонстрирует, но и разрушение гражданской инфраструктуры, т.е. создание гуманитарной катастрофы не только в регионе, но и на Украине в целом.
Для чего это нужно? Цель, можно сказать, сатанинская. Потому что под это очень хорошо дают деньги. Дают во это вооружение, которое опять же продается, в том числе в третьи страны на черных рынках. Интернет-торговля оружием на Украине сейчас просто процветает: оружие продают массово.
И у тех, кто поставляет оружие на территорию Украины, у европейский наших партнеров, у американских, как вы заметили, уже начинает возникать вопросы: «А собственно, что происходит?» Вот крайнее обогащение верхушки украинской команды Зеленского – оно налицо, и оно уже фиксируется соответствующими фискальными органами не только России, но и западных стран.
Константин Чуриков: Вы хотите сказать, в принципе, наступит тот момент, когда Зеленский перестанет быть нужным Западу? Вообще такой сценарий, наверное, рассматривается? Нет?
Алексей Мухин: Это обязательно будет. Только я думаю, что Зеленского будут использовать и дальше, но как главу Украины в изгнании. Вообще же сам Зеленский, судя по логике действий его команды, он рассчитывает на долгое пребывание на должности главы Украины, ну, хоть тушкой, хоть чучелком, как говорили в советское время.
Это не обязательно будет Киев. Это может быть Львов. Это может быть какая-то, я не знаю, администрация, специально созданная под него. Причем западная часть Украины, судя по всему, может быть оккупирована польскими войсками. Как мы сейчас уже видим, политическая подготовка идет для этого.
Во всяком случае, заявления премьера, президента Польши говорят именно об этом. Поэтому очень внимательно нужно следить за руками наших западных партнеров, наших украинских оппонентов. И думаю, что мы сейчас получаем совершенно полную и очень четкую, релевантную картину того, что происходит на Украине и в ходе специальной военной операции.
Константин Чуриков: А как вы думаете, мы вообще допустим, скажем так, вот эту миротворческую в кавычках миссию Польши на Украине? Вообще, какие дальнейшие сценарии? Давайте об этом поговорим, потому что понятно, что спецоперация идет, идет успешно. Да, хотелось всем побыстрее, да. Скоро только кошки родятся. Вот дальше с этими делами, интересами поляков как быть?
Алексей Мухин: На данном этапе существует четкое устойчивое непонимание со стороны западных партнеров, во всяком случае в Европе, того, что же дальше будет. И они на самом деле очень надеются на разъяснение с российской стороны. Судя по всему, Россия всерьез принялась за процесс демилитаризации, денацификации Украины.
И наши европейские партнеры очень беспокоятся, что эти демилитаризация и денацификация пойдут дальше. Вы, наверное, заметили, что и Прибалтика, и Польша запросили сейчас у НАТО подкрепление. То есть они всерьез считают, что Россия может двинуться дальше после Украины.
Но на самом деле этот страх носит опять же, очень прагматичный характер, потому что эти страны решили под сурдинку просто на своей территории повысить, развить военную инфраструктуру, пользуясь тем, что вот такая сложилась ситуация на Украине.
Но на данном этапе, безусловно, просматривается сценарий раздела зон влияния на Украине. Причем здесь возможны очень разные варианты. Все зависит от того, насколько успешными будут действия российских военнослужащих в ходе специальной военной операции в ближайшие месяц-два. Вот за месяц-два решится судьба собственно Украины и что она будет из себя представлять.
Вряд ли она, конечно, войдет в Европейский союз. Европейский страны... С трудом я представляю, что они взвалят на себя обязанность восстанавливать то, что ВСУ и нацбаты разрушили на Украине.
Константин Чуриков: Они уже и так все карманы вывернули. Я уже видел в интернете, там люди присылают чеки в эстонских, по-моему, магазинах, там уже 25 € на Украину пробивают. Вот так вот, 25 € заплати просто за Украину.
Алексей Мухин: Ну, это называется, да, фактически это называется рэкет. То, чем занимается Украина в Европе и пытается заниматься в США – это рэкет. И реакция у простого населения и у многих уже западных политиков она именно такая, как реакция на рэкетиров. Тем более, что количество украинских мигрантов в страны Европы будет увеличиваться. Сейчас это порядка 5 000 000, прогнозируют порядка 10 000 000.
То есть в два раза увеличится с соответствующими вытекающими отсюда последствиями: криминализация Европы, создание очень мощных этнических группировок на территории разные европейский стран, которые будут торговать оружием, женщинами, наркотиками и т.д. То есть ситуация на самом деле неприглядная, если рассуждать в смысле сценариев, что произойдет дальше с европейскими странами, включая и Украину.
Константин Чуриков: Ну да, кроме того, они еще не знают, что для того, чтобы в любой европейской стране найти работу хотя бы, нужно знать язык. Язык нужно знать на очень хорошем уровне, а без языка не берут, даже если ты гражданин Украины.
Алексей Алексеевич, я хочу вам тот же самый вопрос задать, который задаю в последние дни разным гостям нашего эфира. Вот смотрите, хорошо, сценарий двух Украин. Вот одна Украина, предположим, за Россию, пророссийская, а другая Украина все равно же будет антироссийской. Вот нас это устроит или нет? Или все-таки идти до конца, чтобы Украина была одна, но Украина больше не была АнтиРоссией?
Алексей Мухин: Есть варианты относительно того, чтоб Украина сохранилась как государство. Но оно должно стать суверенным и дружественным и в отношении России, и в отношении Европы. То есть, по сути, речь идет о полном переформатировании политической системы Украины. На данном этапе это представляется трудноосуществимой задачей, но возможной.
Все, кстати, зависит от упорства наших западных партнеров. Если они и дальше будут вкатывать на Украину такое количество вооружений и наемников, то я вполне допускаю, что Украина будет свободной в прямом смысле слова от западных ценностей. Имеется в виду «западных ценностей» в кавычках – я имею в виду нацизм, антироссийскую направленность и т.д.
Здесь вариант с тем, что Украина сохранится как государство, но будет очень дружественной по отношению к России, если вы понимаете, о чем я говорю, он – да, он превалирует. Если у Запада хватит ума пытаться договориться на каком-то этапе, то вполне вероятно, что будут существовать две Украины.
Константин Чуриков: Я думаю, что, скажем так, города и области, которые мы освобождаем, в частности, Херсон, Херсонская область, да, не для того мы, как говорится, ставили там наш флаг и говорили, что теперь мы вместе, для того чтобы, так сказать, отпустить, упустить и опять-таки напугать местное население, что опять какая-то другая власть придет, что-то переменится и т.д.
Алексей Мухин: Вы, наверное, заметили, что западные акторы (я не буду называть их пофамильно, хотя список известен) уже говорят о том, что они в любом случае не признают любые территориальные изменения, которые произойдут по окончании специальной военной операции.
Но здесь надо учитывать, что их мнение политически ничтожно. И я думаю, что мы действительно должны исходить из соображений собственной безопасности, когда формируем на евразийском пространстве эту самую коллективную безопасность. Думаю, что в кои-то веки Россия свои национальные интересы начала ставить во главе угла.
Я думаю, что эта практика полезна, и она очень хорошо отрезвляет наших оппонентов, которые, видимо, забыли историю XX века, историю двух великий войн. Я думаю, что пришло время напомнить.
Константин Чуриков: Хочу вас еще спросить не столько про Швецию и Финляндию, которые сегодня подали уже официально заявки на вступление в НАТО, а про Турцию, которая, по данным западных СМИ, сейчас начинает торговаться, за сколько она отдаст, продаст свое согласие на вступление этих стран в НАТО. Вот что это за позиция турецкая? Как нам к этом относиться?
Алексей Мухин: Честно говоря, это выглядит поганенько, потому что Турция торгуется. И очевидно, что в конце она все-таки сдастся, но встает вопрос: за сколько. То есть знаменитый диалог английской королевы и Бернарда Шоу принимает весьма пикантные очертания в этой связи. Но мы посмотрим, потому что это на самом деле внутринатовское дело, с одной стороны.
А с другой стороны, присоединение Финляндии и Швеции к НАТО – это очень серьезный вызов России, а именно Северному морскому пути. Потому что нам необходимо будет отвечать на это. И ответ будет очень, скажем так, очень объемным, качественным, что, естественно, не понравится странам Северной Европы. Они будут в дальнейшем кричать о том, что «Вот видите, российская угроза!» и т.д.
Нет, ребята, телегу ставить впереди лошади не нужно. Именно вы, игнорируя свой нейтральный статус, который мы действительно уважаем и уважали до вашего вступления в НАТО, в Альянс – этот статус был вашей ценностью.
То есть на самом деле страны Северной Европы отказались от еще одной своей ценности и достоинства. Судьба Финляндии и Швеции в данном случае незавидна, потому что все страны, которые вступают в НАТО, подпадают под очень серьезное военно-политическое влияние США и начинают становиться странами-лимитрофами, то есть странами, которые исполняют прихоти и хотелки тех, кто считает себя в Альянсе доминирующей страной, – а это США.
То есть дальше Швеция и Финляндия будут банально пытаться конфликтовать с Россией, строить козни на Северном морском пути и дальше делать разные гадости в Арктическом регионе. К сожалению, это будет для них иметь очень печальные последствия – снижение общего уровня безопасности. Дальше – конфликты между гражданским обществом и руководством, которое их втащило в эту странную и очень порочную ситуацию.
Турбулентность: я напомню, что в Швеции громадное количество мигрантов, и уровень насилия там чуть ли не первый в Европе на улицах, я имею в виду. Финляндия пока тихая гавань, но вступление Финляндии в НАТО и потеря нейтрального статуса ставит некоторые, я напомню, территориальные проблемы между Россией и Финляндией. И нам предстоит очень долгий и мучительный диалог. И на самом деле Финляндия поставила себя в очень уязвимую позицию сейчас.
Константин Чуриков: Так, вот с этого места поподробнее. Алексей Алексеевич, это очень важно и интересно, потому что это, в принципе, относит нас к тому, что может происходить, ну так, через несколько месяцев, да?
Алексей Мухин: Да. Когда мы в 1946-1948 гг. с Финляндией договаривались о ее нейтральном статусе, мы уступили Финляндии ряд территорий и создали режим такого взаимодействия на ряде территорий. Теперь этот режим отменен вступлением в НАТО и потерей нейтрального статуса. И нам предстоят переговоры очень неприятные с Финляндией.
И она, конечно, рассчитывает, что США защитят, помогут и т.д. Но нет. Потому это наши североевропейские дела. И мы здесь, скорее всего, встанем в принципиальную позицию и будем отстаивать не только целостность наших территорий, но и безопасность наших городов, в частности Санкт-Петербурга.
Константин Чуриков: Так. Вот, вы помните, что несколько дней назад МИД отправил предупреждение, по-моему, Финляндии и Швеции о том, что в случае вступления в НАТО последуют военно-технические ответы и меры иного характера. Как вам кажется, что имеется в виду? Какие могут быть вот эти военно-технические ответы и меры иного характера?
Алексей Мухин: Попросту говоря, Финляндия и Швеция становятся целями для российских ядерных ракет. То есть силы ядерного сдерживания теперь расставят новые акценты безопасности России в регионе, что, безусловно, сделает население этих стран, к сожалению, заложниками политических решений их руководства. То есть будут они вести себя в отношении России подчеркнуто агрессивно и антироссийски, ну, извините, ребята, они станут законными целями, что называется.
Поэтому я думаю, что здесь страны, которые принимали это странное решение, кстати, в обход референдумов, что надо подчеркнуть, – то есть это было политическое решение руководства этих стран, что, кстати, ставит вопрос об ангажированности этих решений. Вот все это по совокупности приводит к нестабильности в регионе.
А с учетом того, что Арктика – это перспективная территория для добычи полезных ископаемых, для логистики из Азии в том числе, количество интересантов здесь очень сильно растет. И, кстати, вступление Швеции и Финляндии вполне может помочь определиться Китаю и Индии, которые в русской Арктике – партнеры России (и очень заинтересованные партнеры), определиться в отношении и специальной военной операции, и в отношении антироссийских санкций.
Кстати, вот этот альянс России, Китая и Индии, и, возможно, Ирана, он снимает практически все вопросы по мировой безопасности и санкционному дальнейшему воздействию. Потому что, если эти страны объединятся, оно станет бессмысленным. Я очень надеюсь, что это произойдет уже в ближайшее время.
Константин Чуриков: Вот, как раз по этому поводу хотел задать вам последний вопрос: не пора ли нам сколотить такую антинатовскую, уже извините, военную коалицию? Вот на днях, по-моему, белорусский министр сказал, что ОДКБ с течением времени пополнится многими другими странами.
Не пора ли это делать сейчас? Потому что вот, я читаю, что США в очередной раз, значит, готовы идти на дальнейшее смягчение санкций в отношении Венесуэлы: там разнюхивают, приезжают, уговаривают, там уже идут переговоры с оппозицией. Нам же это все не надо, нам это не нужно, да?
Нам нужна, наверное, пророссийски настроенная, извините, Латинская Америка, а там, между прочим, Соединенные Штаты очень не любят, я знаю. Там Африка, и т.д. Как бы нам это все уже начать делать сейчас, Алексей Алексеевич?
Алексей Мухин: Это нужно было делать позавчера. Ну, а сейчас тоже, в общем, не поздно. Надо сказать, что российское руководство в этом направлении работало, но, к сожалению, те плюшки, которые были предложены нашим китайским, индийским и даже иранским партнерам, они в какой-то момент перевесили. И эти страны заколебались. Они стали думать, что можно торговаться с США, Британией и т.д., можно выторговать больше.
Напрасно, наверное, говорить, что эти ожидания, конечно, будут обмануты. Запад всегда обманывает своих возможных потенциальных союзников и всегда делает их просто подчиненными. Я думаю, что Индия и Китай это уже поняли. Иран-то понял это давно уже, а Индия и Китай находятся в процессе понимания сейчас.
Несмотря на то, что Индия входит в QUAD, а Китай совершенно четко ощущает вот эту направленность против него AUKUS – нового регионального военного союза в Тихом океане. Я думаю, что сейчас определенный такой момент истины. И как раз вступление Швеции и Финляндии в НАТО, оно может быть последней каплей, которая перевесит эту самую чашу.
Если не перевесит, то, к сожалению, мы обречены на очень долгий, мучительный и губительный для мировой экономики и мировой безопасности процесс, который может закончиться, кстати, и вообще разрушением нашей цивилизации в результате обмена ядерными ударами. Так что, ребята, надо принимать решения.
Константин Чуриков: Надо. Спасибо большое, Алексей Алексеевич. Алексей Мухин, генеральный директор Центра политической информации был у нас в эфире. Продолжим «ОТРажение» через секунду.