Алексей Петропольский: Кто сегодня хороший маркетолог, у того и микробизнес разрастается в крупную компанию

Алексей Петропольский: Кто сегодня хороший маркетолог, у того и микробизнес разрастается в крупную компанию
Социализм - модель будущего. Кризисоустойчивое поколение. Нефть: что будет со спросом и ценами? Выплаты врачам и ресурсы здравоохранения
Сказка «Зимовье зверей». Читает ведущий ОТР Пётр Кузнецов
Быть или не быть в России социализму после кризиса?
Сергей Лесков: У Трампа один реальный соперник – коронавирус. Ему он может проиграть
Станислав Митрахович: Сделка ОПЕК+ – это что-то вроде перемирия на время. Нам придётся либо сокращать добычу нефти, либо ждать, когда уйдёт коронавирус
Михаил Беляев: Молодое поколение зарабатывает меньше, чем старшее, но оно умеет планировать и обращаться с деньгами рачительно
Европа на самоизоляции. Жители Бергена (Норвегия) и Порту (Португалия) - о ситуации в своих странах
Зарядка с кикбоксером из Читы
Не знаете, чем заняться? А мы знаем! Мастер-класс дрессировки от артистов Большого Московского цирка
А будет ли сделка?
Гости
Алексей Петропольский
предприниматель, юрист, эксперт в сфере защиты интересов бизнеса

Анастасия Сорокина: «Сезонный бизнес». Обычно в новогодние праздники у нас есть предпочтения. К Новому году мы готовимся, покупая различные атрибуты. Вот мы решили посмотреть, на что чаще всего мы охотнее ведемся, на какие вещи: свитера с оленями, игрушечные крысы и прочее.

В студии у нас сегодня – Алексей Петропольский, предприниматель, юрист, эксперт в сфере защиты интересов бизнеса. Алексей, добрый вечер.

Алексей Петропольский: Добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Вы замечаете, что в Новый год каких-то вещей становится больше?

Алексей Петропольский: Конечно, замечаю. Я и сам хожу по магазинам, покупаю подарки и вижу, что огромное количество новых товаров появляется. А также я сопровождаю бизнесменов, которые как раз ведут этот самый сезонный бизнес. Они действительно открываются только на три месяца в году. То есть, грубо говоря, берут в торговых центрах островки, арендуют их. Ну, в лучшем случае – ноябрь. А иногда это просто декабрь и январь. Завозят товар, весь его продают и в феврале уже полностью закрывают бизнес. И этих денег им хватает на то, чтобы существовать весь год.

То же самое я вам могу сказать по владельцам ресторанов, других магазинов, которые работают круглый год. Все они зарабатывают основные свои деньги под Новый год, потому что люди традиционно все больше и больше покупают. И связано это не только с новогодними праздниками. Это связано также и с тем, что все получают бонусы под Новый год, особенно какие-то госслужащие или кто работает в крупных корпорациях, и они тоже склонны потратить эти деньги.

И также немаловажно, что бизнес любит закрывать все свои «хвосты» под Новый год и платить все безнальные платежи по максимуму, дабы снизить налог на прибыль, который у нас четко отчитывается 1 января. Поэтому на безнале даже у предпринимателей всегда полно денег, и они стараются их потратить как можно быстрее, чтобы заплатить как можно меньше налогов.

У нас есть сюжет от Алексея Дашенко, как заработать в предпраздничные дни стараются предприниматели. Активный спрос практически на все, а особенно, конечно же, на товары с символикой Нового года. Давайте посмотрим материал.

СЮЖЕТ

Анастасия Сорокина: Алексей, если я не ошибаюсь, у вас же есть кафе свое.

Алексей Петропольский: Да.

Анастасия Сорокина: Вот вы на какие пошли, скажем так, уловки в предновогодний сезон, чтобы привлечь к себе клиентов?

Алексей Петропольский: Ну, мы делаем всякие рождественские и новогодние напитки. То есть специальное предложение, грубо говоря, и оно лучше продается. Это, как правило, кофе, только с добавками чего-то сладкого. Плюс всякие пирожки, пирожные тоже с атрибутикой Нового года. Конечно, их хорошо берут. Да и в принципе в период, пока люди будут отдыхать, они стараются ходить в те же торговые центры, в магазины, чтобы не сидеть дома. Ну, праздники у нас долгие. И в связи с этим торговля оживляется, особенно если ты делаешь хорошее предложение.

Анастасия Сорокина: А если хорошее предложение, то как сильно вырастает выручка?

Алексей Петропольский: Ну, выручка вообще под Новый год вырастает в 2–3 раза. Ну, можно сказать, что этот месяц самый прибыльный. Январь, конечно, примерно в 1,5 раза выше, чем средняя выручка по году, но тоже, в принципе, выгоден. Это именно в торговле.

А если говорить о бизнесе, то бизнес полностью минусовый. У меня есть еще юридическая компания, в которой работают обычные сотрудники. И получается так, что они выходят на работу, и им нужно сразу платить авансы, а на эти авансы деньги еще не заработаны. Их приходится откладывать в декабре. И так живет почти вся страна, которая, увы, вынуждена терпеть издержки, которые несет в себе такое количество выходных.

Александр Денисов: Алексей, вы очень приятный собеседник, даже про минусовый бизнес так с улыбкой, весело, не жалуясь.

Анастасия Сорокина: С оптимизмом.

Алексей Петропольский: Мы работаем 15 лет, поэтому уже к этому привыкли. А по-настоящему еще майские праздники также получаются в минус, потому что реально собрать деньги с клиентов практически невозможно. Все уезжают – кто на дачу, кто отдыхать. И по факту даже услуги, которые оказаны, за которые должны люди доплатить деньги, их получить невозможно, потому что просто никого в городе нет. Вот.

Александр Денисов: Про малый бизнес хотел еще у вас расспросить. Я был как-то в городе Выксе в Нижегородской области, там металлургический комбинат. И художница, она раньше на комбинате работала, а потом решила в гараже открыть небольшое дело. Ну, дело простое – игрушки самодельные. Они вырезают их, раскрашивают. И к ней под Новый год забрели товарищи из «Газпрома», они там трубы заказывали на заводе. Ну, им сказали – они пришли. Они увидели у нее эти самоделки, заказали. Говорят: «Можешь два ящика?» Она говорит: «Да, я два ящика сделаю». Купили два, потом решили еще коллег порадовать – уже десять ящиков. И она говорит: «Ребята, где же вы были раньше? Я бы летом начала делать. И десять, и двадцать бы вам сделала».

Вот единственное, что сдерживает малый бизнес – это невозможность быстро объемы нарастить, если, грубо говоря, поперло. Вот мышей, например, нашили.

Анастасия Сорокина: Их еще надо было в июне начинать шить.

Александр Денисов: Да, нужно дошивать. Понимаете?

Алексей Петропольский: Здесь что важно? Любой бизнесмен в сегодняшних реалиях должен быть грамотным маркетологом. Мало делать хороший продукт. Если о нем никто не знает, то у вас его никто не купит. Поэтому важно разбираться в рекламе, важно понимать, где твоя целевая аудитория действительно находится. Как раз корпоративные заказы из крупных компаний – это действительно рост вашего бизнеса, это рост продаж. Но для того, чтобы они вас увидели… Ну, надеяться на то, что вас кто-то порекомендует и найдет в гараже – это, будем говорить прямо, прямо звезды должны сойтись, чтобы это произошло.

Александр Денисов: Ну, это дело случая было, безусловно.

Алексей Петропольский: Да. А если вы хотите действительно стабильно торговать, то есть интернет, есть маркетплейсы разные – это сайты, где ищут друг друга средний бизнес, малый бизнес, поставщики, всякие эвент-агентства, которые закупают эти подарки. Нужно везде быть активным и быть, что называется, в тренде, изучать, где что и как продается.

Могу сказать, что 70% вообще всего товарооборота сейчас происходит внутри интернета. То есть офлайн постепенно уходит. И надо сказать, что этот тренд в ближайшие пять лет будет только усиливаться. Мы будем видеть все больше и больше закрывшихся классических магазинов и открывшийся в интернете со всякими возможными формами доставки. Элементарно – сейчас уже еда за 10 минут гарантированно придет к вам в дом. И постепенно это накроет всю Россию. То есть вы можете заказать в интернете – и через 10 минут вам любые продукты из магазина принесут. Не нужно ничего делать. То же самое будет практически во всех областях.

Анастасия Сорокина: Алексей, вы как предприниматель еще и по совместительству юрист.

Алексей Петропольский: Да.

Анастасия Сорокина: С какими ощущениями выходите из этого года? Легче ли вам стало вести свой бизнес? Или наоборот – что-то усложнилось? И вообще как вы оцениваете? Сейчас есть условия для того, чтобы начинать какое-то предприятие?

Алексей Петропольский: Ну, вообще в России бизнес – это еще довольно зарождающийся тренд, направление. У нас все-таки всего 20% ВВП – это малый и средний бизнес, который в развитых странах доходит…

Александр Денисов: Уже 30 лет зарождается, Алексей. Родились давным-давно и повзрослели.

Алексей Петропольский: Ну смотрите. Был этап такого бурного роста – это девяностые, когда рос крупный бизнес. Потом начал немножко расти средний бизнес – это нулевые. И вот сейчас только начинает развиваться малый бизнес, именно в своих направлениях.

За последние три года, наверное, даже за четыре года стало жить только сложнее, потому что регулировать стали лучше. Государство стало лучше администрировать налогообложение, лучше считать, у кого сколько денег. Банки, в свою очередь, тоже чужие деньги очень хорошо стали считать и брать свои комиссии, контролировать предпринимателей. Эти тренды усилились. И мне как предпринимателю стало сложнее именно в области таких классических бизнесов.

Если брать юридический бизнес, то, конечно, любые проблемы предпринимателей – куда они идут с ними? Конечно, к юристам. У юристов есть всегда рост продаж, когда государство пытается где-то что-то закрутить, посадить или через суд отнять. Юристы стараются спасать предпринимателей. Поэтому юридический бизнес растет. И тренд на рост будет и в дальнейшем. Хороших юристов мало. А, с точки зрения зарегулированности, государство будет все больше и больше, что называется, в тиски загонять бизнес.

Анастасия Сорокина: То есть идеально заниматься бизнесом, если ты еще и юрист?

Алексей Петропольский: Идеально в нашей стране иметь хорошего врача, юриста и хорошую команду.

Александр Денисов: Зубного врача, слесаря и так далее.

Анастасия Сорокина: Знакомого.

Александр Денисов: Да. Прокурора, из Следственного комитета…

Про новогодние подарки. Ценят ли люди подарки, которые не промышленным образом сделаны, а hand-made, говоря по-английски, самоделку?

Алексей Петропольский: Конечно, ценят. Но самоделка не может стоить дешево. И в этом самая основная проблема.

Александр Денисов: Вот валенки-шептуны за 100 рублей – это дешево или дорого?

Алексей Петропольский: Это дешево. Но я почти уверен, что они завезены из Китая, закуплены оптом, где идет на килограммы вес.

Анастасия Сорокина: Русские валенки завезены из Китая?

Алексей Петропольский: В Китае можно сделать все что угодно. Сейчас огромное количество тех же маркетплейсов, типа Ali, где можно разместить заказ. Нужно тебе 10 тысяч этих валенок – тебе их посчитают по весу.

Александр Денисов: А вы как поняли, что они китайские?

Алексей Петропольский: Потому что 100 рублей. Чтобы доехать, чтобы привезти продать, эта цена совершенно неконкурентоспособная. Ну, грубо говоря, с них надо заработать 90 рублей, а себестоимость должна быть 10. А себестоимость 10 рублей в России невозможна, если только не закупать крупным оптом. Следовательно, это где-то закупленные вещи.

Александр Денисов: А вот эти валенки расписные – это тоже китайцы строчили? С белой подошвой полиуретановой.

Алексей Петропольский: Китайцы вам сделают что угодно, абсолютно. То есть туда приехать и закупить просто любую вещь – не проблема. Вы можете привезти самую бутиковую вещь. Они ее, что называется, по швам раскроют и через день привезут вам опытный экземпляр, который будет тяжело без экспертного уровня отличить от оригинала. Поэтому Китай сейчас более чем конкурентоспособен. И в России пока сделать такого же качества в таком же объеме по такой себестоимости крайне тяжело.

Анастасия Сорокина: То есть цена должна насторожить? Если это какое-то недорогое предложение, то практически сто процентов сделано в Китае?

Алексей Петропольский: Либо это альтруист, который работает для души. Понимаете, если себестоимость этих валенок была бы 90 рублей, а 10 рублей предприниматель бы зарабатывал, то сколько же он должен их продать, чтобы хоть что-то заработать?

Александр Денисов: А помните деда из Златоуста во время Чемпионата мира летом? Он приехал в Москву, ходил и раздавал, иностранцам дарил шапки, шарфы, свитера такие необычные. Он вязал их весь год и дарил на улицах.

Алексей Петропольский: Ну, я вам могу сказать, что я знаю предпринимателей, которые продавали медовуху как некий уникальный товар с выдержкой а-ля 30–40 лет, и бутылки доходили до 150 тысяч рублей за одну штуку. Это наши предприниматели из ближнего Подмосковья.

Александр Денисов: А-ля?

Алексей Петропольский: Конечно. Ну вряд ли медовуха тридцатилетней выдержки вообще существует в мире. Но сами иностранцы брали, для них это была экзотика. А выдержка для них – это вообще важно. Они там искали тонкие ноты.

Александр Денисов: Алексей, вот что значит «не обманешь – не продашь», да?

Алексей Петропольский: Ну конечно.

Александр Денисов: Маркетинг.

Алексей Петропольский: Маркетинг, нужно разбираться в нем. Потому что кто сейчас хороший маркетолог, у того его микробизнес превращается в малый, в средний и разрастается в крупные компании.

Кстати говоря, если вообще говорить о развитии бизнеса в последние три года, то выживают сейчас самые сильные, которые работают не потому, что есть какие-то условия благоприятные, а вопреки всему; кто работает по 12 часов в сутки, кто изучает все конкурентные рынки и вообще конкурентов, и Европу изучает, и несмотря на все бюрократические препоны, со всеми воюет и старается держаться наплаву. За последние три года тренд один: работать приходится больше, зарабатывать приходится меньше, но держаться наплаву получается у тех, у кого получается войти в этот режим.

Анастасия Сорокина: Дадим слово зрителям. Из Ленинградской области Юрий до нас дозвонился. Добрый вечер, Юрий.

Зритель: Добрый вечер, здравствуйте. Скажите, пожалуйста… Вот вашему гостю вопрос хочу задать. Вы с таким удовольствием рассказываете обо всем, чем занимаетесь. А ведь это вообще спекуляция, по большому счету, узаконенная. Охраняют вас юристы квалифицированные. А кто будет работать? Кто будет производить продукты, одежду и так далее? Все будут сидеть за компьютером, и все будут продавать друг другу. Это что – работа, что ли? Наступит время, когда вы будете утром занимать очередь к кастрюле какой-нибудь или к котлу, где будут кашу варить. Вы же ничего не умеете, кроме этого. Спасибо.

Александр Денисов: Сейчас ответим. Алексей, а мне нравится, вас не проймешь, вы заулыбались еще сильнее.

Алексей Петропольский: Я не раз слышал, что работать некому в стране, одни юристы и экономисты. Ну, это действительно тренд. Любая работа ручная сейчас автоматизируется по максимуму. Более того, что уж говорить, у нас яблоки давно дороже, чем бананы, которые летят к нам из Африки, Уругвая и прочее. Это говорит как раз о той самой автоматизации труда, которая за границей на сегодняшний момент лучше. И все, что мы не можем произвести в России, но на это есть спрос, часто берут за границей. И тренд, увы, хоть идет импортозамещение, но тренд – все равно закупать где-то за границей, нежели производить в России.

Что касательно высоких специальностей, которые пользуются востребованностью – ну, это тоже тренд, увы, растущий.

Александр Денисов: Кстати, справедливо, да-да.

Алексей Петропольский: Юристы и экономисты – сейчас их слишком много, да, профессионалов.

Александр Денисов: Хороший аналог.

Алексей Петропольский: Мало, как и в любой сфере. А вот IT-специалисты ближайшие, я думаю, десять лет точно, а то и двадцать, они будут в цене. И надо сказать, что они востребованы во всем мире. И это тоже говорит о том, что автоматизация ведет к тому, что нужны те, кто эти самые автоматизированные процессы и будет строить.

Александр Денисов: Ну а кастрюли к чему? Занимать очередь вам не придется – у вас бургеры свои производят.

Алексей Петропольский: Я вам более того скажу. Сейчас 3D-принтеры – это тренд последних пяти лет опять же – они смогут строить и дома, и кастрюли, и все что угодно. Туда просто заливаешь определенные материалы – и они их рисуют в объеме. Уже органы даже…

Александр Денисов: Ну, он имел в виду не то, а именно то, что продукты питания никто не производит. Ну, я сказал, что вы производите.

Алексей Петропольский: Продукты питания, увы, их тоже производят автоматизированно. Если вы сейчас приедете на современную какую-нибудь свиноферму, то свинья человека видит, наверное, разве что на прилавке.

Александр Денисов: Ха-ха-ха! В год Свиньи нужно на самом деле справедливо рассказать, какие взаимоотношения человека и свиньи. Свинья видит человека…

Алексей Петропольский: Я реально приезжал на современную свиноферму. Свинья там человека не видит. И ни запаха там нет, ничего. Ну понятно, что она растет сама по себе, как робот.

Анастасия Сорокина: И еще один звонок – из Москвы на связи Эдуард. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте. Здравствуйте, ведущие. Здравствуйте, Алексей. Я хочу сказать большое спасибо Алексею, который сейчас говорит о бизнесе, о том, как сложно сейчас вести бизнес. Был сейчас оппонент, который говорил: «Вы спекулянты?» Так вот, я как производитель одежды говорю то же самое. Я согласен с Алексеем. Я с ним рядом плыву в лодке. Почему? Потому что я именно знаю эту ситуацию, о которой сейчас говорит Алексей, для предпринимателей.

Александр Денисов: А что вы производите? Какую одежду? Расскажите.

Зритель: Мужская одежда: костюмы, брюки, пиджаки.

Александр Денисов: Модные или такие?

Зритель: Модные. Это классическая одежда. Я сейчас говорю даже от лица предпринимателей.

Александр Денисов: Мы поняли. А ткани откуда берете? Вот интересный момент.

Анастасия Сорокина: И пошив у вас здесь, в России? Или тоже с китайцами сотрудничаете?

Зритель: Да-да-да, пошив в России.

Александр Денисов: А ткани качественные где взять?

Зритель: Что такое качественная ткань? Качественная ткань – это полушерсть или шерсть, не вискоза или полиэстер.

Александр Денисов: А где вы берете шерсть и полушерсть?

Зритель: Здесь, на рынке, в магазине у таких же предпринимателей, как и я. И очень мало качественной и подходящей по цене ткани, очень мало, потому что фабрики позакрывались. А те, которые остались, они работают больше, будем говорить, на спецодежду. Это для оборонки и все остальное. Вот наших полушерстяных и шерстяных тканей нет, к сожалению.

Александр Денисов: А кто модели вам разрабатывает? Вот интересно. Алексей рассказал, как китайцы делают. А вы как?

Зритель: Сами, сами. Так же само – сами разрабатываем модели.

Алексей Петропольский: Но при этом закупка у вас, я так понимаю, тканей зарубежных, потому что у нас шерсть купить невозможно.

Зритель: Да, однозначно.

Алексей Петропольский: Это Турция либо Китай.

Зритель: Либо Китай, да.

Анастасия Сорокина: А средние цены у вас какие?

Зритель: Ну, у меня не сегмент дорогой цены.

Алексей Петропольский: Ну, костюм шерстяной за 10 тысяч рублей можно купить?

Зритель: Да, можно, можно. Слово «шерстяной». 30% шерсти, 15% шерсти, 45%, 70% или 100%?

Алексей Петропольский: 100%.

Зритель: Это разные цены. За 10 тысяч можно купить, конечно, по распродаже.

Алексей Петропольский: Ну понятно.

Александр Денисов: А 100% шерсти – это сколько будет стоить костюм у вас?

Зритель: Какая шерсть? Если итальянская шерсть…

Александр Денисов: Хорошо, итальянская.

Алексей Петропольский: Да даже китайская.

Александр Денисов: Да, давайте.

Зритель: Если итальянская, то 15 тысяч.

Александр Денисов: 15? Ну, от 10 не сильно отличается.

Зритель: Одну секундочку! Одну секундочку! От 12.

Александр Денисов: От 12? У вас там тарифы под рукой, я понял.

Зритель: Нет-нет-нет! Я вам больше скажу: я чисто из шерстяной ткани не шью, потому что моя ниша немножко ниже.

Алексей Петропольский: И самое главное – скажите по продажам.

Зритель: Пожалуйста.

Алексей Петропольский: Продажи у вас за последнее время, за последние два года выросли?

Зритель: Вы смеетесь?

Алексей Петропольский: Ну вот.

Зритель: Вы смеетесь? То, что сказал Алексей, что все продажи переходят в онлайн – это точно, это точно. Потому что там цены дешевле, там цены дешевле. Магазин накручивает 100–120%. А вы заходите в сегмент интернета, смотрите цены, и скидки делают 30%, 40%, 50%. А удастся вам попасть на ту модель, которая осталась в сегменте, где две-три единицы всего, модель или артикул… Ну, модель – это один-два. Артикул, с артикулом, вот так скажу. Так вот, я вам скажу, что можно купить костюм, даже пускай полушерсть, но его можно купить за 7–8 тысяч.

Александр Денисов: Спасибо вам большое за интересный рассказ.

Анастасия Сорокина: Спасибо, спасибо за звонок, Эдуард.

Еще один зритель на связи – из Нижнего Новгорода Александр. Здравствуйте.

Зритель: Вот я пенсионер и не могу уйти на заслуженный отдых, потому что бизнес. Это как чемодан: бросить жалко, а нести тяжело. И работаем вопреки здравому смыслу, вопреки всем…

Александр Денисов: А какой бизнес у вас?

Зритель: Услуги населению.

Александр Денисов: Какие?

Зритель: Откачка сточных вод.

Александр Денисов: То есть в частном секторе где-то, да?

Зритель: ООО, не индивидуальный предприниматель.

Алексей Петропольский: За последние три года у вас получилось цены поднять?

Зритель: Нет, только снизили.

Алексей Петропольский: Ну вот, видите? А по идее надо наоборот, потому что солярка дороже, работа дороже.

Зритель: Ноль прибыли. Потому что нужно людей кормить.

Алексей Петропольский: Ну понятно.

Зритель: 24 человека нужно содержать.

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Как вы быстро общий язык находите.

Алексей Петропольский: Я вам хочу сказать, как сейчас вообще бизнесмены считают издержки. Вот вам просто банальный пример.

По Москве открылось за последний год порядка 1,5 тысячи пунктов выдачи товаров из интернет-магазинов разных. На чем здесь экономия? На курьерах. Представьте, средний интернет-магазин выдает, допустим, 50 товаров в день. Средняя курьерская доставка – это 300–500 рублей. Перемножьте это даже на день – и вы получите 20–30 тысяч в день. Помещение на 50 метров где-нибудь в спальном районе Москвы можно снять от 50 до 100 тысяч рублей в месяц. То есть за день, по сути, предприниматель может сэкономить месячную аренду и все остальное время работать в плюс, экономя на курьерах. То есть настолько уже рынок старается сэкономить на всем, что даже курьеров увольняют, дабы каким-то образом скостить издержки.

И то же самое происходит везде. Вот возьмите рынок ассенизаторов, нам позвонили. Ну, казалось бы, солярка подорожала, рабочая сила должна тоже дорожать, потому что инфляция, потому что все дорожает. Но – нет. Приходится работать в ноль, лишь бы не закрыться, жить и надеяться на чудо.

Александр Денисов: Спасибо большое, Алексей.

Анастасия Сорокина: Спасибо. У нас в студии был Алексей Петропольский, предприниматель, юрист, эксперт в сфере защиты интересов бизнеса. Спасибо.

Алексей Петропольский: С наступающим!

Александр Денисов: Вернемся после новостей. Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски