• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Алексей Петропольский: Не нужно устраивать бизнесу бесконечные проверки. Рынок так устроен, что сам себя переварит!

Алексей Петропольский: Не нужно устраивать бизнесу бесконечные проверки. Рынок так устроен, что сам себя переварит!

Гости
Алексей Петропольский
юрист, предприниматель

Оксана Галькевич: Счетная палата, которую не так давно возглавил Алексей Кудрин, недавно заявила, что государственные деньги на поддержку малого и среднего бизнеса расходуются у нас в стране крайне неэффективно. С 2014 по 2017 год было выделено из бюджета 120,5 млрд рублей. А целевые ориентиры по количеству вновь созданных рабочих мест в этом секторе, напротив, упали в 4 раза.

Виталий Млечин: Вот такие печальные цифры, как мне кажется. Президент неоднократно уже заявлял, что число россиян, занятых в малом и среднем бизнесе, нужно увеличивать как можно активнее. Пока темпы прироста невпечатляющие. В прошлом году в нашей стране таких было почти 19 млн человек. В этом, по прогнозам, не многим более 19. То есть прирост – ну, так.

Оксана Галькевич: Сообщество предпринимателей тоже, конечно, ширится, но не так активно, как хотелось бы государству. За 2 года (с 2015 по 2017) стало больше на 1.5 млн.

Виталий Млечин: Тут с какой стороны посмотреть. К слову о господдержке. Счетная палата выявила неравенство среди регионов в получении субсидий на развитие малого и среднего бизнеса. С 2014-го по 2016-й годы более 20% федеральных средств, предусмотренных на эти цели, были направлены только в 5 из 85 регионов. В 2017 году около 40% субсидий пришлось на 11 регионов. Они получили более 200 млн рублей каждый.

Оксана Галькевич: В этом же отчете Счетной палаты есть данные о том, что еще 8 регионов получили в общей сложности вообще какие-то смешные деньги, всего 0,7% от государственных субсидий. Очень жаль, друзья. Мы заглянули в этот отчет. Но там регионы не называются. А так здорово было бы сейчас назвать, кто львиную долю этих субсидий получил, а кто не получил практически ничего. Но мы не можем это сказать. Таких данных мы не нашли.

Виталий Млечин: Мы можем предположить. О малом и среднем бизнесе прямо сейчас будем говорить. Наш гость – Алексей Петропольский, предприниматель, юрист, эксперт в сфере защиты интересов бизнеса. Алексей Игоревич, здравствуйте.

Алексей Петропольский: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, может быть, у вас есть какие-то ваши внутренние данные о том, на кого приходится большая часть государственных субсидий, этой поддержки, а кто обделен вниманием бюджета.

Алексей Петропольский: Бизнес вообще как таковой поддержки ни от кого не ждет. У нас в принципе малый микробизнес развивается не благодаря, а вопреки. И бытует такое мнение, чтобы просто не мешали развиваться, создаваться. Никто не хочет получить деньги как таковые. Люди хотят просто иметь свободу мышления, свободу движения.

Оксана Галькевич: То есть вам нужны не деньги, а законы?

Алексей Петропольский: Конечно, нужны законы, которые работают. Нужно отменять проверки, отменять всяческие налоговые дополнительные проверки, которые сейчас идут по всей России, налоговые доначисления, которые идут по всей России. Если раньше их касался больше средний и крупный бизнес, то сейчас даже маленького предпринимателя, ип-шника где-то в магазине в регионе начинают проверять, блокировать счета и наводить порядок у него в бизнесе, залезая в его налоговую тайну, личную тайну. Все финансы, движения и договора заставляют его показывать.

Если говорить о конкретно субсидировании как таковом, то львиная его доля приходится на так называемые банковские гарантии либо на подтверждение некого… То есть, грубо говоря, государство в лице МСП дает возможность поддержать бизнес и вместо залога внести свои гарантии в подтверждение того, что человек вернет деньги. Если их не вернет, то корпорация эти деньги выплатит со стороны этого самого МСП. Но получает такие гарантии от государства на сегодня всего порядка 4% предпринимателей, которые относятся к МСП.

Оксана Галькевич: А, может, остальным 96% просто не нужны такие…

Алексей Петропольский: Это как раз от того количества, которые подают заявки на кредитование и кого требуют получить какое-либо обеспечение. И кто подает документы как раз в МСП как раз на то, чтобы это обеспечение ему дало государство. Но государство, увы, отказывает львиной доле предпринимателей ввиду того, что их деятельность, как правило, только начинается. И подтвердить то, что это не высокорисковый клиент и что ему можно давать деньги, у клиента не получается.

Виталий Млечин: Мы видим, что государство выделяет большие деньги на то, чтобы поддерживать малый и средний бизнес. Кто эти деньги распределяет, кто их получает? По каким критериям вообще это все?

Алексей Петропольский: На каждый регион выделяется определенный бюджет. Причем, самое интересное, что у них целевым показателем является в первую очередь не развитие самого бизнеса, а развитие именно количества рабочих мест. А оно не всегда связано напрямую с развитием бизнеса.

Оксана Галькевич: То есть не числа предпринимателей, людей активных, с моторчиком внутри, которые что-то придумывают постоянно.

Алексей Петропольский: А с 2016 года у нас стоит некая целевая программа от президента о том, чтобы мы плавно шли к показателям занятости внутри МСП 40 млн человек. А сейчас работает всего 20. И немногим больше стало за последние 2 года. То есть в принципе, даже если брать и детально изучать, то стало за счет того, что началось дробление: часть обществ с ограниченной ответственностью стало закрываться и реорганизовываться в ИП. Плюс многие сотрудники вынуждены были уволиться с предприятий. Поскольку предприятие всех, кто имеет KPI в зарплате, то есть имеет процент от продаж, всех увольняет, чтобы не платить налоги с зарплаты и заставляют открывать на себя ИП, ввиду того, что экономия на налогах получается порядка 40%. И за счет этого мы получаем маленький процент роста так называемого МСП.

А по факту бизнес стоит на месте, потребительская способность падает. И самое страшное, что кредитование малый бизнес не получает. Получить сейчас кредит без обеспечения (то есть не заложив свою квартиру, машину, если она есть) практически невозможно. Кредитные организации, банки не дают деньги малому бизнесу.

Оксана Галькевич: То есть получается, что этих 120,5 млрд рублей не хватает? На самом деле государство должно, если хочет правда помочь с этими залогами, с этим субсидированием, гораздо больше выделять?

Алексей Петропольский: Во-первых, больше, а, во-вторых, более адресно. И ведь мало получить денег в виде гарантий. Нужно и поддерживать бизнес в дальнейшем на всех этапах его существования. Ведь невозвратность кредитных средств малым бизнесом очень высока. Именно поэтому кредитные организации не готовы давать деньги. Но если бизнес поддерживать, допускать его к госконтрактам нормально и прозрачно…

Оксана Галькевич: Это, опять же, давать работу. Давать работать.

Алексей Петропольский: Давать и работать, и давать деньги бюджетные. Ведь кто лучше всех развивается? Тот, кто имеет возможность получать государственные деньги. Хоть у нас и более 50% малого бизнеса – это сферы торговли и мелких услуг. Но даже им тяжело существовать без какой-либо государственной поддержки. Потому что как только ты открыл салон красоты, ты работаешь 3 месяца, полгода, ты пригляделся для правоохранительных местных органов или находится какой-то конкурент, который начинает писать на тебя заявления во всякие Роспотребнадзоры, прокуратуры и прочее, что что-то произошло не так, у тебя начинаются моментально проверки, зачастую аффилированные проверки. И становится просто тяжело жить. И в дальнейшем предприниматель просто будет вынужден закрыться. Ввиду того, что у него и так прибыль маленькая. У малого бизнеса 20-30% от выручки – это максимум, что он может заработать. И еще сверху налетают на тебя проверки, которые грозят приостановить деятельность, закрыть, не дай бог еще в тюрьму посадить. Все это приводит, конечно, к узурпации. И помогать нужно и на этих этапах. Когда начинаются какие-либо внеплановые проверки, нужно давать какую-то и общественную поддержку, и на уровне регионального правительства поддержку, чтобы не получалось так, чтобы все, кому дали возможность проверять, проверяли и имели возможность закрыть.

Виталий Млечин: По поводу проверок это очень сложный вопрос. Только что в нашей студии был Александр Борисов, сопредседатель союза потребителей «Росконтроль». Мы беседовали о качестве еды. И он наоборот как раз говорил, что предпринимателей надо очень жестко контролировать, потому что на прилавках у нас сейчас всякая дрянь стоит. А это оттого, что предприниматели, нечистые на руку, экономят на всем подряд, а государство за ними уследить не может. Где тот баланс между проверками, чтобы было качество и чтобы не задавить рынок…

Алексей Петропольский: Рынок сам себя переварит. Здесь не нужно вмешательство какое-либо. Человек голосует рублем, когда покупает ту или иную услугу. Если ты зашел купить продукты в магазин и купил их тухлые, скорее всего, ты туда не вернешься. Следовательно, продажи у этого магазина продадут. И он будет просто вынужден торговать не хуже, чем другие. А если на него набросятся после купленного тухлого помидора 20-30 проверок, то он уже просто не успеет как-либо наладить свои продажи. Он будет вынужден закрыться ввиду того, что денег у него не хватит всем по кругу закрыть вопрос.

Виталий Млечин: Это вопрос не только к тем, кто торгует, а и к тем, кто производит.

Алексей Петропольский: Да. Все циклы может отслеживать сам рынок. Он сам себя переваривает прекрасно. Если ты сам предприниматель и покупаешь у производителя либо у оптового склада, ты всегда знаешь, какую продукцию лучше купить. В случае, если тебе поставили некачественный товар, ты также не будешь ни у производителя, ни у поставщика покупать этот товар. Выбор и конкуренция сейчас вполне здоровая. И найти хороший недорогой продукт, чтобы он устраивал потребителя, вполне возможно. А в случае, когда тебя начинают проверять, ты уже об этом просто не думаешь. Ты наоборот думаешь о том, как бы сэкономить, чтобы здесь как-то разобраться, заработать и тебя не трогали.

А что касается кредитования, на мой взгляд, просто нужно дать возможность банкам выдавать необеспеченные кредиты под обороты малому бизнесу, как это было до 2014 года. Сами банки находили малый бизнес и предлагали ему кредиты. При этом не просили заложить свою квартиру за 30% этой рыночной стоимости, дабы ты хоть как-то мог развернуться, вложиться больше в оборот или на какие-то третьи средства получить деньги.

Оксана Галькевич: СМС-портал программы «Отражение» 5445. Пишите бесплатно. Сейчас выслушаем нашу телезрительницу Ирину из Самарской области. Ирина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Очень рада вас видеть. Я хотела бы задать такой вопрос. Я хочу открыть свое ИП. И на данный момент какие у нас есть методы поддержки малого бизнеса? Через биржу раньше как-то выдавали субсидии и возвратные кредиты. Это сейчас существует или нет? Вы не можете…

Алексей Петропольский: Первое. Сейчас отменяются как таковые пошлины с 1 января на регистрацию юрлиц. Но отменяются только в области подачи этих документов онлайн. Это некие весы. Потому что ты не платишь пошлину, но ты должен найти организацию, которая заверит твою электронно-цифровую подпись, потому что без нее ты не сможешь подать документы онлайн. А электронно-цифровая подпись стоит дороже, чем пошлина на ИП. Но, тем не менее, в дальнейшем ты сможешь пользоваться всеми благами онлайн-подписи и подавать отчетность, какую-либо разрешительную документацию в режиме онлайн. Это платится единоразово. А все, что у нас онлайн, сейчас более дешевле либо почти бесплатно, дабы каким-то образом людей в онлайн выводить на государственном уровне.

Что касается прямых субсидий, то в разных муниципалитетах действуют разные программы. Есть и льготное кредитование. Но его дадут только под оборот и действующий бизнес. Если ты только открылся, денег тебе не дадут. Есть компенсации в разных регионах за юридическое обслуживание или за первые месяцы работы можно не платить взносы в ПФР или можно компенсировать те же пошлины в налоговую. Плюс есть центры по развитию малого бизнеса, где совершенно бесплатно вас проконсультируют и дадут возможность подготовить документы для регистрации компании.

Оксана Галькевич: Где находятся эти центры? В Москве – понятно.

Алексей Петропольский: Сказать, где в регионах, я не могу. Но у каждого муниципалитета есть свой департамент экономического развития, который имеет свою подведомственную организацию, которая оказывает бесплатные семинары, поддержку. Это нужно смотреть на сайтах, наверное, как раз администраций тех городов, где открывается бизнес.

Оксана Галькевич: Хорошо. Будем смотреть. Давайте сейчас посмотрим небольшой сюжет о двух предпринимателях. Один сюжет у нас из Екатеринбурга, а другой – из Армавира.

СЮЖЕТ

Оксана Галькевич: Вот такой сюжет. Давайте сразу выслушаем еще один город, Киров. Анатолий с нами на связи. Анатолий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У нас холдинг, который продает свинину по всей области и, в частности, в Москву. А та свинина, которая производится на частных участках или… знаете, вплоть до кошки все описывают. И вроде как надо уничтожить их. Приезжают просто и говорят: «Свиной грипп идет. Что-то еще идет». Понимаете, о чем я говорю? А холдинг всю Кировскую область оккупировал.

Оксана Галькевич: Какой-то агрохолдинг, правильно?

Зритель: Да.

Оксана Галькевич: И вам как фермеру, небольшому предпринимателю, не развернуться?

Зритель: Не развернуться. Я не могу свинину продавать. А если я буду ее буду продавать, он приходит ко мне… чтоб ее продать. Ему надо полпоросенка отдать.

Оксана Галькевич: Ясно. Это уже коррупционная составляющая. Спасибо, Анатолий. К сожалению, очень мало времени просто остается.

Алексей Петропольский: Это гигантская проблема во всех регионах, где крупные холдинги выращивают что угодно. А ведь проблема в том, что чтобы официально забить поросенка, у тебя должна быть бойня. А бойню оформить крайне тяжело. Это бюрократическая процедура, невозможная для фермера. У него просто денег не будет.

Виталий Млечин: А это действительно надо, как вы считаете, или это какая-то коррупционная схема? Зачем эту бойню оформлять?

Алексей Петропольский: Может быть, конечно, с точки зрения того, что на бойне должны проверить, взять кровь и посмотреть, насколько чисто, здорово животное и можно ли его употреблять в пищу – это полезно. Но с точки зрения того, как это все преподносится и какой демпинг идет, для того чтобы на эту бойню сдать своего поросенка, то там цена будет ниже от того, чтобы ты мог его продав, получить, ну, 50, а иногда и 70 процентов. Естественно, это невыгодно и все торгуют из-под полы. А если заметят, то вплоть до уголовного дела и проблем на самом высшем уровне.

Оксана Галькевич: Вы знаете, нам тут многие пишут на наш СМС-портал, что нахватались мы иностранных слов – «бизнес, бизнес». По-русски называется «купи-продай». Но ведь это не так? Стереотип какой-то глупый.

Алексей Петропольский: Так купи-продай. Купить еще сейчас можно. А продать и вообще где найти, кому продать – это уже целый бизнес. Сейчас это не так легко. И для того, чтобы войти в любую нишу, она уже заполнена, конкурентов полно. И чтобы научиться продавать и найти, кому продавать, для этого как раз и нужна государственная поддержка и многие знания и опыт.

Оксана Галькевич: Спасибо большое. У нас в студии был сегодня Алексей Петропольский, предприниматель, юрист, эксперт в сфере защиты интересов бизнеса. Друзья, запоминаем номер нашего СМС-портала: 5445. Присылайте туда свои сообщения. Мы с вами не прощаемся.

Виталий Млечин: Да, мы скоро вернемся. А пока еще раз – 5445.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

О поддержке малого бизнеса

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты