Алексей Петропольский: Везде, где можно было предпринимателей ободрать, это уже сделали

Алексей Петропольский: Везде, где можно было предпринимателей ободрать, это уже сделали
Лжебанкиры: как их вычислить по телефонному звонку? Рекомендации эксперта Дмитрия Ибрагимова
Сокращение бюджетных мест идет за счёт заочного образования. И это вполне правильно, потому что оно во многом было некачественным
Могут ли люди во власти работать честно?
Реальные цифры: траты на еду. Экономика и новые налоги. Аграрная политика: развитие села. Перелёт как роскошь. Ситуация в Грузии
Сергей Лесков: Компании вкладывают огромные деньги в социальную сферу не из гуманитарных соображений. Просто так оказалось выгодно
Академик РАН Иван Ушачёв - о комплексной программе развития села
Константин Калачёв: Для Грузии тема потерянных территорий всегда будет кровоточащей раной. Не говорите с грузинами о политике, если приехали в гости
Александр Фридлянд: Из года в год авиакомпании терпят миллиардные убытки из-за дорожающего авиакеросина. И это должно взорваться в цене авиабилета
Нацпроекты - это всего 8% экономики. А что будут делать остальные 92%? Смотреть, как бедные становятся беднее, а богатые богаче
Доходы от нефти мы не вкладываем в экономику, а кладём в кубышку на плохие времена. А они-то и настают, когда не занимаешься своей экономикой
Гости
Алексей Петропольский
эксперт по правовым вопросам Московского отделения «ОПОРЫ РОССИИ», совладелец сети кофеен Take and Wake

Тамара Шорникова: Ну смотри. Ты говоришь, что так мало причин для радости. Вот сейчас об одной расскажем – для предпринимателей. Мне кажется, чем не повод?

Виталий Млечин: Да, мне кажется, все предприниматели будут рады услышать. Ну, вернее, не все…

Тамара Шорникова: Те, кого непосредственно это касается.

Виталий Млечин: …а те, кто должен был онлайн-кассы поставить к 1 июля. Им будет сейчас приятно услышать, что буквально только что Госдума перенесла обязательное использование онлайн-касс на 2021 год. Сейчас напомним предысторию.

Дело в том, что до принятия этого законопроекта, то есть до сегодняшнего дня, онлайн-кассой до 1 июля были обязаны обзавестись парикмахеры, косметологи, автомеханики, мастера по ремонту мотоциклов, компьютеров, бытовой техники, часовщики, ювелиры, перевозчики, специалисты с медицинской лицензией, ветеринары, тренеры, ну и так далее. В общем, огромное количество предпринимателей. Это должно было стать завершающим шагом в реформе, в кассовой реформе. Но вот теперь немножко это отложить. Ну, немножко, скажем мягко, на два года. В общем, вполне такой большой себе срок.

Тамара Шорникова: При этом онлайн-кассами не нужно оснащать ярмарки и рынки, не требуются они и при продаже печатной продукции, мороженого, безалкогольных напитков, ремонте обуви и изготовлении ключей. Также можно производить без этой техники, как ухаживать за детьми и больными или же сдавать в аренду свое жилье. В общем, масса вариантов, кому действительно нужны онлайн-кассы, кто может без них обойтись, когда и для кого какие сроки актуальны. Все это мы сейчас будем обсуждать.

Виталий Млечин: Да. А почему вынуждена была Госдума принять эти поправки? Да потому, что просто не все предприниматели (и это было понятно уже заранее) к 1 июля успели бы оснастить свои помещения, свои предприятия онлайн-кассами. Вариантов, почему это именно так, несколько. Сейчас их и обсудим.

Ну и самое главное – мы должны разобраться, как эти нововведения скажутся на нас с вами, то есть на ценах в магазинах. Естественно, разбираться будем вместе с вами, поэтому пишите нам и звоните, рассказывайте, что вы думаете по этому поводу.

А в гостях у нас человек, которому мы будем задавать вопросы прямо сейчас, – предприниматель, юрист, эксперт в сфере защиты интересов бизнеса Алексей Петропольский. Алексей Игоревич, здравствуйте.

Алексей Петропольский: Добрый день.

Виталий Млечин: Ну, судя по тому, что Госдума на целых два года отложила реализацию этой инициативы – значит, что-то пошло всерьез не так.

Алексей Петропольский: Ну, действительно, предприниматели сейчас переживают не самые легкие времена. У нас налоговые сборы растут по 20–30%, при этом в целом предпринимательство и валовая выручка малого бизнеса падает. Три года мы собираем налогов больше с малого бизнеса, а сам малый бизнес все эти три года все закрывается и закрывается. И слава богу, в Госдуме, в нашем Правительстве услышали мольбу предпринимателей о том, что дополнительные расходы им не нужны.

А какие дополнительные расходы появляются вместе с кассой? В первую очередь появляется отчетность. Все предприниматели, о которых мы говорили, кто в первом, что называется, этапе перехода на новые кассы не должен был их ставить – они, как правило, не вели никакой отчетности. То есть это, как правило, индивидуальный предприниматель либо на патенте, либо на ЕНВД (это система налогообложения), который не вел никакой отчетности. Он уплачивал единоразовый взнос либо покупал патент и в дальнейшем работал без какой-либо отчетности и дополнительных платежей. Было удобно и понятно.

Если бы не продлили, то с 1 июля он должен был бы поставить кассу, заключить договор с поставщиком интернета, с поставщиком… точнее, с посредником, который передает данные в налоговую. Суммарно единоразово ему бы пришлось заплатить в районе 30 тысяч рублей и в течение года еще порядка 10 тысяч рублей. Для многих индивидуальных предпринимателей, которые работают без наемной рабочей силы, на патенте или ЕНВД, для них это неподъемная сумма.

Тамара Шорникова: Вы знаете, давайте от общего к частному. К нам в редакцию пришло письмо от предпринимателей из Владимира, они рассказали, как работают сейчас и почему им будет сложно перейти на онлайн-кассы. Посмотрим материал Маргариты Твердовой, а после его обсудим.

Алексей Петропольский: Да.

СЮЖЕТ

Тамара Шорникова: Ну, эти доводы, собственно, и были услышаны.

Виталий Млечин: Да, услышали депутаты предпринимателей. Но сразу возникает вопрос. Вот все говорят, по крайней мере в нашем сюжете, и многие другие предприниматели: «Ну, дайте нам еще немного времени». Так это же не вчера придумали, то есть время-то было на самом деле.

Тамара Шорникова: Что изменится через два года?

Виталий Млечин: Как минимум два года назад это все было известно, если я правильно помню.

Алексей Петропольский: Год назад уже ввели онлайн-кассы для индивидуальных предпринимателей, у которых есть в найме кто-то, кто оказывает определенные услуги. Сейчас мы говорим в первую очередь о тех, кто не имеет в найме сотрудников. И по сути, представьте, человек и так сам на себя работает, торгует, покупает, все делает, а тут ему еще наваливается онлайн-касса, отчетность, нужно с налоговой общаться. Для него это огромный ворох проблем. И ладно бы этот ворох проблем свалился в момент, когда растет экономика.

А экономика на сегодняшний момент сужается, потребительская способность населения, увы, на протяжении четырех лет падает, и продаж становится все меньше и меньше. Следовательно, новые расходы, новое напряжение для предпринимателей – это сравни закрытию в принципе бизнеса. То, что они были уведомлены – да. Но у них просто нет денег на то, чтобы это купить.

Тамара Шорникова: Что изменится через два года? У нас реальные доходы падают пятый год подряд.

Алексей Петропольский: Ну, я надеюсь, что постепенно-постепенно мы выйдем на какой-то рост экономический.

Тамара Шорникова: Или это из серии «не сегодня, и слава богу, а там разберемся»?

Алексей Петропольский: Конечно, именно из этой.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем Татьяну из Санкт-Петербурга. Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Виталий Млечин: Да, вы в эфире. Добрый день.

Тамара Шорникова: Слушаем вас.

Зритель: Вопрос такой. Я председатель ЖСК № 315 (Свердловская набережная, дом 60). Нас тоже обязали приобрести кассовые аппараты для того, чтобы мы вели отчетность (мы и так ее ведем) по коммунальным платежам. И этот кассовый аппарат мы должны обслуживать. Должен сидеть человек и в течение суток передавать информацию в налоговую инспекцию, какая квартира осуществила платежи. Значит, мы в связи с этим должны повысить людям квартплату для того, чтобы и содержать человека, и оплатить этот кассовый аппарат. Скажите нам, для чего это нужно, издевательство такое над людьми?

Тамара Шорникова: Понятно.

Зритель: Вот у меня такой вопрос. Причем я хочу сказать, что Ассоциация ЖСК Санкт-Петербурга подавала просьбу о том, чтобы отменили для ЖСК и ТСЖ такой платеж и вообще. Это непонятному никому.

Тамара Шорникова: Да, Татьяна, поняли вас, спасибо.

Алексей Петропольский: Увы, но ЖСК – это общественная организация с наймом рабочей силы, и они должны были еще год назад поставить кассы. Не все это сделали. Есть разные решения: есть онлайн-кассы, есть вообще облачные кассы. Ну, для чего все это делается? Для того чтобы налоговая могла четко идентифицировать плательщика и получателя и понять, не складывает ли он наличные деньги куда-либо еще, правильно ли он платит налоги. Ну, в первую очередь для того, чтобы фиксировать все приходы для организации.

То же самое и для тех, кто работает на ЕНВД и патенте. Я вам могу сказать, что многие предприниматели покупают самый дешевый патент. По факту они же в налоговой не отчитываются, они выручку как таковую никуда не показывают и принимают гораздо больше денег, чем тот патент, за который они заплатили. Это происходит практически в 70% случаев, потому что налоговая не видит, какие деньги принимаются предпринимателем. В случае если касса будет стоять, поверьте, через два года, может быть, еще через энное количество времени, но обяжут поставить – и тогда с патентов и с ЕНВД «слетит» порядка 70% таких предприятий.

Тамара Шорникова: Воронежская область: «Прокат и ремонт электро- и бензоинструмента, без наемного труда. Нужна ли онлайн-касса?» Ну, с помощью этого вопроса, может, сможем как-то все-таки точки над «i» расставить: кому надо, а кому – нет?

Алексей Петропольский: Ну, если человек сам на себя работает, у него нет наемной рабочей силы, он сдает в аренду или продает, то ему на сегодняшний момент касса не нужна. И с 1 июля, судя по новостям, она тоже будет ему не нужна до 2021 года. В случае если он наймет сотрудников, то он уже «попадает» на то, что кассу ему нужно будет приобрести. То есть по факту сейчас пока может работать по-старому.

Но вы в сюжете рассказали об обязательной маркировке товаров. Это, увы, то, что грядет и, судя по всему, будет раньше, чем мы кассы примем. Это огромная проблема для малых предприятий, потому что постепенно разные виды товаров будут подлежать обязательной маркировке – как на моменте прохождения границы, когда товар приходит из-за рубежа, так и в момент производства его на российском заводе. И вот эта маркировка позволяет налоговой вычислить уплату таможенных платежей или уплату платежей производителя до момента дохода этого товара, точнее, получения этого товара, покупки этого товара конечным покупателем. Были ли уплачены налоги, правильно ли уплачены. То есть будет отчет полного цикла.

На сегодняшний момент индивидуальные предприниматели никак не отчитываются о происхождении товара: где они его берут, за какие деньги, как он растамаживался. На сегодняшний момент это как бы не касается никаким образом предпринимателя, и это снимает с него огромную головную боль. Когда маркировки введут, как ввели уже на шубы, на алкоголь, и по этим же аналогиям будет следующее – бытовая техника и электроника, то это прибавит головной боли всем.

Виталий Млечин: Относительно маркировки мы завтра еще будем говорить обязательно, потому что тема важная.

Давайте сейчас послушаем Татьяну из Краснодарского края. Здравствуйте, Татьяна.

Зритель: Добрый день. Когда началась передача, в титрах я прочитала, что обрадовались те, кому не надо устанавливать онлайн-кассы. Было написано: «Работники общепита без сотрудников». А когда вы дали второй список, там уже нас не было. Я очень интересуюсь: так все-таки работникам общепита без сотрудников нужна будет онлайн-касса или нет? Очень хотела бы услышать ответ.

Алексей Петропольский: Уже нужна. Она была всегда нужна, потому что если вы продаете что-либо, чем может отравиться человек, то должна быть у человека, кто потребляет эту продукцию, какие-либо данные по факту его происхождения, дабы в дальнейшем была доказательная база того, что он купил здесь, чтобы можно было как-то проверить. Общепит в принципе подлежит многому регулированию (СЭС, МЧС, производство), поэтому это было еще в первой волне.

Тамара Шорникова: Андрей из Хабаровска, предприниматель. Андрей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Мы слушаем вас.

Тамара Шорникова: Вы собираетесь поставить онлайн-кассу или уже поставили?

Зритель: Вы знаете, я онлайн-кассу ставить не собираюсь. Почему? Потому что мне она просто не нужна. Вот скажите, кому она нужна, эта онлайн-касса? Налог я плачу, я на ЕНВД. Вот десять лет я работаю, занимаюсь реализацией продуктов питания. Значит, никогда у меня задержек не было, ничего не было. И вот эти онлайн-кассы – они кому нужны и зачем нужны? Если я поставлю онлайн-кассу, то мне надо будет закрывать бизнес. Кому от этого хорошо?

Виталий Млечин: Но если вы не поставите онлайн-кассу, то вы будете нарушать закон.

Зритель: Подождите. А закон, который делает хуже жизнь мне и окружающим людям, кому нужен такой закон?

Тамара Шорникова: Ну да, рассуждать, конечно, можно, но…

Виталий Млечин: Да. Но тем не менее какие санкции?

Алексей Петропольский: Ну, первично – это штраф. Для юридических лиц он до 30 тысяч людей, для должностных лиц, сотрудников он изначально до 5 тысяч рублей. А в случае если не будет исправляться ситуация, то по суду смогут приостановить деятельность – и бизнес закроется.

Тамара Шорникова: Кто будет проверять бизнес на наличие онлайн-касс? И как часто эти проверки будут? В рамках каких проверок это будет?

Алексей Петропольский: Ну, на сегодня это банальная контрольная закупка, когда налоговая берет и покупает что-либо, а в дальнейшем вменяет предпринимателю те самые штрафы. После чего принимается решение о вторичной контрольной закупке. Если вторично повторяется, то могут быть санкции в рамках судебного разбирательства.

Тамара Шорникова: Есть уже ряд предприятий, которые онлайн-кассы ввели. Мы сейчас рассказываем, в том числе и телезрителям, которые спрашивают, для чего это. О результатах первой волны, наверное, давайте поговорим, действительно. Сколько налогов получило государство? Не знаю, бизнес, который вдруг понял наконец-то какие-то моменты, которые до введения онлайн-касс не понимал и, в общем, начал развиваться.

Алексей Петропольский: Ну, представьте, у нас прошлый год показал почти 30-процентный рост собираемости налогов. И это, наверное, самый лучший показатель. Если градацию вводить, то этот основной рост как раз был за счет малого бизнеса, который до этого мог, не имея онлайн-кассы, деньги, пробивая чеки, просто возвращать сам себе, не класть их на расчетный счет и с дальнейшими этими наличными средствами распоряжаться так, как он хотел.

Собственно говоря, это и было стимулом. Для чего государство это все вносило? Чтобы убрать как можно больше кэша, который никак не подлежал налогообложению. Сейчас остались самые маленькие предприниматели без наемной рабочей силы, и вот им дают еще два года пожить. В дальнейшем, если это введется, а это введется…

Тамара Шорникова: Хорошая, честная фраза вырвалась: «Дают два года пожить». А есть ли какая-то сопоставимая с собираемостью налогов статистика по закрывшимся предприятиям?

Алексей Петропольский: Ну, в «серую» уходит порядка 30–40% предприятий. То есть это примерно сопоставимо с ростом. У нас закрывается, увы, сейчас больше предприятий, чем открывается. И условный рост идет только за счет того, что открывается все больше так называемого дробления. То есть закрывается, допустим, общество с ограниченной ответственностью, а открывается больше индивидуальных предпринимателей. Индивидуальные предприниматели, кто без наемной рабочей силы, постепенно уходят в самозанятые.

И вот это дробление, дабы платить меньше налогов, да, оно происходит. И как бы статистически количество предприятий, может быть, и растет, а качественно, увы, падает.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем Альбину из Краснодарского края. Здравствуйте.

Виталий Млечин: Тоже предприниматель. Альбина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Ваше мнение по поводу онлайн-касс? Используете ли в своем бизнесе или все-таки нет?

Зритель: Добрый день. Вот я хотела сказать, что онлайн-кассы приведут только к еще большему закрытию. Люди не потянут просто. Они бы и рады купить, чтобы спокойно сидеть и работать, но у них фактически не на что брать. Вот я сама работала, предпринимателем была с 96-го года. Ну, сама все время стояла продавцом, как-то выкручивалась. Вы знаете, сейчас жутко ходить по магазинам: пустые магазины, пустые рынки. Посмотришь – ходит какая-нибудь бабка, роется в тряпье, и все. А ведь нужно за товар заплатить, нужно, чтобы он давал отдачу.

И отошли уже те времена, когда по 100%, по 150% крутили товарники на товар. Сейчас товар тоже не дешевый, оптовые цены ведь тоже растут. Вынуждены хотя бы себя содержать и свою семью. И большая часть, я уверена, сейчас бы закрылись, только некуда деть товар, остатки-то большие, хочется каждый раз обновить ассортимент. И получается, что остатки растут, лежит без движения, и закрыть бы. А куда с этим? Ведь его обратно не примут.

Вот что государство поимеет от того, что заставит все-таки даже через два года? Я сомневаюсь, что экономика у нас улучшится, будет только хуже. Почему-то сейчас уже про прогрессивный налог даже и не упоминают. Вот вы сказали: «Хоть бы два года пожить». А пожить-то как? Копейки? С хлеба на воду? Вот так только.

Виталий Млечин: Да, ясна ваша мысль, спасибо большое.

Алексей Петропольский: Все правильно. То есть получается так, что предприниматель вынужден перекладывать все свои расходы в цену товара, а именно на нас с вами, на потребителей. Уже вырос НДС, выросли собираемости, комиссии у банков выросли, какие-то так называемые неналоговые платежи выросли. То есть везде, где можно было предпринимателя, извиняюсь за выражение, ободрать, уже сделали. И вот это, особенно для такой социально нестабильной группы предпринимателей, это просто будет последним шагом.

А учитывая то, что действительно наценка на товар стала меньше, а сетевиков становится с каждым днем все больше… Тысячи сетевых магазинов открываются в день, которые выдавливают частного предпринимателя из торговли и услуг, потому что 70–80% предпринимателей частных занимаются именно торговлей и оказанием каких-либо бытовых услуг для населения. Но с учетом давления корпоративных крупных предприятий им просто не остается возможности заработать. Они сами себя не могут прокормить с учетом того, что расходов у них нет. Им не может дать поставщик такую же цену на товар, как он может дать сети за счет того, что та заберет оптом.

Тамара Шорникова: Десять секунд перед звонком буквально. Есть ли какие-то прогнозы, учитывая понятные расходы? Насколько возможно поднятие цены? Чего ждать в магазинах?

Виталий Млечин: Да-да. Это то, что всех нас волнует как покупателей. К чему нам готовиться? Насколько все подорожает?

Алексей Петропольский: Ну смотрите, средний бизнесмен, который работает сам на себя и не имеет никакой наемной рабочей силы, он не больше миллиона рублей имеет выручки в год. Для него лишний расход в 100 тысяч рублей – это 10%. На 10% он вынужден будет поднять все цены. Но по факту деньги же стоят денег. И это будет поднятие цен более чем на 15–20%.

Тамара Шорникова: Арстан, кажется, Оренбуржье на связи. Арстан, здравствуйте. Алло. Слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Говорите, пожалуйста.

Зритель: Да-да-да. Я по поводу… Я немножко слукавил, но… Алло.

Тамара Шорникова: Мы вас слушаем. Просим вас не лукавить, у вас 30 секунд. Четко и по делу ваш вопрос.

Зритель: Я немножко слукавил здесь. В принципе, у нас все в стране говорят, что все хорошо, олимпиады проходят, за рубежом все прекрасно, все красиво. А в принципе-то, в России жрать нечего…

Тамара Шорникова: Понятно, Арстан, спасибо.

Виталий Млечин: Немножко не по теме.

Тамара Шорникова: Ну, в общем, да, риторика.

Что касается все-таки онлайн-касс. Многие вдруг, вдохновившись новостью о том, что перенесут введение, спрашивают: «А может, отменить для конкретной категории бизнесменов, для нас, для маленьких, для ипэшников и так далее?» Есть что ответить таким оптимистам?

Алексей Петропольский: Конечно, ничего отменят. И закон о самозанятых, который уже был принят, он на сегодняшний момент в добровольной форме, чуть позже он станет в принудительной форме. И запараллелят как раз принятие закона по кассам для всего. Увы, каждый рубль, полученный предпринимателем или физическим лицом, будет декларирован перед государством, как рубль полученный, так и рубль потраченный.

Виталий Млечин: Вы знаете, интересное сейчас сообщение пришло из Москвы: «У меня касса с прошлого года стоит. Но люди, взяв чек на определенную сумму… Получается, что там не прописана покупка. То есть приходят потом с моим чеком и чужим товаром. У меня есть такой же товар, но его у меня не брали. Требуют назад деньги». Тоже такие предприимчивые покупатели встречаются.

Алексей Петропольский: Ну, это не покупатели, а это делает сам продавец. Это тоже возврат из кассы, только делается он фактически другим человеком.

Виталий Млечин: Так?

Алексей Петропольский: Как бы «пришел» человек, купивший этот товар, и вернул его. И деньги из кассы идут как бы обратно, без налогообложения. Ну, что говорить? Количество ресторанов, даже суперпремиальных, в которых не принимают оплату картой…

Виталий Млечин: Да, их очень много становится.

Алексей Петропольский: …оно выросло. Просто приходишь в такие рестораны, которые действительно серьезные. И никогда бы не подумал, что здесь не примут карту. Ну, там просто счета даже бывают, которые надо прессом денег оплачивать. И они, увы, делают почему? У них кассы стоят, и они также возврат делают по чеку.

Виталий Млечин: Алексей, наше время, к сожалению, вышло. У нас в гостях был предприниматель, юрист, эксперт в сфере защиты интересов бизнеса Алексей Петропольский. Мы беседовали об онлайн-кассах.

А прямо сейчас мы быстро вам должны рассказать, о чем пойдет речь сегодня вечером.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (5)
Ирина
Алексей, здравствуйте.Я просмотрела видео и прочитала всё что было ниже,но немного не понятно, нужны ли кассовые аппараты с 1-го июля 2019 года для предпринимателей торгующих вещами в ролетах на ЕНВД без наемных работников или всем перенесли до 2021 го года?
Раиса
Для чего начинают заниматься бизнесом? Чтобы заработать деньги! Заняться любимым делом, которое приносит прибыль. Жизнь так сейчас устроена, за всё надо платить. И открыв своё дело, предприниматель сталкивается с массой проблем. Многие закрываются в первые полгода, потратив личные сбережения, а то и залезть в долги. Меня возмущает наше налогообложение. Как можно, не заработав ничего, с первого дня платить налоги, взносы в ПФ.
Вячеслав
А почему гость не ответил и съехал с ответа женщине председателя ЖСК (ЖСК просто не может быть на ЕНВД)? Зачем онлайн-касса если все платежи идут по-безналу и они все на виду? Если в компании нет оборота наличных денег, зачем эта касса?
Константин
Когда же они подавятся наконец?
Татьяна
Обложили со всех сторон. А конечное звено - потребитель в итоге за всё заплатит.

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео