• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Алексей Смирнов: Для ВИНКов штрафы за некачественный бензин – это горох в спину слона. А вот для малого и среднего бизнеса да, это серьезные деньги

Алексей Смирнов: Для ВИНКов штрафы за некачественный бензин – это горох в спину слона. А вот для малого и среднего бизнеса да, это серьезные деньги

Гости
Алексей Смирнов
руководитель общественной организации «Народный контроль»

Петр Кузнецов: Ну что же, мы продолжаем. Давайте поговорим о качестве нашего бензина. Если вы в последнее время особенно заправлялись чем-то не тем, напишите и попытайтесь прорваться в эфир, рассказать нам об этом. Дело в том, что Роскачество и Минпромторг проверили качество бензина на заправках, но сделали это только пока на Ставрополье. В 7 случаях из 60 там автомобилистам предлагали фальсификат.

Тамара Шорникова: Но при этом в Росстандарте подчеркивают: нарушений стало меньше, доля упала с 14% в 2017 году до 9% в прошлом; среди сетевых АЗС этот показатель составил 3.5%, среди конкурентов несетевых 22%.

Петр Кузнецов: По понятным причинам, да, мы их, правда, еще разберем, там есть свои нюансы. Самое частое нарушение – не та доля серы или октановое число. В Минпромторге тем не менее считают, что в целом ситуация с качеством нашего топлива улучшилась благодаря внедрению новых механизмов надзора на рынке.

Тамара Шорникова: Так это или нет, давайте разбираться. У нас в гостях Алексей Смирнов, руководитель проекта, общественной организации «Народный контроль». Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Алексей Смирнов: День добрый.

Тамара Шорникова: Итак, нарушения есть, но их стало меньше, – это значит, что бензин стал лучше, или все-таки нет?

Алексей Смирнов: Я бы сказал, не лучше, потому что Роскачество, которое провело сейчас проверку… Понимаете, сейчас ситуация на рынке очень хорошая для бизнеса, то есть разница между оптовой ценой и розницей, которая на заправках, порядка 5-7 рублей. Если мы вернемся к истории прошлого года, когда цена была оптовая приравнена к розничной цене, почему тогда был всплеск именно продажи контрафактного топлива? Потому что бизнесу нужно было топливо где-то брать, естественно, они зарабатывают деньги. Поэтому пока сейчас ситуация на рынке такая, какая сейчас есть, хорошая для развития бизнеса, то есть получения прибыли, а мы, потребители, проблем не испытываем, и та цифра, которая указана, 10%, мы с ними согласны. Подождем, что будет весной, когда пойдут сельхозработы и все остальные.

Петр Кузнецов: То есть если будет очередной скачок цен, значит, будет скачок и некачественного топлива?

Алексей Смирнов: Конечно, нужна статистика, да.

Петр Кузнецов: То есть это работает все очень просто.

Алексей Смирнов: Да, это объективные факторы, влияющие именно на нас, потребителей, по продаже некачественного топлива.

Петр Кузнецов: Топливо чаще всего встречается на маленьких независимых станциях, так?

Алексей Смирнов: Не всегда так. Это сейчас модно об этом говорить. Понимаете, если вы покупаете…

Петр Кузнецов: Принято считать, что они тем самым просто выживают на рынке, используя некачественное топливо, дешевое.

Алексей Смирнов: Выживают, да. То есть созданы такие условия, заложниками становимся мы, потребители, потому что мы же не знаем, какое топливо. И благодаря методикам Росстандарта, того же самого Роскачества, которые нам хотя бы поясняют, общественные организации тем же самым занимаются, что они хотя бы выявляют, проводят мониторинг потребителей, знают, где какое качество, то есть это как бы в свободном доступе есть. То есть, конечно, благодаря таким действиям, как сейчас Росстандарт, Роскачество, Минпромторг, конечно, качество улучшается.

Тамара Шорникова: Ставрополье – это пилотная площадка, но многие эксперты думают и говорят о том, что вряд ли в других регионах картина как-то будет отличаться. Вы согласны с этим?

Алексей Смирнов: Да, по стране ситуация везде одинаковая.

Петр Кузнецов: То есть даже в московском регионе подобная картина?

Алексей Смирнов: А чем отличается Москва от Ставрополья? Ну ничем. Понимаете, законы бизнеса везде одинаковые. Как на бирже нет топлива для Ставрополья, как в прошлом году для «малышей», так его и не было для Московской области для «малышей». То есть факторы, влияющие на качество, по России одинаковые, это система.

Петр Кузнецов: Расскажите, пожалуйста, как АЗС сейчас покупают бензин. Какие документы предоставляет поставщик, как проверяется уже на конечной точке, то есть на станции это топливо? Что я еще пропустил в этой цепочке?

Алексей Смирнов: Ну смотрите, самая главная цепочка – это входящий контроль, которого у нас по большому счету в Российской Федерации в большинстве регионов проверить невозможно. Вот мы берем по факту: для того чтобы проверить топливо, нужна лаборатория, – в Иванове нет, в Костроме нет, в Рязанской области Рязанский нефтеперегонный завод. Куда прийти независимому, так сказать, оператору, АЗС, чтобы убедиться в том, что топливо, которое он продает потребителю, соответствует тому качеству, которое ему поставщик задал. То есть, понимаете…

Тамара Шорникова: То есть здесь на веру просто?

Алексей Смирнов: Получается, на веру.

Тамара Шорникова: Документы посмотрел и все.

Петр Кузнецов: Но они же предоставляют паспорт качества?

Алексей Смирнов: Ну в паспорте качества не всегда то, что там написано. То есть, понимаете… Опять же говорю, здесь в чем вся проблема? Оператор, заправщик отвечает перед потребителями, то есть мы верим тому, что предоставил нам заправщик, автозаправочная станция. Документы представляет, паспорт качества, как в техническом регламенте написано, что должны быть указаны физико-химические характеристики на основе проведенных испытаний. Испытаний нет, это уже документ считается формальный. Декларация о соответствии предоставляется той нефтебазой и тем заводом, судя по паспорту, она тоже формальная. Товаросопроводительные документы вообще никто практически не предъявляет, хотя по товаросопроводительной документации мы как общественники видим, откуда топливо пришло, соответствует ли оно декларации. то есть нарушения прав потребителей на заправках, вот мы последний рейд сделали, в 50 заправках 91 нарушение. То есть нарушения не только с качеством, с документами, с экологией, там полностью весь спектр.

Тамара Шорникова: Хорошо, вот нарушения выявлены, каждая 7-я из 60 только на Ставрополье. Дальше что грозит? Какие штрафы?

Алексей Смирнов: Я не знаю, как там грозит. Когда мы выявляем правонарушения, например, наша общественная организация, в прошлом году только один Россстандарт выписал штрафов на 2 миллиона рублей. То есть первый оборотный штраф в Российской Федерации…

Тамара Шорникова: Но это суммарно, а если в пересчете на одного индивидуального предпринимателя, ООО и так далее, владельца?

Алексей Смирнов: Оборотный штраф сейчас от 500 тысяч рублей для конкретного юридического лица, ну как, ИП или юрлицо, от 500 тысяч. Все зависит от оборотов: маленький предприниматель, понятно, там 1%, будет меньше, чем 500 тысяч. Если, конечно, крупная компания, это ВИНК и все остальные, то там, конечно, будет больше, чем 500 тысяч рублей.

Тамара Шорникова: То есть в принципе это по карману заплатить и дальше продавать фальсификат?

Петр Кузнецов: Да, все равно на это идут, мы видим, что санкции не пугают.

Алексей Смирнов: Санкции очень хорошие, они бьют по бизнесу серьезно, потому что первый оборотный штраф, который был в России, был во Владимирской области по нашим документам, штраф был 318 тысяч. И бизнесмен задумался, а стоит ли ему играть в игры с государством, сразу задумался, потому что как бы там ни было, это существенно для малого и среднего бизнеса. Конечно, для ВИНКов это, как говорится, горох в спину слона; для малого и среднего бизнеса 300-500 тысяч – это серьезные деньги. А для нас, потребителей, главное, чтобы качество было хорошим.

Петр Кузнецов: Но все равно же продолжают идти на то, чтобы продавать плохой бензин?

Алексей Смирнов: Повторно у нас никто не был выявлен. Меняются юрлица, меняются учредители, но повторно никто не попадался именно по нашему общественному контролю, который мы проводим, – повторно ни одно юрлицо не попало на штраф.

Петр Кузнецов: Это правда, что еще проблема в том, что у нас сейчас не запрещена реализация продуктов немоторного типа?

Алексей Смирнов: Не запрещена, но для этого есть другие…

Петр Кузнецов: И они появляются в составе, что ухудшает качество бензина?

Алексей Смирнов: В общем, так, сейчас чуть-чуть по-другому. Сейчас не в составе, просто есть два механизма появления этих продуктов на заправке. Одни продают их под видом дизельного топлива, в результате этого появляются штрафы, так называемые средние дистилляты, которые безакцизные, то есть это грязное дизельное топливо, грубо говоря, с большим содержанием серы. То есть те штрафы, которые применяет Росстандарт, – это как раз по тем компаниям, которые под видом дизельного топлива продают дистилляты. Есть компании, которые открыто торгуют дистиллятами, то есть с прошлого года мы с Росстандартом методику отработали, это запрещено.

Петр Кузнецов: Но торгуют открыто.

Алексей Смирнов: Открыто торгуют, да. По закону о защите прав потребителей к ним претензий нет, они честно признали, что они торгуют дистиллятами, хотя там экология вообще никакая. Но для этого есть… Торговля дистиллятами – это нарушение экологических норм, почему у нас каждая… 80% заправок нарушают экологию, наши экологи дают предписание по нашим документам. И плюс это нарушение метрологических норм. Только в этом году компания уже попала на штраф, если мне память не изменяет, во Владимирской области именно за продажу официальную на 100 тысяч рублей, потому что средние дистилляты запрещено реализовывать через колонки, колонки не предназначены для отпуска продукции вот этих средних дистиллятов. Поэтому кто бы там что ни говорил, штрафы пошли, Росстандарт следит…

Петр Кузнецов: Чтобы закрепить – все-таки на каком основании сейчас можно приостановить, вообще остановить работу АЗС?

Алексей Смирнов: Только по решению суда повторно. Если повторно они продают некачественное топливо…

Петр Кузнецов: И по результатам лабораторных исследований.

Алексей Смирнов: Да, конечно, естественно.

Тамара Шорникова: У нас есть звонок, но перед ним короткая ремарка. Вот так оценивают качество, подтверждают, что улучшилось… Звонок, говорят, сорвался, будем ждать следующего, пока SMS. Саха, Якутия: «Несколько лет назад у нас был настолько разбавленный бензин, что машины с полным баком практически не заводились». То есть, видимо, сейчас все-таки действительно качество стало лучше.

Алексей Смирнов: Вы знаете, я в Якутии был часто зимой, там и с хорошим качеством топлива машины особо зимой не заводятся, особенно дизельные, поэтому здесь как к этому относиться…

Тамара Шорникова: Ну да, особенности климата.

Есть ли гарантия сетевой вывески и качества?

Алексей Смирнов: Никакой гарантии нет. Просто, понимаете, я сам… В Ульяновскую область приехали, висит хороший бренд ВИНК. Приезжаю, а под этим брендом висит ИП, когда только кассовый чек я получил, только увидел, что это не ВИНК. Есть такое понятие, как франчайзеры, которые получают бренд и торгуют под их… Есть ВИНКи, которые контролируют своих франчайзеров очень жестко, но, как говорится, и на старуху бывает проруха. Я сам выявлял франчайзеров, которые под брендами торгуют некачественным… Естественно, мы тут же уведомляем главу наших ВИНКов и предупреждаем, что там-то и там-то ваши коллеги, так скажем, честно жить не хотят.

Петр Кузнецов: Это к вопросу о том, что некачественное топливо можно встретить на АЗС, принадлежащих большой, крупной сети.

Алексей Смирнов: Да.

Петр Кузнецов: Звонок послушаем, у нас Виктор из Ростова-на-Дону. Здравствуйте, Виктор.

Зритель: Добрый день.

Петр Кузнецов: Рассказывайте, чем заправляетесь и где.

Зритель: Значит, заправляюсь, стараюсь заправляться на заправках «Роснефти». У меня конкретное предложение по качеству топлива, как бороться с качеством топлива. Нужно обязать всех автозаправщиков, каждую заправку иметь прибор по проверке качества.

Петр Кузнецов: Экспресс-тесты предлагалось же ввести.

Зритель: Тогда у нас исчезнет любой контрафакт. Вот если на заправках, ты подъезжаешь, чтобы убедиться, качественный ли там бензин или нет, берешь прибор, который должен у них находиться, и определяешь качество топлива. Все, только так можно бороться, иначе мы никогда не победим наших контрафактных…

Петр Кузнецов: Виктор, а вы как побеждаете плохое качество бензины? Ни разу не сталкивались?

Зритель: Я стараюсь заправляться только на крупных заправках, АЗС.

Петр Кузнецов: И ни разу проблем не было с автомобилем?

Зритель: Проблемы когда-то были в 1990-х гг., когда действительно…

Петр Кузнецов: В 1990-х гг. у всех были проблемы.

Зритель: …бензин разбавляли, как в том фильме, извините, мочой.

Петр Кузнецов: Ну да.

Зритель: Вот тогда я однажды попал. Перевозили, видимо, клей в цистерне, мои поршни прилипли к цилиндрам.

Петр Кузнецов: Ну да, ладно, 1990-е гг. не считаются.

Зритель: Но я добился, чтобы мне оплатили полностью ремонт, доказал, что это вина именно поставщиков.

Петр Кузнецов: Спасибо вам.

Тамара Шорникова: Слушайте, ну вы счастливчик, потому что по статистике это чуть ли не один случай из ста, доказать, что ремонт или поломка автомобиля как-то сопряжены с качеством бензина, говорят эксперты.

Алексей Смирнов: В прошлом году я выиграл суд во Владимирской области, доказали, более 200 тысяч вернули потребителю. То есть это не проблема…

Тамара Шорникова: А что требуется?

Петр Кузнецов: А что пришлось пройти для этого?

Алексей Смирнов: Ну для меня это не проблема, я и в Вологде выигрывал, и во Владимире. Те, кто меня знают, обращаются в нашу общественную организацию, мы суды ведем бесплатно, то есть это не проблема. Главное вовремя в это окунуться, составить документы правильно, а дальше уже чисто суд.

Петр Кузнецов: Автомобилист понимает, что с автомобилем что-то не то явно после того, как он заправился…

Алексей Смирнов: Именно автосервис, то есть как поведет себя автосервис. Автосервис, как я всем советую, нужно отбирать пробы сразу же с бака, приглашать заправщика, оператора, телеграмма, у кого как, писать заявление сразу же в надзорные органы, чтобы была проведена внеплановая проверка. Тогда это будет подтверждением того факта, что топливо некачественное, уже надзорным органом. Дальше весь комплекс доказательств в суд, суд назначает, как говорится, экспертизу автотехническую, чтобы связь топлива с ремонтом, потому что, может быть, фары перегорели, здесь бензин никоим образом не влияет. То есть автотехническая экспертиза показывает именно причину, причинно-следственную связь, как говорится. И вот я говорю, последний суд в прошлом году, 200 тысяч. То есть опять же опыт есть, судебная практика есть, но это нужно юристам быть специалистами именно на физико-химических характеристиках…

Петр Кузнецов: В 200 тысяч просто был оценен ущерб, нанесенный автомобилю?

Алексей Смирнов: Да, это ремонт автомобиля плюс неустойка.

Тамара Шорникова: А еще вот многие жалуются и, собственно, поэтому говорят, что это практически невозможно, потому что нужно зафиксировать на видео, что бензин именно на этой заправке разливался, иначе как докажешь, что он оттуда и так далее. Это правда или скорее…

Петр Кузнецов: Потому что в баке получается уж точно 2 бензина с разных АЗС…

Тамара Шорникова: Да.

Алексей Смирнов: Смешение нефтепродуктов. Опять же говорю, это все в рамках рассмотрения рассматривается. У нас были случаи, что автомобилист в Вологде вообще заправился в Ярославской области, то есть мы два этих региона связали в единое целое, полмиллиона (BMW Х5) суд присудил взыскать именно с автозаправочной станции в пользу ремонта. Но суд был 1.5 года.

Тамара Шорникова: Ах.

Петр Кузнецов: Сейчас еще один звонок, но вспомним слова Виктора, точнее инициативу Виктора из Ростова-на-Дону, который уже с нами пообщался, по поводу появления так называемых лакмусов на станциях. Мы не поговорили об экспресс-тестах: было же предложение вводить на каждой станции экспресс-тесты.

Алексей Смирнов: Давайте так. На многих автозаправочных станциях эти приборчики есть, это не лакмусовые бумажки. Просто еще раз говорю…

Петр Кузнецов: Ну это условно.

Алексей Смирнов: Ну да. Автозаправочная станция не то что имеет право, она обязана, то есть каждый продавец, неважно, бензин, молоко, продавец отвечает перед потребителем за качество реализуемой продукции. Поэтому механизмы контроля везде прописаны. 55-е постановление, правила продажи отдельных видов товаров – там четко прописано, что если законом предусмотрено проведение экспертизы до продажи, продавец обязан подтвердить вам доказательства проведенной экспертизы.

Почему это не будет работать? Еще раз говорю, потому что заправки сейчас в основном малый и средний бизнес, так называемые «малыши», входной контроль не делают. Поэтому будет у них этот прибор, не будет, это не будет никоим образом работать. Тем более, понимаете, что такое экспресс-методика: пока этот экспресс-метод не внесен в технический регламент как обязательный метод, подтверждающий качество или некачество, к этому прибору можно относиться субъективно. Он может сегодня показать, завтра не может показать, то есть это как бы целый механизм внедрения, сначала изменение нормативной базы, а потом уже внедрение самих приборов, тем более приборов, которые могут показать весь комплекс, то есть написать, лаборатория, которая выезжает, стоит порядка 70-80 миллионов. Кто из малого, среднего бизнеса сможет купить? А плюс это все ляжет в стоимость бензина, то есть мы, потребители, оплатим стоимость этого прибора.

Петр Кузнецов: Этого экспресс-теста.

Алексей Смирнов: Да, то есть увеличение цен.

Тамара Шорникова: Еще один звонок, Георгий из Ставрополья.

Петр Кузнецов: Как раз Ставрополье на связи, пилотный проект. Георгий, здравствуйте, спасибо, что дождались.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Слушаем вас внимательно.

Зритель: Алло, добрый день.

Петр Кузнецов: Добрый. Вот у вас был проведен эксперимент.

Зритель: Меня беспокоит, понимаете… Приезжайте к нам на Ставрополье и посмотрите, пожалуйста, как нас заправляют!

Петр Кузнецов: Специалисты ведь приезжали уже, проверили уже.

Зритель: Вы так говорите, что надо обращаться в суды. Куда мне идти, пенсионеру с 9 тысячами перед гигантами этими, которые миллиардами крутят? Они меня задавят, убьют, даже фамилию не спросят. О чем вы говорите, пожалуйста?

Тамара Шорникова: Георгий, по-вашему, в Ставрополье такая проблема существует? Вам часто приходилось заправляться некачественным бензином? У вас лично были такие истории?

Зритель: Лично было, прямо недалеко от нас, завел, чуть не доехал до Александровского района, еле-еле доехал, понимаете? И неоднократно недоливают. Мы платим полностью, на 10 литров нам 2 литра не заливают. Почему? Почему нас обижают? Почему нет власти?

Петр Кузнецов: Георгий, то есть вам есть с чем идти в суд, но, возвращаясь к началу вашего выступления, вы просто боитесь это делать, да?

Зритель: Я не боюсь, откуда взять такие деньги? И сколько мне нужно бегать по этим судам? Вы знаете, я судился с этими судами…, – не дай бог туда попасть.

Петр Кузнецов: А, все, теперь понятно.

Тамара Шорникова: То есть неперспективно.

Петр Кузнецов: Георгий считает, что очень много денег потратит на все эти экспертизы и сбор бумажек.

Алексей Смирнов: Поэтому мы как общественная организация по защите прав потребителей все суды для потребителей ведем безвозмездно, то бишь даром. Все экспертизы, все, это потом… Если суды выигрываем, естественно, мы возмещаем с ответчика, но потребитель ни копейки не тратит, потому что по большому счету наш потребитель в суд особо-то не ходил. Мы представляем интересы в суде, вот и все. Все зависит от того, есть такие общественные организации, например, в Ставрополье, проводят ли они общественный контроль в той форме, как мы это делаем, или просто это формальная общественная организация, которая просто для вида.

Тамара Шорникова: Есть у нас видеоматериал, давайте посмотрим, приходилось ли заправляться некачественным бензином и как, собственно, люди выбирают АЗС, именно это мы спросили у наших телезрителей, у жителей разных городов. Давайте посмотрим, что они отвечали.

ОПРОС

Петр Кузнецов: Нам пишет Ростовская область: «Проблема не в качестве, а в недоливе», – видимо, это отдельно взятый регион, проблема его. «Все прошлое лето бензин был плохой, машина не ехала», – Бердск, Новосибирская область. Курганская область: «Бензин с нашей заправки замерзает в карбюраторе снегохода». «Проверьте бензин в Пензенской области», – соответственно, просят из Пензенской области. «Самый вкусный у «Лукойла» в Волгоградской области», – причем пишет это Ростовская область, может быть, туда ездит заправляться и назад.

Как автомобилист может непосредственно, уже приехав, понять, то качество или нет? Не знаю, есть же информация на колонке, там куча всего указано.

Алексей Смирнов: Вы понимаете, уже говорили про паспорта, что в основном они не соответствуют тем показателям, которым топливом заправляешься. Тем более особенно это по дизельному топливу в переходный период, когда с осени на зиму, с зимы на лето ты переходишь, происходит смешение нефтепродуктов, и не всегда показатели, например, зимнего соответствуют… Просто топливо показывали неоднократно в YouTube, там белое, то есть это парафины замерзают, потом машина не едет. Можете почувствовать только по своему двигателю.

Петр Кузнецов: Уже потом.

Алексей Смирнов: Конечно, когда уже заправились. Естественно, если вы заправляетесь дистиллятом, дизельным топливом, вы это можете почувствовать по запаху, потому что у дистиллятов очень резкий запах. Почему в последнее время мы выезжаем, общественный контроль, берем с собой газоанализаторы? – просто мы еще не покупая… Это инструментальный контроль выбросов. Не покупая топливо, мы уже по выбросам определяем, приблизительно можем сделать анализ, какое качество нефтепродуктов. Это опять же так называемая экспресс-оценка. Потом уже купили, провели лабораторные испытания, уже понятно, что там дистиллят. То есть запах и как автомобиль себя поведет.

Тамара Шорникова: Еще один звонок, Алексей из Тулы, давайте выслушаем. Алексей, что у вас? Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я бы хотел рассказать, как из-за того, что я некачественный бензин использовал, мне пришлось половину цены автомобиля выплатить, а это в районе 800 тысяч.

Тамара Шорникова: Так, слушаем вас. Где заправились, какие проблемы были после?

Зритель: Дело в том, что на протяжении 2-х лет я заправлял свой автомобиль х***…

Тамара Шорникова: Сорвался звонок, видимо.

Петр Кузнецов: Да.

Алексей Смирнов: По поводу недолива были вопросы. Понимаете, это торговля: что вы торгуете молоком, сыром, маслом – искушение получить больше за меньший проданный вес есть в любой торговле. Единственное, в бензине это так называемый недолив. Но поймать недолив вы можете или когда уже, как сказать, в мерник наливаете и проверяете. Но здесь будут сложности. Верить своему компьютеру не всегда есть правильно, потому что у нас приборы в основном аналоговые, чуть машину поставили под не тем углом, вы изначально видите не тот объем топлива, который у вас в баке остался, поэтому это все субъективное мнение.

Конечно, недолив, статистика говорит, те же самые 10-15% предпринимателей страдают тем же самым недоливом. Но в отличие от сыра и колбасы, где есть контрольные весы в магазине, вы можете перепроверить, на заправке сделать это очень сложно, потому что там целая методика, почему общественники стараются этим не заниматься. Сначала 10 литров нужно в мерное устройство залить, температуру сравнять за свой счет, потом опять долить, замерить. Это очень сложно, это может делать только государственный надзор. Поэтому сложности в проверке недолива большие.

Петр Кузнецов: Какой ваш прогноз? Чего нам ждать, ухудшения, или все-таки опять смотрим на скачки цен и ориентируемся?

Алексей Смирнов: Смотрим на скачки цен и ориентируемся…

Петр Кузнецов: Вот нам говорят, что появились новые механизмы, которые позволяют регулировать каким-то образом рынок.

Алексей Смирнов: Понимаете, когда я прочитал, что пилотный проект в Ставрополье, мы этим занимаемся с 2005 года. Росстандарт прекрасно знает, что мы передовики, наша общественная организация. Кроме общественного контроля никто ничего еще пока не придумал, потому что сейчас малый и средний бизнес от проверок ушел, внеплановые проверки по ним не проводят, вся статистика говорит, что крупные нарушения, основные нарушения – это субъекты малого и среднего бизнеса, которые могут проверить только после обращения.

Единственный, кто может обратиться, – это общественные организации, которые проводят свой мониторинг. Поэтому если не будет жесткого общественного контроля, как в Нижегородской области, Владимирской, в Москве и Московской области, когда общественники сами помогают Росстандарту выявить и добавляются наказаний, ситуация просто не изменится.

Петр Кузнецов: Соответственно мониторинг дает и снижение статистики по некачественному топливу, понятно.

Алексей Смирнов: Конечно, то есть наказание.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Тамара Шорникова: Говорили о том, как защитить свои права и что делать, если вам попался некачественный бензин, вместе с Алексеем Смирновым, руководителем проекта, общественной организации «Народный контроль».

Это были темы дневного эфира программы «Отражение», а сейчас расскажем, о чем будем говорить вечером.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

О качестве бензина

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты