• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Алексей Яшкин: Газифицировать всю страну невозможно, но организовать доставку дров инвалидам и пожилым - посильная задача для глав муниципалитетов

Алексей Яшкин: Газифицировать всю страну невозможно, но организовать доставку дров инвалидам и пожилым - посильная задача для глав муниципалитетов

Гости
Алексей Яшкин
к.э.н , доцент кафедры государственного и муниципального управления РЭУ им.Г.В. Плеханова

Марина Калинина: Ну, прежде чем перейти к первой теме, которую мы будем обсуждать сегодня в прямом эфире, мы хотим вам напомнить, что на этой неделе спрашиваем вас о зарплатах учителей. Сколько вы получаете, какова ваша нагрузка, какой предмет вы преподаете, и в каком регионе вы живете. Пожалуйста, присылайте эту информацию на наш смс портал. Уже завтра подведем итоги этого опроса.

Александр Денисов: Вместе с вами обсудим. Ну, и переходим к теме обсуждения. Кто в банк, кто по дрова. Вот так переходим к большой теме. Не могли не обратить внимание на историю, которая произошла в Вологодской области, где пенсионерка Валентина Вячеславова оформила займ, кто бы мог подумать, на что, на дрова.

Марина Калинина: Ну, эта история, кстати, чуть было не закончилась действительно печально, если бы не помогли интернет пользователи. Они собрали деньги для пенсионерки, которая запуталась в результате в долгах, но, впрочем, давайте обо всем по порядку. В своем доме Валентина Вячеславова живет с дочерью и внуком, причем бюджет – это пенсия Валентины, 8 770 рублей и зарплата дочери, 10 000. Дом в ветхом состоянии, пол, стены прогнили, чтобы протопить его как следует, уходит дров количество приличное. За зиму где-то 4 машины. В прошлом году Валентина Александровна заняла дл этого в банке 80 000 рублей, отдать не смогла, пришлось занимать еще раз. И когда наступили холода, стала уже ходить в лес с тележкой за валежником, надо было все-таки чем-то топить.

«СЮЖЕТ»

Александр Денисов: Сюжет о пенсионерке прошел по местному кагалу, после этого ее двор завалили дровами. Целую машину выгрузил некий предприниматель. На следующий день московский блогер привез еще две машины уже колотых поленьев. 83 000 рублей для нее собрали интернет пользователи и передали, чтобы она вернула деньги банку. Ну, вот глава сельского поселения разъяснил потом, что Валентина Вячеславова имела право на 25 кубометров дров, могла даже вернуть половину этих денег, потраченных на приобретение, но не воспользовалась всем этим.

Марина Калинина: Ну, видимо, на то были свои причины. Потому, что надо было, видимо, собирать кучу бумажек и куда-то идти с этими бумажками.

Александр Денисов: Безусловно.

Марина Калинина: А она человек пожилой и ей это сделать сложно. Как и многим другим жителям нашей страны. Давайте несколько цифр приведу. Уровень газификации сельских территорий нашей страны в этом году составил 59,2%. То есть, почти 41% сел и деревень до сих пор отапливаются дровами или углем. При этом, в деревнях живут в основном пенсионеры, в России сельское население составляет около 26% или же 37,5 миллионов человек, это около 11% населения, или же больше 15 миллионов человек. И эти 15 миллионов человек в XXI веке отапливают свои дома дровами и углем. Для того, чтобы отопить, мы посчитали, 1 дом в зимний период нужно заготовить порядка 15-20 кубометров дров, это 3-4 машины. Каждая из которых стоит от 5 000 до 10 000 рублей. Для пенсионеров, как вы сами понимаете, и инвалидов, тем более, эти деньги весьма значительны. А у кого-то их просто нет.

Александр Денисов: Ну, эту тему будем обсуждать, разбираться в этих схемах поставки дров в сельской местности с нашим гостем, Алексеем Яшкиным, кандидатом экономических наук, доцентом кафедры государственного и муниципального управления университета имени Плеханова.

Алексей Яшкин: Здравствуйте.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Александр Денисов: Алексей, добрый день. Вот как получалось, что?

Марина Калинина: Впечатлила вас история?

Александр Денисов: Да. Микрофинансовая организация оказалась ближе, чем департамент лесного хозяйства, чем муниципалитет, вот где этим и должны были заниматься, оформить ей делянку. Почему банкиры оказались ближе в данной истории?

Алексей Яшкин: Ну, на самом деле, я думаю, что случай это не единичный.

Марина Калинина: Далеко не единичный.

Алексей Яшкин: Да. И тут целый ряд проблем, начиная от, как вы правильно заметили, сбора всех необходимых документов ля того, чтобы получить необходимые льготы, субсидии на оплату вот этих вот дров, либо другого какого-то, то есть, там, угля, например. Также есть другие проблемы. В частности, вот если привезли эти дрова, кто их будет складывать? Одиноким пенсионерам зачастую переложить 20 кубометров, да?

Марина Калинина: Давайте начнем с того, кто их привезет, сначала.

Алексей Яшкин: А, да. Если по порядку, то, конечно же, существует уже достаточно отлаженный механизм, как заказать эти дрова, как получить эти дрова. Можно получить эти дрова на делянке, соответственно, спилить, привезти.

Александр Денисов: Нанять рабочих для этого.

Алексей Яшкин: Ну, нанять для этого рабочих. Кто живет в сельской местности в возрасте как раз работоспособном, тот может самостоятельно. Но, это время, это силы, ну, и 20 кубометров, это действительно приличный объем. Если же говорить о пенсионерах, это, конечно же, покупка уже готовых дров. Опять же, получение дополнительных льгот, субсидий. И здесь отдельная проблема, потому, что ха дрова надо заплатить сначала, а потом возврат произойдет от государства. И откуда взять, вот, как в данном случае, в вашем сюжете, взять 80 000 одновременно, для покупки дров, а потом получить от государства, вот вопрос! Откуда брать эти деньги пенсионеру?

Александр Денисов: Алексей, тут, уже раз мы, так сказать, копаемся в бумажках, сразу вопрос. Где взять подтверждающие документы? Вот допустим, она имеет право на возврат 50% вот от потраченной суммы. Все же нанимают, договариваются по-соседски. Там никто чеков не выпишет, накладных не даст. Как эти бумаги подтверждать? Потраченные деньги – тоже вопрос.

Алексей Яшкин: Ну, вообще, есть организации, которые занимаются поставкой этих дров, нужно получать через них. Действительно, покупают через знакомых, покупают у так называемых «черных» дровосеков, которые привозят. Ну, с этих средств, естественно, никакой возврат уже невозможно получить. А так, механизм, как правило, это через отдел социальной защиты в местном муниципалитете.

Марина Калинина: А почему муниципалитеты вот не занимаются тем, чем они должны, по сути, заниматься, а бросают все вот так на произвол судьбы, как говорится? И на плечи вот этих несчастных пенсионеров, которые, в общем-то, и здоровьем не отличаются хорошим и денег у них нет. Ну, неужели сложно организовать систему доставки этих дров? Договориться там с какой-то компанией, которая это привезет, допустим, там, не думаю, что это дорого стоит.

Алексей Яшкин: Достаточно дорого, на самом деле выйдет. Поясню, в чем дело. Муниципалитеты у нас бедные. У нас всего лишь 6% всех бюджетных средств приходится на муниципалитеты.

Марина Калинина: Ну, хорошо. Муниципалитеты, в принципе, должны этим заниматься?

Алексей Яшкин: Напрямую нет. У них такого обязательства, именно в той форме, чтобы организовать, привезти и так далее, такой нету. Такой вот именно задачи перед ними не стоит. Они должны…

Марина Калинина: А что они должны тогда?

Алексей Яшкин: Помогать, содействовать в организации. Они должны помочь получить вот эти вот субсидии при необходимости. Правильно организовать получение льгот. Напрямую, просто вот взять и обеспечивать дровами, я поясню, в чем дело. Дело в том, что у каждого человека, который проживает на селе в доме, который не отапливается газом, площадь дома разная. Соответственно, разное количество дров необходимо. Разное количество жителей проживает. Поэтому, вот прикидки, когда, там, 15-20, они же, эти 15-20 кубометров на сезон, они же условно. У кого-то это больше, у кого-то это меньше. Вот поэтому здесь индивидуальный подход и не более того.

Александр Денисов: Давайте послушаем телезрителя, дозвонился Сергей из Великого Новгорода. Сергей, добрый день.

Александр Денисов: Простите, Евгений.

Марина Калинина: Нас поправили.

Александр Денисов: Евгений из Нижегородской области. Евгений, добрый день.

Зритель: Здравствуйте. Дело в том, что у нас аналогичная ситуация. Дело в том, мы пытались, конечно, получить помощь на дрова, но нам выделили всего полторы тысячи. И, несмотря на то, что у нас два инвалида в семье прописано, вот. Таким образом, получается, что дров, практически. Негде достать. Хотя и живем рядом с лесом. В итоге получается, что администрация не помогает в возможности отопления дома, вот. И отапливаться практически нечем.

Александр Денисов: А почему невозможно достать дрова? То есть, вам делянку предоставили где-то далеко? Вы не можете нанять машину и рабочих?

Марина Калинина: Или вообще не предоставили?

Зритель: Дело в том, что чтобы хлопотать, вот для того, чтобы предоставили делянку, необходимо, опять же, время, также плюс к тому еще возможность доставки, плюс нарезки дров. То есть, это надо рабочую силу, чтобы нарезали, а потом – доставка. Это опять же в копеечку обходится.

Александр Денисов: А во сколько? Вы подсчитывали, сколько вам нужно потратить, чтобы нанять рабочих, которые бы срубили, распилили, привезли?

Зритель: По идее. По идее проще, конечно, было бы просто заказать готовых, нарезанных, нарубленных дров. По 8 000 машина у нас. Вот. Так что, что так, что этак, все одинаково. Но по деньгам получается невыгодно и просто негде брать. Но это местность безработная, можно так сказать, работы нет нигде, и в этом случае получается, если ехать куда-то на вахту, зарабатывать денег, а тем временем что, родители замерзать должны, что ли?

Марина Калинина: Понятно, спасибо большое. Это вот история из Нижегородской области. Прочитаю несколько ваших сообщений. Во Владимирской области, поселок Чулково – «Если есть регистрация и есть баня, дрова выпишут. Бани нет и дров нет». Башкирия – «Жили, работали в совхозе Челябинской области. Дрова и уголь возили по списку, в первую очередь ветеранам войны и труда. Затем уже всем по порядку, никого не обделяли, никто не замерзал». Приморский край – «Закон с бесплатными дровами работает вяло. Как при капитализме может что-то быть бесплатно?». Ну и таки сообщений очень много. Вот – «Иметь право на кубометры и получить их – не одно и то же». Вот такая вот история. Есть ли вообще какие-то положительные примеры в наших регионах, где с этим нет проблем? Или это вообще проблема всей страны? Всеобщая?

Алексей Яшкин: Вы знаете, здесь нужно даже говорить не о регионах, а о муниципалитетах.

Марина Калинина: О маленьких деревушках, где как-то, может быть, что-то налажено.

Алексей Яшкин: Да, о маленьких поселках. Да, муниципальные образования, муниципальные районы. Потому, что в первую очередь это вопрос организации правильной. Правильной организации подхода, по сути, к обеспечению дровами.

Марина Калинина: Хорошо, как там все организовано? Если это правильно? Вот как пример какой-то, чтоб послужил другим муниципалитетам.

Алексей Яшкин: Как пример, здесь приводили хороший пример, что муниципальное образование привозит дрова пенсионерам, по сути, организовывая доставку инвалидам и всем остальным, то есть в порядке живой очереди. Это, действительно, положительный пример. Но, таких поселков, таких, маленьких каких-то деревень, их очень, очень мало. И все опять зависит от людей.

Александр Денисов: Пример могу привести. Я вот недавно наткнулся на сообщение, что Кожемяко, когда еще был на Сахалине, он потребовал ввести такую простую, жесткую систему поставки дров. Там у них замерзали 2 населенных пункта, Хоэ, Танге, как-то так они называются. И он потребовал, чтобы муниципалитеты наладили поставки. То есть, в данном случае губернатор может нажать на них, чтобы они разбирались с этим вопросом, а не отговаривались, что мол, на аукцион никто не приходит, нет желающих подвозить дрова, это не выгодно. Вот в данном случае губернатор это может сделать.

Алексей Яшкин: Опять же, да, естественно, если сверху будет поступать такое указание, то, конечно же, муниципальные образования будут, как правило, выполнять вот эти вот указания. Опять же, при наличии возможности, при наличии средств и так далее. Опять же, ну, вот здесь, если говорить о Сахалине, о Дальнем Востоке, надо понимать, что там, наверное, самый наименьший уровень газификации. Да, для них эта проблема особо остро стоит. Хотя проблема с поступление дров, она даже здесь, в Подмосковье.

Марина Калинина: Проблема газификации стоит вообще остро во всей стране. Об этом мы чуть позже поговорим. Еще 1 сообщение прочту. Это вообще ужас, конечно. Удмуртия – «Моя знакомая каждый день обходит мусорки, собирает дверные косяки, оконные рамы, и тому подобное. Этим отапливает дом». Вот такая вот история. Давайте посмотрим еще пару сюжетов, из Пермского края и из Самарской области. Как там обстоят дела с дровами?

«СЮЖЕТ»

Александр Денисов: Ну, вот фраза - «Дайте газ перед смертью», как вам?

Алексей Яшкин: Ну, она цепляет. Действительно есть, есть ощущение того, что не все мы выполняем для того, чтобы люди жили хорошо.

Марина Калинина: Да, уж, далеко не все. Давайте Алексея послушаем из Ленинградской области нам дозвонился. Алексей, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Да, вот говорят, газификация, все хорошо, конечно. Только газ, к сожалению, подходит только до поселка и идет, допустим, по улицам. А чтоб подключиться потребителю, нужно заплатить 300 000 рублей. Даже с учетом того ,что Ленинградская область недалеко от Петербурга, где есть хорошие заработки, все равно это очень дорогостоящее удовольствие. И поэтому, к сожалению, многие топят дровами и углем. И вот допустим, у меня отец, когда живет за городом, у него за ночь в холодную зиму уходит 3 ведра угля.

Марина Калинина: Ну, а вот те самые муниципалитеты, никак не готовы помочь в том ,чтобы провести газ, непосредственно до домов? Как то посодействовать, организовать?

Зритель: Там лимит 11 метров идет. Вот до 11 метров там какие-то льготы идут. После 11 метров, соответственно, уже по полной стоимости. Поэтому, это без вариантов.

Марина Калинина: Спасибо большое. Еще один Алексей, из Алтайского края на сей раз. Алексей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, студия, здравствуйте, ведущие. Ну, примерно такая же ситуация и в Алтайском крае. Я вам скажу, Кузбасс у нас рядышком.

Марина Калинина: Ну, не далеко.

Зритель: 450 километров, да 450 километром, ну, по прямой там или не по прямой, какая разница.

Марина Калинина: И сколько стоит у вас уголь?

Зритель: Уголь стоит 3 500 рублей тонна. Дело в том, что отпускная цена в Кузбассе, в Кузбассе отпускная цена – 2 200, 2 300 за тонну. В Кузбассе, но его надо же привезти еще. Вот длинномеры эти большие возят. Ну, вот берем. Сейчас уже пользуемся в мешках, 100 рублей мешок. Мешок привозят, вот мешком топимся, хватит, не хватит. Дело в том, что, ну, с дровами та же самая ситуация. Никто здесь никаких делянок не выделяет. Кстати, газ на углу, на углу, скажем так. В позапрошлом году просили 120 000 за подключение, значит. Но, дело в том, что труба-то это одно дело, мне ж надо газовый котел купить. Мне же надо отопление водяное, так я печку топлю, а так – водяное отопление. И вы там привет Скабеевой с Поповым передайте, там, с Алтайского края, чтоб они сильно-то за Украину то не переживали. У нас такая же проблема и здесь, мы тоже замерзаем. Вы представляете, 100 рублей при пенсии 8 000 рублей у инвалида 2-й группы? Как вы считаете, какие дрова у меня, какой лес? Куда я поеду?

Александр Денисов: Понятно, спасибо. Алексей. Вопрос. Если взвесить расходы, в перспективе, что проще? В итоге подключить, газифицировать эти села, или все-таки наладить понятную, внятную с четким тарифом систему вот обеспечения дров? Чтобы подвозили.

Марина Калинина: Вот у всех возникает вопрос, как в газодобывающей стране такое огромное количество населенных пунктов не подключено до сих пор к газу? То есть, труба доведена до какого-то расстояния, а дальше – вот что хочешь, то и делай. До миллиона доходит стоимость подключения.

Александр Денисов: Что выгоднее все-таки? Продолжать дровами, дрова жечь или все-таки решить вопрос с газом раз и навсегда? Это будет дешевле и проще.

Алексей Яшкин: Ну, начну с того, что полностью газифицировать это, скажем так, это нереальная задача.

Александр Денисов: Утопия?

Алексей Яшкин: Да. По оценкам экспертов, газифицировать мы можем до 90% нашей территории.

Марина Калинина: Ну, подождите. Дмитрий Медведев в 2007 году, будучи вице-премьером, главой совета директоров «Газпрома» сообщил о реальной возможности, читаю дословно, «Полностью газифицировать всю Россию в течение 10-летнего срока». 10 лет прошло, обещание не выполнено.

Алексей Яшкин: Ну, за 10 лет было увеличено приблизительно на 10% количество газифицированных территорий. Вот при этом средства, которые были затрачены колоссальные, это сотни миллиардов рублей. На эти 10%. Опять же, надо понимать, что в первую очередь газифицировали то, что поближе. Да? То есть, там, где население побольше и туда, куда тянуть ветки ближе. Если мы говорим самое отдаленное, то цифры будут вырастать в разы. То есть, каждый процент дополнительно газификации будет становиться все дороже, и дороже, и дороже.

Марина Калинина: Ну, то есть, получается, что маленькие населенные пункты, где живут старики в основном, вообще никому не нужны? Никто о них не думает?

Алексей Яшкин: Ну, вы знаете, старики нужны, о стариках думают, но в данном случае это конечно крайне дорога, очень дорого. Тут, поясню, в чем дело. Государство же оно деньги не из воздуха берет. То есть, оно берет их из бюджета. Если оно возьмет какую-то часть.

Марина Калинина: Оно берет их у нас. Потому, что мы бюджет этот пополняем.

Алексей Яшкин: В том то все и дело, что если оно возьмет значительную часть средств на газификацию, то значит, этой значительной части средств не достанется всем остальным. То есть, не будут сделаны дороги, то есть, не будет увеличения зарплат бюджетникам, и так далее и тому подобное.

Александр Денисов: Как выстроить?..

Марина Калинина: Смотрите, есть нефтяные компании, достаточно большое их количество, как крупные, так и мелкие, которые, в общем-то, неплохо зарабатывают на добыче газа, на газопроводах, и так далее. То есть, в принципе, почему их не привлечь? Довести вот эти вот трубы до непосредственно потребителей. А не бросать их на полпути, и, в общем, вроде как труба есть, а газом пользоваться невозможно, потому, что довести его очень дорого.

Алексей Яшкин: Ну. вот опять же мы возвращаемся к тому, что это крайне дорогое, дорогая необходимость. Вот подведение вот этих вот труб и даже вот при условии, при тех доходах «Газпрома», которые были в 2000-х годах, и то они не смогли газифицировать страну. Ну, а смогли там, на 10% всего лишь увеличить. При текущей конъюнктуре рынка, естественно, это будет снижаться. Эта возможность будет снижаться. Ну, и второй, наверное, момент, госкорпорации, которые там, на 50 и более процентов принадлежат государству, они же тоже часть свое прибыли отдают в бюджет. То есть, если мы заставим госкорпорации выполнять вот это социальное обязательство, то опять же, бюджет недополучит, и опять же это поступление в бюджет, уменьшение где-то в других.

Марина Калинина: Да это все понятно, но просто получается, что как бы спасение утопающего – дело рук самого утопающего. То есть, люди сидят без газа. Получается, что для газовых компаний это очень дорого, а для людей, которым нужен газ, которые получают небольшие зарплаты и пенсии, а для них это вроде как нормально. Они берут займы, кредиты для того, чтобы оплатить там те же дрова, или провести там кусок трубы до своего дома. Где логика?

Алексей Яшкин: Я поясню. Вообще вот если говорить о газификации, здесь надо разделить на 3 составляющие. Первое, это проведение газа до территории населенного пункта. Разведение газа на территории населенного пункта и доведение непосредственно до потребителя вот этого газа. На каждом участке существует целый ряд своих проблем, и существуют определенные затраты. Начиная от момента поступления газа на территории, за газ уже, за разводку газа, да, за затраты, отвечает муниципальное образование.

Марина Калинина: Опять же.

Алексей Яшкин: Опять же, у которого нету на это элементарно средств.

Марина Калинина: А зачем они вообще нужны тогда? Вопрос возникает.

Алексей Яшкин: Кто?

Марина Калинина: Муниципальные образования.

Алексей Яшкин: Для организации жизнедеятельности жителей населенного пункта, в первую очередь. Потому, что, ну, я поясню, так выстроена система нашего финансирования, что всего лишь 6% всех денежных средств остается на уровне муниципальных образований. Все остальное уходит на уровень Субъектов и федеральном уровне. А задач перед муниципальным образованием стоит просто колоссальное множество. И, соответственно, давить и требовать что-то с муниципалитетов можно конечно, но это нереально. Вот вопрос в другом, как муниципальные образования могут без использования денежных средств организовать работу.

Марина Калинина: Вот. Но если они должны организовывать, то почему не организовывают тогда? Так, чтобы было людям доступно.

Алексей Яшкин: Понимаете, проблема с дровами это одна из множества проблем, которые имеют опять же общие корни. Как ни странно может быть, как многим покажется это неправильно, да, но суть такая же. То есть, у нас во многих домах в селах нет воды в доме. То есть, люди ходят колодец, где-то колонки на улицах и так далее. Перебои со светом существуют, нередкие. То есть, связи нету. И так далее. Это все звенья, по сути, одной большой цепи. И взять и решить, одну проблему, да, можно конечно решить через какое-то количество времени. Но другая проблема появится и так далее. Поэтому, здесь, я лично считаю, что другой механизм, даже другой подход должен быть. Нужно привлекать и стимулировать за организацию без дополнительного финансирования.

Александр Денисов: Ну, каким образом? То есть, проводить конкурс? Сказать, вот ребята выходим, вот такой-то, такой-то тариф, кто хочет, давайте, подключайтесь к поставкам дров.

Марина Калинина: Почему не ведутся переговоры с местными нефтяными компаниями большими? Там, чтобы они снизили цену, чтобы, ну, какие-то договоренности могут же быть. Почему муниципалитеты не работают? Не торгуются, не выполняют свои обязанности?

Алексей Яшкин: А у них нету возможности для торговли. Они что будут, то есть, они как будут требовать у тех же нефтегазовых компаний?

Марина Калинина: Они могут выступать как посредники.

Александр Денисов: Ну, ладно, с газовыми компаниями понятно, разобраться невозможно, это утопия. Поставим точку. Если с дровами то в итоге разбираться нужно, почему ситуация выглядит таким образом – дали делянки, доехал кто-то них, не доехал, бог его знает? Почему, я повторюсь, не проводить аукционы? С внятными тарифами?

Марина Калинина: Ну, с углем тем же.

Александр Денисов: Да. Сказать, что вот, на поставку подключаемся. Ну, если нет, тогда менять тариф. Но чтобы была четкая понятная схема для всех.

Алексей Яшкин: Ну, по поводу аукциона, по поводу поставок. Мы возвращаемся к тому ,что в первую очередь у нас население самостоятельно сейчас закупает, вот это вот, ну, дрова либо уголь. И потом на затраченные средства происходит определенный возврат, если это требуется. Да, опять же, я хочу подчеркнуть, далеко не всем полагается вот этот возврат. Соответственно, если вот этот возврат, то есть, если не делать этот возврат, а изначально сразу же привлекать средства. То есть, средства привлекать не от населения, а выделять, либо муниципальное образование, либо предприятие, которое изначально вкладывается, а потом получает деньги от государства, возвращаемся к первой проблеме, у муниципальных образований нету на это средств. Частные компании говорят, а зачем, у нас и так все хорошо. Поменять полностью весь механизм на уровне государства можно. Скажем так, можно пытаться, вопрос, даст ли это положительный эффект. Потому, что как правило, организации, которые занимаются вот заготовкой дров, это маленькие организации, у них отсутствуют свободные денежные средства. То есть, они, предположим, они вкладывают денежные средства. Они, ну, нанимают рабочих, они вырубают лес. Пилят его, потом колют его, довозят, выгружают. А потом, спустя 3-4 месяца им только возвращают деньги из государства. А зарплату они из чего платить будут? Соответственно, малый бизнес начнет умирать, в данном случае. Останется 1-2 компании, ну простите, мы снова возвращаемся к коррупционной составляющей.

Марина Калинина: Давайте послушаем Николая из Омской области. Николай, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Да, говорите, пожалуйста.

Зритель: Дело в том, дело в том, что у нас отводят делянки, а потом отправляют в Новосибирск, утверждать их. Вот на данный момент более 70-ти делянок отвели, а половина вернулись назад. Там сказали, что якобы у нас нету, у них, то есть, на компьютере леса. Хотя у нас воочию вот он, отведенный. Вот как это понять? Потому, что наши лесхозы, на местном уровне, они ни на что не имеют права, ничего не могут решать.

Александр Денисов: Николай, не очень понятно, вы для себя. Для себя рубите дрова или вы занимаетесь этим бизнесом?

Зритель: Я раньше занимался этим, как говориться, для населения. У меня машина, у меня трактор, все есть. Но я не стал заниматься, потому, что у меня здоровья не стало. Ну, дело в том, что другие люди, и для себя, вот сейчас мне надо отвести делянку, получается, я должен ждать 2-3 месяца.

Александр Денисов: Ждать, пока вам ее выделят 2-3 месяца?

Зритель: Да.

Марина Калинина: А ждать то чего? Документов? Пока у них в компьютере это появится? Или что? Я, не очень понятно.

Зритель: Нет. Понимаете, дело в том, что у них нет, ревизия не сделана. Получается так. У нас вот лес стоит, отвели деляну, все, лесники. Отправляют туда. А они говорят, а у нас нету в компьютере этого леса. Там болото должно стоять, а вы говорите – лес.

Александр Денисов: Ну, понятно, несогласованность между ведомствами. Понятно, понятно.

Марина Калинина: Спасибо, понятная ситуация. Вот как такие, насколько часто такие истории, что просто несогласованность документов, карт каких-то. Где есть лес, где болото, где поляна там, не знаю, что еще.

Алексей Яшкин: Вообще это не только с лесом. У нас масса проблем с несогласованностью документов, с документами, поэтому, ну, к сожалению, этот случай не единичный. Да и отрасль эта не единичная. Единственно здесь, в данном случае, по сути, это как малый предприниматель, да, как я понял мужчина?

Александр Денисов: Раньше занимался.

Марина Калинина: Раньше.

Алексей Яшкин: Да, раньше занимался. Вот, ну, можно посоветовать только опять же как-то, какая-то выжидательная позиция изначально. То есть, если там 3 месяца нужно на делянку, то начинать этот вопрос решать не в октябре, а хотя бы там, в июне, в июле, чтобы успеть к моменту заготовки дров.

Александр Денисов: То есть, возможно, эта Вологодская пенсионерка могла прийти в департамент лесного хозяйства, ей бы выделили делянку.

Алексей Яшкин: Да, да.

Александр Денисов: Потом бы выяснилось, что на делянке ничего нет, нужно еще в другое ведомство сбегать, там еще какую-то справку получить.

Марина Калинина: Сбегать! Это хорошо сказано.

Алексей Яшкин: То есть, ситуация, скажем честно, прям правде в глаза, такая ситуация возникнуть могла. Да, но такие ситуации опять же вот они встречаются везде. Я не могу сказать, что это массовое. Да, то есть, но вот какие-то единичные случаи они имеют место и вообще механизм длительный достаточно. Ну, как длительный, занимает несколько дней до того, чтоб получить эту делянку. Как правило. Вот, но на местах достаточно вопрос решаем. То есть, по сути, получается документы в лесничество, лесник выделяет делянку, и потом уже там начинают.

Марина Калинина: Есть еще один звонок из Московской области, Валерий. Валерий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Вы меня слышите?

Марина Калинина: Да. Прекрасно слышим.

Зритель: Я Валерий. Значит, вот спасаю наших бабушек, дедушек ветеранов войны, труда, тыла. Деревня Владычино, Егорьевского района, 100 километров от Москвы. Увидев, как бабушка в 5-м году, проезжал мимо деревни, колуном машет, 90 лет с лишним, она себе добывает дрова. У меня слезы потекли, был декабрь месяц. И с 5-го года по 16 год по май, мы бились, бились и нам прислали, значит, письмо бесполезное. Письмо прислала администрация президента и там говорят, если 200 человек будет прописано в деревне, деревня большая, 2,7 километров, тогда дадим газ. Прописанных около сотни. Если не будет прописанных, газ не дадим. И люди обратились, бабушки, дедушки собрали, значит, все подписи, 532 подпись и отправили Бараку Обаме. Спаси, сохрани. Нас никто не хочет видеть в нашей России. За что, говорят, мы воевали? И в августе 16-го года вышел фильм в интернете, как Егорьевские ветераны ищут спасения у президента США, фильм вышел, приехали телевидение Франции, Германии, на всю Европу показали. Они смеются, как же так, говорят, нету в Европе, говорят, ни одной деревни, чтобы не было газа.

Александр Денисов: Ну, и что, вам помогли в Вашингтоне? Привезли дров?

Зритель: И знаете что? И губернатор зашевелился. В январе вызвал Ильинский, зам. губернатора, и говорит, все, говорит, вы включены в программу, 17-й год вас будем газифицировать. И газифицировали эту деревню за 75 тысяч газ в дом, но в каждый дом по деревне пустили среднее давление. И у меня вот вопрос, в каждый дом поставили регулятор давления за 35 тыщ. Настенный. И за этот регулятор всех обязали заплатить. Срок действия 6 лет, покупай новый. Все вот возмущаются, и не знают, где найти эту защиту. Вот правомерно ли, хотя по всем правилам подписанным, значит, президентом, нашим Медведевым подписанные правила подключения, газификации, там написано, што заявитель обязан купить плиту, котел и счетчик. Все.

Александр Денисов: То есть, Валерий, я так понимаю, без газа было плохо, и с газом тоже нехорошо, правильно?

Зритель: Ну, а как, есть ответ на этот вопрос? Почему вот заставили платить жителей за регуляторы давления?

Марина Калинина: Ну, спасибо большое за ваш звонок. Конечно занятная история.

Александр Денисов: Н, за что-то же нужно заплатить? За технику, если она требуется по правилам установки.

Алексей Яшкин: Знаете, я даже как-то не ожидал, что такое может быть. Я не готов сказать, насколько это правомерно или нет, но я бы рекомендовал в данном случае все-таки обратиться в прокуратуру. Пусть они выясняют, насколько правомерно было решение, вот требовать устанавливать вот такие вот устройства дорогие. И требовать за них плату. Потому, что ну, я про такое даже не слышал.

Марина Калинина: Ну, вы, как доцент кафедры «Государственного муниципального управления» вот вы со своей позиции, вот как преподаватель, вы же преподаете, правильно, то есть, к вам приходят студенты. Вы их учите управлять. Потом эти студенты идут работать куда-то, не обязательно в городе, также на селе и так далее, и так далее. Уезжают в свои регионы. То есть, получается, что то, чему вы их учите они, потом это забывают что ли? Или как? То есть, что происходит? Что вы им в головы вкладываете? Как они должны действовать? И почему этого не происходит? Или это вот два разных мира, институт и жизнь?

Алексей Яшкин: Хороший вопрос. Я поясню, наверное, в чем дело. Дело в том, что механизм государственного управления, он не настолько простой, как, допустим, управление в бизнесе. Возможностей у чиновника на решение определенных проблем у него, практически они ограничены рамками. То есть, обложен документами со всех сторон. И реализовать какую-то инициативу зачастую невозможно. На уровне муниципальных образований вроде как свободы больше, но там денег нету. На уровне регионов денег больше, зато свобод еще меньше становится. И возникает вопрос, как же можно другим путем? Вот здесь предыдущий выступающий, который по телефону звонил, он сказал, что помогает бабушкам, помогает им колоть дрова и так далее.

Марина Калинина: Ну, «Тимуровцы» такие возвращаются в наши села и деревни.

Алексей Яшкин: Я, на самом деле, как раз говорил, когда про организацию, что на уровне муниципальных образований главы должны стимулировать организационные процессы. Ну, есть департаменты образования.

Марина Калинина: Ну, что, собрать школьников и пойти колоть дрова?

Алексей Яшкин: Колоть дрова, конечно же, нельзя, потому, что там, это труд опасный. Но зачастую привозят эти машины дров, да, вываливают, вот на картинке, вываливают перед забором и все. Куда дальше? Если они будут лежать на улице, они отсыреют, и их теплоотдача в разы снизится, соответственно, нужно будет еще больше дров. Эти дрова надо сложить в поленницу. 20 кубометров это 1 человеку задача, ну, на месяц, наверное, перетаскивать. А если бы пришли школьники, они за вечер это перетаскали, заодно и пообщались с той же бабушкой. Я абсолютно уверен, что ей есть много чего рассказать из своего опыта, своей жизни.

Александр Денисов: Давайте послушаем, узнаем опыт Андрея из Новосибирской области. Андрей?

Зритель: Алло?

Марина Калинина: Да.

Александр Денисов: Да, добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер. У меня проблема в чем? Вернее, не проблема, вопрос. Я работал всю жизнь лесником, работал в Советском районе города Новосибирска. В Академгородке. Когда я в 99-м году получил производственную травму, я на лесном пожаре чуть не погиб, сейчас у меня 50% потеря трудоспособности. Мне приходится снимать на дачном участке домик, чтобы выжить. За дровами, я, лесник по образованию, лесничий, я хожу на помойку. Собираю там эти всякие, ну, ящики, ношу их домой, потому, что я боюсь зайти в свой лес.

Александр Денисов: Андрей, вот с 1 января будущего года, там Госдума приняла законопроект, можно собирать валежник в лесу.

Зритель: Я понимаю.

Александр Денисов: Это выход или нет?

Зритель: А на 2 500, потеря трудоспособности на лесном пожаре?

Марина Калинина: Понятно, спасибо. Это был Андрей из Новосибирской области. Ну, давайте, наверное, подведем какой-то итог. Как быть, есть ли выход? Или все равно надеяться можно только на себя? В итоге. Самому как-то пытаться решить эту проблему в каждом селе, в каждой деревне.

Алексей Яшкин: Я склонен считать, что можно решать непосредственно на местном уровне, потому, что, газифицировать всю страну, как я уже сказал, это практический невозможно. А вот правильно организовать работ по доставке того же леса, по помощи пожилым людям, инвалидам, и так далее, это на уровне муниципального образования вполне возможно. И вот этой проблемой как раз и вот этими задачами должны заниматься в первую очередь главы.

Александр Денисов: Вот закон, разрешающий собирать валежник, как вы думаете, легче станет от этого на селе или нет?

Алексей Яшкин: Мягко говоря, конечно…

Александр Денисов: Много его там, валежника?

Алексей Яшкин: Во-первых, валежника немного. Опять же, вы представляете, да, это 20 кубометров сухих дров, нормальных дров. Этого валежника нужно уже не 20 кубометров, а 60 кубометров на себе это, ну, то есть, по-моему, 70 тонн перетаскать с леса…

Александр Денисов: Теплоотдача не та опять же.

Алексей Яшкин: Теплоотдача не та.

Марина Калинина: Но, если люди готовы ходить на помойку и рамы деревянные собирать, вместе с дверными проемами.

Алексей Яшкин: Здесь ситуация была вообще отдельная. Я так понял, что человек остался без жилья, и он получить дрова не может потому, что для того, чтобы получить вот эту льготу на дрова, то есть, ему нужно предоставить документ на жилье. Здесь отдельная проблема.

Марина Калинина: Ну, тема такая интересная, но ответов, как мы поняли, на эти вопросы…

Александр Денисов: Ответ есть. Нужна четкая система поставки дров. Будем ждать, когда появится.

Марина Калинина: Дров, угля и подключения газа, где это возможно. Спасибо. У нас в гостях был Алексей Яшкин, кандидат экономических наук, доцент кафедры государственного и муниципального управления университета имени Плеханова.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

Александр
Не хватает элементарного желания жить и работать для простых людей, в том числе тружеников села! Обнаглели до безобразия!! За кордон строим газопроводы за счет государства, а для жителей страны только за подключение , сдирают сумасшедшие деньги ( в среднем сто тыс)! Вся эта мерзота в очередной раз подчеркивает антинародную сущность наших правителеЙ!!
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты