Алексей Захаров: Мы сможем нанимать не людей, а результаты их работы

Алексей Захаров: Мы сможем нанимать не людей, а результаты их работы | Программы | ОТР

Обсуждаем итоги опроса о работе «на удалёнке» в проекте «Реальные цифры»

2020-03-20T15:04:00+03:00
Алексей Захаров: Мы сможем нанимать не людей, а результаты их работы
«Корона» пала: когда вернёмся к нормальной жизни? Китай победил абсолютную нищету, а когда мы? «Жаворонки» и «совы» на работе: кто лучше?
А поутру они проснутся. О новых правилах доставки пьяных в вытрезвители
Чтобы проспаться… Как сегодня работают вытрезвители в регионах. СЮЖЕТ
Неопределённость как норма жизни
Китай от бедности ушёл
Когда вернёмся к нормальной жизни?
Соломка для бизнеса
«Корона» пала?
ТЕМА ДНЯ: Жмём на газ!
«Жаворонки» работают лучше?
Гости
Алексей Захаров
президент кадрового интернет-портала SuperJob.ru

Тамара Шорникова: Переходим к новой теме. Правительство обсуждает введение в стране неполной дистанционной занятости. Сейчас по закону можно выбрать лишь один вариант, трудиться из офиса или на удаленке. Новый режим позволит совмещать.

Константин Чуриков: Ну вот много ли у нас в стране таких работников, которые готовы перейти на дистанционную форму общения с работой? Вообще готовы ли к этому их работодатели? Это мы выясняли всю неделю в нашем проекте «Реальные цифры», а, собственно, этот опрос запустил президент кадрового Интернет-портала «SuperJob.ru» Алексей Захаров. Алексей у нас в студии. Алексей, здравствуйте.

Алексей Захаров: Добрый день, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, здравствуйте.

Давайте вместе с вами посмотрим, собственно, на итоги опроса.

Константин Чуриков: Что получилось.

Алексей Захаров: Давайте, да.

Тамара Шорникова: Что присылали в сообщениях наши телезрители? Итак, треть опрошенных заявили о возможности работать удаленно. Больше всего сообщений мы получили от педагогов. С понедельника все школы будут трудиться дистанционно, российские школы уходят на карантин на 3 недели. И вот сообщение: «Московская область, 68 лет, учитель старших классов. Дистанционно работать система образования не готова». Чувашия: «Учеба – это только живое общение, объяснение нового материала невозможно удаленно». Большинство, правда, видит больше плюсов, удобно это, говорят телезрители.

Константин Чуриков: Итак, сейчас по профессиям, кто же все-таки сообщил нам, что он может работать удаленно. Это не только педагоги, это еще бухгалтеры, инженеры-проектировщики, переводчики, редакторы (между прочим, журналистская профессия), дизайнеры, HR-консультанты (вот как Алексей Захаров), продавцы, специалисты по закупкам, юристы, сервис-менеджеры и менеджеры по туризму, но, по-моему, вообще сейчас в сфере туризма даже и заниматься-то нечем, работать не над чем, потому что туризм рухнул.

Вот далее список тех, кто ну никак по объективным причинам работать удаленно не может: врачи, медсестры, операторы котельной, газовой службы, насосов, охранники, лаборанты, работники села, воспитатели детского сада, электрики, повара. Вот такие у нас итоги.

Алексей, ну о чем это все говорит? Вот смотрите, только треть может работать удаленно, остальные нет.

Алексей Захаров: Ну вот в компании «SuperJob» треть работала удаленно всегда, последние 20 лет 100 человек, сейчас еще 200 человек, которые работали в офисе, тоже работают удаленно. Ребята, всем я хочу передать привет, я вас давно не видел, соскучился. В общем, также большой привет всем нашим клиентам, которые перевели сотрудников на удаленную работу, и тем, кто сейчас страдает, значит, от отсутствия коллектива где-то там далеко.

Списки, которые вы озвучили, конечно, далеко не полные. Если мы обобщим немножко, то можем сказать, что практически все люди умственного труда так называемого вполне себе могут позволить работать удаленно на сегодняшний день, ну все, любые. А что касается людей, которые должны работать руками, тут, конечно... Повар удаленно от кухни ничего нам пока не приготовит, но, в общем, уже есть повара, которые делают рецепт, загружают его через компьютер в робота, и робот что-то там где-то может готовить. То есть в этом смысле шеф-повар может работать и удаленно, посуду удаленно мыть не очень...

Константин Чуриков: Проблематично.

Алексей Захаров: Но тоже роботы скоро все это делать научатся, поэтому все больше и больше людей будут переходить на умственный труд, а вот ту работу, которую нельзя делать удаленно, все больше и больше делают роботы, но пока не всегда. И, к сожалению, мы сейчас огромным количеством офисов либо уже перешли на удаленку, либо, судя по всему, вот-вот перейдем на удаленку и обратно в офисы уже никогда не вернемся, и нас ждет ну просто революция на рынке занятости, это будет очень интересно.

Константин Чуриков: Вы сейчас нам расскажете об этой революции.

Вот еще кто переходит на удаленку – это, например, фитнес-тренер из Сочи Ольга Миронова. Она тут организовала виртуальное занятие, на первом было 10 человек.

ВИДЕО

Тамара Шорникова: Часть выполняет упражнения на работе, другие дома. Стоимость тренировок в зале до 700 рублей, в Интернете в 2 раза дешевле. Тренер контролирует выполнение упражнений через смартфоны, правда, их меньше, чем тренирующихся.

Ольга Миронова: Если я вижу, что человек не справляется с техникой, я, конечно же, ему подскажу. Это как персональный вариант, только в онлайн-формате, по видеосвязи я показываю девчонкам разные упражнения. Может быть, у кого-то есть гантельки, может быть, кто-то нальет в бутылочку водички и будет использовать как гантельки, то есть всегда можно найти выход.

Камила Хекилаева: Как по мне, это очень удобно, потому что транспорт, времени на дорогу уходит меньше, совсем не уходит. Спокойно, индивидуально. Эта методика очень интересная. В транспорте большое скопление людей, люди дышат, потеют, также это происходит на тренировке на групповых занятиях.

Тамара Шорникова: Кроме клиентов из Сочи у Ольги появились подписчики из Москвы и Санкт-Петербурга, поэтому она решила расширить перечень онлайн-услуг и стала отправлять по Интернету записи индивидуальных тренировок.

Константин Чуриков: Ну все серьезно. Алексей, вы говорите о революции.

Алексей Захаров: Ну, на самом деле вот то, что я сейчас видел, – это замечательно, потому что на самом деле уже сегодня, по-моему, мы запустили с лучшей студией профессиональных тренировок «Pro Trener», с лучшим российским тренером Андреем Жуковым запись. Ежедневно мы будем отправлять по одному упражнению, которое предназначено для того, чтобы разогнать кровь людям, которые сидят на удаленке, потому что иначе можно сойти с ума. И уже записано 100 сумасшедших замечательных роликов, и миллионам наших пользователей мы каждое утро это вместо зарядки будем рассылать, потому что мы меняем образ жизни, мы перестанем двигаться совсем, если мы не будем выходить из дома. Из дома все равно выходить надо будет, даже если мы будем находиться на удаленке, надо будет вставать, разминаться, и надо делать это правильно, иначе можно покалечиться.

Константин Чуриков: Безусловно. Но большинство даже вот количественно, как показал наш опрос, все-таки работают очно, приходят на работу. Вы говорите о целой революции на рынке труда, «революция» звучит пугающе. Вот по кому ударит эта революция? Пострадавшие будут?

Алексей Захаров: Да, в первую очередь пострадают владельцы офисной недвижимости, больше всего ударит по ним, потому что... Ну вот у меня было несколько разговоров с руководителями компаний, которые занимают от 2 до 5 тысяч квадратных метров. Это в основном IT, но так или иначе они все перебрались уже на удаленку, и мы тоже в том числе, и мы понимаем, что в полном составе мы в наш офис в 2 тысячи квадратных метров уже не вернемся, в этом нет большого смысла. Все мои визави сказали: «Так, смотри, у меня был офис где-то там, плюс здесь второй этаж. Я где-то там закрыл, уже всех отправил домой, со второго этажа перевез сюда на первый, второй этаж мы сейчас сдадим, и больше мы никогда не вернемся, потому что это супер, это эффективно. Мы могли давно это сделать, но просто стереотипно этого не делали».

Константин Чуриков: А пострадавшие уровнем пониже будут? Я поясню, в чем мой вопрос, потому что работа, совместная работа предполагает какое-то общение, не просто подчиненный получил задание и его выполняет, он должен задать какие-то вопросы, он должен что-то для себя выяснить, он должен добиться результата и удостовериться в том, что он сделал работу качественно. Не получится ли так, что тех, кого перевели, ну не в вашей компании, в другой компании на удаленку, их сегодня перевели на удаленку, а завтра списали?

Алексей Захаров: Ну смотрите, кого-то, безусловно, спишут, кого перевели на удаленку: он ничего не делает, и никто не замечает, что он ничего не делает, и тут выяснилось, что вот его нет...

Константин Чуриков: Без него можно жить.

Алексей Захаров: И без него можно жить – а зачем? И, конечно, таким людям придется идти на «SuperJob» и найти себе новую работу, но это нормальный процесс, он и раньше шел.

Дальше. Раньше мы нанимали людей на полный рабочий день, потому что мы понимали, что человек, который к нам приехал с утра на работу, он куда-то на другой конец города, на другую работу не поедет. Более того, если он начнет, сидя в моем офисе, работать еще в рабочее время на какого-то другого работодателя, вот не мои услуги продавать, а чьи-то еще...

Константин Чуриков: Кара будет страшная.

Алексей Захаров: Ну я так подойду и скажу: «Брат или сестра, ты как-нибудь там... Давай-ка... Ну ты выбери, либо ты в «SuperJob» работаешь, либо ты работаешь у наших конкурентов, либо еще где-то». Как-то вот так не принято. На сегодняшний день мы сможем нанимать не людей, а результаты их работы, мы сможем нанимать компетенции ровно в том объеме, которые нам нужны. Это давно можно было делать, но просто мы ленились.

Константин Чуриков: Слушайте, звучит немножко страшно. Я не против подхода...

Тамара Шорникова: А зарплаты-то у этих людей какие будут?

Алексей Захаров: А зарплаты у этих людей...

Тамара Шорникова: С этой маленькой занятостью.

Алексей Захаров: Маленькая занятость будет на нашу компанию, но он сможет использовать свое время, для того чтобы работать на 3–5 компаний. Уже давно таким образом работают, например, бухгалтеры или часть HR-консультантов, или юристы, которые раньше ходили в одно место, из 5 дней рабочих они 4 просто протирали штаны, делая вид, что они что-то делают, а физически работали 1 день, и такого очень много. «SuperJob» в конце прошлого года проводил исследование среди офисных сотрудников, могут ли они свою работу сделать не за 5, а за 4, 3 или 2 дня, – очень много кто может и за 1.

Константин Чуриков: Но не все сегодня готовы к цифровизации. Если так осмыслить то, о чем вы сейчас говорите, мне кажется, вся эта ситуация очень сильно ударит по предпенсионерам, вот кто, наверное, не готов быстро взаимодействовать по удаленке.

Алексей Захаров: Вы знаете, есть средства коммуникации. Вот предпенсионеры как-то научились смартфонами пользоваться без стресса, звонят по видеосвязи внукам или детям в другую страну, и, в общем, работа – это то же самое. Поэтому здесь скорее сейчас проблемы возникают со складами ноутбуков, ведь продажи ноутбуков, продажи таких стационарных компьютеров последние несколько лет падали просто, потому что люди переставали покупать домой, не говорю уж о больших компьютерах, даже ноутбуки – а зачем, у нас в кармане музыкальный центр...

Константин Чуриков: Планшет, телефон...

Алексей Захаров: ...телефон, с него можно транслировать на телевизор, и нам вот этого всего не надо. На сегодняшний день шоколадные времена у тех, кто торговал компьютерами, цены взлетели, склады опустошаются просто в секунду. Это временная ситуация, но, значит, люди, оказавшись в ситуации, что надо перестроиться, перестраиваются очень быстро, и здесь предпенсионеры или молодежь, вообще не имеет никакой разницы, за месяц они все научатся.

Константин Чуриков: Ну сейчас мы пойдем покупать ноутбуки за свой счет.

Алексей Захаров: Нет-нет-нет, за счет...

Константин Чуриков: Работодатель переводит, пускай и покупает.

Алексей Захаров: Конечно, за счет работодателя все и покупают.

Константин Чуриков: Давайте сейчас звонки послушаем.

Тамара Шорникова: Давайте. Астрахань, Надежда, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас.

Зритель: Так. Ну, хотелось бы, конечно, сказать, что в удаленной работе я не вижу ничего плохого, кстати. Огромная благодарность нашему правительству за то, что они делают все возможное, чтобы коронавирус как можно меньше охватил нашу Российскую Федерацию. Я думаю, что для многих людей удаленная работа даже очень удобна.

У меня нет такой возможности, я, например, работаю в детском саду. Но вот у нас в Астрахани буквально вчера у многих родителей появилась возможность работать дистанционно, и, извините меня, это даже возможность не привести того же ребеночка в сад, то есть лишний раз убрать вот эту опасность, что ребенок может даже простым гриппом, поймать любой другой вирус.

Константин Чуриков: Надежда, с одной стороны да, с другой стороны, ребеночек-то тоже мешает, отвлекает от работы. Вот вы на удаленке сейчас?

Зритель: Я не могу, я работаю в детском саду. Вы же понимаете, как, если нас удалят, мы же не будем с детьми по ноутбуку общаться, правильно?

Константин Чуриков: Ну это да.

Зритель: Сели покушали. Нет, мы напрямую работаем с детьми, тоже своего рода подвержены. Но мне хочется обратиться, наверное, ко всем жителям России: не стоит так бояться коронавируса, наше правительство с нами, оно делает все возможное. Просто, наверное, надо этот коронавирус воспринимать как очередное заболевание. Ведь очень много людей умирают от рака, от инсультов, правильно? Огромное количество. Беречь себя, заботиться о себе и ни в коем случае не делать из этого паники.

Константин Чуриков: Да.

Зритель: И не смотреть на правительство врагами и не говорить «вот я бы сделал лучше».

Константин Чуриков: Сейчас пришло время вообще всем со всеми объединяться, солидаризироваться. Спасибо, Надежда.

Что нам скажет Татьяна из Хабаровского края? Здравствуйте, Татьяна, добрый вечер вам, у вас уже вечер. Татьяна?

Зритель: Добрый вечер.

Тамара Шорникова: Да, слушаем.

Зритель: Я звоню с севера Хабаровского края. Об удаленной работе хочется сказать, что, когда говорите, помните, что страна у нас очень большая. И в нашем, допустим, районе Интернет зависает и невозможно работать.

Тамара Шорникова: Ага.

Зритель: У многих людей нет возможности иметь ноутбука, компьютера, то есть это даже многим неприемлемо. Хорошо рассуждать в Москве, в Питере, в больших городах, даже в Хабаровске, но в удаленных селах это нереально. Спасибо, что выслушали.

Константин Чуриков: Да, спасибо, что позвонили.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Константин Чуриков: Что пишут зрители? «Удаленка хороша только для трутней, отсутствие которых ни на что не влияет, а отсутствие рабочих пчел приведет страну к коллапсу». Адыгея: «И так проблема с работой, а это путь к безработице».

Вот по поводу рабочих пчел и нерабочих пчел. Алексей, я понимаю, что вы человек очень современный, в ладах с новыми технологиями и так далее, у вас там уже многие сотрудники по удаленке работают. Ну а если вот действительно так вот встать на сторону наших зрителей, которые понимают, что кто-то что-то должен все равно, повар должен борщ варить, понимаете? Слесарь должен что-то делать.

Алексей Захаров: Кто-то всегда будет что-то должен делать, поэтому ставить так вопрос, как ставит, например, товарищ... Он нас сейчас оскорбил с вами, мы с вами трутни и все остальные, а вот он в белом фраке, граф Монте-Кристо. Как это, «Мамы всякие нужны, Мамы всякие важны». Кто-то работает руками, кто-то работает головой, кто-то работает задницей, а кто-то работает ногами, на них смотрят миллиарды людей, аплодируют и кричат: «Гол, давай!» Ну вот так вот научили. Поэтому разные люди нужны в экономике, нет тут никаких противоречий: кому-то работать руками, кому-то головой.

Но главное, конечно, не нагнетать паники, потому что что происходит сейчас? Ведь на самом деле главный вред от коронавируса не сам вирус, сам вирус на самом деле все полная фигня. На сегодняшний день, статистику мы получим чуть позже, я уверен, за 2 недели в тысячи раз больше людей умерло в России от инфарктов, чем от коронавируса, причем от инфарктов, вызванных паникой того, что «нас куда-то переводят, мы этого не понимаем», «меня, может быть, уволят или меня должны были уволить» или «меня уволили вчера, я думал, что найду работу, я не могу найти работу, мне нечем кормить детей» и так далее. Значит, тяжелейшая ситуация, и, к сожалению, я уверен, что мы получим эти данные, миллионы абортов будут сделаны, потому что люди находятся вот в ситуации стресса, и кто-то планировал детей, и это ужас-ужас.

Константин Чуриков: Не пугайте, все спокойно.

Алексей Захаров: Поэтому я говорю: вот то, что мы какие-то половинчатые решения, значит, может так, а может так. Карантин – значит карантин, все, не надо все это растягивать. Нужны от правительства нам однозначные решения, не можно так, а можно так, подумайте сами, как, люди не могут подумать сами, ну не могут. Вот ситуация того, что нет масок, – масок полно, в Интернете полно, то, что их нет в аптеках, чистая вина правительства, просто неразумные высказывания некоторых чиновников, что «мы не дадим повышать цены на маски, на гречку», ее тоже нет. Ну вот...

Константин Чуриков: Еще смотрите, какая SMS, Ленинградская область: «Удаленная работа (кстати, здравая мысль) – это способ разобщения общества, отстраненности людей друг от друга. У людей начинаются проблемы с психикой, раздраженность, нервозность и так далее». Смотрите, правда, если мы сидим дома, ведь это же тоже свои риски? Дома мы находимся в домашнем социуме, там свои взаимоотношения, терки, как сейчас их называют. В Китае, кстати, после этой всей эпидемии разводов стало больше...

Алексей Захаров: Это фейк, наверное, не слышал, то есть слышал эту историю, но думаю, что фейк. Никто же нас не заставляет запираться дома. Одно дело карантин, а другое дело мы поработали дома, у нас образовалось больше свободного времени, и вместо того чтобы для Москвы, например, 1,5, а то и 2 часа в один конец переться на работу, какой тут социум? У нас есть эти 1,5 или 2 часа, чтобы выйти во двор, с соседями поиграть в волейбол, в баскетбол, пойти в ближайший парк, не знаю, пообщаться с друзьями, еще что-то. У нас как минимум для Москвы или для Питера часа 2 свободного времени для себя, любимых, для детей для наших высвобождается, для того, чтобы посетить родителей. Это супер! А если мы к этому относимся так, что вот нас дома заперли и мы из него не выходим, – ну что же, Путин опять нам будет виноват? Не Путин, сами.

Тамара Шорникова: А как к этому относятся наши работодатели? Потому что вот то, что мы рассказывали, треть наших телезрителей, поучаствовавших в опросе, готовы перейти на удаленку, но при этом по официальным данным, по-моему, около 13% работодателей вот сейчас уже перевели. То есть это не очень бьются цифры. Много ли у нас тех, кто готов отпустить по домам свои коллективы?

Алексей Захаров: Ну смотрите, никто не готов из тех, кто до вот этого кризиса не отпускал людей массово на удаленку. Ну как? Вы жили-жили себе, у вас были какие-то планы, вы только что сняли новый офис, начали его ремонтировать, на 10 тысяч квадратных метров или не дай бог купили задорого офисное помещение для своей развивающейся компании, а тут бац! – и вам говорят: все инвестиции, которые вы сделали, можно выкинуть, такой офис вам больше никогда не понадобится, и теперь вам как руководителю, вот вы что-то там себе запланировали на 10 лет вперед, забудьте все вот это, вам нужно нанять совсем других, этих уволить. Руководители сейчас находятся в гораздо большем стрессе, чем сами сотрудники. Но ничего, научимся.

Константин Чуриков: Зинаида из Екатеринбурга, добрый день.

Зритель: Добрый день. Вы меня слышите?

Тамара Шорникова: Да, отлично.

Зритель: Да, добрый день, уважаемая студия. Я хочу вам привести оптимистический пример.

Константин Чуриков: Ой, давайте.

Зритель: Да. Мне 84 года, я до сих пор работаю. Я профессор. Три года тому назад, когда я перешла с кафедры, у нас центр исследовательский, я поставила условие, что я буду работать на удаленке, и даже просила это записать. Я себя чувствую прекрасно, я давно работаю на удаленке, и это нисколько не разобщает меня. Я общаюсь со своими аспирантами, докторантами. А когда я разговариваю со своими внуками, а у них возраст 25 и 15 лет, то мы так хорошо понимаем друг друга! Поэтому, может быть, эта проблема как-то касается ну сегодня кого-то, а вот то поколение, которое придет, это совершенно просто. Спасибо.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо, Зинаида. Вы в какой научной отрасли профессор?

Алексей Захаров: Давайте поаплодируем просто все, вот я аплодирую.

Тамара Шорникова: Да, поддерживаем.

Алексей Захаров: Это замечательно.

Константин Чуриков: Зинаида, вы в какой научной отрасли профессор, если вы еще с нами? Просто интересно.

Зритель: Я доктор педагогических наук.

Константин Чуриков: Педагог. Спасибо.

Алексей Захаров: Ну супер, ну просто ни добавить ни прибавить, только аплодировать всей страной этой даме и таким людям, как она, просто преклоняюсь. Спасибо!

Константин Чуриков: Зрители пишут: «Удаленка повлечет за собой увеличение безработицы», – с вами уже это обсудили. Воронеж: «Сколько народу-то сопьется! На работу-то не надо». Кстати, вот с дисциплиной, ведь работа как-то дисциплинирует: пришел, пропуск приложил, сел, открыл компьютер...

Алексей Захаров: Ну... Да...

Тамара Шорникова: На виду опять-таки у коллектива.

Алексей Захаров: Да-да-да. Ну как? Конечно, первое время, если нас запереть в карантин нестрогий, будет как на новогодних праздниках, и количество тяжких бытовых преступлений вырастет, разводов тоже. Но потом все войдет в колею какую-то свою, мы привыкнем, что теперь мы живем вот так. Поэтому надо просто исходить из того, что вот так, как было раньше для офисных сотрудников, все, не будет никогда, все будет как-то по-другому, причем серьезно по-другому. Вот если бы не было такого кризиса, мы бы на эту удаленную занятость массовую, она была до этого, но не массовая, мы бы переходили следующие лет 200, а так мы перейдем за 2 месяца.

Тамара Шорникова: Вот это «будет по-другому» очень пугает наших телезрителей.

Константин Чуриков: И то, что так резко.

Алексей Захаров: Это очень понятно, это всех пугает, что так резко, меня тоже.

Тамара Шорникова: Вот тоже SMS: «Работать на пять компаний, делать разные проекты – это, конечно, здорово, но у тебя ипотека, кредит. Как-то это все ненадежно звучит. Сегодня пара-тройка компаний отвалится, и у тебя уже две работы вместо пяти».

Алексей Захаров: Да, но, если у тебя было пять и две отвалилось, это лучше, если у тебя была одна и отвалилась одна, вот какой тут аргумент. Если у тебя ипотека и отвалилась одна компания, это, конечно, очень печально, а если у тебя было пять компаний, две отвалились и у тебя ипотека, ну не так все страшно. Поэтому это как раз... Знаете, есть оптимисты и пессимисты, стакан наполовину пуст, наполовину полон. Да, нам придется менять себя, не всем, но некоторым придется психологически, нам придется смириться с тем, что это теперь вот так, и потом увидеть: блин, а это же классно вот так-то! Ну кому-то нет, ну он будет искать работу в офисе. Мы же не говорим, что 100% офисных сотрудников перейдут на удаленку, не будет этого никогда.

Константин Чуриков: Ну а сколько процентов перейдет после этой цифровой революции?

Алексей Захаров: Но даже если... Ну смотрите, было меньше 1% населения страны на удаленной работе из тех, кто мог бы на ней находиться, а сейчас окажется по результатам выхода из этого кризиса 25–30%. Это кардинальнейшая перестройка всего, огромная.

Константин Чуриков: Ну, знаете, я когда получаю резюме, мы отбираем тоже резюме тех, кто хочет, например, попробовать себя ведущим, например, программы «ОТРажение»… Когда я вижу в резюме вот это примечание «Могу работать дистанционно», мне кажется, что передо мной какой-то ненадежный человек, который как-то, в общем, не очень любит ходить на работу и хочет как-то, в общем, работодателя обмануть.

Алексей Захаров: Вы знаете, я вроде сам тоже не очень люблю ходить на работу, но ведь проблема тех людей, которые могут работать дистанционно, что они всегда на работе могут быть. Можешь работать дистанционно – тебя «достанут» в Сочи, в Ялте, на Камчатке, на Бали, ты же работаешь, вот и работай. Тот, кто не может работать дистанционно, как правило, он с работы ушел и все, у него отключилось, он может отдыхать. Поэтому...

Тамара Шорникова: «Как можно работать на удаленке с тремя детьми?» – спрашивает Саратовская область.

Алексей Захаров: Вы знаете, я думаю, что сейчас мы еще увидим возрождение мест общественного пользования в виде, например, библиотек. Или вот модное западное слово коворкинг, которое что-то плохо у нас развивалось, сейчас просто взлетит и расцветет бурным цветом. Но если раньше эти коворкинги что-то в центре, такое хипстерское, то сейчас это будут нормальные такие промышленные коворкинги где-то в Бутово, в Жулебино, еще...

Константин Чуриков: Но это не деревни, это все еще Москва.

Алексей Захаров: Да, это Москва.

Константин Чуриков: Мы это увидим там, в Покрове, в Тутаеве?

Алексей Захаров: Но там, где были спальные районы... Да-да-да. И что будет происходить? Это будет большой зал, где стоят небольшие столы, стулья, подключение к Интернету, и тебе не надо до него ехать, ты из своего «муравейника» вышел...

Тамара Шорникова: В Жулебино это будет, действительно будет ли это где-то под Урюпинском?

Алексей Захаров: Под Урюпинском это не нужно, это нужно там, где есть большое скопление людей и ты не хочешь работать дома. Ты вышел, отвел ребенка в детский сад, и дальше ты разделяешь просто дом и офис, у тебя там, может быть, бабушка кашляет или дедушка чудит с футболом. Ты сел в этот коворкинг спокойно, у тебя есть здесь кофейник, у тебя есть туалет, у тебя есть в туалете туалетная бумага, чистая вода; ты отработал свое время, вытащил свой компьютер, ушел, на твое место пришел другой кто-то, сел во вторую смену, отработал. И я предвижу, что сейчас те, кто вкладывался в коворкинги, особенно где-то в Бутово и в Жулебино, а там ни одного нет, вот у них сейчас золотое дно начнется, я вот думаю об инвестициях в коворкинги.

Константин Чуриков: Спасибо. О цифровой революции, о революции на рынке труда нам рассказал Алексей Захаров, президент кадрового Интернет-портала «SuperJob.ru». Спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Алексей Захаров: Спасибо вам.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Обсуждаем итоги опроса о работе «на удалёнке» в проекте «Реальные цифры»