• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Алексей Зубец: Перспективы развития экономики в ближайшие месяцы неплохие. Но и особого счастья мы не увидим

Алексей Зубец: Перспективы развития экономики в ближайшие месяцы неплохие. Но и особого счастья мы не увидим

Гости
Алексей Зубец
проректор Финансового университета при Правительстве РФ

Юрий Коваленко: Ну а сейчас мы переходим к нашей рубрике "Личное мнение". У нас в гостях Алексей Николаевич Зубец, проректор Финансового университета при Правительстве Российской Федерации. Будем обсуждать...

Марина Калинина: Здравствуйте.

Алексей Зубец: Здравствуйте.

Марина Калинина: Как раз вот Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации, как уже было сказано, рассчитал индекс потребительских настроений, есть такое понятие, есть такой индекс. Я надеюсь, что вы нам, Алексей Николаевич, поясните, что это такое, потому что не все это знают. Так вот этот индекс потребительских настроений был рассчитан по итогам прошлого месяца, апреля, и благодаря этому обновили специалисты прогноз развития российской экономики уже на ближайший месяц. И вот что выяснилось: оказывается, накапливаются риски, которые угрожают перспективам экономического роста в нашей стране. Инфляция в ближайшие месяцы останется на невысоком уровне, сохранится, как говорится, как всегда мы это ожидаем, перспектива небольшого роста индекса потребительских цен по сравнению с тем, что есть сейчас, ну и есть предпосылки, как говорят экономисты, что рубль укрепится по отношению к доллару. И по поводу того, где вырастут реальные зарплаты в ближайшие 2 месяца, – это Самарская область, Якутия, Севастополь, Крым и Приморский край.

Вроде я все правильно сказала. Давайте теперь поподробнее, Алексей Николаевич: расскажите, пожалуйста, что такое вот этот индекс потребительских настроений, с чем он связан, с чем его едят и для чего он, собственно говоря, нужен?

Алексей Зубец: Ну есть его затруднительно, потому что он состоит из товаров, как правило, несъедобных, – это гаджеты, квартиры, автомобили. Мы замеряем готовность людей покупать разные товары и услуги, и у нас есть зависимости, которые связывают готовность людей что-то купить с тем, как будут изменяться их доходы, расходы и вообще экономическое положение в стране в ближайшее время. То есть идея очень простая: пока в статистику какие-то данные не попали, но люди, которые заняты на производстве, уже знают, что в ближайшее время там будет лучше или, наоборот, будет хуже. И вот они еще не полученные доходы, не вошедшие еще в статистику, уже в своей голове как-то тратят. И вот мы спрашиваем, собираются ли люди что-то купить, они говорят, что да, собираются купить новый автомобиль, квартиру…

Марина Калинина: Какие счастливые люди.

Алексей Зубец: Ну а почему? У нас спрос на автомобили, продажи автомобилей растут в последнее время очень значительно, мы там ставим очередные рекорды на рынке личного автотранспорта, что еще раз говорит о том, что у нас реально, в общем, и доходы растут, и зарплаты растут. По данным Росстата, у нас рост по реальным зарплатам на 6%, это много, это очень высокий показатель. То есть мы можем, зная, что люди готовы купить, понимать, что у нас будет через несколько месяцев.

Еще есть группа товаров длинного инвестиционного назначения, по которым можно понять, что у нас будет через год. Через год прогнозировать цифры роста экономики, точные до десятого знака после запятой, невозможно, но в знак, то есть рост или падение, мы попадаем с точностью более 90%. То есть мы можем сказать, что у нас будет через год, экономика будет расти или экономика будет падать. Вот это, собственно, индексы наших потребительских настроений. Есть короткий индекс, который отвечает за то, что у нас будет в стране через пару месяцев, длинный – что у нас будет через 11-12 месяцев. Они оба в положительной зоне, то есть они больше нуля, то есть у нас рост экономики продолжится, но они оба последние месяцы снижаются. То есть это вот ровно то, о чем вы сказали в начале: накапливаются риски, которые угрожают долгосрочному росту экономики, и не исключено, что в ближайшие месяцы мы увидим некоторое замедление темпов роста реальных доходов населения, реальных зарплат и экономики в целом при низкой инфляции, то есть мы не видим на сегодняшний день рисков значительного увеличения инфляции.

Ну а что касается рубля и доллара, это волнует всех, это интересно всем, что у нас там будет с нашей национальной валютой. Сейчас правительство достаточно интенсивно скупает доллары на рынке, и собственно, если бы не активность правительства по скупке валюты, у нас бы сейчас доллар стоил гораздо меньше, чем он стоит сейчас.

Юрий Коваленко: Но ведь правительство когда-то закончит закупать доллары, и тогда начнется падение?

Алексей Зубец: А бог его знает, это у него надо спросить. Пополняет резервы на случай, на очередной черный день. Есть понимание того, что высокие цены на нефть не навсегда, то есть когда-то придется снова раскошеливаться и компенсировать очередной, заливать деньгами очередной экономический кризис. Ну вот на случай, на очередной черный день, какой там по счету, уже сбились считать, правительство собирает резервы, собственно, поэтому у нас растут инвестиции в доллар, в американские ценные бумаги и так далее.

Марина Калинина: А евро?

Алексей Зубец: Пара "доллар-евро" живет по своим законам, в общем, сейчас у нас есть период некоего усиление доллара по отношению к евро, но насколько они будут там дальше, как они дальше себя поведут, никто не знает, это зависит от экономической войны Трампа со всем остальным миром, с Европой. Поэтому эту пару мы не прогнозируем, мы берем пару "рубль-доллар".

И на сегодняшний день у нас хорошие перспективы по росту нефти, нефть будет дорожать, по нашим оценкам, ну а нефть будет дорожать, будет укрепляться рубль с поправкой на активность правительства по скупке валюты, как-то так. То есть в принципе перспективы развития нашей экономики на ближайшие месяцы, в общем, неплохие. Но как бы и особого счастья мы тоже не увидим, вот так.

Юрий Коваленко: То есть будем жить стабильно хорошо.

Марина Калинина: То есть как было, так и останется по сути?

Алексей Зубец: Ну смотрите, если мы возьмем динамику реальных зарплат за последнее время, мы увидим, что они начали расти в 2016 году, где-то в середине 2016 года. Худшей точкой экономического кризиса у нас был первый квартал 2016 года, а уже с середины 2016 года реальные зарплаты начали увеличиваться. Они еще не догнали того уровня, который у нас был в конце 2013-го и в 2014 году, но они растут и где-то подбираются. Я думаю, что уже к концу этого года мы выйдем на уровень 2013-2014-х гг. по реальным зарплатам, то есть мы фактически преодолеем кризис.

Марина Калинина: То есть вы считаете, что мы преодолеем кризис?

Алексей Зубец: Ну а чего бы и нет? Нет, смотрите, мы как бы спустились в яму, мы начали из этой ямы…

Марина Калинина: Ну мы дна достигли уже или еще нет?

Алексей Зубец: Я же говорю, мы его достигли по реальным зарплатам в середине 2016 года, с тех пор мы из этой ямы начинаем выбираться, и даст бог, к концу этого года мы из нее выберемся по реальным зарплатам. По реальным доходам сложнее, потому что там ведь не только зарплаты, там пенсии, там доходы от бизнеса, доходы от собственности, там много разных составляющих; там есть нагрузка на выплаты кредитов, там непростая методика расчетов, там сложнее ровно потому, что пенсии не росли. Ну вот у нас зарплаты бюджетников и какие-то увеличения социальных выплат начались в этом году. Надеюсь, что они помогут нам преодолеть вот эту яму по реальным доходам, но к концу 2018 года мы, скорее всего, из этой ямы не вылезем, я думаю, что в следующем году мы преодолеем по реальным доходам уровень 2013-2014-х гг., то есть мы закроем этот провал и ситуация в экономике начнет наконец улучшаться не относительно дна, а относительно лучшего показателя, который у нас был в 2013-2014-х гг.

Юрий Коваленко: То есть россияне почувствуют это на себе, да?

Алексей Зубец: Они уже чувствуют это самое и сейчас. Опять же, рынок автомобилей растет как подорванный уже довольно давно.

Юрий Коваленко: Но это если мы касаемся рынка автомобилей и техники, скажем так, да?

Алексей Зубец: Ну да.

Юрий Коваленко: А остальная часть рынка?

Алексей Зубец: Остальная часть рынка – недвижимость – тоже там положительные сигналы приходят с рынка. Рынок туристических поездок тоже растет, россияне наконец…

Марина Калинина: Туристические поездки все-таки растут по России или больше стали за рубеж?

Алексей Зубец: Они растут и по России, и за рубеж, оба направления туризма увеличиваются. Там сложные интересные вещи происходят. Мы, например, обнаружили, что вот желание россиян поехать в Цюрих или в иные финансовые центры (Лондон и так далее) – это как раз не хороший признак, а плохой признак. То есть как только наши соотечественники устремляются в финансовые центры, это значит, жди неприятностей в экономике. Но это то, о чем я вам говорил: люди, которые знают, что у нас будет, глубже понимают состояние экономики, понимают на уровне инсайта, что в стране надвигаются какие-то неприятности, они начинают ездить по заграницам и там свои деньги спасать. Если мы видим большое количество людей, которые ездят вот в такие традиционные финансовые центры (Швейцарию, Лондон), это ничего хорошего. А вот если люди поехали в Египет и куда-нибудь там в Турцию или в массовые туристические направления Европы, такие как Италия, Франция, Греция, то экономика на подъеме.

А если брать… Вот вы говорили про товары и услуги, которые мы меряем, для того чтобы понять, куда движется наша экономика. Есть ряд таких инвестиционно-значимых предметов, какие, говорить не буду, которые люди приобретают за год до начала экономического подъема, то есть у них уже появились какие-то инвестиционные проекты, они уже понимают, что можно замутить какой-то бизнес и что-то у них получится, и начинается приобретение товаров, которые необходимы для ведения бизнеса. И вот этот цикл предсказывает будущее на значительном расстоянии от как бы фактической реализации роста доходов.

Юрий Коваленко: Что же это за товары такие?

Алексей Зубец: Пусть это останется секретом. Мы потратили много времени на то, чтобы эти товары найти.

Марина Калинина: Но вы сейчас говорите о долгосрочной перспективе все-таки?

Алексей Зубец: Смотрите, российская экономика, к сожалению, слишком в большой степени зависит от… Для экономики плохо, что она зависит от внешних влияний, но она от них зависит. И если мы посмотрим на положение дел на международных рынках финансовых и в экономике Европы и Америки, то мы увидим, что там все хорошо. Например, по дороге сюда читал последние новости "Gallup" относительно настроений американцев. И по опросам "Gallup", по мнению американцев, сегодня наилучшее время, для того чтобы найти высокооплачиваемую работу в Соединенных Штатах. Это значит, что американская экономика на быстром подъеме. Европейская экономика тоже растет и достаточно успешно. Если европейская и американская экономика растет, это значит, она предъявляет спрос на дополнительные объемы товаров и услуг, которые производит наша страна, – сырье, металлы, нефть, газ, в общем, все, что мы продаем на рынке. Это значит, что спрос на наш экспорт будет расти, и мы безусловно почувствуем те международные положительные тенденции, которые складываются на рынке, на нашей шкуре, в нашем кармане. И это более длинный тренд, чем готовность людей приобретать автомобили среднего ценового сегмента.

Юрий Коваленко: Мы полчаса назад или час даже говорили о том, что у нас вводятся контрсанкции, которые будут как раз-таки касаться экспорта и импорта сырьевых ресурсов. Мы вот сейчас в данный момент не наступим ли на горло такой хорошей начинающейся песне?

Алексей Зубец: Ну контрсанкции у нас вводятся, для того чтобы наказать конкретных покупателей нашей продукции, мы не собираемся закрывать экспорт каких-то металлов вообще за границу. Поэтому я надеюсь, что контрсанкции не приведут, мы не собираемся прекращать экспорт газа, нефти за пределы Российской Федерации: это было бы довольно глупо, чтобы навредить европейцам, не продавать им нашу нефть и газ, до этого не дойдет. Поэтому я не думаю, что контрсанкции в данном случае серьезным образом изменят структуру российского экспорта и сократят объемы продаваемых российских ресурсов на международных рынках.

Марина Калинина: Ну смотрите, вы говорили в самом начале нашей беседе о риске проблем с экономическим развитием нашей страны.

Алексей Зубец: Риски накапливаются, это правда.

Марина Калинина: Сейчас вы говорите о том, что, в общем, мы куда-то там поднимаемся миллиметровыми шагами…

Алексей Зубец: Да, мы поднимаемся, это правда. И то, и другое правда.

Марина Калинина: Как это, в общем-то, для простого ума соединить в одно и понять, что же будет дальше?

Алексей Зубец: Смотрите, мы поднимаемся и будем подниматься, но если бы мы говорили с вами полгода назад, я бы сказал, что у нас над головой безоблачное небо и на достаточно длительное время вперед у нас все просто замечательно. Но мы говорим сегодня, когда у нас над головой начали накапливаться облака. И да, показатели экономики будут расти, но коридор, в котором колеблются наши эти прогнозные показатели – в том числе реальные зарплаты, рост ВВП – приближается, то есть нижняя граница этого коридора возможных значений приближается к нулевой отметке. То есть в принципе рост может замедлиться до нуля, темпы роста могут снизиться, они останутся положительными, мы будем расти, но с гораздо меньшей скоростью, чем мы росли в последнее время. Я не говорю по ВВП, по ВВП динамика была достаточно скромная, но реальные зарплаты у нас росли очень хорошо за последнее время. Вот сгущаются тучи над головой, которые в еще какой-то перспективе, еще через какое-то количество месяцев могут привести к тому, что мы начнем падать.

Марина Калинина: Ну смотрите, люди судя по сообщениям, которые мы сейчас получаем в режиме онлайн, не понимают, не согласны с вами, что растут зарплаты. Они говорят, что зарплаты падают либо остаются на том же уровне. Может быть, люди не понимают, что такое реальная зарплата и доход? Давайте тогда объясним вот эти два понятия. Как это считать?

Алексей Зубец: Реальная зарплата – это зарплата, которая считается Росстатом, он собирает статистику по стране в целом, считает рост зарплат номинальный, то есть год к году отношение, а потом вычитает оттуда инфляцию. Инфляция у нас сейчас маленькая, 2% с небольшим, поэтому это небольшое убавление к росту зарплаты в номинальных ценах. И реальный рост зарплат у нас, насколько я помню последние цифры, 5-6% годовых.

Марина Калинина: Но это за счет того, что у нас низкая инфляция по отношению к предыдущим годам.

Алексей Зубец: Это неважно, покупательная способность тех денег, которые падают вам каждый месяц на карточку, выросла год к году на 6%, вы можете купить больше товаров и услуг на вашу зарплату, которую вы получаете за вашу работу.

Марина Калинина: Но это опять же по данным Росстата.

Алексей Зубец: А почему нет?

Марина Калинина: В реальной жизни мы как-то этого не видим.

Алексей Зубец: Смотрите, Росстат считает правильно. Смотрите, это тест на экономическую грамотность: есть люди, которые не верят Росстату, есть люди, которые ему верят. Те люди, которые верят Росстату (и я к ним отношусь), просто знают, как Росстат работает и чего он там считает, как этот механизм работает, как получаются те или иные цифры.

Росстат верно, правильно считает зарплаты по стране в целом. Да, могут быть регионы, могут быть отрасли, могут быть профессии, могут быть какие-то возрастные группы, в которых зарплата не выросла. Но, например, в этом году у нас было значительное (в первые месяцы нынешнего года) увеличение зарплат бюджетников, и мы в наших оценках, в наших расчетах это поймали, потому что вдруг достаточно быстро вырос спрос на приобретение разных товаров разных ценовых категорий. А потом уже мы узнали, что в нашей стране вообще-то идет повышение зарплат бюджетников. У нас есть повышение пенсий, у нас есть повышение пособий. И все это приводит к тому, что в последнее время… На самом деле зарплаты, как я уже говорил, растут достаточно давно, а с декабря прошлого года у нас прекратилось падение реальных доходов, то есть реальные доходы стали расти вслед за реальными зарплатами.

То есть спорить с Росстатом довольно глупо, они берут цифры, это калькулятор, собирают данные по экономике, складывают их столбиком, делят одно на другое и получают некую зарплату по стране. Другого Росстата у нас нет. Данные, которые мы получаем из разных исследований, касающихся потребительских настроений, показывают, что они растут, растет удовлетворенность людей жизнью, которую они ведут в нашей стране. С моей точки зрения, это косвенный показатель того, что зарплаты реально все-таки увеличиваются. Ну и плюс целый ряд рынков, тот же рынок автомобилей…

Марина Калинина: Может быть, это просто оптимистичная русская душа?

Алексей Зубец: А вот автомобили они покупают на что, на оптимизм? И душу продают оптимистическую?

Марина Калинина: Не знаю…

Юрий Коваленко: А там указывается, какого рода автомобили покупают? Ведь сейчас вырос спрос на отечественные автомобили, на подержанные автомобили, на что-то не самое дорогое.

Алексей Зубец: Нет, мы говорим о рынке новых автомобилей, рынок подержанных автомобилей считать сложнее, его можно посчитать, но… Вот те данные, которые у нас есть, есть такая Ассоциация европейского бизнеса в России, которая представляет импортеров автомобилей, которая знает, сколько их просто по головам, этих автомобилей, продано. Они ежемесячно публикуют релиз, сколько продано автомобилей. И у нас рост ежемесячный за последние несколько месяцев, год, наверное, рост продаж автомобилей ежемесячный больше 10%, рекорд – порядка 30%, 20 с чем-то процентов год к году. Это говорит о том, что люди на что-то их покупают, эти машины. Да, безусловно, наверное, есть какая-то роль кредитования…

Юрий Коваленко: Как раз про это и хотелось спросить, большей частью в кредит.

Алексей Зубец: Но в кредит у нас покупается порядка 40-45% автомобилей, все остальные покупаются за наличный расчет, то есть кредиты точно не могут подорвать рынок с такой силой. То есть если вы не верите Росстату, давайте посмотрим на рынок автомобилей; если вы не верите автомобилям, давайте посмотрим на рынок недвижимости той же московской, как там изменялись цены. Там рост не очень значительный, но он есть.

Юрий Коваленко: А Росстат считает по московской недвижимости или опять же среднюю по стране?

Алексей Зубец: Нет, Росстат по недвижимости вообще не считает, у них есть отдельные оценки по недвижимости. Они считают зарплаты по статистике официальной. А по ценам на недвижимость есть несколько зависимых ресурсов, их довольно легко найти в Интернете, которые считают индексы цен на недвижимость, в частности, в Москве и Московской области. А автомобили, как я уже сказал, считает Ассоциация европейского бизнеса, она их тоже делит на ценовые категории, и рост там у нас по всем ценовым категориям. Понятно, что в первую очередь, конечно же, растут автомобили средней ценовой категории, но опять же нельзя говорить о том, что растут самые дешевые. Кстати, вот опять о дешевых автомобилях: когда мы видим спрос на дешевые автомобили, то это скорее всего признак спада, а не подъема. То есть фокус внимания людей, которые приобретают автомобиль, совмещается в нижнюю ценовую категорию, и это плохо. Но сейчас есть рост везде.

Марина Калинина: Но это плюс всяким ремонтным салонам.

Алексей Зубец: Конечно, естественно. То есть они очень долго жили впроголодь…

Марина Калинина: Запчасти и так далее.

Алексей Зубец: Ну да. То есть когда у нас продажи были на низком уровне… Хотя с другой стороны надо понимать, что автобизнес, продавцы зарабатывают не на продаже автомобилей, они зарабатывают на сервисе и ремонте. То есть их главная задача продать с минимальной наценкой, но сделать так, чтобы человек потом раз в год приезжал к ним на ТО, а еще и колеса у них менял, то есть 2 раза в год, итого 3 раза в год машина приезжает к ним, и вот на этом они зарабатывают, а не на продаже. То есть общее количество автомобилей в стране увеличивается, для автобизнеса, конечно, это здорово.

Юрий Коваленко: В мире прослеживается тенденция на практически одноразовые вещи либо на те вещи, которые действительно дешево можно купить, но потом дорого их обслуживать. Вот в нашей стране народ по-прежнему предпочитает делать все своими руками, покупать машину и чинить ее самостоятельно, или все-таки тоже, как и вся Европа, подсел на вот эту одноразовую иглу?

Алексей Зубец: Ну смотрите, одноразовая игла – это вы имеете в виду каршеринг и эти истории, связанные с отказом от владения и переходом на аренду, да?

Юрий Коваленко: И это тоже в частности, но в основном… Просто по поводу того, что в сервисе автомобиля нельзя заменить какую-то одну часть, ее надо менять блоком, а это соответственно удорожает сервис.

Алексей Зубец: Ну да, это японцы придумали, это было в 1970-1980-е гг., когда вот эта вот идея планируемого старения, для того чтобы заставить людей покупать новое и новое, это японское изобретение. Вот эта японская идея запланированного старения изменила мир товаров и услуг, она сделала его гораздо более динамичным, более подвижным. Как и во всем мире, эта тенденция прослеживается и в России, многие и многие гаджеты, многая бытовая техника, многие виды бытовой техники, особенно дешевой, просто не подлежат ремонту, их проще выбросить и купить новые, это тенденция, которая…

Юрий Коваленко: Я читал, что доходило до маразма, когда ложки, ножи и овощечистки делали под цвет кожуры от картошки, чтобы их проще было выбросить случайно и потом идти покупать новые. Это вот вы про это говорите?

Алексей Зубец: Ну маркетинг в этом направлении вполне изобретателен, как заставить человека купить по новой той или иной продукт. Но это мировая тенденция, она характерна и для России, мы же своей бытовой техники производим мало, оборудование для дома, поэтому все тенденции, которые есть на Западе, есть и у нас.

Марина Калинина: Спасибо большое. Это был Алексей Николаевич Зубец, проректор Финансового университета при Правительстве Российской Федерации. Спасибо.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Алексей Зубец: Спасибо вам.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты