Алина Агаджанова: Самый популярный мотив татуировок - цветы. Их хотят и женщины, и мужчины

Тамара Шорникова: Ну а мы продолжаем рассказывать о важных новостях. В Госдуме предлагают ввести обязательное медицинское лицензирование для тату-салонов. По мнению авторов инициативы, это поможет обезопасить клиентов от потенциального вреда здоровью и очистит рынок от непрофессионалов. В нашу студию приглашаем только первоклассных специалистов. С одним из таких и будем обсуждать это предложение депутатов. Рубрика «Профессии» в эфире.

И сегодня поговорим о технике безопасности в работе тату-мастера, о том, где обучиться и стать настоящим художником по телу, и во сколько обойдется вам, дорогие телезрители, татуировка, если вы на нее решитесь. У нас в студии – Алина Агаджанова, тату-художник. Здравствуйте, Алина.

Алина Агаджанова: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Если говорить о подготовке к работе тату-мастера, какие документы, разрешения сегодня нужно получить, чтобы заняться этой работой?

Алина Агаджанова: В России никаких, по сути, документов не нужно, нужна только медицинская книжка. То есть делаешь медицинскую книжку и, если у тебя есть навык, идешь в салон, смотрят твое портфолио и берут тебя либо нет.

Тамара Шорникова: Так. Ну, для многих, я думаю, татуировки – это все-таки больше про красоту, чем про здоровье, с одной стороны. А с другой стороны, это очень похоже на уколы, которые делают в стационарах. И согласитесь, я думаю, что вам бы хотелось, чтобы человек, который делает эти уколы, все-таки был с каким-то медобразованием. Как у вас это работает? Нет ли каких-то курсов? Или можно просто купить машинку, посмотреть ролик на YouTube и, в общем, приглашать гостей?

Алина Агаджанова: Ну, некоторые так и делают, конечно, наверное. Ну а потом приходят к нам исправлять эти татуировки. Но лучше, конечно, пойти учиться в школу либо найти себе учителя. Это работает для всех по-разному, и все ищут, конечно, для себя что-то более подходящее.

Тамара Шорникова: Вот детальнее о том, как получить образование тату-мастера, о технике безопасности, о том, как выглядит рабочий процесс, знает все наш корреспондент Маргарита Твердова. Она подготовила репортаж, давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Тамара Шорникова: Для тех, кто только что присоединился к нам: это рубрика «Профессии», прямой эфир. Сегодня мы говорим о профессии тату-мастера. Если у вас есть вопросы к нашему гостю – звоните в прямой эфир, пишите. Все абсолютно бесплатно, ответим на все ваши вопросы.

После Чемпионата мира по футболу больше ли стало иностранцев, которые хотят как-то увезти с собой воспоминания о России? Были ли те, кто хотели набить, я не знаю, «I love Russia» или медведя, может быть, или балалайку, ушанку?

Алина Агаджанова: Да, действительно, приходили и набивали именно татуировки на русском, то есть какие-то фразы и слова именно на русском языке – та же «Москва». Ну да, были такие.

Тамара Шорникова: Я думаю, что для вас не секрет, что у вашей профессии есть как поклонники, так и ярые противники. Кто-то считает, что это очень красиво, а кто-то считает, что вы уродуете данное от природы тело. Вы встречались с агрессивным или осуждающим отношением к своей профессии?

Алина Агаджанова: Бывает, приходят молодые люди или молодые девушки с родителями, и родители очень волнуются. То есть они смотрят, чтобы все было стерильно. Они называют татуировки наколкой. Или как там их еще называют? И считают, что… Сто раз переспросят о том, можно ли заразиться или какое-то… Ну, это очень сложно.

Тамара Шорникова: Но это беспокойство о безопасности, это логично.

Алина Агаджанова: Да.

Тамара Шорникова: Но при этом они не запрещают своему ребенку делать татуировку?

Алина Агаджанова: Ну да. Они считают, что лучше они пойдут с ним в хороший салон…

Тамара Шорникова: Проконтролируют.

Алина Агаджанова: …чем ребенок пойдет куда-то без контроля.

Тамара Шорникова: А вот как отличить хороший салон, скажем так, от непрофессионального? На что нужно обратить внимание? Что должно насторожить?

Алина Агаджанова: Нужно обратить внимание, конечно, на чистоту, на то, чтобы все инструменты, иглы и так далее были открыты при вас, то есть…

Тамара Шорникова: Чтобы упаковку вскрыли?

Алина Агаджанова: Да, упаковку вскрыли при вас. Ну и, соответственно, нужно смотреть на портфолио художника, это очень важно. Ну, собственно говоря…

Тамара Шорникова: А что можно увидеть там такого, что должно испугать? Ну, потому что это достаточно субъективная история, кому-то понравится рисунок, а кому-то – нет. Что должно отпугнуть в портфолио?

Алина Агаджанова: Что должно отпугнуть? Честно говоря…

Тамара Шорникова: Или здесь просто – нравится ли вам его стиль или нет, да?

Алина Агаджанова: Да. Вот с портфолио это больше «нравится стиль или нет». Если ты смотришь на портфолио художника и тебя что-то там не устраивает, то ты просто говоришь, показываешь эту картинку и говоришь: «Вот это есть в вашем портфолио, мне это не особо нравится. Можно мне что-то вот это? То, что есть в вашем портфолио». Ну, от как-то так.

Тамара Шорникова: Понятно. Есть звонок в прямой эфир, Георгий из Воронежа к нам дозвонился, давайте послушаем.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, здравствуйте.

Зритель: Конечно, это искусство, я считаю. Это началось с морских и уголовных наколок, и это надо признать. И раньше, вы знаете, с наколками на какую-то приличную службу не брали. Ну, под влиянием мировой прекрасной (я вам серьезно говорю) культуры наконец-то мы приобщились. Вы понимаете, я считаю, что все-таки ближе это… Ну, это будет мой вопрос первый. Ремесло это или искусство? Я считаю, что на Западе и даже в диких племенах это было священное искусство. И последний вопрос. Кто у нас в мире является законодателем в этой моде? И почему мы еще не хотим делать? Вот у меня жена часто ездит в Москву, в Институт красоты. Ну, я не буду полное название говорить, Федеральный центр косметологии…

Тамара Шорникова: Мы поняли! Можно полное все-таки не произносить в эфире. Так?

Зритель: Почему косметология, почему наука наша не хочет, извините, открыть нормальный центр, где рисковать не надо, что заболеешь, извините, заразят СПИДом, сифилисом и так далее? Хочется идти на сертифицированную дорогостоящую медицинско-эстетическую услугу, гарантированную.

Тамара Шорникова: И вам спасибо за это мнение. Итак, по порядку, с начала. Ремесло или искусство? Любой ли может стать тату-мастером?

Алина Агаджанова: Я считаю, это искусство. Это мое мнение. Я считаю, это искусство. Для меня это искусство, и никак иначе. То есть меня часто спрашивают, делаю ли я брови… Или что там еще делают в косметологии? Я говорю, что нет, потому что я делаю то, что связано с искусством. То есть я пишу картины, делаю гравюру и татуировки. То есть для меня это искусство.

Тамара Шорникова: И по поводу все-таки качества. Вот ратует телезритель за то, чтобы это все было гарантировано, сертифицировано (о чем мы начали разговор в самом начале). То есть как бы это изменило вашу профессиональную отрасль, если все-таки должен был бы тату-мастер любой перед началом работы получать некое разрешение, лучше медицинское, соответственно, проходить, может быть, какие-то курсы, сдавать экзамены?

Алина Агаджанова: Я считаю…

Тамара Шорникова: Это бы сильно увеличило цены, например, сократило бы штат сотрудников? Это было бы лучше для профессии или осложнило бы вашу работу?

Алина Агаджанова: Я думаю, это было бы лучше для профессии, то есть именно для профессии, даже для татуировки в целом. Потому что очень много людей, которые считают себя мастерами, которые ничего не умеют делать, просто (я даже не могу по-другому сказать) уродуют. А потом, соответственно, к нам переходят, и это все исправлять, потому что они не знают, как глубоко должна идти игла. Ну, я уже не говорю о безопасности и так далее. То есть, я считаю, это было бы неплохо, действительно.

Тамара Шорникова: Так, вопросы от телезрителей по SMS приходят к нам. А есть ли у вас татуировки?

Алина Агаджанова: Да, у меня есть татуировки, они под одеждой, то есть их не видно.

Тамара Шорникова: Это какие-то воспоминания из жизни?

Алина Агаджанова: Ну, первая – да. А потом уже…

Тамара Шорникова: Потому что красиво?

Алина Агаджанова: Да, потому что красиво.

Тамара Шорникова: Вот про красоту, давайте поговорим о ваших клиентах. Кто чаще всего приходит – это молодые люди, зрелые, мужчины, женщины?

Алина Агаджанова: Здесь, в Москве, чаще всего приходят девушки, то есть именно в наш салон, именно к нам, ко мне в частности. Я работала до этого в Англии, в Лондоне – там, скорее, мужчины. Причем там возраст более растянут, так сказать. То есть там приходят и семидесятилетние бабульки, так сказать, да.

Тамара Шорникова: А у нас это прерогатива молодежи, да?

Алина Агаджанова: Да, у нас более молодые люди приходят.

Тамара Шорникова: Вы не только работали в Лондоне, но и учились там?

Алина Агаджанова: Да.

Тамара Шорникова: А по вашему образованию вы…

Алина Агаджанова: Дизайнер-иллюстратор.

Тамара Шорникова: Дизайнер-иллюстратор? Вы закончили Институт культуры.

Алина Агаджанова: Университет искусств в Лондоне.

Тамара Шорникова: Университет искусств. Как вам это образование художника-иллюстратора помогает в вашей работе?

Алина Агаджанова: Когда я училась в университете, я очень любила гравюру и выжигать по дереву. По сути, это очень близко и похоже к татуировке, потому что, ну, что в гравюре ты используешь тонкую иглу, что в выжигании получается горячая игла, только по дереву. Ну и татуировка – это то же самое, в принципе, только по коже, опять же с иглой. И я считаю, что это как-то связано, потому, что я набивала руку на гравюре, а потом уже как-то это все перешло в татуировки.

Тамара Шорникова: Есть ли какие-то топы в предпочтениях клиентов у нас, за рубежом? То есть что чаще всего хотят изобразить на себе люди, которые к вам приходят?

Алина Агаджанова: Если, например, взять цветы, то цветы хотят везде, только в Англии, Ирландии и так далее это в основном розы, а здесь это пионы. Но цветы бьют все – и мужчины, и женщины.

Тамара Шорникова: И мужчины тоже?

Алина Агаджанова: Да, все.

Тамара Шорникова: Видимо, много романтиков.

Алина Агаджанова: Да, да. То есть цветы – я бы сказала, это такое самое распространенное.

Тамара Шорникова: Хорошо, цветы. Что еще? Какие-то воспоминания из жизни кто-то хочет зафиксировать?

Алина Агаджанова: Часто делают для родителей, посвящают татуировки детям. То есть воспоминания… Насчет воспоминаний не уверена. А, еще часто делают любители путешествий.

Тамара Шорникова: То есть такую карту своеобразную набивают, да?

Алина Агаджанова: Да, часто делают.

Тамара Шорникова: Где были.

Алина Агаджанова: Да-да-да. Часто делают какие-то карты.

Тамара Шорникова: «Барселона. Было здорово», да? «Минск. Приеду еще».

Алина Агаджанова: Ну, что-то в этом роде, да.

Тамара Шорникова: Так, понятно. Ну, действительно, тоже хотела спросить, частично говорил уже об этом наш телезритель. Есть определенный стереотип, что татуировки – это некое такое указание на криминальное прошлое человека, ну, потому что действительно было в одно время распространено это, и все знали, в общем, в каких местах был этот человек. Вы общались с клиентами, которые вас откровенно пугали, настораживали, и вы думали, что вполне возможно, что связи в этом мире у человека есть? Или вам страшно об этом рассказывать?

Алина Агаджанова: Да нет, был такой клиент. Он говорил со мной на этом – как сказать? – лексиконе. То есть я узнала много разных интересных слов, которые я не знала раньше.

Тамара Шорникова: Обогатили словарный запас, да?

Алина Агаджанова: Да.

Тамара Шорникова: Еще одна эсэмэска с вопросом. Как деформируются татуировки со временем? То есть о чем нужно думать, когда делаешь рисунок, ну, если не на века, то на годы точно?

Алина Агаджанова: Нужно думать о размере и о месте. То есть в определенном месте – например, руки, ладони, ноги, вот именно руки-руки – там, соответственно, кожа регенерируется быстрее, и в любом случае можно будет перебивать, потому что может быть вплоть до того, что татуировку может быть не видно. В местах, как лодыжки, запястья и так далее, там может расплываться. То есть нужно быть очень аккуратным в любом случае. С течением жизни татуировки, если линии очень тоненькие, они станут чуть-чуть толще.

Тамара Шорникова: Так, это то, что обязательно нужно знать. Сколько стоят татуировки?

Алина Агаджанова: Татуировки стоят… Ну, это искусство.

Тамара Шорникова: Ну, на аукционе тоже продаются картины.

Алина Агаджанова: Да. Сколько стоит картина Ван Гога? В свое время они ничего не стоили, а потом стали стоить очень дорого.

Тамара Шорникова: У нас в сюжете – от трех с половиной рисунок.

Алина Агаджанова: Да.

Тамара Шорникова: Это что-то небольшое? Это та же розочка?

Алина Агаджанова: Да, например, это сердечко или что-то в этом роде. То есть это зависит от мастера, это зависит от салона. Потому что могут сделать вообще татуировку бесплатно где-нибудь дома.

Тамара Шорникова: Ну, это, видимо, тем, кому как раз нужно набрать портфолио?

Алина Агаджанова: Ну, я не считаю, что таким вообще нужно заниматься, честно говоря.

Тамара Шорникова: Хорошо. А сколько клиентов в месяц у вас в среднем бывает? Хочется понять, насколько это прибыльное дело для мастера?

Алина Агаджанова: Я даже затрудняюсь ответить на этот вопрос, честно говоря, потому что я как-то не считаю, не запоминаю. Ну, примерно два клиента в день, наверное.

Тамара Шорникова: Два клиента в день?

Алина Агаджанова: Два-три, да.

Тамара Шорникова: Хорошо. И есть еще у нас звонок, дозвонились к нам из Хабаровска. Давайте узнаем, что хочет спросить Татьяна. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Давно уже сделала рисунок, теперь хочу от него избавиться и сделать на этом месте другой. Можно ли как-то это проделать?

Тамара Шорникова: Понятен вопрос, да. Что быть с тем, что уже отжило свой срок?

Алина Агаджанова: Можно либо перебить, если татуировка…

Тамара Шорникова: Так, а если переводить на литературный русский, то это значит, что поверх одного рисунка нанести другой?

Алина Агаджанова: Да. Если татуировка достаточно светлая либо маленькая, можно сверху нее нанести другой рисунок. Если же она темная, расплылась и так далее, то лучше ее сначала осветлить лазером либо убрать лазером. Мы тоже это делаем в салоне.

Тамара Шорникова: Возможно ли полностью избавиться от надоевшего рисунка?

Алина Агаджанова: Да, возможно полностью избавиться.

Тамара Шорникова: А насколько это длительно, болезненно, дорого?

Алина Агаджанова: На себе я не пробовала. Ну, это достаточно болезненная процедура и занимает время. Потому что, соответственно, вы сделали сеанс лазера и нужно какое-то время подождать, чтобы кожа успокоилась. И после этого опять повторяем. Сколько это займет – зависит от пигмента и от того, насколько глубоко он в коже.

Тамара Шорникова: А часто бывает так, что к вам приходит клиент, и вы понимаете, что это сейчас достаточно импульсивное решение? Вы отговариваете в таких случаях? Или все-таки выгода важнее?

Алина Агаджанова: Сначала клиент приходит на консультацию. То есть я с ним разговариваю, мы с ним как-то смотрим, находим ли мы общие точки соприкосновения. Если да, то как бы записывается клиент. Мы с ним еще переписываемся, я скидываю эскиз. Если он приходит уже непосредственно на сеанс и не уверен… Потому что если человек не уверен на консультации, то я обычно не записываю человека, я говорю: «Подумай и напиши позже, когда точно решишь». Если приходит уже непосредственно на сеанс и не уверен, то я говорю…

Тамара Шорникова: «Приходите через год»?

Алина Агаджанова: Я клею эскиз и оставляю человека подумать, грубо говоря, с этой картинкой на теле, которую можно смыть. Потому что я говорю: «Когда мы начнем, мы уже начнем, и это уже все».

Тамара Шорникова: И как часто к вам приходят люди, которые точно знают, чего хотят? И как часто вы можете вмешиваться в этот процесс, творить, подсказывать образы, которые лучше подходят, по вашему мнению, этому человеку?

Алина Агаджанова: Если приходят за моим стилем, то в основном люди говорят из серии: «Хочу, допустим, волка». И я рисую волка – всем нравится, и мы делаем. А какой второй вопрос, извините?

Тамара Шорникова: Как сильно вы можете вмешиваться в творческий процесс? То есть приходит человек и говорит: «Я хочу акварельный рисунок». А вы говорите: «Знаете, а вам лучше какие-то геометрические фигуры подойдут».

Алина Агаджанова: Ну, соответственно, да, я всегда советую как лучше, потому что зачастую человек не знает. Особенно если первая татуировка, я всегда советую, что лучше сделать, на какой части тела и так далее.

Тамара Шорникова: И кратко совсем. Есть что-то, что вы никогда не нарисуете или не напишете на чужом теле, ну, просто из своих принципов профессиональных?

Алина Агаджанова: Свастику.

Тамара Шорникова: Понятно. Спасибо вам. Это была рубрика «Профессии». Сегодня говорили о профессии тату-мастера. У нас в студии была Алина Агаджанова, тату-художник. Спасибо вам за то, что пришли к нам в эфир. Ну а с вами в этой рубрике увидимся через неделю.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Рубрика «Профессии»: тату-мастер

Комментарии

Контакт Алины
Подскажите как Найти Алину, в каком городе она работает?
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты