Алиса, где мои деньги?

Алиса, где мои деньги? | Программы | ОТР

Голосовые помощники в телефонах подслушивают нас?

2020-09-24T13:19:00+03:00
Алиса, где мои деньги?
Люди и вирусы: правила сосуществования. Опять пора экономить. Жизнь с удобствами на улице. Новые санкции против России. Дорожные реагенты
Как долго нам еще придётся экономить?
Константин Северинов: В России сейчас в относительных цифрах ежедневно умирает такой же процент инфицированных людей, как весной
Новые санкции: удар под крылья?
Льготная ипотека на дома для молодёжи. Что это за программа?
Должны ли дети работать и с какого возраста лучше приобщаться к труду
Пострадавшие от реагентов: дети, животные, машины, обувь
Истории российских туалетов: как старики и дети вынуждены ходить за сотни метров к холодной яме
ТЕМА ДНЯ: Россия без туалета. XXI век. Почему в некоторых школах нет канализации и как добиться её проведения?
Лечить зубы станет дороже
Гости
Артур Хачуян
специалист по анализу данных, основатель Tazeros Global Systems

Петр Кузнецов: Умеют слышать и подслушивать – это не только о коллегах. Россиянам рассказали об опасностях голосовых помощников. Оказывается, они очень активны даже когда мы ими не пользуемся.

Ольга Арсланова: Т. е. этот сервис прослушивает все, что происходит в окружающем его пространстве. А кроме того, может записывать и потом передавать данные на серверы компаний-разработчиков.

Петр Кузнецов: И там, на этих серверах, информация может храниться практически бесконечно. И есть отсюда угроза ее утечки в Сеть. Кроме того, у голосового помощника (сейчас они практически есть во всех устройствах) есть доступ к операционным системам тех самых устройств. Это тоже создает некие опасения.

Ольга Арсланова: С нами на связи специалист по анализу данных, основатель Tazeros Global Systems Артур Хачуян. Артур, здравствуйте.

Артур Хачуян: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Это страшилка? Или действительно нужно держать рот на замке? Это в принципе, да, такой полезный совет, но здесь он обретает совершенно новые коннотации.

Петр Кузнецов: Если да, то давайте жестами тогда далее будем вместе с вами.

Артур Хачуян: Да, но давайте разберемся. Сначала нужно разделить голосовых помощников в наших сотовых телефонах от умных колонок. Это немного два разных класса устройства. Самая большая страшилка – что когда у нас лежит телефон, он записывает якобы все происходящее в окружающем нашем пространстве. Это неправда. Голосовые помощники в мобильных телефонах активируются только в момент прямого обращения. Они записывают только ту речь, что вы им говорите, отправляют на сервер для распознавания, а пока телефон выключен, голосовой помощник даже не имеет доступ к микрофону.

Петр Кузнецов: Выключен – вы имеете в виду вот полностью выключен телефон?

Артур Хачуян: Нет-нет, если он просто лежит в режиме ожидания.

Петр Кузнецов: Подождите, а как же вот эти все опыты, которые говорят об обратном. Что наговариваешь на телефон в течение дня, а потом у тебя реклама всплывает соответствующая. Ты весь день, даже буквально раз 5 хватает: там, Пиру, Пиру, Пиру – и он тебе предлагает тоже Пиру.

Артур Хачуян: В большинстве случаев человек просто забывает, с каким контентом взаимодействует. Это точно делается не через голосовых помощников. Есть гораздо более (самое важное) дешевые способы вашей рекламной сегментации. Когда вы проходите в магазин, вас могут идентифицировать по специальному устройству, которое словит ваш телефон, проходящий рядом. И т. д. и т. п. Таких способов огромное количество. Нежели в…

Ольга Арсланова: Итак, простите, пожалуйста: если я не включаю Алису, т. е. не говорю ей «Привет!»…

Артур Хачуян: Да, все верно.

Ольга Арсланова: …а мой телефон включен, но я не использую помощника прямо сейчас, это безопасно, моя информация никуда не утечет. Верно?

Артур Хачуян: Да. Смотрите, для того, чтобы понять… сначала нужно понять, для чего вообще это делается. Единственная цель, помимо того, чтобы предоставлять вам какую-то услугу от голосового помощника, единственная цель – заработать на вас как на человеке, который потом просмотрит рекламу. Для этого мне, например, как системе умного, скажем, дома, нужно понять, чем вообще вы интересуетесь, и провести так называемую вашу сегментацию. Слишком дорого для этого в реальном времени анализировать аудио. Просто. Сбербанк, Яндекс – их дата-центры должны быть в несколько раз больше только для того, чтобы в реальном времени анализировать всю речь.

С другой стороны, помощники действительно используют ту информацию, которую мы им говорим, для так называемой категоризации. Но это категоризация на уровне определенных ключевых слов: пицца, такси, машина и т. д.

Петр Кузнецов: А Сири, который изначально в Айфоне стоит, это другая история?

Артур Хачуян: Нет, это вот как раз таки история то, что мы обсуждаем. Это помощники в телефонах.

Но, с другой стороны, стационарные умные колонки, у которых микрофон постоянно включен, они действительно в реальном времени постоянно прослушивают все, что вокруг них происходит. И эта обработка происходит не на сервере компании, а на самом устройстве. Делается она с целью услышать определенное ключевое слово. Например, «Окей, Гугл» или «Привет, Сири».

Ольга Арсланова: А-а.

Артур Хачуян: И после этого запись начинает передаваться на сервер.

Петр Кузнецов: Вот. Артур, и если она не расслышала это слово, я в процессе подготовки выяснил, что есть такие асессоры: это люди, которые занимаются разметкой данных для нейросетей и как раз помогают этим устройствам…

Артур Хачуян: Все верно.

Петр Кузнецов: …понять, что же сказал человек. И говорят, что вот эти асессоры, которые не имеют прямого отношения, мягко говоря, к компании-производителю, вот в них тоже зло и тоже основной источник утечки. Что это за люди?

Артур Хачуян: Да, все верно. Как правило, это … представляющие из себя какую-то консалтинговую компанию, которая занимается разметкой. Чаще всего это очень низкоквалифицированные сотрудники, которые просто прослушивают аудио, нажимают на кнопочку. Но в этом в принципе тоже нет ничего страшного. Потому что они получают только короткие аудиозаписи без дополнительной информации, там, в районе адреса, квартиры, места жительства и т. д.

Ольга Арсланова: Артур, если я параноик и опасаюсь, что обо мне узнают что-то лишнее, какие программы, какие приложения наиболее в этом плане уязвимы?

Артур Хачуян: Все очень просто. Нужно просто выключить голосовых помощников. Ну, начнем как бы с этого. Вот. А по сути дела, самыми уязвимыми вещами являются наш интернет-браузер, которым мы пользуемся постоянно, так как, когда мы заходим на какие-то определенные сайты, они все стараются так или иначе использовать наши данные.

Ольга Арсланова: Т. е. то, что я печатаю все-таки, да?

Артур Хачуян: Да-да-да, это гораздо опаснее с точки зрения утечки персональных данных. Сайт, на котором мы вводим данные кредитных карт, когда мы не проверяем, например, наличие шифрования и т. д. и т. п., – это гораздо опасней, чем умные колонки.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо большое. Спасибо, что побыли в этой десятиминутке нашим голосовым помощником. Очень много помогли. Артур Хачуян, специалист по анализу данных, основатель Tazeros Global Systems.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)