Амет Володарский: Во главу угла нужно поставить образовательное портфолио человека, которое всю жизнь будет пополняться. И на его основании предлагать работу или профессиональный рост

Гости
Амет Володарский
омбудсмен в сфере образования

Оксана Галькевич: Высшее образование не для всех: более трети семей в нашей стране готовы отказаться от поступления своих детей в вузы. Всегда по разным причинам, но на первом месте как вы думаете, какая причина?

Иван Князев: На первом месте деньги, как обычно. Бюджетных мест не так много, а учиться на платном отделении могут позволить себе далеко не все выпускники. Точнее, так правильно будет, их родители не могут позволить, ведь именно родители, скорее всего, должны либо накопить, либо взять в кредит средства на оплату обучения.

Оксана Галькевич: А это часто весьма и весьма серьезные суммы. В некоторых вузах страны стоимость обучения сейчас доходит до полумиллиона, а то и выше, друзья. Да, это, конечно, самые-самые престижные вузы нашей страны, которые входят в разные международные рейтинги, в общем, мы о них говорим, знает их практически каждый житель страны. Но тем не менее выходит, что в массе своей там могут учиться в основном дети из довольно-таки состоятельных семей.

Иван Князев: Но цены на обучение и количество бюджетных мест, впрочем, не все причины. 13% семей просто понимают, что уровень знаний их чад не так высок, чтобы поступить в университет. 11% говорят, что детям пора бы как можно скорее начать зарабатывать деньги, по сути причина тоже в деньгах. Но есть родители, которые не в состоянии больше, что называется, тянуть детей, оплачивать.

Оксана Галькевич: Ну вот когда социологи Высшей школы экономики провели это свое исследование, они спросили уже не только про возможности, но и про желание семей, то смотрите, что там выяснилось. Выяснилось, что 80% семей наших все-таки в принципе, теоретически хотели бы, чтобы дети высшее образование получили, то есть они хотели бы, но когда их спрашивают «А вы могли бы, вы можете?», вот они говорят, что да, хотят, но не могут, поэтому цифры такие разные, такой разный расклад.

Иван Князев: Ну, что скажете вы, уважаемые телезрители? Можно ли вообще встать на ноги без высшего образования? Так ли оно нужно в жизни? Звоните или пишите нам, мы в прямом эфире, номера для связи у вас на экранах, все это бесплатно.

Оксана Галькевич: А у нас на связи сейчас первый эксперт Амет Володарский, омбудсмен в сфере образования. Амет Александрович, здравствуйте.

Амет Володарский: Да, добрый день.

Оксана Галькевич: Амет Александрович, ну как вам вот этот вот разрыв? Вы знаете, я тут сидела читала статью, когда готовилась к эфиру, там даже были такие заголовки: «Эксперты оценили социально-экономический разрыв в обществе». Как вы считаете, это на самом деле действительно так, можно такое определение дать?

Амет Володарский: Ну, вообще определение можно дать в любой сфере социальной в нашей стране, и в медицине тоже у нас есть бесплатная медицина, есть платная медицина, и там пропасть, конечно, большая, и я думаю, что здесь действительно есть точно такая же проблема. Но, как ни странно, я вам хочу сказать, что самые дорогие вузы в нашей стране как вы думаете какие? – государственные, не частные.

Оксана Галькевич: А мы, в общем, даже и не удивлены как-то. Самые богатые компании у нас какие в стране? – госкорпорации. Самые дорогие вузы какие в стране? – государственные. Ну и т. д., можно дальше по списку пойти.

Амет Володарский: Вот. Поэтому здесь есть какая-то нелогичность вообще в этой ситуации, потому что все-таки мы постсоветское такое государство, которое все-таки пытается наладить социальную сторону, для нас социальная сторона является очень важной. Поэтому я думаю, что сейчас скажу не очень приятную для государственных вузов вещь, я считаю, что государственное образование у нас все-таки для родителей должно быть бесплатным. То есть вообще не существует бесплатного образования, кто-то за него платит. Это могут быть госкорпорации, это может быть правительство, это могут быть коммерческие корпорации. Но если мы говорим про государственные вузы, то они должны, конечно, на мой взгляд, быть бесплатными. Другой вопрос, что им нужно дать право создавать еще и совместные с частным бизнесом образовательные организации, в рамках которых они могут вести уже и коммерческую деятельность, но это другой вопрос.

Иван Князев: Что-то типа филиалов, получается, да?

Амет Володарский: Ну, не совсем филиалов, это должна быть дочерняя организация, где будут, скажем так, исследоваться или апробироваться новые программы, это, возможно, какие-то совместные, может быть, международные программы. Но основная гарантированная государством программа обучения должна быть бесплатной, а платное образование отдать частным образовательным организациям. Вот я думаю, что так был бы вопрос решен справедливо. Что касается...

Иван Князев: Амет Александрович, может быть, хотя бы образование в государственных вузах дает больше возможностей выпускникам, оно качественнее и т. д.? Или нет?

Амет Володарский: Я с вами не соглашусь, потому что сегодня вообще понятие между средним специальным образованием, высшим образованием, апгрейдом, сегодня вот эти границы, мы с вами неоднократно об этом говорили, они стираются. И скоро мы с вами увидим, что не будет понятия высшего или среднего специального образования, будет индивидуальная траектория образовательная у каждого человека, и на основании вот этого электронного цифрового портфолио, образовательного портфолио, будет понятно, какой такой профессиональный уровень. И в будущем ты благодаря искусственному интеллекту можешь и создавать собственное профессиональное развитие, и в том числе интеллектуальное, духовное развитие и т. д.

Оксана Галькевич: У нас есть звонок, давайте послушаем Наталью из Московской области. Наталья, здравствуйте.

Зритель: Да, добрый день.

Вот хотела сказать, что у меня как бы дочь, мы заканчиваем 11-й класс. У нее есть большое желание идти учиться в медицинский вуз, значит, высший, но как бы вот цены в Москве, конечно, на медицинские вузы высшие очень кусаются, начинаются где-то от 430, по-моему, тысяч за год, значит.

Оксана Галькевич: Ого!

Зритель: Но как бы опять, может быть, мы и могли бы платить бы такую сумму, но дело в том, что как бы у нас, вот как сейчас наше время современное, ипотечный кредит есть, у нас как бы и так составляет платеж где-то больше 50 тысяч рублей ежемесячно за ипотеку. И поэтому как бы вот даже и большой вопрос, как оплачивать...

Оксана Галькевич: Наталья...

Иван Князев: А другие, мне просто интересно, вузы...

Оксана Галькевич: А вы переживаете, может быть, она сама поступит, ваша дочка?

Зритель: Ну, надеемся, надеемся...

Оксана Галькевич: Вот смотрите, нам пришло сообщение из Москвы, Мособласти: «На платное обучение жалуются те, кто плохо подготовлен и туповат. Моя дочь своим умом и трудом без блата поступила на бюджет в МГУ».

Зритель: Ну, надеемся, но все же рассматриваем всякие варианты на всякий случай. Ну вот единственный выход – это как бы студенческий кредит, который дается студенту...

Иван Князев: Ну да, но это еще один кредит в вашем бюджете.

Зритель: ...который погашается через 15 лет после окончания вуза.

Иван Князев: Я просто хотел спросить, почему именно московский-то. Ну есть же прекрасный в Смоленске вуз медицинский.

Зритель: Дело в том, что у нас квартира вот как бы сейчас уже в Москве будет.

Иван Князев: Ага. Ну, там есть общежитие... Ну, в общем, неудобно, я как бы ни на что не претендую, ни к чему не призываю вас...

Оксана Галькевич: Амет Александрович, но в любом случае, понимаете, получается такая история, что это у нас за жизнь такая, мы берем сначала кредит на то, чтобы себя и детей жильем обеспечить; только мы его как-то более-менее дотянули до какого-то состояния, а тут, глядишь, дети выросли, уже надо брать следующий кредит, ха-ха, на то, чтобы образование им оплачивать. Не дай бог что-то там в семье, кто-то заболел, еще и на медицину тоже иди, тоже какие-нибудь деньги получай в банке. Это вообще как бы нормально, что у нас за каждый шаг теперь, за каждый шаг приходится платить?

Амет Володарский: Да, мне кажется, совершенно правильно поставлен вопрос, потому что... Ну, в общем, я попытаюсь на него ответить, хотя это такой, в общем, риторический, наверное, вопрос. Мне кажется, что нет согласия в обществе. У нас нет национальной идеи, то, что мы не понимаем, куда мы развиваемся и куда мы идем. То есть если мы во главу угла все-таки ставим социальную справедливость, то национальной идеей, на мой взгляд, должна быть поддержка стариков и детей. Если мы исходим из этой национальной идеи, то государственное образование для детей должно быть бесплатным.

Опять-таки, что значит бесплатным? – оплачивать должны корпорации либо государство. И соответственно, все, что касается медицины и, значит, развития, поддержки пожилых людей, тоже должно быть бесплатным. Вот если мы за основу возьмем вот эту идеологию, то мне кажется, что все встанет на свои места, и тогда мы будем понимать, на что мы, значит, среднее поколение, на что мы должны брать кредит, а на что мы уже заплатили своими налогами, для того чтобы поддержать детей и стариков.

Оксана Галькевич: Да. Амет Александрович, а скажите, а есть вообще, в принципе... Вы знаете, здесь ведь тоже есть какие-то показатели такие, сколько должно быть людей с высшим образованием в обществе, сколько людей со средним образованием, сколько там допустимо вообще без образования. Какие-то правильные балансы, да, в подготовке профессиональной в обществе есть вообще или нет? Потому что, понимаете, когда слишком много людей с высшим образованием, ну вот прямо все такие с высшим образованием...

Иван Князев: Тоже плохо.

Оксана Галькевич: ...работать некому. Когда все сплошь неграмотные, тоже нездорово, мягко говоря. Когда у всех только исключительно среднее образование, ну должны быть какие-то лифты либо туда, либо обратно, либо чтобы дальше учиться, высшее получать, либо чтобы углубляться в рабочих профессиях. Есть вот эти вот показатели, коэффициенты какие-то, балансы с научной точки зрения?

Амет Володарский: Да, есть статистика, которую ежегодно формирует ЮНЕСКО по группе стран, Всемирный банк, есть и наша статистика, да. И кстати, наша статистика российская не самая плохая по показателю количества людей с высшим образованием. Но да, есть социологи и психологи, которые изучают вот эту связь между образованием и качеством жизни. Но я вам хочу сказать еще раз, что в связи с переходом мира на цифровую экономику мы все-таки с каждым годом все меньше и меньше будем встречать вот эту четкую грань между средним образованием, средним специальным и высшим образованием. Корпорациям, бизнесу, экономике, особенно цифровой экономике, в первую очередь нужны знания и умения, и умения...

Иван Князев: Навыки. Да, Амет Александрович, я просто покороче спрошу – нам хватает высшего образования сейчас или не хватает? Или нужно больше действительно каких-то профессиональных, я не знаю, колледжей открывать, которые дают действительно вот эти навыки, как вы говорите? И нужны ли нам навыки?

Амет Володарский: Да, я с вами согласен. Значит, нам не хватает людей с высшим образованием, не хватает, особенно последние 10–15 лет, мы с вами об этом говорили, у нас сократилось вузов и филиалов на 1,5 тысячи человек. Я считаю, что это национальная трагедия, это первое. Нам не хватает людей с высшим образованием. Но нам нужно первыми в мире сегодня сказать четко, что нет понятия, то есть это поставить на государственную такую машину, что не должно быть вот этих уровней, среднего специального и высшего образования, нам нужно говорить о знаниях, о профессионализме, то есть нужно во главу угла поставить некое образовательное портфолио человека, которое всю жизнь им будет пополняться. И, изучая это цифровое портфолио, мы можем этому человеку предлагать работу или дальнейший профессиональный рост.

Иван Князев: Ну а вас не смущает... Меня, честно говоря, напрягает вот это вот профессиональное портфолио, особенно учитывая то, что, вы сказали, его будет искусственный интеллект оценивать... Ну не люблю я участвовать в олимпиадах или еще где-то, но я не считаю себя необразованным человеком.

Амет Володарский: А вы можете и не участвовать в олимпиадах. Я уверен, что у вас есть помимо профессиональной деятельности вашей какое-то хобби, вы, возможно, любите рисовать, возможно, вы поете неплохо, у вас есть какие-то достижения в других областях, и это все должно фиксироваться в вашем электронном портфолио. И завтра вам могут предложить, может быть, очень интересную работу, основываясь на тех данных, которые будут собираться в этом профессиональном портфолио.

Иван Князев: Ну тогда это уже...

Оксана Галькевич: Ну, это какая-то интересная такая тоже новая реальность, как это все будет работать...

Иван Князев: Да, это не совсем профессиональное тогда получается это портфолио. Ну как на моих профессиональных качествах скажется то, что я умею петь, и что они скажут работодателю?

Амет Володарский: Это говорит о ваших интересах, о вашей картине мира, а для журналиста, наверное, это немаловажная вещь.

Иван Князев: Ну, для журналиста да... Ну, мысль понятна.

Оксана Галькевич: Да. Давайте послушаем Наталью из Челябинской области. Наталья, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте. Говорите, пожалуйста.

Зритель: Да. Я хочу сказать, что почему бы не вернуть нам систему, как раньше у нас было? Поступать нужно в первую очередь только отличники, я имею в виду медицинский институт, а остальные уже, как положено, экзамены? И потом обязательно отработать 5 лет, как было раньше, и, если ты не отработал, не поехал ни в деревню, никуда, значит, верни деньги, которые на тебя потратили. Вот и все.

Иван Князев: Ага. Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо, Наталья.

Иван Князев: Амет Александрович?

Оксана Галькевич: Да, что скажете?

Амет Володарский: Да, система распределения очень неплохая тема, очень неплохая система в переходный период, на мой взгляд. И действительно, если все-таки мы говорим о том, что государственное образование для родителей, для студентов должно быть бесплатным, то нужно дать возможность либо, значит, оплатить в течение 20–30 лет обучение, либо полностью бесплатно обучаться, либо отработать через систему распределения. То есть у студента должен быть выбор. Но в будущем все-таки надо выйти на то, чтобы высшее образование предлагать всем, кто хочет его получить. Другой вопрос, сможет ли в течение 5–6 лет студент пройти вот это обучение. Но предлагать нужно давать всем.

Оксана Галькевич: Амет Александрович, у меня всегда в этот момент, когда обсуждают эту тему, крутится встречное предложение. Я бы предложила людям, которые хотят какого-то карьерного роста, знаете, потому что все там получают образование, а потом метят куда-нибудь в министерства региональные или федеральные, вот не допускать к работе людей без опыта работы в регионах. А то потом сидят в Москве и в столицах региональных и придумывают, как другим там жить на местах в маленьких поселках, населенных пунктах.

У нас есть небольшой стрит-ток (мы можем сейчас его показать, успеваем?): «Будет ли ваш ребенок поступать в вуз или колледж и почему?»

ОПРОС

Оксана Галькевич: Амет Александрович, спасибо! У нас времени, к сожалению, уже больше нет дальше на вопросы. Амер Володарский был у нас в студии, омбудсмен в сфере образования. Еще обсудим не раз эту тему. Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (1)
Олег Столяров
так и до родителей, наконец, дошло, что у выпускников вузов квалификация не соответствует приобретенным компетенциям. "Экономистов" с дипломами у нас очень много, а компетентных экономистов очень не хватает.