Анатолий Кучерена: Каждый, кто прочитает эту книгу, поймёт, в каком мире мы живём

Анатолий Кучерена: Каждый, кто прочитает эту книгу, поймёт, в каком мире мы живём | Программы | ОТР

О чём вспоминает Эдвард Сноуден?

2019-09-17T14:46:00+03:00
Анатолий Кучерена: Каждый, кто прочитает эту книгу, поймёт, в каком мире мы живём
Траты на 8 марта. Чего хотят женщины. Как укрепить семью. Вакцинация шагает по стране. Гостевой бизнес
Поздравляем с 8 марта. Дорого
Женщины должны/хотят работать?
Сергей Лесков: Русская женщина всегда обладала таким набором добродетелей и качеств, который делал её самой желанной на свете
Чтобы семьи были больше, нужно...
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Вы к нам из тени, а мы вам - кредиты!
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о COVID-19
Гости
Анатолий Кучерена
адвокат, общественный деятель
Александр Михайлов
член Совета по внешней и оборонной политике

Александр Денисов: «Шпион, полюбивший холод». В романе английского писателя Джона Ле Карре выражение «прийти с холода» означало отойти от дел, завершить карьеру разведчика. Вот Эдвард Сноуден, экс-сотрудник спецслужб США, а ныне их главный враг №1, признался, что полюбил русские морозы, так как шапки, шарфы позволяют скрывать внешность, позволяют сливаться с толпой.

Анастасия Сорокина: Сегодня выходят в свет мемуары Сноудена под названием «Личное дело», где он описывает, как превратился в рядового москвича. Почему же он решил уехать и попросил убежище во Франции, сегодня мы и поговорим.

Александр Денисов: Да, ну и поговорим, конечно, о заслугах Сноудена, благодаря которым мы вспомнили старую истину «если вам кажется, что за вами следят, это не значит, что у вас паранойя». Ваш смартфон – ваш враг, объяснил нам Сноуден. Кстати, вот Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента, после просмотра фильма про Сноудена сказал, что будет заклеивать глазок своего смартфона.

Анастасия Сорокина: Поговорим об этой теме с нашим экспертом, на связи Анатолий Григорьевич Кучерена, адвокат. Здравствуйте.

Анатолий Кучерена: Да, здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте. Анатолий Григорьевич, вот вы, так сказать, уполномоченный представитель Эдварда Сноудена, комментируете все, что происходит в его жизни.

Анатолий Кучерена: Да.

Александр Денисов: Как вообще, интересно, на что живет Эдвард Сноуден? Вот сейчас он написал книгу, наверное, гонорар будет хороший. А в принципе как он планирует свою жизнь? На что жить, где?

Анатолий Кучерена: Ну он живет, он достаточно много читает лекций, у него график достаточно плотный, расписан практически каждую неделю, поэтому здесь в этом смысле проблем никаких нет. А что касается книжки, да, книжка, как вы знаете, презентуется сегодня, соответственно вопросы гонорара являются закрытыми вопросами, поэтому на эти вопросы может отвечать только сам Эдвард Сноуден.

Александр Денисов: Вы прочитали уже эту книгу? Что там самое интересное вам показалось?

Анатолий Кучерена: Да, книгу я прочитал, книга интересная, рекомендую. Я не буду ее пересказывать, но могу только сказать, что каждый, кто прочитает эту книгу, поймет, в каком мире мы живем и что нужно делать для собственной безопасности.

Анастасия Сорокина: Анатолий Григорьевич, сейчас многие говорят о том, что он хочет уехать во Францию, но на самом деле еще нет никаких, скажем так, подтверждающих обстоятельств, от Франции никаких не было заявлений, скажем так, только неофициальные. Многие называют вот такую сейчас его активность (он активно дает интервью) вот такой рекламной кампанией в преддверии выхода этой книги, или он действительно собирается уехать из России?

Анатолий Кучерена: Ну пока он не собирается никуда уезжать. Как вы помните, наверное, в самом начале, как только он оказался в транзитной зоне «Шереметьево», он подал заявление в 27 стран мира о возможном предоставлении ему убежища. Как вы знаете, ни одна страна мира не откликнулась на его прошение. Единственная страна – это Россия, которая предоставила ему убежище. Поэтому…

Александр Денисов: Анатолий Григорьевич, вопрос такой: как вот… Вы наблюдали, как менялся Сноуден? Интересный момент, его жена рассказывала, что у него вначале было чувство тревоги, они пришли в Большой театр, он все боялся, узнают его или нет, и она обвела рукой зал и сказала: «Послушай, они пришли не ради тебя сюда, они пришли посмотреть оперу, так что расслабься». И он постепенно стал ходить в кафе, картинные галереи, там какая-то даже девочка с ним сфотографировалась…

Анастасия Сорокина: Сфотографировался, да.

Александр Денисов: Да, и он уважительно отнесся, что она не выложила это в социальные сети, то есть снимок оставила себе на память. Вот как он поменялся в человеческом плане? Успокоился ли за это время?

Анатолий Кучерена: Он, конечно, очень изменился, безусловно. Я очень хорошо помню первые его дни, когда он вышел из транзитной зоны, действительно он боялся всего. И вот сегодняшние дни… Для этого понадобилось время, потому что те угрозы, которые звучали из уст, так скажем, Госдепартамента Соединенных Штатах Америки в адрес Эдварда, он их воспринимал как реальные угрозы.

Александр Денисов: Анатолий Григорьевич, а вот вас как поменяло общение со Сноуденом? Может быть, вы тоже стали заклеивать, как Дмитрий Песков, глазок на смартфоне, чтобы не дай бог там ничего не утекло? Перестали пользоваться мессенджерами, потому что это тоже все «течет», он сказал?

Анастасия Сорокина: Социальные сети опасны, все контролируют.

Александр Денисов: Да-да. Как вас изменила дружба со Сноуденом?

Анатолий Кучерена: Я уже давным-давно пересмотрел свои взгляды на кибертехнологии, поэтому я, конечно же, придерживаюсь тех правил, о которых говорит Эдвард Сноуден, и это мне помогает в моей в том числе адвокатской деятельности. Поэтому всем рекомендую все-таки прислушаться, потому что Эдвард знает, что он говорит, он специалист в этом, много лет он занимался именно вопросами, связанными с теми технологиями, которые следят за людьми, собирают информацию и так далее. И первое, что он сказал, когда я с ним встретился в «Шереметьево», когда он нас там пригласил, первая была встреча, – он сказал: «Я вот тот человек, который на протяжении многих лет следил за вами».

Александр Денисов: Лично за вами?

Анатолий Кучерена: Ну имеется в виду за нами всеми, в том числе за вами: читал ваши переписки и так далее. «И мне в какой-то момент надоело это все, потому что политики американские с больших трибун говорят одно, а на самом деле никакие права человека не соблюдаются, а идет тотальная слежка». Поэтому… Он же не просто так пошел на этот шаг, он пошел, потому что у него такая гражданская позиция, потому что он считает, что мы с вами должны знать, что американские службы за нами следят, и сами принимать меры в части нашей безопасности в Сети, безопасности от кибертехнологий и так далее.

Александр Денисов: Анатолий Григорьевич…

Анастасия Сорокина: Вот, кстати говоря, Эдвард говорил по поводу того, что пошел на эту службу после терактов 11 сентября, что его патриотические чувства, скажем так, использовали. Но у многих россиян вообще неоднозначные чувства к тому, что Россия дала ему политическое убежище. Давайте узнаем, что думают зрители, оставайтесь, пожалуйста, Анатолий Григорьевич, с нами на связи. Мы выведем звонок от зрителя из Амурской области, дозвонился до нас Евгений. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Говорите, пожалуйста, Евгений.

Зритель: Ну у меня вот такой вопрос к господину Кучерене. Вот у нас появился вот этот американский шпион, как говорят, да? И он несколько лет прослушивал и нас с вами, и всех, вот. А потом, наверное, его там прижали, в Америке, и он сбежал оттуда. Потом возьмем таких людей, как Депардье, который тоже сбежал из Франции, который не захотел там платить налоги, тоже прибыл сюда, в Россию. Почему мы должны их всех покрывать?

Анастасия Сорокина: Спасибо за звонок, Евгений.

Александр Денисов: Спасибо, понятно мнение.

Анастасия Сорокина: Анатолий Григорьевич?

Александр Денисов: Анатолий Григорьевич?

Анатолий Кучерена: Да.

Александр Денисов: Анатолий Григорьевич, вот все-таки Сноуден как себе представляет дальнейшую жизнь? Или ему сложно планировать? Хочет ли он повторить путь Кима Филби, который тут всю жизнь прожил, жена его тут была, в общем, Россия стала для него второй родиной? То есть он такого для себя не хочет?

Анатолий Кучерена: Ну сначала на вопрос вашего телезрителя. Во-первых, Сноудена никто не притеснял, он уехал из Америки, исключительно протестуя против того, что творят американцы по отношению к нам, по отношению не только к нему, но ко всем гражданам России, Германии, Франции и других стран. Поэтому здесь его как раз позиция достойна уважения.

Что касается его участи… Вы знаете, это вопрос к нему. Я думаю, что его ждет хорошее будущее, я не вижу здесь никаких проблем в этой части. То, что сейчас есть определенного рода спекуляции, что он уезжает, поскольку он Россию не любит, – это неправда. Он же и говорит о том, что он любит Россию, он благодарен России, что именно Россия дала ему вид на жительство, не испугавшись санкций и так далее, поэтому…

Александр Денисов: И здесь он чувствует себя спокойно, надо признать это, да.

Анатолий Кучерена: Да, он чувствует себя спокойно, чувствует себя комфортно. Да, мы часто с ним видимся, часто обсуждаем какие-то темы, вопросы, поэтому я могу сказать, что по крайней мере он точно пока не собирается никуда уезжать. А дальше посмотрим, Франция, другие какие-то страны, посмотрим, что это, реальность или нет, время покажет.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Спасибо большое, Анатолий Григорьевич.

Анастасия Сорокина: На связи был Анатолий Григорьевич Кучерена, адвокат.

А мы хотим дать слово еще одному нашему эксперту: на связи Александр Георгиевич Михайлов, член Совета по внешней и оборонной политике. Александр Георгиевич, здравствуйте.

Александр Михайлов: Здравствуйте, здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Звонил зритель, который задавал вопрос, почему у нас в стране комфортно себя чувствуют те люди, которые в каком-то смысле предают свою реальную родину.

Александр Михайлов: Ну вы знаете, дело в том, что мы-то рассматриваем угрозу для нашей страны. Дело в том, что если речь идет о людях, которые приехали сюда, которые, так сказать, совершили преступление в отношении своей родины, условно говоря, то мы-то их рассматриваем как людей, которые не совершили преступления в отношении России, мы не можем судить их за чужие грехи, где они там что-то сделали. Поэтому я считаю, что, в общем-то, это такая общемировая практика, и мы с вами прекрасно понимаем, что в любой другой стране приблизительно такая же система, если не идет речь о странах НАТО, которые выдают и виновных, и невиновных.

Александр Денисов: Александр Георгиевич, вот такой вопрос…

Анастасия Сорокина: Но только Россия дала возможность приехать.

Александр Денисов: Да. Такой вопрос, Александр Георгиевич. Безусловно, не будем судить Сноудена, это его выбор, его путь. Готов ли он повторить путь Кима Филби, который прожил здесь всю жизнь, умер в России? То есть Сноудена такая участь, как вы думаете, пугает или нет?

Александр Михайлов: Да я думаю, что все будет зависеть от того, какие преференции ему может дать страна, куда он хочет уехать. Если эта страна не даст ему никаких преференций и не будет гарантировать его безопасность, то, судя по всему, он останется здесь.

Александр Денисов: Как вы думаете, он комфортно себя здесь чувствует? Привык уже? Книжку вот написал, в кафе ходит, в Большой театр, в Третьяковку.

Александр Михайлов: Да думаю, что да. Дело в том, что он изначально для российских специальных служб не представлял интереса; многое из того, что он написал в своей книжке, было давно известно, а по прошествии некоторого времени пребывания здесь он утратил связь уже и со своими специальными службами, не очень посвящен в современную систему разведки. Поэтому, конечно, он себя чувствует достаточно комфортно, но, как я уже сказал, для российских специальных служб он не представлял интереса даже на тот момент, когда он приехал.

Александр Денисов: Александр Георгиевич, а вот вас если бы так получилось встретиться с Эдвардом Сноуденом, какой у вас главный был бы вопрос к нему, по-человечески что бы хотелось у него спросить?

Александр Михайлов: Вы знаете, честно признаюсь, ничего.

Александр Денисов: Ничего.

Александр Михайлов: Мне просто не очень интересно это, потому что в принципе многое из того, что он описал, что он рассказывал в предыдущий период, было, как я уже сказал, хорошо известно, и даже президент России, который, так сказать, на том этапе если не принимал участия в его судьбе, то во всяком случае он как-то так обмолвился несколько раз. Он говорил, что для нас он интереса не представляет, хочет жить здесь – пусть живет.

Анастасия Сорокина: Он называет себя «единственным светлым пятном в истории прав человека в России», в общем, достаточно скептически настроен в отношении того, что происходит у нас в стране. Но он не уезжает, потому что ему действительно больше никто не дает такой возможности, или по каким-то другим соображениям, как вы считаете?

Александр Михайлов: Да я думаю, что если бы у него была такая возможность, он бы отсюда уехал, потому что все-таки, знаете, адаптироваться к современной российской жизни достаточно сложно человеку, который вырос в совершенно другом политическом климате. И поэтому мне кажется, что для него сегодня пребывание в России – это неотвратимая сила обстоятельств, при всем уважении, которое он испытывает к нам. Но факт остается фактом: если бы у него была другая возможность, он, безусловно, ее бы использовал.

Александр Денисов: Спасибо большое.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Это был Александр Георгиевич Михайлов, член Совета по внешней и оборонной политике.

Анастасия Сорокина: Нам пишут сообщения, например, из Алтайского края, приглашают Сноудена, пишут ему, что «у нас места много, приезжайте, хватит на всех». Так что посмотрим, какие будут дальше пути у этого человека в нашей стране. Ну а мы будем освещать дальнейшие события, переходим к следующей теме.

Александр Денисов: Поговорим о самолете МС-21.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
О чём вспоминает Эдвард Сноуден?