Анатомия развода

Гости
Павел Медведев
финансовый омбудсмен Ассоциации российских банков
Игорь Костиков
доктор экономических наук, председатель «Финпотребсоюза»

Оксана Галькевич: Ой, ну а мы сейчас как раз о том, на ком шапка-то горит. Телефонные нападения, уважаемые зрители, то есть атаки на абонентов, продолжаются. И с начала этого года они только усилились. По данным Tinkoff Data, количество звонков от мошенников с января по апрель выросло на 170%.

Петр Кузнецов: Но есть и хорошая новость: обманывать людей мошенникам становится все сложнее. Все-таки теперь из 100% случаев только 13% эпизодов для них заканчиваются успехом, а раньше было на 10% больше.

Оксана Галькевич: Но при этом сумма потерь как-то меньше особо не становится, она по-прежнему впечатляет. Преступники умудряются выманивать огромные деньги со счетов простых людей. По данным Центрального банка России, в прошлом году люди таким образом потеряли 10 миллиардов, ни много ни мало.

Петр Кузнецов: Рублей. Мошенники пользуются разными приемами, не только телефонами, а, например, используя минимальный набор личных данных, оформляют кредит на имя человека, который даже не знает ничего об этой операции, соответственно. Если солидные банки все-таки фильтруют такие обращения за средствами, то учреждения поменьше или микрофинансовые организации часто их одобряют.

Оксана Галькевич: Причем кредит можно оформить сейчас ведь даже онлайн. Просто кто-то берет и заполняет на твое имя форму на сайте банка – все! Деньги мошенники забирают после этого, а ты платишь проценты. А иногда еще и пени всякие начисляются.

Сейчас депутаты готовят законопроект, по которому люди смогут от таких кредитов отказываться, если докажут, что они не участвовали в оформлении этого кредита. Как это будет работать – мы сейчас будем выяснять.

Но вы, уважаемые зрители, пожалуйста, подключайтесь к разговору. И если вас тоже, может быть, одолевают мошенники, звонят, пишут, не дай бог, уже вас как-то обманули однажды, знаете, всякий опыт может помочь другим зрителям. Расскажите, как вы избежали неприятности или не сумели ее избежать.

А мы пока посмотрим небольшой опрос на улицах нескольких городов. У людей спрашивали, сталкивались ли они с мошенниками.

ОПРОС

Петр Кузнецов: С нами сейчас на связи Игорь Костиков, председатель «Финпотребсоюза». Здравствуйте.

Игорь Костиков: Добрый день.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Судя по статистике, все-таки снижение какое-то происходит. Игорь Владимирович, как вам кажется, это мы бдительнее просто стали? Закончились приемчики этих мошенников? Или как-то, может быть, службы контролирующие…

Игорь Костиков: Ну, я думаю, что на самом деле тут во многом… я бы не сказал, что уж так резко снизилось, но во многом, один-два раза столкнувшись с мошенниками и уже поняв, как их могут «разводить», становятся более аккуратными и внимательными к тому, как они совершают свои финансовые операции.

Поэтому я бы не сказал, что вообще мошенничество снизилось. Наоборот, Центробанк нам говорит, что в прошлом году увеличилось количество мошенников. То есть на самом деле… И даже суммы называются, сколько денег было украдено у населения. Там огромные суммы. К сожалению, эта тема есть. И особенно она становится актуальной с учетом падения доходов населения, поскольку население начинает хотеть где-то еще заработать. И вот это позволяет мошенникам более эффективно работать.

Оксана Галькевич: Но там смысл в том, что суммы действительно по-прежнему огромные и атак становится все больше, но обманывать им становится сложнее. Вот этот процент обмана…

Игорь Костиков: Сложнее, сложнее.

Оксана Галькевич: Информированность какая-то, может быть, растет. Мы с вами уже который раз обсуждаем эту тему. Может быть, и это тоже работает.

Игорь Костиков: Да. Но в основном это, вы знаете, на мой взгляд, когда люди либо сами попали на мошенников, либо их друзья и родственники попали на мошенников. Уже узнав конкретную ситуацию и поняв, что невозможно будет эти деньги вернуть, люди все-таки становится более аккуратными. Это, конечно, радуется. Но пока еще суммы огромные.

Петр Кузнецов: По поводу новых приемов, Игорь Владимирович. На днях стало известно, что к 2022 году банки России планируют запустить сервис, позволяющий снять средства в банкоматах через QR-код. Тут же все заговорили о новом легком способе для мошенников. Зачем банки идут на это – понятно, удобство для клиентов. Но риски при этом оцениваются, взвешиваются, консультируются? Они как-то понимают, что они открывают портал новый?

Игорь Костиков: Предложение банков использовать QR-код для перевода не очень понятно. Зачем? Потому что на сегодняшний день достаточно много различных форм перевода денег, которые доступны населению. И добавлять еще один без существенного какого-то дополнительного удобства или выгодны – ну не очень понятно. Если этот сервис предлагает безкомиссионные переводы, то тогда можно говорить. В общем, я думаю, что это все равно будут комиссионные переводы.

И, конечно, здесь есть риски, которые, в общем, вполне очевидны, потому что QR-код может попасть неизвестно кому, неизвестно как. Собственно говоря, то, что мы сейчас имеем, большие проблемы с мошенничеством, а с QR-кодом это еще добавит.

Петр Кузнецов: Ну да. Игорь Владимирович, мы просто еще подошли к вопросу ответственности. Много раз мы с вами об этом говорили, но это правда важно каждый раз проговорить. В каких случаях банки настоящие несут ответственность за произошедшее с лжекопией этого банка, допустим?

Игорь Костиков: Я могу привести пример в первую очередь с картами, когда мошенническим образом с карт снимают деньги. Если клиент не давал сам данные своей карты, то можно очень быстро, во-первых, заблокировать карту. Во-вторых, подать заявку. И в течение…

У меня у самого был такой случай. В течение двух месяцев мне деньги вернули. То есть на самом деле система с картами работает. Она работает еще и потому, что сами банк из-застрахованы. На каждого владельца карты есть страховка, которая возмещает банку убытки. Поэтому это не так принципиально для банков. То есть они все… ну, не могу сказать, что с большим удовольствием, но делают.

А вот другие способы мошенничества, если сам клиент перевел деньги, если сам дал номер своей кредитной карточки, то это уже очень сложно. Здесь банки этим, как правило, не занимаются. Они могут это принять к сведению, оповестить соответствующие органы, но дальше вам придется писать заявление в милицию… извините, в полицию и возбуждать уголовное дело. Как правило, граждане на это не идут. И этим пользуются мошенники.

Оксана Галькевич: Много звонков у нас и сообщений. Зачитаю несколько. Вот Удмуртия пишет: «Опять звонили мошенники. Придумали новое – проверку розеток и выключателей». Надо сказать, что работают ведь не только с банковскими картами. Рязань пишет: «Замучили уже мошенники!» Нижегородская область: «А зачем тогда банки дают кредиты по интернету?» Орловская область: «Одолевают! Спасу просто нет!» И Амурская область пишет: «Были попытки, и очень много»

Звонок у нас есть из Екатеринбурга, Татьяна на связи. Здравствуйте, Татьяна.

Зритель: Здравствуйте. Я хотела бы поделиться опытом.

Оксана Галькевич: Давайте.

Зритель: У меня был положительный опыт. Мне предложили перевести на карту 5 тысяч. Я спросила: «От кого?» Я понимала, что это не мой знакомый. Я сказала: «Нет, не надо». И было очень большое замешательство.

Другой раз, вот совсем недавно… Просто одолевают номера 495. Конечно, не отвечаешь. А иногда идешь на это и отвечаешь. Говорят: «Вы такая-то?» Я не буду полностью называть. Я говорю: «Нет, не я». – «А вы знаете такую?» – «Нет, не знаю», – и кладу трубочку. Ну конечно, когда незнакомые номера, то не отвечаю. То есть не нужно вестись, не нужно ждать, что вам откуда-то кто-то что-то переведет, какие-то деньги.

Петр Кузнецов: Волшебное средство какое-то.

Оксана Галькевич: Татьяна, знаете, нам тоже Липецкая область пишет: «На незнакомые звонки не отвечаю». А с другой стороны, ведь не знаешь. Бывает, позвонят не только из банка, с незнакомого номера, но по делу. Действительно, я не знаю, все что угодно это может быть. Из школы ребенка, например. Еще что-то.

Петр Кузнецов: «Алло. Это из школы. Хотим вам перевести 10 тысяч рублей, за шторы вернуть».

Оксана Галькевич: Необязательно так. Из школы звонят, а ты трубку просто не берешь.

Зритель: Брать, но не отвечать.

Оксана Галькевич: Не отвечать? Ну хорошо, спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Оксана Галькевич: Игорь Владимирович, как прокомментируете?

Игорь Костиков: Ну, я могу сказать, что, конечно, нужно быть внимательными и осторожными, потому что, к сожалению, мы видим, что то там, то сям утекают базы персональных данных наших граждан. И они, естественно, скупаются мошенниками. Мы слышим о том, что (в том числе и Центральный банк об этом говорил) целые колонии занимаются мошенническими операциями.

Оксана Галькевич: А ФСИН говорит: «Нет у нас таких колоний». Провели они проверку и не нашли у нас таких колоний.

Игорь Костиков: Вот видите, разные источники, то есть даже в государстве разные источники. Но мы видим массовость этого явления. И я думаю, что мы с вами сами не раз становились жертвами таких звонков. Причем предлагают разное: и от банков звонят, и не от банков звонят, и звонят от коммунальных служб, от кого только ни звонят.

Петр Кузнецов: Силовики теперь даже появились.

Игорь Костиков: Кто?

Оксана Галькевич: Силовики.

Петр Кузнецов: Силовики, силовые службы.

Игорь Костиков: Ну да.

Петр Кузнецов: С угрозами.

Игорь Костиков: Я могу сказать, что граждане, конечно, становятся наученными своим горьким опытом, как правило. Нужно быть очень аккуратным со своими средствами и информацией о себе. Вот это очень важно, потому что информация о себе – это, считайте, те же самые деньги.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Петр Кузнецов: Игорь Костиков, председатель «Финпотребсоюза».

Успеем мой личный опыт выслушать?

Оксана Галькевич: Давай.

Петр Кузнецов: Я очень коротко. Помнишь, ты снимала сторис про то, как я безуспешно продавал неработающий блендер?

Оксана Галькевич: «Авито»? Да-да-да, блендер на «Авито».

Петр Кузнецов: Через «Авито». Ну вот. Значит, первое правило – я знаю, что пишут только через чат, только через чат «Авито» тебе пишут покупатели. Пишет через в WhatsApp, соответственно, без аватарки. «Здравствуйте». – «Здравствуйте». – «Я из Орла. Мне нужно. Я сейчас вам скину ссылку, по ней пройдете и там все оплатите». Я открываю эту ссылку… Я его очень долго вел, я его выморозил на самом деле весь день, то есть потратил его драгоценное время (забегая вперед).

Он прислал ссылку, и там совершенно очевидный первый пункт… Просто это к тому, что просто чуть-чуть, ребята, изучите, логику включите, и все. Я, соответственно, продавец. Первый пункт: «На вашей карте как продавца должна быть сумма, равная той сумме, которую сейчас этот покупатель скинет, или больше. Это нужно для защиты прав покупателя». Все.

Ну, совершенно очевидно. То есть карта, на которую мне будут бросать, на ней что-то должно лежать. Я ему пишу: «Сейчас, подождите. Сейчас я все оставшиеся скину, чтобы вам удобно было, чтоб вы максимально…» В общем, закончилось все тем, что он говорит: «Ну никак не получается!» Я говорю: «Хм, может, это происки мошенников?» Он, видим, психанул и говорит: «Может быть, вы сами мошенник?!» И все, отключен уже WhatsApp был. Видимо, симку выбросил. Ха-ха-ха. Орлу привет!

Оксана Галькевич: Давай точку поставим. Ты продал в итоге?

Петр Кузнецов: Нет пока еще.

Оксана Галькевич: Друзья, на «Авито» по-прежнему выставлен блендер.

Петр Кузнецов: Но через чат пишите.

Оксана Галькевич: Да, пишите через чат.

А сейчас еще посмотрим несколько историй о том, как мошенники все-таки обманывали простых людей. Кстати, сегодня один из банков сообщил о рекордной сумме за всю историю телефонного мошенничества – 400 миллионов рублей перевела преступникам клиентка одного банка. Представляете? Правда, двумя трансферами, но тем не менее. 400 миллионов! Она лишилась этих денег.

Итак, сюжет Анны Тарубаровой, а потом вернемся в студию.

СЮЖЕТ

Оксана Галькевич: Павел Алексеевич Медведев у нас на связи, экономист, финансист. Здравствуйте, Павел Алексеевич.

Павел Медведев: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Павел Алексеевич, вот по поводу этой инициативы законодательной, законотворческой что вы можете сказать? Какие вы видите, так скажем, сложности в ее реализации, если дело до практики дойдет?

Павел Медведев: Вы знаете, очень типичная российская инициатива: очень хочется найти под фонарем то, что потеряли за углом. Ведущая этих роликов, которые мы сейчас видели, правильно задает вопрос: «Кому надо сообщить информацию о том, что я никогда не буду брать кредитов?»

А если, не дай бог, будет такая возможность сообщить абсолютно всем потенциальным кредиторам, что я никогда не буду брать кредитов, я сделаю такое заявление и тут же пойду брать кредиты. Наберу их на 100 миллионов и не буду отдавать, потому что это же будут не мои долги. Я же написал, что я никогда кредиты брать не буду.

Мне многие люди рассказывали, что в других странах изобретена полиция. И нам тоже надо ее изобрести. Во всех тех случаях, когда совершается мошенничество, нужно привлекать полицию. А она должна действовать быстро и профессионально.

Все действия финансовые сейчас фиксируются. Если вы берете деньги из банкомата, то вас фотографирует камера. Если вы онлайн у кого-то украли деньги и куда-то перевели, то все трансферты зафиксированы, каждый счет имеет номер и кому-то принадлежит. Все, что нужно сделать полиции – встать со стула и пойти прочитать, кому принадлежит этот счет, кому тот счет принадлежит.

Оксана Галькевич: Павел Алексеевич, а почему? Ведь если у нас тоже изобретена полиция, собственно говоря, почему они не берутся за эти дела? Что, у них квалификации не хватает, не знаю, финансовой грамотности?

Петр Кузнецов: времени.

Павел Медведев: Вы позовите их на следующую передачу, позовите их на следующую передачу и задайте им этот вопрос. Ну, чтобы быть справедливым, я хочу сказать, что у меня есть несколько (немного, к сожалению) первоклассных полицейских, которые умеют эти расследования производить и проводят их ну просто молниеносно – как и должно быть. И я им очень благодарен. Если бы все остальные взяли с них пример, то это было бы замечательно.

Оксана Галькевич: Павел Алексеевич, ну так уж вышло, что немного таких специалистов, как вы говорите. То есть нам нужно рассчитывать на то, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих? Давайте тогда…

Павел Медведев: А как спасаться самому утопающему-то?

Оксана Галькевич: Ну как распознать мошенника? Как спастись? Как не дать себя обмануть? Может быть, об этом задуматься?

Павел Медведев: Самое главное – это, конечно, не вступать в контакт. Всякий раз, когда мне по телефону звонит мошенник (а каждый день звонит новый мошенник), я тут же пишу, что это телефон мошенника. И в следующий раз не беру. У меня уже огромное количество номеров, которые я не должен брать. Вот никогда не вступайте ни в какие отношения с незнакомыми людьми. Это очень опасно! В нашу эпоху, когда передача информации ничего не стоит, это очень опасно!

Петр Кузнецов: Об этом еще Булгаков предупреждал – про незнакомцев.

Павел Медведев: Правильно.

Оксана Галькевич: Кстати, вы знаете, Павел Алексеевич, это на самом деле тоже лайфхак. Потому что одно дело – не брать незнакомые звонки, номера, телефон не поднимать, а другое дело – запоминать их и подписывать, самому себе напоминая. Потому что разные люди звонят. Иногда помнишь, иногда не помнишь. Вот то, что вы говорите: «Записывайте, обозначайте их», – это тоже правильно.

Павел Медведев: Вот хороший совет всем остальным россиянам.

Оксана Галькевич: Вы поделились, да, определенным лайфхаком.

Скажите… Вот пишут, жалуются на определенные банки, называют нам зрители, говорят: «Ну каждый день!» А вот сами банки могут что-то сделать? Не знаю, объединиться или каждый по отдельности, создать какую-то серьезную систему защиты? Коротко, если можно.

Павел Медведев: По закону банки не являются полицейскими, поэтому с мошенниками они бороться не должны. А вот если полиция приходит в банк и просит информацию, то они обязаны ее выдать, если возбуждено уголовное дело. Полиция должна возбуждать уголовное дело по любому заявлению человека, у которого что-то украли, и получать информацию.

Петр Кузнецов: Ну да. Если, например, есть подозрение, что утечка от сотрудника банка произошла.

Павел Медведев: Просто если у меня украли деньги, я пришел в полицию и прошу возбудить уголовное дело.

Петр Кузнецов: Понятно. Павел Алексеевич, спасибо, время. Павел Медведев, экономист, финансист.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Петр Кузнецов: Дневное «ОТРажение». Оставайтесь с нами, скоро вечернее, не выключайте ОТР.

Оксана Галькевич: До свидания.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)