Андрей Апостолов: Минкультуры уже много лет выделяет отдельную субсидию на детское и юношеское кино. А результат - большинство фильмов так и не добрались до экрана

Андрей Апостолов: Минкультуры уже много лет выделяет отдельную субсидию на детское и юношеское кино. А результат - большинство фильмов так и не добрались до экрана
Спад рождаемости. Ипотечное рабство. Реальные цифры: национальная идея. Что с погодой? Автомат века. Чем мы лечимся
Числом не вышли: как реально стимулировать рождаемость в стране?
Сергей Лесков: Именно высокий уровень человеческих достоинств Калашникова и позволил ему создать такое великое творение, каким является автомат АК
Владимир Воронцов: Как можно требовать от полиции не брать взяток от граждан, если само государство в лице начальства залезает в карман к полицейскому?!
Юрий Поляков в рубрике «Реальные цифры». Спрашиваем телезрителей, какой должна быть национальная идея
Тимур Усманов: На месте власти я бы для предприятий тариф на утилизацию отходов повысил и поставил надзор
Юрий Поляков: Чтобы прийти к какому-то равновесию, необходимо нравственно оценить то, что произошло в 90-е годы в нашей стране
Юрий Кара: Можно украсть приёмы Тарантино и Феллини, но украсть живое сердце нельзя. А живут только те фильмы, в которые вложено сердце
Более 50 стран поместили на своих гербах изображение автомата Калашникова
Насколько эффективны дженерики
Гости
Андрей Апостолов
главный редактор Центральной киностудии детских и юношеских фильмов имени М. Горького

Ольга Арсланова: Мы продолжаем. Это рубрика «Личное мнение». И сегодня давайте поговорим о детском и юношеском кино в современной России. Какое оно? Существует ли оно? Пользуется ли популярностью? И что смотрите вы, ваши дети, ваши внуки? Обо всем этом поговорим прямо сейчас.

Есть, кстати, новость: в России может появиться Государственная киностудия детских и юношеских фильмов. Такую возможность даже накануне Правительству поручил рассмотреть президент Владимир Путин. То есть, очевидно, к этой проблеме внимание приковано на самом высоком уровне.

Петр Кузнецов: И нам на самом деле есть к чему стремиться. Ориентир, как всегда, в прошлом. Опять вспоминаем перестройку, точнее – доперестроечный период. Создавалось тогда в стране 20–25 полнометражных художественных детских и юношеских кинофильмов в год. Существовал некий тематический план, который разрабатывался с учетом всяких возрастных категорий.

Ольга Арсланова: Сколько нужно снять.

Петр Кузнецов: И тогда возрастные категории были, обратите внимание. С учетом специфических жанров. То есть – сколько снять. В этом году не хватает исторических, в следующем – фольклор, школьная драма и так далее. Все это определялось, считалось и вроде бы приносило свои результаты.

Ольга Арсланова: И многие из нас на этих фильмах как раз и росли, прекрасно их все помнят. А есть ли хорошие детские и юношеские фильмы в современной России? Что смотрят сегодня? Поговорим об этом прямо сейчас.

Петр Кузнецов: Есть ли что показывать вашим детям? Какой последний детский художественный фильм вы посмотрели, а?

Ольга Арсланова: Позвоните.

Петр Кузнецов: И вы его считаете как раз тем самым ориентиром.

Андрей Апостолов, его «Личное мнение» прямо сейчас. Это главный редактор Центральной киностудии детских и юношеских фильмов имени Горького. Здравствуйте, Андрей.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Андрей Апостолов: Добрый день.

Ольга Арсланова: Вот смотрите, Андрей. Я сразу попыталась вспомнить, какой последний детско-юношеский фильм я смотрела. И я вспомнила только советские фильмы. Я вспомнила… Ефремов прекрасно сыграл в фильме «Когда я стану великаном». Вспомнила фильм «Розыгрыш». Вспомнила «Вам и не снилось…». Помню, какие впечатления у меня эти фильмы вызвали, когда я их смотрела много-много лет назад. И, пересматривая даже во взрослом возрасте, понимаю, что это действительно очень круто сделано.

Петр Кузнецов: Ты с ребенком смотрела, да?

Ольга Арсланова: Нет, ей пока рано.

Петр Кузнецов: А, ты просто пересматривала сама. Ну, такая предцензура.

Ольга Арсланова: Я в душе себя еще чувствую себя в том возрасте.

Что сейчас? Почему-то ничего подобного сейчас найти я не смогла. Может, просто мало знаю. Расскажите.

Андрей Апостолов: Вы знаете, тут мне сложно согласиться, потому что я не всегда совпадаю с этими постоянными такими безутешными разговорами о кризисе в современном детском кино, что оно просто отсутствует.

Ольга Арсланова: Вот хорошо! Вы будете оппонировать.

Андрей Апостолов: Ну смотрите. Из последнего что можно назвать, что первое приходит на ум? Хотя это, конечно, пример немножко из другого жанра и вообще немножко другой по форме. Я думаю, что, скорее всего, вы видели или хотя бы слышали о фильме «Последний богатырь». Это другая история. Это фильм, который…

Петр Кузнецов: Я смотрел.

Андрей Апостолов: Это сказка.

Ольга Арсланова: Это фильм?

Петр Кузнецов: Пару лет назад он вышел?

Андрей Апостолов: Да.

Ольга Арсланова: А, то есть ты тоже смотришь детские фильмы?

Петр Кузнецов: То есть такая современная трактовка, что ли.

Андрей Апостолов: Ну, это тоже обращение к фольклорным материалам нашим российским. Причем ответственная за это киностудия Disney.

Почему я именно этот фильм привожу в пример? Не потому, что я отношу себя к большим его поклонникам, хотя это и замечательная работа, а просто потому, что он собрал больше миллиарда в прокате. Соответственно, мы понимаем, что он имел резонанс, он имел успех, зрителю это кино понравилось.

Петр Кузнецов: Тоже вопрос: миллиард он с кого собрал – больше с детей или все-таки взрослые на него шли?

Андрей Апостолов: Нет, в первую очередь с родителей детей, которые пришли на этот фильм вместе со своими детьми, потому что…

Ольга Арсланова: А расскажите тем, кто не видел. Это семейное кино?

Андрей Апостолов: Да.

Ольга Арсланова: То есть кино, которое интересно смотреть и взрослым, и детям?

Андрей Апостолов: Это семейное кино, которое сделано…

Петр Кузнецов: Я еще вспоминаю… А там же не было каких-то спорных сцен?

Андрей Апостолов: Нет-нет, ничего такого пограничного там нет. Я не помню сейчас точно, это 12+ или нет. Скорее, это даже 6+. По-моему, это возрастной рейтинг 6+.

Петр Кузнецов: История любви там точно была.

Ольга Арсланова: Она много где.

Андрей Апостолов: Ну, история любви, по-моему, не противопоказана для детского кино. Вот тут вспоминали «Вам и не снилось…», например, и там история любви гораздо более серьезная.

Ольга Арсланова: Слушайте, а мультики? Вот «Красавица и чудовище» чего только стоит. Может, детям и не стоит показывать.

Петр Кузнецов: Давайте сейчас обратимся к нашему опросу. Мы задавали людям на улицах разных городов один и тот же вопрос: «Что сейчас смотрят ваши дети?» Давайте узнаем, что отвечали наши телезрители, и обсудим итоги.

Андрей Апостолов: Давайте.

ОПРОС

Петр Кузнецов: В основном мультфильмы назывались. То есть то ли кино детское не могут вспомнить хорошее, которое в последнее время они смотрели, то ли… А могут ли мультфильмы полностью заменить детское кино? И если нет, то почему? Что может дать детское кино такого, что не может дать мультфильм?

Ольга Арсланова: У нас же с мультиками российскими сейчас как раз неплохо.

Петр Кузнецов: И мораль…

Андрей Апостолов: Ну да, с мультипликацией как раз действительно относительно неплохая ситуация, по крайней мере с точки зрения внимания зрительского, если посмотреть и на кассовые показатели, если посмотреть на показатели просмотров в интернете.

Например, моему сыну восемь лет, но он с огромным удовольствием смотрит тех же самых «Смешариков», линию сериалов. И там есть еще отдельные выпуски, которые посвящены каким-то научным проблемам.

Ольга Арсланова: «Пин-Код». Это очень интересно!

Андрей Апостолов: Да-да-да, «Смешарики. Пин-Код». Я много там для себя открываю, когда с ним их просматриваю.

Ольга Арсланова: Я с удовольствием познаю мир физики и химии.

Андрей Апостолов: Так что здесь относительно ситуация благополучная. Хотя тоже, конечно, есть свои проблемы. Ну, наверное, какое-то однообразие тем в нашей анимации сейчас смущает.

А что касается взаимодействия анимации с полнометражным кино, то здесь как раз с этого и стоит начинать разговор о кризисе, что ли, современного детского кино, потому что об этом часто говорят вот так упаднически, знаете, как будто это в духе теории заговора. Как будто есть какие-то плохие люди, которые не снимают детское кино или просто плохо снимают детское кино.

Но на самом деле есть просто объективные факторы, из-за которых детское кино, вот эта ниша немножко просела, что называется, опять же в сравнении с советским временем.

Ольга Арсланова: Какие?

Андрей Апостолов: Ну, во-первых, если сравнивать с советским временем, то тогда подспорьем было отсутствие западной конкуренции. Понимаете, если бы в прокат в 70-е годы вышли «Звездные войны», в советский прокат, то неизвестно, насколько бы советские подростки смотрели «Вам и не снилось…» и «Чучело». То есть действительно отсутствие этой…

Ольга Арсланова: Или «Отроки во Вселенной».

Андрей Апостолов: Да, или «Отроки во Вселенной».

Ольга Арсланова: Прекрасный фильм, кстати. Круче даже, чем «Звездные войны».

Андрей Апостолов: «Москва – Кассиопея».

Ольга Арсланова: Как раз на эту тематику.

Петр Кузнецов: Или «Смешарики. Пин-Код».

Андрей Апостолов: Замечательное кино, но тем не менее оно существовало в таком резервуаре, где отсутствовала конкуренция с Голливудом. Вот сейчас Голливуд присутствует, и тягаться с ним, во всяком случае в технических каких-то возможностях, нам объективно сложно. Просто мы немного отстаем в техническом развитии в финансовых возможностях, и это ни для кого не секрет.

Ольга Арсланова: А посмотрев вот это быстрое, со спецэффектами кино, какой-нибудь подросток уже не станет…

Андрей Апостолов: Да, конечно. Наши зрители сейчас избалованы. И нам нужно это понимать. Когда мы делаем новое детское кино, пытаемся обращаться к зрителю и подростку, нам нужно понимать, с кем мы имеем дело.

Опять же сошлюсь на своего сына, для меня это самый близкий пример. Ему восемь лет. Он, конечно же, посмотрел уже «Гарри Поттера», он, конечно же, посмотрел все парки и миры Юрских периодов и так далее, поэтому у него уже есть избалованность зрелищностью экранной. Даже когда я сейчас ему показываю какие-то советские образчики хорошего, лучшего нашего детского кино – я не знаю, фильмы Ильи Фрэза или того же Ролана Быкова, – ну, ему там может быть скучновато просто потому, что…

Ольга Арсланова: «Как все медленно!»

Андрей Апостолов: Ну да, конечно.

Петр Кузнецов: Просто потому, что сам этот ряд, клиповое сознание…

Андрей Апостолов: Да, конечно. И с этим нужно считаться. Это не хорошо и не плохо, а это объективная реальность.

Ольга Арсланова: А мы не можем снять так же, как там, потому что у нас ни опыта, ни денег в таком количестве нет?

Андрей Апостолов: Нам это сложнее. В первую очередь…

Петр Кузнецов: Мультики рисовать дешевле нам?

Андрей Апостолов: Ну, с мультфильмами действительно легче, технология производственная легче.

Петр Кузнецов: И протоптано.

Андрей Апостолов: Просто индустрия уже подготовила базу для создания, для кинотеатральной работы с мультфильмами. Зрители опять же протоптали эту тропу в кинотеатры на «Белку и Стрелку», на «Три богатыря», на «Ивана-царевича».

Ольга Арсланова: Хорошо. А если мы откажемся от дорогостоящих жанров, от фэнтези, от каких-то, не знаю, космических приключений, а будем снимать что-то в какой-то нише, которая еще не закрыта западным детским кино? Есть такая ниша?

Андрей Апостолов: Нет, естественно, такие ниши есть. Нужно снимать и приключенческое, и зрелищное. Тут тоже нужно конкурировать.

Петр Кузнецов: Мне кажется, и к школьной драме можно вернуться.

Андрей Апостолов: Да. Но при этом нужно учитывать, что эти жанры, скажем, реалистическое юношеское или подростковое кино – оно может быть не очень востребованным в прокате, опять же объективно.

Я приведу в пример ситуацию с трилогией, с фильмом «Частное пионерское!». Это действительно замечательное кино. Можно посмотреть отзывы в интернете, что о нем писали зрители. Я был сам на премьере второй части, например, в Доме кино, там почти весь зал состоял из подростков. И я видел, как живо они на это кино реагируют, правда.

Это прекрасная работа режиссера Александра Карпиловского., но которая тем не менее практически не дошла до проката, потому что у проката есть своя логика, есть своя конъюнктура, есть своя прагматика. Прокатчик смотрит: «Так, это реалистическое кино про детей, еще и сделанное на советском материале». Сразу такие отпугивающие факторы, потому что подростки тоже воспринимаются как потенциальный сегмент, аудитория голливудской продукции, которая может просто сама по себе не пойти на отечественный фильм, так еще который посвящен советской эпохе. И прокатчики очень настороженно относятся к этой истории.

То же самое, я боюсь, будет со школьной драмой. Вот сейчас мы заканчиваем как раз на нашей студии производство фильма «Светлячок». Вот это как раз такой оммаж, что ли, «Чучелу» и вообще фильмам этого направления в детском кино. И я думаю, что…

Петр Кузнецов: Пробник такой?

Андрей Апостолов: Ну да. И я думаю, что нам удалась эта работа. Действительно, сценарий был очень достойный. Но вот как дальше сложится прокатная судьба? Сейчас мы на стадии монтажа, впереди нас ждет прокат. И это большой вопрос. И мы это прекрасно понимаем, и эти риски понимали сразу.

Петр Кузнецов: Ну, тут прямо 50 на 50 у вас – зайдет/не зайдет.

Андрей Апостолов: Ну да. И вопрос в том, как сами прокатчики к этому относятся.

И еще одну реплику хотел сказать по поводу того, почему в советское время было проще. Опять же возвращаемся к полнометражной анимации. Ведь ее тогда практически не было. Полнометражная анимация сейчас вторглась на рынок очень активно и фактически, как многие думают, покрывает эту нишу детского кино.

Ведь вы обратите внимание – мы говорим про кризис детского кино в России. Но это происходит не только в России. Вот посмотрите на современную голливудскую продукцию. Разве есть там что-то в духе, например, фильма «Один дома»? Вы не найдете там сейчас таких фильмов, потому что для совсем маленьких…

Петр Кузнецов: Чтобы хотя бы у них взять, хорошо перевести и показывать. Это правда.

Петр Кузнецов: Потому что Disney, Pixar… Длинные мультики, зрелищные и классные, которые также смотрят всей семьей. Японцы снимают…

Андрей Апостолов: Да, они адресованы для совсем юной аудитории. А дальше уже идут экранизации комиксов.

Петр Кузнецов: Куча звонков! Александр из Санкт-Петербурга. Здравствуйте, Александр.

Зритель: Да, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Говорите, пожалуйста. Что вы смотрите?

Зритель: Первое. Я со многими вещами не согласен, которые слышу сейчас в студии. Вы ничего не говорите о любви и о чувствах. Самое главное, что была душа. Была чистая и незапятнанная мультипликация.

И я счастлив, что у меня двое прекрасных маленьких детей. Есть интернет, есть планшет, и я включаю им эти советские мультфильмы, ну и социалистического лагеря – Польша, ГДР, Чехословакия. Я вижу все на их лицах. Понимаете? Вот у меня двое детей. Когда они смотрят компьютерные мультфильмы, суперсовременные, тщательно прорисованные, я вижу, какие у них постные лица. Ни один мускул эмоций у них не дрогнет на лице! Просто, понимаете, готовый продукт…

Ольга Арсланова: Так, может, вы просто не те мультфильмы выбираете? На компьютере можно по-разному нарисовать.

Зритель: Нет, послушайте, вы, пожалуйста, не перебивайте. Я вам скажу…

Ольга Арсланова: Я буду вас перебивать.

Зритель: Все помешано на деньгах, сейчас помешаны на деньгах люди просто напрочь! Жадность – это двигатель современного капитализма. Это нам не подходит, понимаете, не подходит. Социалистический этот продукт был настолько безупречен! Он был идеален! Дети просто с удовольствием смотрят, и не только мои. И вообще это шедевры советской мультипликации. Их ничто не заменит, поверьте, никогда, потому что было с любовью создано, с душой, с чувством. А сейчас только деньги, деньги, деньги! Все, ничего больше никого не интересует. Тщательно прорисованная анимация ведет к деградации детской психики. Это известный факт.

Ольга Арсланова: Спасибо, Александр. Давайте Юрия еще послушаем…

Петр Кузнецов: Леонид, Новосибирская область.

Ольга Арсланова: Леонида послушаем из Новосибирской области. Добрый день, Леонид.

Петр Кузнецов: Леонид. Ваши дети или внуки с какими лицами смотрят современными мультфильмы – с постными или нет?

Зритель: Добрый вечер. Я бы хотел поддержать предыдущий звонок, согласиться с ним.

Петр Кузнецов: То есть – с постными.

Зритель: Мое мнение, что ни одна страна мира так не показывает, как Америка, насилие, кровь. И это уже дошло до мультиков. Раньше смотрели все поколения – и отцы, и дети, и внуки – мультики. Мы радовались, мы жили монолитом, одной семьей. А сейчас днем и ночью канал… Я не помню какой.

Петр Кузнецов: «Россия-2», наверное. Леонид, скажите, пожалуйста… Вот сейчас, если мы говорим о современном нашем детском кино, мы сейчас пытаемся его возродить прямо здесь, мы обсуждаем, что… «Светлячок»?

Андрей Апостолов: Ну да.

Петр Кузнецов: Грядет «Светлячок». А кто сейчас должен быть главным героем детского отечественного кино? Какая мораль должна нестись сейчас, в 2019 году?

Зритель: Мы утратили много морали – и доброту, и все на свете.

Петр Кузнецов: Доброта.

Ольга Арсланова: А кто «мы»?

Зритель: Что?

Ольга Арсланова: Кто утратил?

Зритель: Ну, в мультиках. Та же Машенька в Шапокляк превратилась.

Ольга Арсланова: Понятно, да, спасибо.

Понятно, что старшее поколение ностальгирует, потому что есть по чему. Мы с вами об этом же говорили. Действительно, был классный продукт.

Андрей Апостолов: Я ни в коем случае не хочу оспаривать. Я и сам с удовольствием пересматриваю эти мультфильмы и, конечно же, показываю их ребенку. Это как бы уже такой безоговорочный фактор.

Другой разговор – насколько сегодня мы должны пытаться делать то же самое, насколько сегодня мы должны пытаться повторять? Мне кажется, что просто другие условия, другие реалии. Естественно, мы оглядываться должны, этот опыт перенимать должны, но представить, что сегодня появится нечто абсолютно идентичное советскому – это невозможно.

Ольга Арсланова: Смотрите. Во все времена дети, подростки очень плохо реагировали на морализаторство, на что-то искусственное в кино, в мультфильмах. Если у нас появится стабильный госзаказ на детско-юношеское кино, будет ли оно интересно зрителям? И как сделать так, чтобы какие-то действительно хорошие вещи были востребованы и не отрицались как морализаторство?

Андрей Апостолов: Вы знаете, во-первых, что значит «появится стабильный госзаказ»? На самом деле стабильный госзаказ на детско-юношескую продукцию давно существует. Министерство культуры ежегодно проводит конкурс…

Петр Кузнецов: Миллиард рублей субсидий на поддержку отечественного детского кинематографа.

Ольга Арсланова: Сейчас хотят же расширить.

Петр Кузнецов: Путин пообещал.

Андрей Апостолов: В этом году добавили еще дополнительный миллиард на поддержку детского кино, который будет реализован через Фонд кино. Министерство культуры уже много лет выделяет отдельную субсидию именно на детское и юношеское кино.

Но какие результаты? Большинство тех фильмов, которые выходили по этой субсидии, с получением этой поддержки, они даже не доходили до проката, они даже не добирались до экранов. В том числе, могу посетовать, среди этих фильмов есть и фильмы нашей студии. Поэтому мне, честно говоря, кажется довольно давно, что здесь вообще разговор об этой проблеме и об этом направлении детского кино нужно начинать в каком-то смысле с такого самоотрицания.

И вообще поставить вопрос: а что такое детское кино? И зачем мы опять же выделяем это направление в какой-то отдельный резервуар? Вот есть нормальное кино, а есть какое-то отдельное, как будто детское кино, которое интересно только детям?

Опять же, я не знаю, когда мы смотрим с сыном то же самое «Чучело» или того же самого «Гарри Поттера», неважно… Вот возьмем два примера из современности и из советского прошлого. Можно ли считать «Гарри Поттера» или, я не знаю, «Мир Юрского периода» детским кино? Нет. По-моему, это кино универсальное, которое интересно любому возрасту, человеку любого возраста, образования.

Когда мы только начинаем думать о том, что должно быть какое-то детское кино, специально настроенное на детскую аудиторию, – мне кажется, вот с этого уже начинается проблема. Потому что дети фильмы, которые с ними сюсюкают, которые адресованы для детской аудитории, они их тоже не приемлют. И вы правильно говорите про это неприятие морализаторства.

Ольга Арсланова: Такое никто смотреть не будет просто – ни взрослые, ни дети.

Андрей Апостолов: Да. И мне очень часто приходят сценарии по работе редакторской. Я просматриваю сценарии, где… Ну, сценарист думает, что когда дети разговаривают в кадре, то нужно как-то коверкать речь. Вот почему-то ребенок должен говорить «масинка». Например, опять же мой сын никогда не говорил «масинка», он нормально разговаривает.

Не нужно планку понижать и думать, что вот это мы должны упростить для того, чтобы ребенок это понимал. Меня восхищает как раз в этом смысле… Может быть, сейчас покажется, что я излишне восторжен американским кинематографом.

Петр Кузнецов: Это ваше «Личное мнение».

Андрей Апостолов: Если там и есть чему учиться, то нужно учиться. И не нужно этого стесняться. На самом деле советское кино всегда у Голливуда заимствовало и никогда этого не стеснялось.

Так вот, мы иногда приходим на мультфильм – и меня поражает, насколько там сложный сюжет может быть. И они этого не боятся. Они не боятся разговаривать с детьми по-настоящему, как бы всерьез. Ну, ребенку где-то что-то, может быть, и не понятно, но он может спросить у взрослого, потому что подразумевается, что взрослый здесь с ним, рядом.

Но как только мы начинаем сюсюкать – все! Мне кажется, и детям это не интересно, а взрослым это вообще не нужно. А дети (опять же это понятный и очевидный факт) сами в кино не ходят. Для того чтобы дети пришли в кино, нужно, чтобы этот фильм был интересен и взрослым.

Ольга Арсланова: Кто-то должен заплатить за билет.

Андрей Апостолов: Поэтому больше нужно сейчас, мне кажется, говорить в современных условиях не о детском, а о семейном кинематографе.

Ольга Арсланова: Нас смотрят и юные зрители. «Мне 18 лет, – пишут. – Не люблю морализаторства со стороны старшего поколения. Но советские мультфильмы гениальные! Не видел ничего лучше «Ежика в тумане».

Спасибо вам большое. Это была рубрика «Личное мнение». У нас в студии был Андрей Апостолов, главный редактор Центральной киностудии детских и юношеских фильмов имени Горького. Говорили о детском и юношеском кино в современной России. Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо за интересную беседу.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски