Эдгард Запашный и Андрей Дементьев-Корнилов. О проблемах российского цирка

Гости
Эдгард Запашный
директор Большого Московского государственного цирка
Андрей Дементьев-Корнилов
дрессировщик слонов, член правления Союза цирковых деятелей РФ

Александр Денисов: На арене друг против друга сошлись представители российской цирковой школы и инвесторы, вкладывающие средства в строительство площадки для канадского Цирка дю Солей. На заседании Совета по культуре дрессировщик Эдгард Запашный обратил внимание Владимира Путина, что в «Сколково» строят зал, якорным арендатором которого как раз и будет канадская цирковая компания: зачем, мол, ее запускать на рынок, отнимать доходы у отечественных цирков.

Марина Калинина: Ну а компания, которая вкладывает деньги в строительство площадки в «Сколково», парировала, что Запашный, мол, просто боится конкуренции. В Министерстве культуры сообщили, что отнеслись с пониманием к опасениям наших артистов, и сегодня в ведомстве провели закрытое совещание по этому поводу. О его итогах и вообще о том, что сейчас происходит с российским цирком, о том, какие проблемы российский цирк испытывает и какая действительно конкуренция, здоровая или нездоровая, с нас с зарубежными цирками, будем говорить в ближайшие полчаса.

Вот хочу несколько цифр привести, небольшую графику нам наши коллеги подготовили. Посещаемость цирков после кризиса 2014 года рухнула: если в 2011 году в цирк ходили свыше 11 миллионов человек, то сейчас их посещают где-то примерно 4-5 миллионов человек в год, такие вот цифры, больше чем в 2 раза упала посещаемость.

Александр Денисов: И сегодня у нас в гостях Андрей Дементьев-Корнилов, дрессировщик слонов, член правления Союза цирковых деятелей Российской Федерации. Вот только что, с этого закрытого совещания?

Андрей Дементьев-Корнилов: Добрый день.

Александр Денисов: Расскажите, что там происходило.

Марина Калинина: Приоткройте секреты, что там было.

Александр Денисов: Да, потому что представителей прессы туда не пустили. Что там вообще было и к чему пришли?

Андрей Дементьев-Корнилов: Конечно, в последнее время на фоне этого заявления моего коллектива Эдгарда Запашного цирковая общественность не только Большого Московского цирка на проспекте Вернадского, а также и компания «Росгосцирк» испытывает некую тревогу. Но тревога эта…

Александр Денисов: Нам вообще всем стало интересно. Мы привыкли, что скандалы только у нас в Большом, в балете, а тут, оказывается, в цирке тоже не все складно у вас.

Андрей Дементьев-Корнилов: Да, это очевидно. Конечно, много вопросов, до конца еще, наверное, не проверенные факты, поэтому, мое мнение, нужно выслушать именно две стороны. Что далеко доходить, ведь у нас в компании «Росгосцирк» на сегодняшний день, где я работаю, работаю я в этой компании уже больше 20 лет…

Марина Калинина: С рождения?

Андрей Дементьев-Корнилов: С 11.5 лет, можно и так тоже сказать. И на сегодняшний день я испытываю лично на себе, на своем опыте то, что я не могу, например, полноценно работать на всех площадках нашей страны.

Александр Денисов: Не можете?

Андрей Дементьев-Корнилов: И получается так, что иностранные артисты, гастролеры, которые приглашены руководством компании «Росгосцирк», работают на более выгодных условиях, нежели чем те артисты, которые работают в компании «Росгосцирк» десятилетиями.

Александр Денисов: То есть мы приоритет отдаем иностранцам? Зачем?

Андрей Дементьев-Корнилов: Ну так получается, что на сегодняшний день… Я думаю, что здесь именно личные, наверное, интересы руководства компании…

Марина Калинина: «Росгосцирка»?

Андрей Дементьев-Корнилов: Да. К сожалению, например, лично мой призыв и моих коллег, которые сегодня были в Министерстве культуры, – это все-таки призыв к какому-то конструктивному диалогу всей цирковой общественности. Дело в том, что цирковая общественность состоит из тысяч людей, артистов, которые работают не только на сегодняшний день в столичных цирках или в цирках нашей страны, они работают также и за рубежом, они также, может быть, перепрофилировались в другие формы цирка…

Марина Калинина: В других регионах они еще работают, скорее всего, в других цирках.

Андрей Дементьев-Корнилов: Да-да. Но всех, абсолютно всех волнует судьба нынешнего российского цирка, ведь…

Марина Калинина: Давайте подключим к нашему разговору вашего коллегу Эдгарда Запашного, директора Большого Московского государственного цирка. Эдгард, приветствуем.

Эдгард Запашный: Здравствуйте-здравствуйте, привет, Марина.

Марина Калинина: Привет. Ты слышал, наверное, начало нашего разговора. Что по твоему мнению мешает свободной, здоровой конкуренции нашего цирка и цирка зарубежного, который, как сказал твой коллега, получает более выгодные площадки на территории нашей страны?

Эдгард Запашный: Ты знаешь, я в определенный момент своей жизни Андрея при всем моем уважении к его творчеству, это действительно представитель великой династии, просто перестал понимать. Потому что когда он жалуется, что мы даем возможности иностранцам, он почему-то не говорит, что сам является гражданином Латвии, не собирается менять гражданство…

Андрей Дементьев-Корнилов: Гражданин России.

Эдгард Запашный: …потому что так удобнее ездить в Евросоюз. То есть я не понимаю, в чем тогда те же немецкие коллеги его отличаются от него, такие же европейцы, раз Андрей на протяжении всей своей жизни работает в России, значит, как минимум здесь он лукавит, что ли, это раз.

Второе. Ну цирк всегда славился тем, что это международное искусство, и определенное количество действительно европейских артистов к нам сюда заехало. Я не большой поклонник этого, честно вам могу сказать. Я считаю, что нам нельзя допустить ситуацию как в футболе, когда Путин недавно отметил, на 20 футболистов русских 18 иностранцев.

Александр Денисов: Эдгард, простите, вас прерву на секундочку.

Эдгард Запашный: Пожалуйста.

Александр Денисов: Я вот недавно, когда готовился, наткнулся на сообщение, что в 2013 году вы, наоборот, просили президента, чтобы мы установили облегченный визовый режим для иностранных цирковых артистов, по-моему, 27 фамилий, в том числе и ваша. Вы, наоборот, тогда просили, а сейчас уже вас это не устраивает. Это последовательная позиция или нет?

Эдгард Запашный: Нет, вы не даете мне договорить. Во-первых, в иностранцев у нас теперь входят украинцы, казахи, белорусы, это все иностранцы. И когда ужесточили закон о миграции, штатные сотрудники Большого Московского цирка и «Росгосцирка», включая того же Андрея, который сейчас присутствует в студии, получили серьезнейший барьер, потому что они годами здесь, на протяжении всей своей жизни здесь у нас работают, а вдруг в один момент они стали иностранцами. Вот тогда разговор шел именно об этом.

Но я не отрекаюсь ни в коем случае от своих слов. Перенаселять иностранцами, естественно, нельзя, то есть нельзя допустить, чтобы к нам сюда заехали иностранцы и вытеснили всех наших коллег, потому что сейчас русский рынок активно развивается, многие иностранцы принимают серьезное для себя решение о переезде навсегда в Россию, видят, что стационарные базы существуют во всех наших крупных городах, они поняли, что это гораздо лучше, чем мыкаться всю жизнь в шапито, как они это делают, поэтому они стали сюда к нам рваться. И эту деятельность надо просто-напросто аккуратно регламентировать и аккуратно контролировать, потому что волна если хлынет, то мы здесь захлебнемся. Вот такая моя позиция.

Александр Денисов: Скажите, а как можно регулировать? Что, ограничить, ввести правила, как для футболистов?

Марина Калинина: Вы можете подключаться, Андрей, если вы не согласны.

Андрей Дементьев-Корнилов: Я просто хочу сказать Эдгарду Вальтеровичу, что год назад я получил паспорт, гражданство Российской Федерации.

Эдгард Запашный: Мне сейчас задали вопрос.

Александр Денисов: Да, пусть Эдгард ответит.

Андрей Дементьев-Корнилов: Конечно.

Эдгард Запашный: Мне задали вопрос. Я рад, что Андрей спустя 40 лет или сколько, чуть моложе, все-таки стал гражданином России, хотя официально он нигде еще об этом не говорил, но ладно, бог с ним. На чем мы остановились…

Александр Денисов: Как, вводить квоту, как для футболистов иностранных?

Эдгард Запашный: Да-да, конечно, определенную квоту, я не знаю, смотреть общее количество деятелей цирка, например, на компанию «Росгосцирк», что на 3 тысячи артистов должно быть, не знаю, 100-200 иностранцев, допустим, – все, и они этой квотой пользуются. На 620 штатных сотрудников Большого Московского цирка положено, не знаю, 20-30 разрешений, и это нам облегчит ситуацию. Все те люди, которые у нас работают, получат это автоматом; если у нас будут дополнительные вакансии, мы всегда можем брать кого-то к себе еще. Вот такой разговор.

Марина Калинина: То есть ты считаешь, что это выход из положения в данной ситуации?

Эдгард Запашный: Ну мы не должны отказываться от иностранцев, все-таки я не считаю, что казахи, украинцы, белорусы являются иностранцами в принципе, это наши братья многовековые, это близкие по менталитету нам люди, это члены наших семей. У меня в коллективе есть муж украинец, мама русская, у них уже совместные дети трудятся, и как их сейчас разделять? – одному запрещать въезд, другому не запрещать? Вот и все. Поэтому, конечно, здесь надо относиться внимательно, культура, это такие люди с тонкой душевной организацией, которые просто-напросто отдают свою жизнь и здоровье ради всего этого. Конечно, мы должны создавать условия.

Александр Денисов: Эдгард, хотел спросить (прости, Марина), вы действительно считаете, что Цирк дю Солей захватывает рынок, угрожает российским циркам? Как вы сказали президенту, они переманивают и спортсменов-гимнастов, и наших артистов к себе. Это действительно происходит, захват рынка идет у нас сейчас?

Эдгард Запашный: К сожалению, это происходит, и захват даже не только рынка, захват целой индустрии. Если мы сейчас с вами проанализируем те шаги, которые они сделали, то с одной стороны я им аплодирую стоя за то, что им это все удалось, с другой стороны, я ненавижу вот этих чиновников, которые позвонили им все это делать. Ведь вспомните российскую Универсиаду, в культурную программу вошел Цирк дю Солей. Открытие российского «Евровидения», первым номером Цирк дю Солей. Закрытие Сочинской олимпиады, главный режиссер и главный балетмейстер – представители Цирка дю Солей. Я, конечно, в ужасе от происходящего, думаю: мы, русские, самая большая страна в мире с многовековой культурной историей, вдруг позволяем вот эти наши события, которыми мы обязаны пользоваться, для того чтобы показать всему миру в очередной раз ансамбль «Березку», хор имени Пятницкого, показать возможности Федора Бондарчука как режиссера, мы вдруг отдаем все это на откуп иностранцам.

Этот цирк миллиардер с громадными финансовыми возможностями, который заходит и крепко становится на ноги в любой стране мира. У них уже 9 стационарных площадок в Лас-Вегасе, они практически выдавили американцев со своей же территории. Но канадско-американские отношения – это отдельно, они там вроде как не замечают присутствия другой страны, но здесь-то у нас это будет очень чувствительно. Поэтому я считаю, что ограничивать их гастрольную деятельность, конечно же, нельзя, мы как были рады всегда приезжим гастролерам, так и остаемся, за 10 лет я ни разу не критиковал их деятельность, сам ходил на их концерты, артисты…

Марина Калинина: Ограничивать, получается, нельзя, но нужно регламентировать и держать в каких-то рамках, чтобы наш цирк как-то продвигался и распространялся быстрее, чем иностранный?

Эдгард Запашный: Нашему цирку, как и нашей культуре в целом, надо помогать. У нас недостаточное финансирование культуры идет еще со времен СССР, это констатируют…

Марина Калинина: Эдгард, спасибо большое, прости, у нас просто время ограничено.

Эдгард Запашный: Ради бога, спасибо вам.

Марина Калинина: Спасибо. Эдгард Запашный, директор Большого Московского государственного цирка. Извините, что так эмоционально получилось…

Андрей Дементьев-Корнилов: Нет-нет, все хорошо.

Александр Денисов: С гражданством мы разобрались.

Марина Калинина: С гражданством разобрались, давайте тогда… Я не знаю, согласны вы с этой позицией или не согласны? Как вы считаете?

Андрей Дементьев-Корнилов: Здесь я думаю, что любой вопрос должен рассматриваться объективно, каждая позиция все равно в своей форме неоднозначна.

Александр Денисов: Ну чтобы не ходить вокруг да около, вы занимаете чью позицию, Эдгарда или?

Андрей Дементьев-Корнилов: Я могу вам сказать одно: нужно учиться у своих врагов. Пускай это будет немножко неправильно…

Александр Денисов: Красиво сказано, не поспоришь.

Андрей Дементьев-Корнилов: Я ни в коем случае никак не хочу обидеть Цирк дю Солей, но на сегодняшний день я могу сказать точно, что я всю свою молодость смотрел все видеопрограммы, когда они еще были недоступны в России, и я учился у этого цирка, и многие из цирковых артистов учились той образности. Я думаю, что Эдгард и Аскольд тоже смотрели и учились, брали, для того чтобы делать это все в своих нынешних постановках.

Но хочу сказать то, что мы теряем сейчас сам именно большой, огромный ресурс компании «Росгосцирк», которая насчитывает около 40 цирков по всей стране, он теряет на сегодняшний день артистический состав, уходят просто сотни артистов…

Марина Калинина: Почему?

Андрей Дементьев-Корнилов: Происходит некий демпинг, я не могу понять. Не создаются социальные условия, нет нормального быта, гостиницы до конца не отремонтированы, то есть сам престиж…

Марина Калинина: Вы имеете в виду гастрольную деятельность артистов

Андрей Дементьев-Корнилов: Да. Так получается, что здесь для Москвы есть два цирка, есть Цирк Никулина и есть Цирк на проспекте Вернадского. Но остальные все регионы тоже должны видеть качественные продукты, а чтобы видеть качественные продукты, эти продукты нужно создавать, их нужно финансировать. Просто так, как хотели сделать, чтобы была самоокупаемость цирков, на сегодняшний день поняли, что это невозможно, все-таки дальние регионы должны частично субсидироваться за счет государства.

Александр Денисов: Андрей, простите, все-таки вернемся: какую позицию вы занимаете? Что вам близко? Опасения Запашного разделяете? Нужно пускать иностранцев или нет?

Андрей Дементьев-Корнилов: Я хочу сказать, что немножко…

Александр Денисов: Вроде вы говорите, что да, их много, нужно ограничить, а с другой стороны что-то я не пойму вас.

Андрей Дементьев-Корнилов: Немножко я услышал в его речи некую подмену понятий. То, что касается иностранцев, казахов и украинцев, они также работают и в моих коллективах…

Александр Денисов: Ну это наши, это понятно, это наши, скажем прямо.

Андрей Дементьев-Корнилов: …и я ни в коем случае никогда не буду выступать против каких-либо таких заявлений. Но то, что касается Цирка дю Солей, я считаю, что как они были здесь 10 лет назад, так они и могут работать дальше.

Александр Денисов: Но речь идет о якорных арендаторах, то есть они уже тут постоянно закрепляются, надолго, это речь не идет просто о гастролях, в чем и опасения Запашного. Появляется серьезный конкурент, который отгрызет у вас рынок.

Андрей Дементьев-Корнилов: В нашей стране есть много заводов иностранной продукции машин, мы ездим, все мы любим комфорт, комфорт…

Марина Калинина: Да, но это лишает рабочих мест наших граждан.

Андрей Дементьев-Корнилов: Цирк состоит из 80% российских людей и выходцев из СНГ на сегодняшний день, и Цирк дю Солей – это некая копирка самой системы «Росгосцирка», которую они приняли в 1980-х гг., сами представители первой плеяды Цирка дю Солей приезжали сюда и смотрели всю систему, так получилось.

Александр Денисов: То есть, проще говоря, «пусть заходят» ваша позиция?

Андрей Дементьев-Корнилов: Я думаю, что нужно их принять, посмотреть, научиться…

Александр Денисов: Разрешить.

Марина Калинина: И проводить.

Андрей Дементьев-Корнилов: …и сделать лучше. Сказать «спасибо».

Александр Денисов: Бояться не нужно?

Андрей Дементьев-Корнилов: Я считаю, что бояться не нужно. Значит, есть какая-то неуверенность в себе, если мы будем бояться. Но я могу сказать, что наш цирк один из лучших цирков…

Александр Денисов: Вы прямо цитируете Гуцериева, тот тоже сказал, что боится конкуренции, поэтому…

Андрей Дементьев-Корнилов: Ни в коем случае я не хочу в этой…

Марина Калинина: Нет, если здоровая конкуренция, зачем ее бояться, собственно?

Андрей Дементьев-Корнилов: Да.

Марина Калинина: Если есть поддержка людей, которые продвигают этот иностранный цирк, то это немножко другая история.

Андрей Дементьев-Корнилов: Я не просто объективно сказать, принять ту или иную сторону…

Марина Калинина: Ну мы пытаемся рассуждать, что за история.

Андрей Дементьев-Корнилов: …потому что есть в той или иной точке зрения некая своя заинтересованность. Я не знаю ничего про господина Гуцериева, потому что лично не знаком, про него я услышал только тогда, когда услышал именно эту формулировку.

Александр Денисов: Когда скандал разгорелся.

Андрей Дементьев-Корнилов: Да.

Марина Калинина: Ну не будем про подробности. Давайте поговорим вообще о проблемах нашего российского цирка сейчас не относительно иностранцев, просто какие проблемы мы себе сами создаем и с ними справиться не можем?

Андрей Дементьев-Корнилов: Я думаю, что первый вопрос касается, конечно, бытовых условий, условий труда. XXI век, мы должны заинтересовать молодое поколение. Молодое поколение мы теряем, теряем не только зрителей, которые приходят в цирк, но теряем самих исполнителей. Пропадает преемственность поколений: из-за того, что многие артисты подвержены увольнению из компании «Росгосцирк», то некому передавать на сегодняшний день свой опыт, свое мастерство…

Марина Калинина: Ну а как же династии цирковые?

Андрей Дементьев-Корнилов: Да, династии есть, безусловно, но их тоже становится мало. Российский, советский цирк все равно строился не только на династийности, также в цирк входили люди, которые приходили со спорта, люди, которые приходили с циркового училища, такие как Енгибаров, великий клоун был, я считаю, и он выпускник училища, он не династийный. И многие на сегодняшний день известный дрессировщики, артисты тоже имеют свою судьбу и свое прошлое, не факт, что это именно выходцы из династий. Поэтому в этом вопросе я думаю, что нужно менять на сегодняшний день деятельность самого руководства компании, нужно пересматривать. Тут должен, конечно, созываться некий форум, форум цирковой общественности, для того чтобы выходить из сложной ситуации.

Александр Денисов: А на совещании вы об этом говорили?

Андрей Дементьев-Корнилов: Да, обязательно.

Александр Денисов: И что, вас услышали?

Андрей Дементьев-Корнилов: Это моя точка зрения. Ну, конечно, принимает решение Министерство культуры, но, на мой взгляд, сегодняшняя встреча была продуктивной, я понял, что Министерство культуры очень положительно относится к развитию циркового дела в России.

Марина Калинина: Давайте конкретную историю послушаем из Костромы. Наталья нам дозвонилась, здравствуйте. Наталья?

Зритель: Алло.

Марина Калинина: Да, мы слушаем вас, говорите, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Зритель: Я хочу сказать. Вот сейчас Запашные будут у нас гастролировать в Костроме, по-моему, с 25 числа. Так пусть он обратит на состояние своего цирка, ведь туда же ходить невозможно!

Марина Калинина: А что там?

Зритель: Я была там 2 года назад с детьми, – извините меня, в туалет вести ребенка надо сумку в зубах держать, там даже крючков нет для сумки, чтобы ребенка… Это просто невыносимо. Кресла драные…

Андрей Дементьев-Корнилов: Это так.

Зритель: Цирк не ремонтировался, наверное, со дня открытия.

Андрей Дементьев-Корнилов: Это очень большой вопрос.

Зритель: Вот там заполняемость вообще наполовину бывает, это невозможно. Пусть посмотрят. Как же ходить в наши цирки, если даже условий нет никаких?

Марина Калинина: Спасибо, понятна проблема. Я думаю, что это проблема не только костромского цирка, а очень многих цирков, которые есть в нашей стране.

Андрей Дементьев-Корнилов: Не только костромского. Мы сейчас гастролируем в городе Новокузнецке и столкнулись с той проблемой, что наши слоны действительно замерзали на манеже, было очень холодно, и нынешнее состояние именно каких-то инженерных систем вентиляции, отопления, конечно, уже пришли в частичную негодность, я не говорю, что в полную, потому что это не совсем так, в данный момент уже тепло, но мы столкнулись с тем фактом и с той ситуацией, что нам нужно было как-то утеплять животных, потому что животные теплолюбивые, они привыкли находиться в окружающей среде обитания, где температура плюс 20-30…

Марина Калинина: И как вы их утепляли?

Андрей Дементьев-Корнилов: У нас есть специальные попоны, у нас есть валенки…

Александр Денисов: Правда, что им водку дают в случае мороза?

Андрей Дементьев-Корнилов: Водку бывает, да, конечно.

Марина Калинина: Какого размера валенки должны быть на слона?

Андрей Дементьев-Корнилов: Вот представляете, 4 тонны слониха…

Марина Калинина: …и полтонны валенки.

Андрей Дементьев-Корнилов: Вот у нее объем ноги, я думаю, что диаметр ноги где-то 40, может быть, 45 сантиметров, это шьют, естественно, специальные мастерские под спецзаказ.

Марина Калинина: Кто виноват в таком состоянии цирков? Это региональные власти, местные власти, или это все-таки на федеральном уровне должно решаться?

Андрей Дементьев-Корнилов: Я думаю, что это должно решаться на федеральном уровне. Здесь не могу винить кого-то, потому что, например, если касаться нашего государства, то столько проблем у нашего государства сейчас, которые извне поступают…

Александр Денисов: …что не до цирка.

Андрей Дементьев-Корнилов: …не до цирков, да. Естественно, компания, само руководство должно обращать непосредственное внимание и сиюминутно решать некие проблемы, которые текущие. И я считаю, что если уделять должное внимание этим проблемам, то какие-то дыры именно в плане отсутствия отопления должного можно закрывать малыми потерями. Но в целом, конечно, здания требуют реконструкции, это прописано в концепции циркового дела, которая утверждена Владимиром Владимировичем Путиным в 2012 году, концепцию должны реализовать до 2020 года.

Александр Денисов: Простите, вопрос любопытный: а как вы слонов перевозите? В Сибирь как вы доставили?

Андрей Дементьев-Корнилов: У нас есть специальные полуприцепы…

Александр Денисов: Вы их по дорогам везли?

Андрей Дементьев-Корнилов: Да, это классический такой транспорт для животных…

Александр Денисов: И сколько вы ехали до Новокузнецка?

Андрей Дементьев-Корнилов: Да, Новокузнецк. У нас маршрут… Кстати, также хочу вернуться к, я думаю, необъективному отношению со стороны руководства компании «Росгосцирк» ко мне лично, потому что действительно у меня было такое заявление как общественного деятеля по поводу выхода цирка на Вернадского из федерального формы и перехода в Москву. После этого почему-то я стал как-то неугоден для нынешнего руководства.

И нынешний маршрут, который я получил, такой сложный, проблемный. То есть я действительно просил маршрут на юго-восток нашей страны, до Владивостока, планировал его пройти по теплому времени года. И так получилось, что в Кузбассе нас оставили на полгода, дальше нам дали маршрут в город Иркутск 1 700 километров, по зиме, конечно, это очень опасно везти. Недавно был случай, когда машина с лошадьми остановилась на полпути, водитель тягача уехал и оставил прицеп с животными посередине пути.

Вот эти все вопросы нужно решать, должен быть некий контроль, некая защищенность, со стороны руководства должны приниматься полные меры, чтобы ни артисты, ни животные в этом случае не страдали.

Марина Калинина: Ну что же, спасибо.

Александр Денисов: Спасибо.

Марина Калинина: Удачных вам гастролей.

Андрей Дементьев-Корнилов: Благодарю вас.

Марина Калинина: Пусть ваши слоны не мерзнут и ходят уже без валенок…

Александр Денисов: И не поите их водкой.

Андрей Дементьев-Корнилов: Спасибо.

Марина Калинина: Спасибо. У нас в гостях был Андрей Дементьев-Корнилов, дрессировщик слонов, член правления Союза цирковых деятелей России. Спасибо.

Андрей Дементьев-Корнилов: Благодарю.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Надо ли делить арену с зарубежным цирком?

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты