• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Андрей Гудков: Бесконечный тур пенсионных реформ привел к тому, что никто не может сказать, какая будет пенсия. Но она будет

Андрей Гудков: Бесконечный тур пенсионных реформ привел к тому, что никто не может сказать, какая будет пенсия. Но она будет

Гости
Андрей Гудков
доктор экономических наук, независимый эксперт по социальной политике

Ольга Арсланова: Ну а мы продолжаем. Как и обещали, сегодня всю программу "Отражение" будем говорить о проблемах, которые обсуждались во время прямой линии с президентом Владимиром Путиным. Она состоялась сегодня в 16-й раз, и один из главных вопросов, который волновал россиян, этот вопрос они отправляли и через соцсети, звонили в эфир, – это вопрос пенсий, пенсионного возраста. Как мы будем жить, какую пенсию будем получать, когда мы на эту пенсию будем выходить? И эту темы мы сегодня обсуждаем с нашим гостем: у нас в студии доктор экономических наук, независимый эксперт по социальной политике Андрей Гудков. Андрей Алексеевич, здравствуйте.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Андрей Гудков: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Если у наших зрителей есть вопросы к гостю, пожалуйста, мы готовы ответить, – пишите, комментируйте, делитесь впечатлениями…

Андрей Гудков: "Вы хочите песен? Их есть у меня!"

Ольга Арсланова: Давайте вспомним, как ответил на вопрос о возможном повышении пенсионного возраста президент.

Владимир Путин: Что касается пенсионного возраста, то вы знаете мою позицию. Я всегда относился и отношусь сегодня к этому в высшей степени осторожно и аккуратно. На что бы я хотел обратить внимание? Одна из ключевых задач, которая сформулирована мною перед правительством, – это повышение доходов пенсионеров, причем значительное повышение их доходов. За этим и решение другой важной задачи – это уменьшение количества людей в 2 раза, которые живут за чертой бедности.

Так вот какие меры будут предложены правительством в ближайшее время для этой ключевой задачи? Мы должны это узнать в самое ближайшее время. Я надеюсь, что это будет правительством сделано, и тогда мы будем уже обсуждать и говорить о мерах, которые правительством предлагаются. Но хочу еще раз подчеркнуть: ключевая задача во всей системе пенсионного обеспечения – это повышение, значительное повышение уровня благосостояния и доходов пенсионеров.

Ольга Арсланова: Ну а мы напомним, что на сегодняшний день известны 3 варианта пенсионной реформы, давайте вспомним, какие по крайней мере дискуссии велись, какие варианты обсуждались. Итак, первый вариант предполагает увеличение возраста выхода на пенсию для мужчин до 65 лет, для женщин до 60; у второго чуть ниже порог, до 62 лет для мужчин и 60 для женщин; третий, самый жесткий вариант, о котором говорил Минфин, – это вариант, когда мужчины должны выходить на пенсию в 65, а женщины в 63 года. Вот эти все варианты, которые активно обсуждались в том числе и на нашем канале, сейчас на ваших экранах.

Юрий Коваленко: Кстати, интересно мнение россиян. Ранее специалисты Фонда общественного мнения опросили их и узнали, что 9% россиян вообще безразличны к повышению пенсионного возраста. В целом вопросу этому посвящен был достаточно большой промежуток времени, и президент достаточно полно на этот вопрос ответных. По данным Росстата…

Ольга Арсланова: Да, важны данные Росстата о том, какая у нас вообще демографическая ситуация.

Юрий Коваленко: Да. В прошлом году в России проживало 918 с лишним тысяч мужчин и 1.1 миллион женщин предпенсионного возраста, итого за год на пенсию выходит в среднем 2 миллиона человек. Средняя пенсия, по данным Пенсионного фонда России, составляет сейчас 13.7 тысяч рублей. Исходя из этих данных, в первый же год повышение пенсионного возраста россияне предпенсионного возраста недополучат 41 с лишним миллиардов рублей.

Ольга Арсланова: Да. Давайте посмотрим на еще одну графику: по данным Росстата за 2017 год, работающие пенсионеры составляют 34.5% от всех работников. У нас уже сейчас безработица среди молодежи в возрасте до 25 лет составляет почти 19%, как вы видите сейчас на графике. Да, в некоторых европейских странах она значительно выше, но тем не менее это тоже довольно тревожный показатель. Безработным в этой возрастной категории считается почти каждый пятый, тогда как в среднем по стране безработица колеблется возле отметки в 5%. Ну и опять же повторимся, большинство россиян действительно опасаются повышения пенсионного возраста. Поэтому, Андрей Алексеевич, вопросы были ожидаемы, закономерны, ждали, какую же позицию займет президент. И президент…

Андрей Гудков: А он не занял никакой позиции.

Ольга Арсланова: Но он сказал о том, что нужно быть осторожным.

Андрей Гудков: Он сказал, что осторожно и аккуратно. Это не позиция, это подход, а выбор он не сделал, потому что он наверняка знаком с теми данными, которые вы огласили по опросам, и естественно, эти данные заставляют его быть и осторожным, и аккуратным.

Что касается сути проблемы, те варианты, которые вы огласили, называются "из огня да в полымя". Выбора там практически нет. Ключевой момент: за год насколько будет повышаться пенсионный возраст? Если год за год будет повышаться, то практически некоторое время, в зависимости от…

Ольга Арсланова: Вы имеете в виду "год за год" – это если будет постепенное повышение?

Андрей Гудков: Это означает, что вам исполняется 54, вы собираетесь в 55 на пенсию, но в этом году подняли на год пенсионный возраст до 56. Вам исполняется 55, а вам говорят: "Работай, детка, дальше, в 56 пойдешь". Вы достигаете возраста 56 лет, а год за год, говорят: "Работай дальше, до 57". И таким образом практически когорта для женщин 8 лет, для мужчин 5 лет (это я беру жесткий вариант Кудрина) не будет выходить на пенсию. Но соответственно перемножьте на 13 700 2 миллиона человек, и вы увидите, что речь идет о триллионных суммах, а не о 41 миллиарде, как вы легко сказали. Перемножьте 13 700 на 12 месяц и на 2 миллиона человек.

Ольга Арсланова: А скажите, пожалуйста, какой смысл так… Вот если действительно брать ту схему, о которой вы говорите, год за год, какой смысл так торопиться, если финансовая выгода будет колоссальной? Ведь сколько можно сэкономить даже вот на половине года, пенсионерам не платить пенсию полгода.

Андрей Гудков: Ну понимаете, поскольку… На полгода вы тогда в конце концов догоните пенсионный возраст и хоть и позже, но выйдете, тогда вам придется начать платить. А так можно будет, если вам было 54 года, до 63 лет не давать ни копейки.

Юрий Коваленко: Эта безальтернативность этого решения – может быть, есть смысл тогда делать год за 2 года, чтобы хотя бы пенсионеры могли выдохнуть? Часть из них хотя бы.

Андрей Гудков: Нет, понимаете, есть определенные показатели, месяцы за годы, 12 месяцев за 1 год максимальный вариант, можно 1.5 года, 18 месяцев сделать за год.

Ольга Арсланова: Я так понимаю, имеется в виду, что поднимать возраст на год каждые 2 года, ты это имел в виду?

Юрий Коваленко: Да-да.

Андрей Гудков: На год каждые 2 года – это 6 месяцев в год.

Ольга Арсланова: Да.

Андрей Гудков: Это называется 6 месяцев в год. Можно и так сделать, можно по-разному сделать, штука только заключается в том, что смысла будет мало. Я вам расскажу следующее. Увеличится молодежная безработица, придется платить пособия по потере работы…

Ольга Арсланова: А, то есть мы должны вычесть это из доходов.

Андрей Гудков: Увеличится старческая безработица, вы будете в 63 не такая красивая, как сейчас, а торгуете лицом…

Ольга Арсланова: Вы понимаете, в чем дело, Андрей Алексеевич, мне кажется, люди нашего поколения в принципе не очень представляют себе, что будет с пенсиями, будут ли они в принципе. Потому что пенсионных реформ было несколько, ощущение предсказуемости нет.

Андрей Гудков: Оля, давайте не говорите за все поколение, это, так сказать, немножко с вашей стороны смело. Дело в том, что мы пока знаем, что у нас есть солидарная система, государственная система, какая-то пенсия будет. Бесконечный тур пенсионных реформ привел к тому, что никто не может сказать, какая будет.

Ольга Арсланова: Об этом и речь, Андрей Алексеевич, но люди, которым…

Андрей Гудков: Вот. Но это совсем не значит, что ее не будет. И есть один принцип: пенсия не может быть ниже прожиточного минимума. Значит, здесь очень важный момент, что есть два типа пенсий: вот эта коллективная, солидарная, перераспределительная и накопительная, индивидуальная. Вот вся проблема с повышением пенсионного возраста состоит в том, что Путина обманули – ему обещали, что в накопительных обязательных пенсиях к 2015 году будет 10-15 триллионов рублей. Сейчас на дворе 2018 год, в накопительной системе накоплено менее 4 триллионов.

Ольга Арсланова: А кто обманул?

Андрей Гудков: Те, кто обещал, что такая будет эффективная у нас накопительная пенсионная система. В 2022 году уже пора женщинам платить, в 2023 году скандал. Поэтому если скандал вынести за скобки 2024 года, то даже если Путин и обидится на то, что его обманули в 2002 году, он уже как-то с поста пенсионера мало чего сможет сделать, поэтому эти товарищи пытаются ему массу ложной информации вложить, массу чего не доложить.

И это сегодня чувствовалось, он сегодня сказал, что в советское время пенсию-зарплату не получали. Владимир Владимирович, вас опять гнусно обманули, – получали, просто был предел. Последний предел, который был, был 210 рублей, то есть совокупно пенсии и зарплаты не могли превышать 210 рублей, было это где-то то ли в 1984, то ли в 1985 годах. Конечно, все, кто имел зарплату более 210 рублей, приходилось отказываться от пенсий. Но тогда вступал в действие другой: за каждый год работы после пенсии к пенсии прибавлялось 10 рублей. А поскольку пенсия была где-то на уровне 100 рублей, то это получалось очень неплохо: люди выходили за 130 рублей. При средней зарплате в начале 1970-х гг. порядка 250 рублей этот коэффициент замещения (пенсия-зарплата) был выше 50, то есть соответствовал конвенции Международной организации труда №102 о минимальных нормативах социального обеспечения 1952 года, которую Российская Федерация ни в виде СССР, ни в виде ельцинской России, ни в виде путинской, медведевской никак не может ратифицировать.

Ольга Арсланова: Но тут очень важный момент, я вот по поводу этой цитаты, которую вы упомянули. Вот что Путин заявил: "Да, в советское время, вы знаете, работающим пенсионерам, к сожалению, не платили. Уместно или нет, правительство перенесло это в сегодняшний день. Над этим надо подумать", – а дальше добавляет, что "одна из ключевых задач до правительства заключается в том, чтобы не торопиться с пенсионным возрастом, а повысить доходы пенсионеров в ближайшее время", это заявление Путина. Что это значит?

Андрей Гудков: Весь вопрос заключается в том, что благими намерениями вымощена дорога в ад. Что пытается сделать правительство? Развести нас, как… Ну есть такие товарищи, называются лохи. Так вот, Юрий, Оля, собираются ограничить ваши пенсионные права, сократить выплаты, которые вы страхованием зарабатываете, чтобы увеличить пенсию мне. Я на это не согласен, хотя меня в это положение поставили, потому что когда я был моложе, я платил 29% в Пенсионный фонд, вы платите 22%. Соответственно, у меня пенсия маленькая. Поэтому я говорю, что главная проблема – это адекватная ставка тарифа. Я согласен на общепримиряющее среднее в 26%, о чем говорил Путин в 2009 год. Может быть, наконец-то спустя 7 лет выполнит правительство решение своего президента, которое он принял в качестве премьер-министра?

Юрий Коваленко: А кому невыгодно было эту ставку менять?

Андрей Гудков: Буржуазии, потому что снижение ставки есть увеличение прибыли. И в 2009 году, когда Путин обосновывал повышение ставки тарифов страховых взносов, он сказал: "Ну ребята, вы за счет предыдущего снижения с 29% до 20% (тогда было аж так) выиграли более 1 триллиона рублей". Сейчас это все забыли, но извините, я еще не впал в маразм, я помню, поэтому я напоминаю.

Ольга Арсланова: А вот что пишут зрители. Ярославская область: "Моя пенсия 7 700, поэтому работаю из последних сил". "Пенсия 7 400, как прожить? Приходится работать", – Республика Алтай. Кемеровская область, Галина: "Моя пенсия 8 300, живу на 120 рублей в день".

Юрий Коваленко: Челябинская область пишет: "В прошлом году мне прибавили к пенсии 24 рубля, была 8 500", – вот, собственно говоря, вся правда жизни.

Ольга Арсланова: Послушаем наших зрителей. Геннадий из Новосибирска на связи с нами. Здравствуйте, Геннадий.

Зритель: Здравствуйте, Геннадий. Вот насчет пенсий вы говорите. У нас все коммерсанты, куда ни кинь, все стараются понизить доход, например, мы считаем…

Ольга Арсланова: Геннадий, давайте конкретно – какие конкретно коммерсанты кому какой доход хотят понизить? Просто интересно с примерами.

Зритель: Все, абсолютно все, на 95%.

Ольга Арсланова: Например?

Зритель: А пример – это уголовное дело уже будет.

Ольга Арсланова: Что значит "понизить доход"?

Зритель: Они на полставки ставят и все, чтобы налог не платить.

Андрей Гудков: Он имеет в виду, что платят зарплату в конвертах.

Зритель: Да-да, а пенсию будем получать копеечки.

Андрей Гудков: Соответственно страховые права не накапливаются, пенсии будут копеечные.

Зритель: Да. И они угрожают им, они…

Юрий Коваленко: А вы не пробовали куда-то жаловаться?

Андрей Гудков: А если человек возмущается, хочет работать на официальной основе, ему угрожают.

Зритель: А кому возмутиться? Работать-то негде.

Андрей Гудков: Возмутишься – выйдешь на улицу.

Ольга Арсланова: Вопрос выбора другой работы не стоит, я так понимаю?

Андрей Гудков: Да, потому что работы нет.

Зритель: Нет работы больше.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Андрей Гудков: Ну что по этому поводу сказать? Вот это все правительство не учитывает в своих расчетах. Смотрите что делают. Значит, при продолжении работы вычитают у пенсионера региональную надбавку до прожиточного минимума, вычитают теперь индексацию. То есть пенсионер начинает думать: а чего я тогда хожу на работу? Я лучше официально откажусь от работы, оформлю пенсию, пускай они ниже прожиточного минимума, но мне дадут региональную надбавку, мне дадут льготы, мне дадут деньги, пособие на оплату жилплощади, я буду иметь индексацию. Я насчет денег – я вот устроюсь "по-серому", то, что молодой человек там не будет иметь рабочего места, потому что его вот этот товарищ "серый" заменит – ну что же, такова жизнь. Homo homini lupus est – "человек человеку волк".

Ольга Арсланова: В основном люди, например, с которыми я общаюсь, предпенсионного возраста, которые очень опасаются повышения пенсионного возраста, говорят, что главный аргумент – это низкие зарплаты сейчас. Если бы зарплата была достаточной, можно было бы спокойно отказаться от пенсии. Но с другой стороны, для того чтобы повысить текущие зарплаты, нам, наверное, придется повышать пенсионный возраст, для того чтобы появились деньги?

Андрей Гудков: Я вашу логику не понял…

Ольга Арсланова: Ну а как поднять зарплаты, если есть проблемы с финансированием тем же бюджетникам?

Андрей Гудков: Для того чтобы поднять зарплаты, надо поднять производительность труда, а чтобы поднять производительность труда, нужно осуществлять инвестиции в новую технику, технологии и вообще новые продукты. Чтобы осуществлять инвестиции, надо заставить прибыль не вывозить за границу, а вкладывать в дело, превращать в капиталовложения. Но у нас для простоты работы Минфина установлена плоская шкала налогообложения прибыли – 20%. Делаешь ты инвестиции, не делаешь ты инвестиции, 20%.

А было так (и во всем мире так организовано, что Путин назвал на прямой линии теоретическими изысками): достаточно большой процент налога на прибыль, но если ты эту прибыль вкладываешь обратно в дело, она превращается в капиталовложение, то там нулевая ставка или очень небольшая. Поэтому эффективная ставка получается небольшой, ниже, чем у нас. Что сделали у нас? Я просто присутствовал на этих заседаниях Комитета по бюджету и налогам, в Госдуме когда все эти вопросы решались: эффективная ставка, то есть реально что, была 18%, поэтому с 24% снизили до 20%, теперь эффективная ставка 20%. Значит, на самом деле реально налог на прибыль повысили, но зато зарубили все стимулы производить капиталовложения.

Юрий Коваленко: Капиталовложения – это, конечно же, достаточно важный момент. Но с другой стороны, Владимир Владимирович сказал, что необходимо повышать уровень благосостояния пенсионеров, то есть то, что у нас получается в сухом остатке. Вот каким образом можно повысить уровень благосостояния пенсионеров? Пенсию им добавишь – это не повысит уровень благосостояния…

Андрей Гудков: Почему?

Юрий Коваленко: Все равно траты.

Андрей Гудков: Повысит.

Юрий Коваленко: Траты будут больше, инфляция и все остальное. Каким образом сделать так, чтобы пенсионеры почувствовали себя счастливыми?

Ольга Арсланова: А как еще? Поднять пенсии.

Андрей Гудков: Послушайте, благосостояние в переводе – это сколько вы можете потреблять, объем потребления определяется уровнем доходов, это и есть благосостояние. Я не знаю, как вы его понимаете, но в экономике его понимают именно таким образом. Что нужно сделать? Мы ратифицировали Европейскую социальную хартию, но мы ее ратифицировали за исключением той главы, где написано о том, что Европейская социальная хартия реально действует через реализацию Европейского социального кодекса. А в Европейском социальном кодексе тоже написано крайне просто: отношение средней пенсии к средней зарплате 50%. И если вы посмотрите материалы Центрального союза социального страхования 1932 года, когда вводилась пенсионная система, там черным по белому написано и подписано, кстати, и Сталиным тоже, о том что пенсия должна составлять 50% от оклада жалования работника.

Ольга Арсланова: Ну и, конечно, в идеале хотелось бы такие жалования, как в Европе, такую же продолжительность жизни, тогда можно и возраст, наверное, пенсионный поднимать.

Андрей Гудков: Ну так для этого только нужно получить европейский паспорт. Меня, например, приглашают туда уехать, но я не хочу.

Ольга Арсланова: У нас на связи Михаил из Иркутской области. Здравствуйте, Михаил, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте. Вот сейчас только что смотрел передачу, прямой эфир Владимира Владимировича Путина. Вопрос задали ему по поводу повышения пенсионного возраста, он так и не ответил, он ответил как-то непонятно… Поднять пенсию, а конкретно он не ответил, будет ли поднят пенсионный возраст.

Ольга Арсланова: Спасибо. Это то, с чего мы начали. Можно трактовать вот эту формулировку "будем осторожны и аккуратны" как нежелание пока поднимать пенсионный возраст в ближайшие 6 лет?

Андрей Гудков: Дело в том, что у нас уже была в истории СНГ акция по резкому повышению пенсионного возраста, сделал это господин Саакашвили в Грузии. Он получил действительно очень большую экономию, но на что он потратил эти деньги? Он потратил их на вооружение и подготовку грузинской армии, которая закончилась войной так называемой 8-8-8. Если мы действительно считаем, что переход к режиму особого периода неизбежен, тогда и надо повышать пенсионный возраст, только тогда надо людей предупредить о том, что извините. Но тогда я тоже выйду на работу или пойду запишусь в армию, чтобы встречать режим особого периода в войсках, чем на пенсии, все равно ее платить не будут.

Юрий Коваленко: У нас телезрители спрашивают: а вот на самом деле почему не учитываются те пенсии, которые остаются в Пенсионном фонде от людей, которые не дожили до пенсионного возраста?

Андрей Гудков: Послушайте, это абсолютно абсурдный вопрос, который свидетельствует о том, что человек ничего не понимает в пенсионной системе. Пенсии солидарные: мужчины платят за женщин, долго работающие платят за тех, кто коротко работают; права людей, которые умерли, переходят к тем людям, которые их пережили. Например, после 80 лет пенсия автоматически повышается на 1 тысячу рублей – немного, но факт, независимо от ее размера по страховым правам. Почему? Потому что масса людей не доживает до 80 лет, у наших женщин, женщины живут гораздо дольше, 78 лет, а у мужчин меньше 67.

Ольга Арсланова: То есть ответ на вопрос: используют эти средства.

Андрей Гудков: Да, используют, они просто перераспределяются. Не надо путать солидарную систему, в которой мы сейчас живем, и накопительную систему, в которой мы начнем жить после 2022 года. Но как вы понимаете, я это уже сказал, не начнем жить, потому что повышают пенсионный возраст, для того чтобы сдвинуть вопросы выдачи накопительных пенсий на даты после 2024 года, чтобы Владимиру Владимировичу не пришлось спрашивать инициаторов этой пенсионной реформы, когда появились негосударственные пенсионные фонды, накопительные пенсии, что же вы, ребята, меня так подвели.

Ольга Арсланова: У нас на связи Дамир из Башкирии. Здравствуйте, Дамир.

Зритель: Здравствуйте. Вот я вашу передачу смотрю с уважением, всегда смотрю с женой, у меня трое детей, мы как бы вот все живем. Вот вы говорите, что у нас пенсии, пенсии, я согласен. Но вопрос такой, вы сейчас на меня смотрите, я вас вижу. У меня вопрос: вы говорите, пенсии увеличить, допустим. У нас вопрос такой. У нас зарплата маленькая, у нас да, единственно чиновники хорошо получают, даже если начальника ГАИ взять нашего города Уфы Гильмутдинова Динара, у него половина автопарка, допустим, – пусть ему пенсию, больше работать, я не знаю. Но здесь у нас в принципе денег мало у людей, чиновники только получают хорошо, я нигде не спорю.

У нас, вы говорите, надо пенсию, Пенсионный фонд, я понимаю, увеличить. Но вопрос: у нас работы толком нет, все заводы и фабрики у нас… Вот у нас глава администрации Республики Башкирии Рустэм Хамитов, он у нас все заводы развалил. Вопрос: а где работать?

Ольга Арсланова: Ага. Вот, предположим, настал пенсионный возраст повышенный, пенсия еще не положена, а работы уже нет. Что делать?

Андрей Гудков: Ждать социальную пенсию, ее назначают по сегодняшнему законодательству через 5 лет после общеустановленного возраста.

Ольга Арсланова: Простите, 5 лет на что жить? На пособие по безработице?

Андрей Гудков: Да дело в том, что нельзя жить 5 лет на пособие по безработице.

Ольга Арсланова: 5 лет не проживешь.

Андрей Гудков: Пока было страхование занятости, было пособие, были средства на то, чтобы трудоустраивать людей, переучивать, доучивать, организовывать их переезд, менять место жительства, для того чтобы… И даже были деньги на более ранний выход на пенсию и платить за счет фонда занятости. Сейчас ничего этого нет, это все возложено на региональные бюджеты, которые в большинстве своем дефицитные и экономят деньги на чем только можно. Мы сегодня видели прекрасную историю, как женщина звонила из Томска, ей не дают участок несмотря на то, что у нее есть трое детей, по законодательству она имеет право, а администрация Томской области самолично решила, что они будут давать только за 4 ребенка участок.

Ольга Арсланова: Ну это региональная норма.

Андрей Алексеевич, то есть мы можем увидеть совершенно новый тип трудовой миграции: пенсионеры начнут ехать в Москву, потому что здесь хотя бы безработица ниже, чем в других регионах?

Андрей Гудков: Может быть такое.

Юрий Коваленко: То есть пенсионеры со всей России в Москву поедут работать?

Андрей Гудков: Вообще экономическое развитие имеют приморские города – Санкт-Петербург, Анапа, теперь еще и крымские города растут, районная добыча сырьевых ресурсов (Тюмень, Салехард).

Юрий Коваленко: То есть из Томска, из Красноярска поедут в Москву и Петербург? С трудом в это верится.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем Михаила из Санкт-Петербурга. Здравствуйте, Михаил.

Зритель: Добрый день, Михаил. Когда наконец пенсии в реальности вырастут в несколько раз и будут все время в реальности опережать инфляцию конкретно, а не общие слова, как всегда ничего не значащие, не относящиеся к действительности? Спасибо.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Андрей Гудков: Если вы считаете, что вы звоните в правительство Российской Федерации, вы ошиблись номером телефона. Все, что мы вам можем сказать, – это то, что если Россия наконец-то ратифицирует конвенцию №102 Международной организации труда, то тогда средние пенсии будут равняться 40% средней зарплаты. А когда они повысятся в несколько раз, я даже не знаю, как это сделать.

Юрий Коваленко: То есть в ближайшем обозримом будущем…

Андрей Гудков: …это невозможно.

Юрий Коваленко: …мы будем просто применять комплекс мер…

Андрей Гудков: Речь идет о каких-то процентах. Сейчас коэффициент замещения средней пенсии, средней зарплаты 35%. По конвенции, которую я назвал, должно быть 40%, по Европейскому социальному кодексу 50%. Но даже если вы 15% относите к 35%, это максимум повышение на 40%.

Ольга Арсланова: Андрей Алексеевич, наверное, последний вопрос. Пенсионный возраст – ключевая тема, больше всего, наверное, он волнует и наших зрителей. Какие должны быть условия в стране, для того чтобы это было оправданным, для того чтобы это можно было сделать относительно безболезненно? Что должно быть?

Андрей Гудков: Нет, безболезненно это не получается, оправдано это может быть только в одном случае, если мы будем готовиться к режиму особого периода (это эвфемизм для слова "война"). Резерв есть только в одном случае – это уравнивание пенсионного возраста мужчин и женщин, потому что женщины живут после 55-летнего возраста значительно дольше, до 78 лет, хотя реально выходят на пенсию гораздо позже, и получают пенсию в среднем на 30% меньше, чем мужчины, потому что у них были меньше зарплаты, и им не хватает стажа. Поэтому если женщинам поднять пенсионный возраст до 60, то это будет справедливо и соответствовать демографическим тенденциям. Но я считаю, что при этом должна быть сделана оговорка и записана в законе: за рождение каждого ребенка пенсионный возраст матери должен снижаться на 1 год, или даже приемной матери. То есть родила 1 ребенка – 59, 2 детей – 58, 5 детей – 55, как и раньше.

Ольга Арсланова: Это стаж потому что.

Андрей Гудков: Как сделали на Украине? Они сейчас повышают пенсионный возраст только женщинам до 58 лет. При этом есть хорошая скидка пенсионного возраста за то, чтобы были рождены дети.

Ольга Арсланова: Еще одна свежая мысль от наших зрителей: а почему бы не сделать прогрессивный возраст ухода на пенсию? Например, зарабатывает хорошо чиновник – он выходит позже; если низкая зарплата, бюджетник, подработок никаких, тогда раньше.

Андрей Гудков: Наполовину это предложение уже выполнено, изобретен велосипед: чиновникам с прошлого года пенсионный возраст подняли до 65 лет, поэтому они будут и больше работать, и более зарабатывать, и пенсии будут больше, потому что у них будут увеличенные пенсионные права.

Ольга Арсланова: У них особое законодательство.

Юрий Коваленко: Ну они без работы не останутся, в общем-то, им не надо так тщательно искать работу.

Андрей Гудков: Дело в том, что безработным чиновник, который отработал 15 лет, может стать только в том случае, если есть какие-то такие, знаете, нехорошие основания. Это как с милиционерами.

Ольга Арсланова: Ну и не забываем, что у них другой процент пенсии, другая пенсия, не такая, как у…

Андрей Гудков: А, в милиции это называется "порочащие основания". Почему? Мы отлично знаем, есть документы, в этих документах определено, 70% от зарплаты.

Ольга Арсланова: Да.

Спасибо, что пришли к нам и о самых важных цифрах с нами поговорили. У нас в гостях был Андрей Гудков, доктор экономических наук, независимый эксперт по социальной политике. Спасибо.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Андрей Гудков: Спасибо вам, что пригласили.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты