Андрей Листовский: Только 11 регионов смогли синхронизировать с «Газпромом» создание своих сетей

Андрей Листовский: Только 11 регионов смогли синхронизировать с «Газпромом» создание своих сетей
Карантин за свой счёт. Экономика взаперти. Кредит для зарплаты. Наварились на гречке. Отпущение грехов. Кому паёк?
«Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях». Продолжение
Выживание бизнеса: хватит ли помощи от государства?
Сергей Лесков: Закрытие религиозных учреждений может посеять ту самую панику, которая лучший союзник любого вируса
Как трудности меняют человека?
Ажиотажный спрос и курс доллара никак не могут влиять на цену крупы, которая уже расфасована и лежит на складах
Личный контроль: безопасность мегаполисов
Экономика взаперти
Селфи на пляже больше не в тренде. Как соцсети реагируют на карантин
Робот - друг ребёнка
Гости
Андрей Листовский
генеральный директор Фонда энергетического развития

Константин Чуриков: Ну рассказывайте, почем у вас газ. В этом часе, в эти оставшиеся 20 минут говорим, а что же так дорог газ в нашей газодобывающей стране.

В студии у нас – Андрей Листовский, генеральный директор Фонда энергетического развития. Андрей Николаевич, Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Андрей Николаевич, здравствуйте.

Андрей Листовский: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Уважаемые телезрители, пока вы подключаетесь к нашей беседе, уже начинаете что-то писать и звонить нам в прямой эфир, мы предлагаем посмотреть небольшой сюжет, Андрей Николаевич, из Челябинской области.

Константин Чуриков: Кыштым.

Оксана Галькевич: Там в городе Кыштыме, да, людям сделали предложение, от которого они не смогли отказаться: заплатить 17 миллионов якобы для подключения газа в своих домах. В итоге, как оказалось, вся эта инфраструктура была сделана на расстоянии вытянутой руки, но мощностей в нужный момент не хватило на жилые дома, они все пошли на обслуживание одного заводика. Давайте посмотрим, подробности обсудим после этого.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Ну а теперь – обновление информации. Вот стоит показать такой сюжет по Общественному телевидению России… А я напомню, мы это сделали буквально на днях, буквально вчера. Так вот, в Кыштыме сразу нашли способ подключения домов к газу дешевле 17 миллионов. В городской администрации рассказали, что с горожанами будут составлены договоры таким образом, чтобы все-таки они к этой сети, которая поближе, присоединились.

Оксана Галькевич: Там, где зарезервировано.

Константин Чуриков: «Вопрос урегулирован путем переуступки лимитов газа одним из предприятий города». Ну, это чтобы для полноты картины.

Андрей Николаевич, но ведь это же на самом деле просто золотое эльдорадо. Смотрите, с одной стороны, компания вот эта крупная гонит газ в разные другие страны. А с другой стороны, в общем, может и на своем населении очень здорово зарабатывать. Слушайте, ну 17 миллионов… Вы слышали вообще такую цифру для частного подключения?

Оксана Галькевич: При том, что люди уже заплатили… Я сейчас посчитала даже. Там было сказано, что 500 семей заплатили по 7 500. Умножаем – получается 3 миллиона 750 тысяч люди заплатили уже.

Андрей Листовский: Ну, я рад, что эта спорная ситуация все-таки разрешилась.

Константин Чуриков: Нам так об этом сказали, чтобы мы сейчас об этом в эфире прокукарекали. Мы еще не знаем, чем там разрешится. Пообещали, да.

Андрей Листовский: Ну, тем не менее есть программа газификации, которая оформлена в виде федерального закона. И она состоит из трех технологических источников или ступеней доставки газа от месторождения до потребителя.

Первое – это трубы высокого давления, которыми оперирует «Газпром». Он обязан подключить их, довести их до города. Затем местные органы власти, регион по трубам низкого давления доводят их уже ближе к потребителям (до 1–1,5 километра). И дальше, третья стадия – это потребители, которые обязаны провести технические работы, чтобы безопасно подключиться к этому источнику газа.

И у каждой из этих составляющих есть свои особенности работы. Прежде всего, регионы не всегда имеют достаточное финансирование для того, чтобы построить трубы низкого давления. Со стороны потребителей не всегда имеется финансовая возможность заплатить за технологическое присоединение – по разным причинам. Поэтому у нас идет газификация, и она идет довольно успешно…

Константин Чуриков: Сейчас покажем, как она идет. Как раз на экране, пока вы будете говорить, будет инфографика.

Андрей Листовский: Как сказал Миллер, в пределах 10 лет мы добьемся тех параметров, которые записаны в федеральном законе, а это 83–85% газификации.

Оксана Галькевич: А эти 10 лет когда истекают?

Андрей Листовский: Примерно в 2030 году.

Оксана Галькевич: В 2030-м, да?

Константин Чуриков: В 2030-м.

Андрей Листовский: Но тем не менее нет такой общей задачи, чтобы газификация была везде. Поскольку мы – люди и государство с не очень высокими доходами, поэтому городить огромный набор железа, для того чтобы довести до каждого конкретного дома трубу, – это очень дорого, потому что железо требует реконструкции, обновления.

Оксана Галькевич: А вдруг мы разбогатеем за эти 10 лет? Вдруг у людей денег станет больше, больше возможностей?

Константин Чуриков: Нам, кстати, обещают это.

Андрей Листовский: Опыт других стран тем не менее показывает, что есть альтернативные, более дешевые способы обеспечить.

Оксана Галькевич: Какие, например?

Андрей Листовский: Ну, самый дешевый и понятный способ – это электроэнергия, то есть отапливать электричеством. Дальше…

Оксана Галькевич: Инфраструктура дешевле получается?

Андрей Листовский: Есть сжиженный природный газ, когда тянется не газопроводом высокого давления, а просто небольшая газораспределительная подстанция. Туда привозятся фуры жидкого газа, и он дальше обеспечивает в радиусе 50 километров своих потребителей.

Есть альтернативные способы получить энергию (солнце, ветер), о которых мы знаем. Поэтому все не замыкается именно…

Константин Чуриков: Ну, для нас это экзотика. Давайте не будем…

Оксана Галькевич: Это, кстати говоря, экзотика. И дороже получается, да?

Андрей Листовский: Ну, где-то тем не менее это экономически эффективно.

Константин Чуриков: Хорошо.

Оксана Галькевич: Андрей Николаевич, а у меня вот такой вопрос, пока мы далеко не ушли от этого сюжета.

Константин Чуриков: Давай.

Оксана Галькевич: Почему приходится все время следить за руками некоторых организаций? Ну смотрите, люди заключили договор. В 2015 году, как было сказано, зарезервировали 450 тысяч кубометров этого газа. Рассчитывали, деньги заплатили. Все чисто. И вдруг – раз! – вот исчерпаны мощности и так далее. Кто забрал – непонятно. Почему?

Константин Чуриков: Там же тоже не дураки сидят. Они же понимают, что сумма возрастает в 16–17 раз. Они понимают, кто там живет. Это же неспроста, правда?

Андрей Листовский: Как мы уже с вами выяснили, это был спорный момент. Этот спорный момент попал все-таки под контроль ФАС. Поскольку газораспределение – это естественная монополия, Федеральная антимонопольная служба имеет право запросить любые документы, разобраться в этой ситуации и принять правильное решение.

Константин Чуриков: Это не под контроль ФАС. Это наши корреспонденты. Возможно, ФАС бы ничего и не узнала.

Хорошо, скажите мне, пожалуйста… Ну, в принципе, людям-то, наверное, все равно – сжиженный газ у них там где-то стоит, какая-то специальная подстанция или это по трубе идет. Самое главное, чтобы газ был, доступ был к этому теплу, можно было еду готовить и так далее.

Но у меня вопрос. Сколько физически стоит, смотрите, если от дома, например, до трубы, до большой трубы, магистральной, не знаю, 10 метров? Вот сколько физически себестоимость этой трубы плюс работа? Вот сколько это? Себестоимость.

Андрей Листовский: Ну, ваш вопрос некорректен, поскольку сначала нужно притащить труб высокого давления, затем трубу низкого давления, потом поставить газораспределительную станцию, а после этого уже подключать потребителей. Вся эта технологическая цепочка очень дорогая. И говорить только о последнем куске, связанном с потребителями, ну не совсем корректно.

Константин Чуриков: Нам даже об этом последнем куске пишут, что там стоимость зашкаливает. Это сотни тысяч рублей.

Андрей Листовский: В среднем подключение частного дома возле мегаполисов крупных стоит около 500 тысяч рублей, а дальше – около 200 тысяч рублей.

Константин Чуриков: Вот! Хорошо. У меня вопрос. Просто рассматриваем трубу как кусок условного железа…

Оксана Галькевич: Но не простого железа.

Константин Чуриков: Хорошо. Между домом и вот этой близлежащей трубой, по которой идет для всего поселка газ. Вот сколько сама эта железка стоит и работа, приваривание?

Андрей Листовский: Ну, если смотреть среднюю смету, то сам проект стоит около 20 тысяч рублей. Погонный метр трубы, укладка стоит от 1 до 6 тысяч рублей. Затем идут мероприятия по безопасному присоединению, проверка. Как я уже сказал, это стоит от 200 до 500 тысяч рублей в целом для конкретного потребителя.

Оксана Галькевич: Для определенного домохозяйства. Получается так?

Андрей Листовский: Да, для домохозяйства, для отдельного дома.

Оксана Галькевич: Вы знаете, я смотрю на наш SMS-портал. Нам очень много пишут регионы, мимо которых просвистывает этот газ. Традиционно Ленинградская область возмущается, говорит: «Мимо нас все пролетает, а мы себе этого позволить не можем. Не дождемся, кажется, газа никогда». Челябинская область опять же.

Константин Чуриков: Раменский район Подмосковья: провести газ в дом у них стоит от 700 тысяч до 1 миллиона. Я, конечно, понимаю, что вокруг Москвы…

Андрей Листовский: Я сказал все-таки средние цифры по стране.

Оксана Галькевич: Скажите, вот правда интересно, условный погонный метр этой трубы, о которой спрашивал Костя и вы сейчас рассказали, он в Подмосковье дороже, чем в Челябинской области? Почему так разнятся цены на безопасное подключение, на все эти работы?

Андрей Листовский: Ну, дело в том, что тарифы устанавливают местные регулирующие органы.

Оксана Галькевич: Ну да. А они с потолка смотрят? Они думают: «Ну, нам бы хорошо за полтора. Поделим на пятерых работников…» Как?

Андрей Листовский: Берутся в расчет тем не менее местные материалы, местная рабочая сила, стоимость проектной работы, поэтому, да, от региона к региону эти цены отличаются.

Константин Чуриков: Я вот почему спросил о фактической себестоимости? Потому что мы же понимаем, что эти, скажем так, ценники кем-то просто назначаются часто. Да?

Андрей Листовский: Регулятором.

Константин Чуриков: Регулятором?

Андрей Листовский: Региональным регулятором.

Константин Чуриков: То есть мы можем сказать, что это немножечко, извините за выражение, немножко и от балды в том числе, да? Ну просто заработать денег. Везде же говорят, что дорого. Ну, значит, дорого.

Андрей Листовский: Нет, подождите. Регулятор – это государственный орган, который подчиняется Федеральной антимонопольной службе и работает в рамках законодательства.

Оксана Галькевич: Понял?

Андрей Листовский: Везде считается одинаково. Но факторы локальные везде разные по стране, действительно.

Константин Чуриков: Хорошо. Давайте послушаем Забайкальский край. Сергей, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Еще один регион, мимо которого просвистывает, я так понимаю. Сергей, здравствуйте.

Константин Чуриков: Зато мы знаем, куда просвистывает. Здравствуйте.

Оксана Галькевич: В Китай. Да, Здравствуйте, Сергей.

Зритель: Здравствуйте. Звоню из Забайкалья, поселок Агинское, Бурятский округ. У нас газ вообще получается очень дорогой. У нас газовый баллон стоит 1 200 рублей.

Оксана Галькевич: А на сколько хватает этого баллона?

Зритель: Ну, если семья небольшая, то буквально месяца на четыре, не больше. Очень дорого! И про газ у нас даже не мечтают, что когда-то в Забайкалье будет газ. У нас сейчас лес вокруг кончается, топить скоро будет нечем. Люди делают свои кочегарки, переходят котлы и переходят на уголь.

Оксана Галькевич: А уголь где берут? Откуда везут-то?

Зритель: Уголь у нас есть в Краснокаменске. Тонна угля у нас стоит тысяча… Ой! 3 300 стоит тонна угля.

Оксана Галькевич: И на сколько хватает? Давайте просто чтобы сравнить.

Зритель: Я по себе могу только судить. Если тонна, то где-то около месяца.

Оксана Галькевич: Нет, ну подождите. Вы сказали, что баллон на четыре месяца – 1 200. А тонна угля…

Зритель: Баллон у нас не для отопления, а для газовой плиты.

Константин Чуриков: Ну да, просто для приготовления пищи.

Оксана Галькевич: Понятно.

Зритель: Отоплением вообще не пользуемся.

Константин Чуриков: Сергей, спасибо.

Андрей Николаевич, а далеко ли от Забайкалья проходит эта труба, которая ведет туда?

Андрей Листовский: Я могу процитировать Миллера, который сказал, что в том числе Забайкалье – именно регион, который не выполняет свои обязательства по газификации, именно трубами низкого давления. Поэтому «Газпром» со своей стороны обязательства выполнил, трубу высокого давления в регион притащил, но дальше нужно распределительные сети строить.

Константин Чуриков: Подождите. А с кого дальше спрашивать?

Андрей Листовский: Правительство Забайкальского края.

Оксана Галькевич: Региональная власть, да?

Андрей Листовский: Да, региональная власть.

Константин Чуриков: Мне просто казалось, что все равно даже по номенклатуре, по названиям этих предприятий они так или иначе обычно аффилированно связаны с «Газпромом».

Андрей Листовский: Именно Забайкальский округ – это один из тех, который действительно не выполняет свои обязательства по прокладке труб на своей территории.

Оксана Галькевич: Андрей Николаевич, ну вот смотрите. Человек, с которым мы сейчас беседовали, из Забайкальского края, он сказал, что 1 200 – баллон на четыре месяца, и это дорого. Мы понимаем, что покупательная способность нашего населения в определенных регионах на очень низком уровне находится. И знаем, что Забайкальский край – не самый простой регион. Там проблемы с бюджетом, с долгами. В общем, все сложности, какие могут быть, у них есть.

Какое-то субсидирование есть у нас на федеральном уровне, какая-то помощь, я не знаю, в э тих вопросах? Потому что все-таки тепло в доме и горячий обед – это социально важные вещи. Вот есть хлеб, молоко…

Константин Чуриков: Это базовые физические потребности, скажем так.

Оксана Галькевич: Вот в этом смысле. Ну есть Забайкальский край, небогатый. Есть люди, которые там живут. «1 200 на четыре месяца – не можем себе позволить». Субсидирование какое-то от федерации есть, я не знаю, какие-то программы, решения? Как помочь?

Андрей Листовский: У нас есть государственная программа выравнивания уровня доходов между регионами. Каждый регион получает свои трансферты. Это входит и в обязательства государства, это прописано в Бюджетном кодексе. А дальше эти трансферы доводятся, соответственно, социальными службами до каждого потребителя. Поэтому если потребитель действительно имеет низкие доходы, он пишет заявление в органы соцзащиты и получает свою субсидию. И эта система работает.

Константин Чуриков: Зрители пишут. Краснодар: «Идет обычная спекуляция на нуждах населения». Другой зритель добавляет: «В Краснодаре 245 тысяч стоит подключение». Ленинградская область: «Рентабельнее футбольный клуб».

Оксана Галькевич: А вот нам, как говорится, Ленинградская область говорит, смотрите. «Газпром» тянет разные ветки в Турцию, в Китай. И все это – на самом деле недешевые проекты. Неужели газифицировать страну внутри, довести до потребителей стоило бы дороже, чем все это направлять, простите, тянуть через пол-Сибири, через всю страну и отправлять на экспорт в Европу и в Китай, через Турцию?

Андрей Листовский: Если коротко, то повторюсь, что у нас есть федеральная программа, которая описана федеральным законом, принятым до 2030 года. Законодатель обосновал определенные темпы газификации для того, чтобы не перегрузить бюджет страны, потому что… Ну, кроме газификации есть другие направления расходования средств. Эти деньги «Газпром» осваивает.

Но регионы… только 11 регионов оказались способными синхронизировать с «Газпромом» строительство своих сетей. И уже когда доходит до потребителей, получается, что даже если эти два этапа технологической цепочки пройдены, то не все потребители физически имеют возможность подключиться – либо из-за отсутствия финансов, либо просто спрос недостаточный.

Константин Чуриков: Буквально несколько секунд у нас есть. Иркутск пишет: «Надо, чтобы Китай нам газ поставлял – дешевле будет». Реверсные поставки. А правда (ну понятно, это все некорректно сравнивать), что очень дешево туда?

Андрей Листовский: Китай как раз получает газ СПГ, а он в три раза дороже, чем трубопроводный.

Константин Чуриков: Ладно. Этот вариант мы точно не потянем. Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо. Андрей Листовский был у нас в студии, генеральный директор Фонда энергетического развития. Спасибо большое.

Но это, друзья, еще не все.

Константин Чуриков: Это не все.

Оксана Галькевич: Сейчас – о темах, которые обсудим вечером.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Георгий Чита
Георгий. Учебник географии пусть эксперт прочитает. Забайкалье.-Врет нагло!!!

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски