Андрей Литвинов: Подготовка командира корабля занимает около 10 лет и обходится авиакомпании в колоссальные суммы

Андрей Литвинов: Подготовка командира корабля занимает около 10 лет и обходится авиакомпании в колоссальные суммы
Сам себе пенсионный фонд. Телемедицина: очищение организма. Четырёхдневная рабочая неделя. ЖКХ по-нашему: платежи за воду
Юлия Финогенова и Никита Масленников. Индивидуальный пенсионный капитал: копим на старость сами?
Сергей Лесков: Если ты ходишь на стадион болеть за свою команду, ты и на местные выборы будешь ходить и о нуждах большой страны думать
Владимир Карачаровский: Идея 4-дневной рабочей недели приведёт к опасным перестройкам на рынке труда далеко не в пользу работников
Диетолог Елена Соломатина: Организм прекрасно оснащён всеми системами. Это все равно что лезть с отвёрткой в космический корабль. Наша задача – не мешать
Профессор Борис Кагарлицкий: Должна быть нормальная госпенсия. А пенсионный фонд в этом случае лишний посредник
Честный чиновник: так бывает? Бюджетные места в вузах. Лжебанкиры. Россия и ПАСЕ. Производство мёда и чая
Александр Михайлов и Алексей Бинецкий. Коррупция в России: каков её реальный объем и возможна ли продуктивная борьба с ней?
Евгений Гонтмахер: Освободив от подоходного налога тех, кто получает меньше двух прожиточных минимумов, мы хотя бы чуть-чуть приблизимся к социальной справедливости
«Мы – деревнеобразующее предприятие, и этим гордимся!». Основатель компании «Медовый дом» Антон Георгиев
Гости
Андрей Литвинов
летчик 1-го класса, капитан А-320, «отличник «Аэрофлота»

Некому летать. Сегодня гражданская авиация нуждается в пополнении летного состава примерно на 900 пилотов-выпускников учебных заведений ежегодно. Тогда как российские вузы выпускают лишь около 750 пилотов в год. Выпускников вузов не хватает, а качество обучения не отвечает требованиям авиации. О возможных способах решения кадровых проблем гражданской авиации проблемы  -  генеральный директор компании «Авиаперсонал» Анастасия Мирошниченко  и летчик 1-ого класса, капитан А-320, "Отличник Аэрофлота" Андрей Литвинов.

Оксана Галькевич: Мы переходим к обсуждению нашей следующей темы. Выпускников вузов не хватает. Качество обучения не отвечает требованиям современной авиации. Вот компания «Аэрофлот» не так давно предложила Министерству транспорта изменить систему подготовки пилотов в нашей стране, причем, изменить довольно радикально. Например, разрешить обучение пилотов на базе учебных центров крупных авиакомпаний по программе, которая соответствует среднему профессиональному образованию по специальности «Летная эксплуатация летательных аппаратов».

Константин Чуриков: Потому что, как говорят, высшее образование не всегда нужно в этой сфере, а вот что нужно – это как раз таки достаточный налет, которым очень много не хватает. Сейчас у нас все-таки пилотов готовит два высших учебных заведения – это в Ульяновске и в Санкт-Петербурге. Это еще советские вузы, которые были созданы во времена плановой экономики. Нынешние потребности рынка ушли далеко вперед от возможностей этих учебных заведений. Сейчас нашей гражданской авиации нужно ежегодно не менее 900 новых выпускников. А к 2030 году, как считается, потребность вырастет почти в 2 раза. А готовят Ульяновск и Петербург вместе взятые только 750 специалистов в год.

Оксана Галькевич: Еще есть предложение «Аэрофлота», который и завел весь этот разговор. Это наша крупнейшая авиакомпания. Там, наверное, и дефицит острее. Так вот, «Аэрофлот» предлагает Минтрансу обратиться в Министерство обороны для организации работы с офицерами запаса летных специальностей, чтобы военные летчики, которые уходят в отставку, могли бы потом переобучаться и продолжать работать, но уже в гражданской авиации.

Еще одно предложение – организовать производство российских учебно-тренировочных самолетов, которые бы соответствовали современным требованиям. Об этом говорится в письме «Аэрофлота».

Константин Чуриков: Столько вопросов. Уже пора представить нашего гостя. Это Андрей Литвинов, летчик 1 класса, капитан «А-320» (то есть «Аэробуса») и отличник «Аэрофлота». Здравствуйте.

Андрей Литвинов: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Откуда у нас формируется такой дефицит пилотов? У нас что, прямо расширяется маршрутная линейка, у нас больше перелетов по стране? Почему каждый год требуется 900 новых обязательно?

Андрей Литвинов: Причин много. Не одна причина. Они разные. Нам эфира не хватит рассказать про все. Но кое-какие можно здесь обсудить. Первое. Летчики уходят за границу. Уходят, как пытаются представить некоторые работодатели, за длинным рублем, что большие зарплаты. На самом деле это не так. Зарплата стоит на 4 месте. Первое – это отношение к летчикам. Второе – это график работы, который у нас очень напряженный. На третьем месте отпуск. И только на четвертом месте зарплата.

Оксана Галькевич: Подождите. Давайте разберемся, как у нас обстоят дела, например, в «United Airlines», в «China Southern» с зарплатами, с отношением к летчикам и с отпуском. Потому что мы посмотрели на данные зарплаты. Посмотрите, в «Аэрофлоте» это 650 000. У американской компании это 27 000 долларов в месяц. У китайцев это чуть повыше – 26-29. Но какого-то особого перетока из Американских авиалиний в Китайские…

Андрей Литвинов: График работы. Все компании работают в основном так. 6 дней работа. 1 день выходной. На основании 139-го приказа Минтранса нам отдых положен 12 часов. Даже если вы возьмете обычного клерка, который работает в ночную смену, все равно ему по Трудовому кодексу положено отдыхать 2 дня, восстанавливаться. У нас же теоретически (практически пытаются это как-то все равно сглаживать), по закону, по минтрансовскому приказу вот я, допустим, прилетел с ночи в 8 утра, меня можно через 12 часов опять поставить в ночь. То есть можно каждую ночь меня ставить работать, и работодатель не будет нарушать никаких законов.

Оксана Галькевич: Вы не преувеличиваете?

Андрей Литвинов: Не преувеличиваю. Дело в том, что мы прилетаем, бывает, с ночного рейса – на следующий день нам ставят вылет в 7 утра. Что такое вылететь в 7 утра? Я должен прийти за 1,5 часа на работу, мне надо добраться до работы. Значит, мне надо проснуться в 3 часа ночи или в 4 часа утра. Это фактически та же ночь.

Константин Чуриков: Вы практически про нас с Оксаной рассказываете. У нас в эфире получается как раз 12 часов на то, чтобы прийти в себя, или даже меньше.

Андрей Литвинов: Теперь смотрите, что происходит. Почему такая нехватка? Я думаю, все-таки работодатели услышат нас, услышат профсоюзы, услышит летный состав, и мы как-то попробуем договориться, для того чтобы улучшить нашу ситуацию. Значит, что происходит? Ушли люди от такой работы куда-то в азиатские компании. Ушли – у нас образовался некий дефицит. Для того, чтобы прикрыть все рейсы, возросли нагрузки на оставшихся. Как только возросли нагрузки на оставшихся летчиков, теперь те, кто не думали уходить, они тоже задумываются уходить. Говорят: «Елки-палки, это кошмар просто. 6 дней работать – один день выходной». Теперь, это все сказывается на здоровье. Стало больше людей списываться по медицинским показателям. Вот вам еще один дефицит.

Теперь, есть такая организация – «Росавиация», которая 500 пилотских свидетельств отозвала у действующих летчиков. Отозвали у командиров, которые летали уже не просто командирами, а инструкторами.

Константин Чуриков: Создала дополнительный дефицит рабочих мест.

Андрей Литвинов: Да. Вот я же говорю, что несколько причин, которые надо немедленно устранить. Это и приказ Минтранса о положении о рабочем времени. И зарплата, повторюсь – это не основной критерий. Вы сейчас назвали зарубежные авиакомпании. Но в зарубежных компаниях контракт. Ты подписываешь контракт. Притом, ты его можешь менять, когда хочешь и как хочешь. Допустим, месяц работаешь – месяц выходной. Этот контракт стоит порядка 17 тысяч долларов в китайских компаниях. То есть этот месяц, когда ты не работаешь, тебе все равно платят 17 000.

Теперь другой контракт, который стоит дороже – например, 20 000. Это ты 6 недель работаешь – 2 недели выходной. То есть ты можешь выбирать. Ты сегодня поработал месяц через месяц. А через 3 месяца говоришь: «Буду по-другому». Значит, другая оплата. Тебя переводят на другую работу.

Константин Чуриков: Но у нас выбирать не приходится. Тем не менее, это правда, что средняя зарплата пилотов в «Аэрофлоте» 650 000 рублей.

Андрей Литвинов: Это правда.

Константин Чуриков: Давайте мы сейчас сразу зрителей просто спросим. С их точки зрения как?

Андрей Литвинов: Я оговорюсь. Сейчас все зрители скажут: «Летчики зажрались. Летчики просят много. Летчики хотят еще больше». И будут представлять нас некими зажравшимися олигархами.

Константин Чуриков: Они пока еще ничего не сказали. Давайте запустим СМС-опрос: «Зарплаты пилотов 650 000 рублей – это много или мало?». 5445 – наш СМС-портал. Через 10 минут подведем итоги.

Оксана Галькевич: Это не много и не мало, вы хотели сказать?

Андрей Литвинов: Я хотел сказать… Вы знаете, можно я процитирую фразу нашего президента?

Оксана Галькевич: Давайте.

Андрей Литвинов: Когда нашему президенту задали вопрос насчет зарплаты Сечина и Миллера, президент наш ответил так: «Не надо смотреть зарплаты топ-менеджеров госкомпаний относительно зарплат в нашей стране. Надо смотреть на то, какую зарплату получают такие же сотрудники в мире». То есть какой рынок труда в мире…

Константин Чуриков: По рынку. Выше рынка, ниже рынка.

Андрей Литвинов: Да. То есть он сравнивает зарплату Миллера и зарплату Сечина с зарплатой другого такого же топ-менеджера, который работает где-нибудь в Швейцарии или где-нибудь… А почему вы тогда зарплаты летчиков сравниваете с зарплатами врачей или учителей? Давайте тогда летчиков сравнивать с летчиками других стран. Это не я сказал. Это президент.

Оксана Галькевич: Мы с вами согласны. Просто наши врачи и учители ждут, когда их зарплаты тоже сравнят с зарплатами врачей и учителей в Европе и так далее.

Андрей Литвинов: Никто не спорит, Оксана. Это так должно быть.

Оксана Галькевич: Андрей Александрович, давайте сейчас от зарплат все-таки немножко, пока голосование идет, к подготовке пилотов, давайте об этой системе поговорим. Чем недоволен «Аэрофлот» и почему два государственных серьезных вуза с большой историей не могут сейчас перестроить свою работу под современные требования рынка авиации?

Андрей Литвинов: А вот почему. Когда в свое время я заканчивал летное училище, тогда это был еще Советский Союз, у нас был самолет первоначального обучения – Як-18, на котором мы учились, который мы били, долбали, уходили на второй круг, ломали их курсанты, но учились.

Потом уже на выпускной нам давали допуск ко второму самолету. Это уже был выпускной наш самолет – Як-40. В некоторых училищах был Ан-24. То есть эти самолеты были выпускные. Когда мы заканчивали летное училище и приходили работать в отряды, а полстраны летали на Ан-24 и на Як-40 (эти самолеты летают и по сей день), в малую авиацию мы приходили готовые, 2-3 недели мы проходили наземную подготовку, сдавали дополнительно зачеты по трассам уже непосредственно на производстве, все – садились и полетели. Мы были готовы.

Сейчас летчики, которые заканчивают училище первоначально на каких-то «Даймондах» этих. Я не знаю, откуда они взялись, откуда эти самолеты раскопали. Один «Даймонд» однодвигательный, второй «Даймонд» двухдвигательный.

Оксана Галькевич: То есть эти «Даймонды» стоят в технической базе у этих двух вузов, которые мы назвали – Ульяновск и Санкт-Петербург? На них выпускаются наши ребята.

Андрей Литвинов: Да, они выпускаются на этих самолетах, приходят работать в «Аэрофлот». А в «Аэрофлоте» у нас нет таких «Даймондов». У нас «Airbus» и «Boeing». Что получается? Нам надо заново учить специалистов.

Константин Чуриков: Это куча всяких особенностей.

Андрей Литвинов: 1,5 – 2 года уходит на это. Мы фактически начинаем их учить с нуля. «Аэрофлот» затрачивает деньги, ресурсы, инструкторский состав, который мог бы быть задействован в другой работе – прикрывать те же рейсы, те же тренажеры. А они всем скопом начинают… Потому что «давай-давай», летчики пришли, в штаб их взяли – «давайте мы их будем переучивать».

Константин Чуриков: Давайте послушаем сейчас Алексея из Екатеринбурга. Зритель дозвонился. Алексей, добрый вечер. Мы слушаем вас.

Зритель: Добрый вечер. Я бы хотел сказать, что зарплата в 650 тысяч или выше – это безопасность и огромная ответственность пилотов. Во-вторых, обучение. Я знаю, что у многих пилотов по 2-3 высших образования. И вот эта зарплата – это еще должно быть у людей… Ваш гость сказал, что люди скажут, что они зажрались. Надо уважение к таким людям, которые берут на себя эту ответственность, перевозят граждан, и сами зачастую рискуют своей жизнью.

Константин Чуриков: Все верно, Алексей. Нам многие другие зрители пишут, что «да, действительно, намного комфортнее и безопаснее будет, если пилот, который за штурвалом, будет отдохнувший, довольный жизнью».

Андрей Литвинов: Люди абсолютно правы. Я хочу донести до зрителей, что век летчика короткий. Почему такие зарплаты? Потому что если человек учитель, он может всю жизнь проработать учителем до самой пенсии. У нас человек может закончить училище, молодой, полетал 2-3 года – бах, списали. Какая-нибудь систола выскочила, какие-нибудь кардиограммы. Все, списали. Он уже не летчик, он уже не специалист. Поэтому во всем мире платят летчикам такие зарплаты.

Почему командиры? Для того, чтобы подготовить командира, надо 10 лет. Надо вкладывать деньги, надо вкладывать ресурсы. И уже все зарубежные работодатели поняли, что это очень дорого. Почему им предлагает Китай такие зарплаты и азиатские страны разные? Им проще заплатить готовому летчику, чем готовить с нуля своих. Поэтому если наши работодатели не услышат и не поймут, что надо создать максимально комфортные условия для летного состава, это безопасность. Если врач ошибется, умрет 1 человек на операционном столе, а летчик ошибется – погибнут 200-300 человек. Поэтому такая большая зарплата.

Оксана Галькевич: Андрей Александрович, давайте послушаем еще одного собеседника, подключим к нашему разговору. Анастасия Мирошниченко на связи с нами, генеральный директор компании «Авиаперсонал». Анастасия, здравствуйте.

Анастасия Мирошниченко: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте. Анастасия, скажите, пожалуйста, мы сейчас обсуждаем здесь дефицит кадров (пилотов) в наших авиакомпаниях. Компании тратят деньги на переобучение сырых выпускников наших вузов. А какая-то кооперация с существующими вузами вообще возможна?

Константин Чуриков: И между авиакомпаниями, например.

Анастасия Мирошниченко: У авиакомпаний существует кооперация с учебными заведениями. Есть даже целевой набор, когда авиакомпании полностью оплачивают обучение специалистов с первого до последнего курса. Такая практика существует. К сожалению, после 5 лет обучения авиакомпании приходится в среднем от года до полутора готовить еще специалиста за свой счет, тратить на это приличные средства, где-то до 1.5 млн рублей дополнительно, несмотря на то, что государство тратит в течение этих 5 лет порядка 6 млн.

Оксана Галькевич: Анастасия, речь идет о чем? О переобучении на другой технике? То, о чем сказал сейчас наш гость?

Анастасия Мирошниченко: Да, совершенно верно. Речь идет о подготовке на той технике, которая эксплуатируется в авиакомпании. И достаточно много, судя по тому, о чем сегодня говорят авиакомпании, компетенций приходится давать, которые можно было бы давать первоначально…

Константин Чуриков: Анастасия, а в чем тогда смысл этого обучения, если с первого дня обучения студент, курсант не видит настоящего самолета, за штурвал которого он сядет? Какой смысл учиться управлять кукурузником, если впереди тебя ждет «Боинг»?

Анастасия Мирошниченко: Очень хороший вопрос и достаточно справедливый. На мой взгляд, ключевая проблема на сегодняшний день как раз именно к системе образования. И самые главные вопросы. Учитывая то, что во всем мире высшее образование – это источник всего лишь 30% летного состава, приходящего ежегодно в отрасль, а остальная часть приходит из малых учебных заведений (то есть это те пилоты, которые летают в аэроклубах и, мечтая об авиации, туда попадают).

Оксана Галькевич: Я правильно понимаю, что даже 5-летний курс обучения – это слишком долго? Это чрезмерно продолжительный цикл по нынешним временам с точки зрения авиакомпании.

Анастасия Мирошниченко: Это достаточно спорный вопрос. И сегодня эксперты над этим интенсивно спорят. Причем, и авиапроизводители участвуют в этом. Одни сторонники того, чтобы делать оператора и готовить достаточно быстро в течение 1,5 лет, как, допустим, в Европе. Даже наши соседи из СНГ готовят сейчас в Европе за 1 год 8 месяцев. Другие говорят о том, что образование должно быть более расширенное и в чем-то являются сторонниками советского образования, где давались достаточно глубокие знания.

Константин Чуриков: Спасибо, Анастасия. Это была Анастасия Мирошниченко, генеральный директор компании «Авиаперсонал». Андрей Александрович, вы согласны, что нечего на каждом углу человеку иметь высшее образование?

Андрей Литвинов: Конечно, согласен. Потому что опять вернемся во времена Советского Союза. Училищ было два. Это Кировоградское училище, которое выпускало на Ан-24, и Актюбинское, которое мы заканчивали. Это в Северном Казахстане. И были средние училища – Бугурусланское, Красный Кут, Сасово. Мы в высших училищах учились 4 года 2 месяцев, а в средних училищах учились 2 года 9 месяцев. Те, кто заканчивал средние, они шли летать на кукурузнике, потом налетывали определенные часы и могли переучиться на тот же Як-40 или Ан-24. Кто заканчивал высшее, тот сразу шел на Ан-24 и на Як-40. Сейчас эта система полностью уничтожена. И Росавиация продолжает это делать. Уже сколько раз мы били тревогу. Сейчас инициатива «Аэрофлота». Вы знаете, это долго копилось. Надо было вообще давно начинать эту борьбу с Росавиацией. Они зачем закрыли частные центры авиационные? Зачем они их закрыли, когда можно было довести до ума все это дело и продолжали бы… Зачем они отзывали 400-500 пилотских свидетельств у действующих летчиков, у командиров? Это их надо спросить. Сидят негодяи.

Оксана Галькевич: Андрей Александрович, а вот такой вопрос. Почему есть такое предубеждение против военных летчиков (ваших коллег по сути дела) среди гражданских пилотов? Почему так многие против и говорят, что переучить человека невозможно?

Андрей Литвинов: Вернемся опять в Советский Союз. Я почему возвращаюсь? Потому что у нас была самая лучшая авиационная школа. Мы готовили специалистов для 70 стран.

Константин Чуриков: Аэропорты были в каждом углу страны.

Андрей Литвинов: Конечно. Поэтому я привожу пример тех времен. Вырос на этом и все видел своими глазами. Тогда военным летчикам даже в сладком сне не могло присниться, что они работают в гражданской авиации. Сейчас времена поменялись. К нам приходят военные летчики. И очень многие ребята, кстати, толковые и летают, и инструкторами летают. Сказать ничего не могу. Но знаете как? Толковых процентов 20. 80% не то, что бестолковые, но у них совсем другая работа. Военный летчик и гражданский летчик – это две абсолютно разные психологии, это два абсолютно разных подхода. Это все равно, что врач-хирург и врач-терапевт. Но это не значит, что их нельзя обучить. Это не значит, что их нельзя подготовить. Но для этого должна быть специальная программа. Что делает Росавиация? Это враги нашей российской авиации. Они берут военных летчиков, которые уже летают, отзывают у них эти пилотские, пока у них не закончатся какие-то курсы за свой счет, которые стоят 55 тысяч рублей. За счет своего отпуска, за счет своего времени, за счет своих средств идите, переучивайтесь.

Вот эти все надуманные вещи лихорадят всю гражданскую авиацию. Поэтому, что касается военных летчиков, во-первых, их самих там не хватает и в армии. Я разговаривал с главкомом и эту информацию получил из первых уст.

Теперь что касается переучивания. Должна быть определенная программа, которая, чтобы они пришли, переучились и их не дергали. Ведь смотрите, что получается. Военные летчики тоже бывают разные. Есть военный летчик, который работает в военно-транспортной авиации. Он летает на тех же Ту-154, тех же Ан-26. Его проще переучить, нежели, допустим, того, кто летает на истребителе. Это совсем другая работа, совсем другой самолет, совсем другое восприятие. Вот об этом и идет речь. Поэтому есть те, которые сразу схватывают. Это процентов 20 ребят приходят и сразу начинают. А с этими 80 процентами надо работать.

Константин Чуриков: Послушаем Наталью из Кемеровской области. Уже будем подводить итоги нашего провокативного опроса. Наталья, здравствуйте. Говорите, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте. Летчикам очень мало платят. Им нужно платить 1.5 миллиона. Я согласна на это все.

Андрей Литвинов: Извините, вот люди за безопасность. И это абсолютно нормально. Люди хотят спокойно летать и быть живыми и здоровыми. А посмотрите сейчас, буквально 2 секунды. В Перми «Боинг 737», в Казани «Боинг 737», в Сочи военный самолет «Ту-154», теперь саратовских линий «Ан-148». Я могу еще много приводить примеров. Это все катастрофы – ни одного отказа авиационной техники. Ни одного. Абсолютно все самолеты исправны. Поэтому мы не знаем. Может, летчик был уставший. Эти, которые упали в Сочи на «Ту-154», они вылетали оттуда в 5 утра, уже туда прилетели, заправились. Усталость пилота. Сейчас хотят отпуска нам сократить. Профсоюзы и все посчитали, что у нас обычный офисный сотрудник в году отдыхает больше, чем летчик. Вы хотите, чтобы мы, летчики, отдыхали не 70 дней отпуска, а 28? Мы согласны и 28. Тогда мы будем субботу, воскресенье и выходные, как все. Тогда мы государственные и новогодние праздники будем отдыхать. 8 марта, майские… Давайте мы будем, как все. Мы согласны. А после ночи мы будем 2 дня отдыхать, как вы все. Но вы же так не согласны. Поэтому у нас отпуск должен быть больше.

Оксана Галькевич: Андрей Александрович, но на самом деле у нас вам тоже будут интересны. «Мало» считает 45% наших телезрителей, «Много» - 55%. То есть практически половинка на серединку.

Константин Чуриков: Как еще отметил один наш зритель из Воронежской области, «заурядные футболисты получают больше летчиков».

Андрей Литвинов: Конечно. Вот молодец.

Константин Чуриков: Спасибо за беседу. У нас в студии был Андрей Литвинов, летчик 1-го класса, капитан «А-320», отличник «Аэрофлота». Спасибо вам большое.

Оксана Галькевич: Мы с вами не прощаемся. Вернемся через несколько минут.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео