Андрей Максимов: У нас по всей стране только 9% городских округов не дотационные

Андрей Максимов: У нас по всей стране только 9% городских округов не дотационные
Дмитрий Гордеев: Местные бюджеты – это «тришкин кафтан»: очень большие публичные функции, а средств катастрофически не хватает
Саркис Дарбинян: Если мы хотим иметь конкурентные IT-сервисы, надо раз и навсегда отказаться от репрессивного правового регулирования этой отрасли
Погашение кредитов: какую часть семейного бюджета это отнимает?
Год в сапогах: военкоматы теперь займутся новобранцами и без официальной прописки
Таганрог остался без воды. О ситуации в городе - наш корреспондент Дмитрий Андреянов
«Матчи Евро-2020 у нас совершенно точно не отберут!»
Сокращение чиновников: станет ли в стране меньше бюрократии?
Какие пенсии в России? Достойная зарплата. Пентагон нацелился на Калининград. Лишние уроки. Тату детям не игрушка!
В ожидании индексации: какие пенсии сегодня получают в регионах и на что их хватает?
Пенсионный фонд России: сколько он тратит на свои нужды? Наш сюжет
Гости
Андрей Максимов
руководитель проекта Комитета гражданских инициатив

Личное мнение. Основными по распространенности сценарии для мэров городов в России после отставки оказались переход на региональный уровень или уголовное дело. О последствиях изменений модели организации органов местного самоуправления - председатель комиссии по территориальному развитию и местному самоуправлению ОП РФ Андрей Максимов.

Петр Кузнецов: А теперь давайте поговорим о судьбе наших мэров, о судьбе российских мэров. Во-первых, напишите, довольны ли вы своим мэром. Потом мы еще выслушаем, в чем именно заключаются основные принципы его работы, как он должен работать, и по каким критериям вы определяете. Кто ими становится? Что происходит с ними после отставки? Вот об этом говорим ближайшие полчаса.

Ольга Арсланова: Специалисты решили выяснить, как складывается судьба бывших российских мэров. И сделали это в комитете гражданских инициатив, основанном Алексеем Кудриным. Изучали судьбы мэров а проекте под названием «Муниципальная карта России. Точки роста». Это довольно масштабное исследование по 109 городам. 360 мэров принимали участие в этом исследовании. И данные с 2008 по текущий год приводились. Они были собраны по открытым источникам.

Что интересовало исследователей? Им было важно понять, как складывается судьба после изменения модели организации органов местного самоуправления, когда выборы мэров сначала заменили на двуглавую модель – мэр и сити-менеджер, а затем очень многие города (почти половина) перешли к избранию мэров представительным органом по результатам конкурса. И вот что с мэрами происходит, решили выяснить. Вот, что получилось.

Петр Кузнецов: Оказывается, 21% бывших мэров перешли на региональный уровень. Из них 42% были назначены заместителем главы региона, а 22% избраны главой региона. 15% при этом подверглись уголовному преследованию.

Ольга Арсланова: Им повезло меньше. Авторы отметили чрезвычайную неустойчивость корпуса мэров. Также более 40% из них работают в этой должности от 1 до 3 лет, то есть меньше стандартного срока полномочий. При этом имеется прямая зависимость срока пребывания в должности главы местной администрации от порядка избрания. При прямых выборах медианный срок работы главы 5.5 лет. А при замещении на основе конкурса – 3 года. Вот такие данные. Будем их сопровождать реальные примерами и вашими наблюдениями. Звоните в прямой эфир, пишите нам СМС и принимайте участие в нашем опросе.

Еще раз напоминаем. Опрос очень простой. Довольны ли вы работой вашего мэра? «Да» или «нет» на короткий номер присылайте.

Петр Кузнецов: Обсудим эти итоги, эти опросы, эти исследования в рамках рубрики «Личное мнение». Сегодня это личное мнение Андрея Максимова, руководителя проекта Комитета гражданских инициатив. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Андрей Максимов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Все цифры уже рассказали. Наверное, это не самое важное. Это важно, но интереснее узнать более тонкие моменты: почему именно так чаще всего складывается судьба российских мэров после отставки – либо регион (повышение), либо на нары?

Петр Кузнецов: И всегда ли она так складывалась? Может быть, с какого-то момента это стало происходить? Одни туда, другие туда. А еще есть пропавшие без вести.

Андрей Максимов: Пропавшие с радаров.

Петр Кузнецов: Все категории обсудим. Давайте с основных.

Андрей Максимов: Давайте. На самом деле действительно сегодняшняя ситуация в местном самоуправлении у нас вряд ли может быть названа удовлетворительной для всех. У нас сложное законодательство в этой сфере, у нас высокая ответственность для глав муниципальных образований, в целом для органов местного самоуправления. В то же время бюджетная обеспеченность наших городов оставляет желать лучшего. То есть у нас только 9% даже городских округов не дотационны, а обеспечивают себя сами. Такова налоговая система, таковы механизмы циркулирования бюджетных денег в государственной системе. И, конечно же, это отражается на том, что должность мэра в последние годы становится не очень привлекательной. Особенно если речь идет не о мэре Москвы… Мэр Москвы у нас глава региона, глава субъекта федерации. А если это мэр даже стотысячного или двухсоттысячного города, который находится не в самом лучшем состоянии. На мэре или коллективе, который он возглавляет, жилищно-коммунальное хозяйство с накопленными годами проблемами. На мэре, соответственно, градостроительная политика. И мы понимаем, что здесь столько разных интересов, может быть, даже склок. И, конечно, в этих условиях от профессионализма мэра очень многое зависит, а, с другой стороны, очень многое определяется, в каких условиях он работает, созданы ли ему или ей условия для работы.

Ольга Арсланова: А кто должен создать эти условия?

Андрей Максимов: Здесь, конечно, от мэра самого или от того, кто возглавляет город, тоже кое-что зависит.

Ольга Арсланова: Вот именно, вы говорите – «кое-что». Получается, его независимость крайне ограничена.

Андрей Максимов: Да, независимость мэра сегодня не так уж и велика. Потому что, например, порядок избрания мэра определяется субъектом федерации. На региональном уровне у нас определяется, какая модель. Модель, например, прямых выборов мэра или модель сити-менеджера, или модель, при которой глава города назначается по конкурсу. И вот мы видим – за 10 лет у нас эта доминирующая модель в крупных городах (а мы брали именно крупные города для исследования) дважды сменилась. Сначала в 73% городов мэр избирался на прямых выборах. Потом мы перешли к модели, где больше 60% были сити-менеджеры. И теперь практически в половине городов такая одноглавая…

Петр Кузнецов: Народ запутался. Они уже не понимают, кто же главнее – сити-менеджер, мэр или глава администрации. И кто из них глава администрации. Раз пока мы не ушли далеко от исследования, цель исследования какую-то вы ставили? Это предупредить мэров, что это опасно на самом деле? Показать им, что лишний раз, может быть, не стоит. Не всегда же бывают варианты, при которых просто невозможно отказаться. Все-таки по своей воле идут в мэры. Понять, почему и с кем это происходит, в каких регионах. Составить прогнозы. То есть есть рейтинги губернаторов. А вы, может быть, на основе полученных данных составите рейтинг мэров.

Андрей Максимов: По этим данным, наверное, напрямую рейтинг мэра составить сложно. Но можно как раз проанализировать то, как модель избрания влияет на квалификационные характеристики главы города, с одной стороны, а, с другой стороны, насколько стабильна или нестабильна эта позиция. Конечно, мы предполагали, что в данном случае работа мэра и опасна, и трудна, и не так много работают на ней долго, но, конечно, были поражены этой итоговой цифрой. Когда 40% мэров работают до 3 лет… у нас абсолютное большинство мэров не доживает даже до 5-летнего срока полномочий, который является сегодня стандартным. В таких условиях говорить о какой-то стабильности муниципального управления, о высоком уровне профессионализма очень сложно. То есть человек только успевает разобраться, и он сразу идет либо на повышение, либо в отставку, и в том числе часто с возбуждением уголовного дела. Конечно, это большая проблема, к которой мы хотим привлечь внимание.

Безусловно, образовательный уровень. Та проблема, которая становится очевидной. Если переход от одной модели к другой… Мы говорили, что переход к конкурсным процедурам должен повысить качественный уровень как раз глав муниципальных образований. Если люди выбирают не тех, казалось некоторым представителям нашей элиты, люди выбирают не тех, кто наиболее профессионален: люди идут за популистами, люди идут за теми, кто красиво говорит, но мало делает.

Предполагалось, что уход от прямых выборов даст во всяком случае более высокий уровень образования. Говорили о том, что какие-то люди из бизнеса смогут прийти, которые такую хватку уже деловую имеют более высокую. И, конечно, из других регионов, может быть, из других муниципалитетов будут приходить те, кто…

Петр Кузнецов: То есть это как прием на работу с хорошим резюме.

Андрей Максимов: Прием на работу с хорошим резюме.

Ольга Арсланова: Получается, что базово не было доверия к населению. Способность людей сделать правильный выбор была под сомнением. Соответственно, выбор делался сверху во многом. Тем не менее, выстраивать отношения мэру все-таки приходится с населением. Или сейчас это не главное? Главное – это договориться с местными элитами, подружиться с губернатором, и тогда все будет хорошо?

Петр Кузнецов: Или все это зависит от того, как был избран мэр – назначением или народом?

Андрей Максимов: Вы знаете, действительно, если жители избирают мэра напрямую, конечно, он перед ними прежде всего несет ответственность. Это естественный ход вещей. Точно так же как если мэра избирает конкурсная комиссия, в которой половина представляет губернатора, а половина местных депутатов, начальниками этого мэра становятся губернаторы и местные депутаты. И он с ними прежде всего должен договариваться. Конечно, он может активно работать с жителями, но, тем не менее, он при этом понимает, что не от них в конечном счете зависит его судьба, его должность.

И это, наверное, не совсем правильный подход. С нашей точки зрения, мы прямые выборы мэров отстаивали изначально. Но мы, тем не менее, надеялись, что эффекты профессионализации как-то будут увидены. Мы их не увидели. То есть оказалось, что количество мэров с двумя и более высшими образованиями, хотя оно большое, из всех тех, кто был за 10 лет в этих городах, половина практически – это с двумя или более высшими образованиями. Четверть – это с учеными степенями. Но количество их неуклонно падает.

Вот мы видим, что вроде как перешли к конкурсным… Отбираем теперь по резюме. Но людей образованных становится меньше. Раз.

Два. Говорили о том, что привлечем людей из бизнеса. Ничего подобного. Людей из бизнеса, приходящих на эти позиции, меньше.

Петр Кузнецов: Не получается? Не идут?

Андрей Максимов: Не получается. Не идут. Третий момент. Говорили о том, что привлечем из других муниципалитетов. Но всего на 109 городов, которые мы смотрели, 21 случай. Это немного.

Петр Кузнецов: Это из одного сосуда в другой переливают.

Андрей Максимов: Из одного сосуда в другой, да. Как правило, за исключением двух случаев, это в одном и том же регионе. По большому счету, мы предполагаем и видим по конкретным кейсам, что это не корпус профессиональных управляющих, который начинает разъезжать по регионам или по городам и свои профессиональные услуги предлагать, а это выстраивание такой кадровой вертикали губернаторов и губернаторских кадровых резервов. Они смотрят: есть приглянувшийся человек в одном городе, можно его передвинуть в более крупный город, например, в областной центр.

Петр Кузнецов: Резюмируем, Андрей. Я правильно понимаю, что нельзя сказать, что мэр, выбранный народом, менее зависим от губернатора, а если точнее – от отношений с губернатором? То есть у него есть такой тыл в виде народа? И поэтому выстраивать идеальные отношения с губернатором вовсе не обязательно, потому что у него есть такая опция.

Ольга Арсланова: И поэтому, может быть, он попадет в 15% тех, кто не пойдет на повышение?

Андрей Максимов: В 15%, кто пойдет под следствие. Не обязательно в тюрьму.

Ольга Арсланова: Есть такие риски?

Андрей Максимов: Конечно, есть такой риск. Видим, что количество тех, на кого возбуждается уголовное дело, из мэров, которые попадают через прямые выборы, да, больше.

Петр Кузнецов: Урлашов, народный мэр, нарушал? Наверное, что-то было. Суд решил, что было.

Андрей Максимов: Если мы посмотрим статистику, то увидим, что 31%... Вот возбудили уголовное дело – 31% случаев, когда это дело закрывается. В любом случае, процент этой ошибки правоохранительных органов очень высокий. Почти треть – это закрытые уголовные дела.

Ольга Арсланова: Но репутация человека уже испорчена. Карьера тоже.

Андрей Максимов: Репутация человека испорчена. Еще 13% - это которые сейчас под следствием. Мы еще не знаем, чем это все закончится, по большому счету. Из остальных еще 31% - это там, где уголовное дело закончилось условным осуждением. Мы можем по-разному это толковать. Одни это истолкуют таким образом, что отмазали мэра, в тюрьму не посадили, хотя он, может быть, и виноват. А другие это истолкуют таким образом, что, в общем, особенно и не за что было, все равно до реального срока не дотянули, но человеку карьеру сгубили. Вот как это оценивать – наверное, это каждый сам может принять такое решение.

Петр Кузнецов: У нас на связи Пермь. Мы напоминаем, что у нас продолжается голосование. Вы довольны своим мэром? Да/нет на короткий, знакомый уже вам СМС-номер. Юрий из Перми, здравствуйте. Довольны ли вы своим градоначальником?

Зритель: У нас сегодня мэр знаете, что сделал? Троллейбусное движение полностью в Перми закрыли. Троллейбусы все отдали. Сейчас миллионный город остался без троллейбусов. Мэр Решетников у нас. Потом что он еще сделал? Ликвидировал…

Петр Кузнецов: Это губернатор.

Зритель: У нас был театр оперы и балеты. Его тоже убрал. Мы недовольны своим мэром, потому что он ведет такую политику. Надо же, в миллионом городе троллейбусы у нас не стали ходить. 60 лет в Перми ходили троллейбусы. Он сказал – нерентабельны.

Петр Кузнецов: Юрий, вас Андрей поправил. Все-таки речь скорее всего о решении губернатора идет?

Ольга Арсланова: А мэра вашего зовут Дмитрий Самойлов, да?

Андрей Максимов: Мэра зовут Дмитрий Самойлов. Назван губернатор. А чье это решение – это уже третий вопрос.

Петр Кузнецов: Это тоже показательно, что человек не разделяет губернатора и мэра.

Андрей Максимов: Да.

Ольга Арсланова: Давайте тогда, может быть, нашим зрителям объясним, которые сейчас будут звонить и жаловаться на мэров, за что мэр отвечает, что в его компетенции, где его сфера деятельности и ответственности, а где решения региональной власти.

Андрей Максимов: Мэр отвечает прежде всего, конечно, за градостроительную политику. Мэр отвечает за жилищно-коммунальное хозяйство. Он отвечает за транспорт. Мэр отвечает за среднее школьное образование и детские сады, но только в части содержания зданий, хозяйственное обслуживание. За медицину мэр не отвечает. За культуру мэр отвечает частично.

Ольга Арсланова: А за организацию медицинских услуг?

Андрей Максимов: За организацию медицинских услуг сейчас отвечает регион.

Петр Кузнецов: За тарифы?

Андрей Максимов: Тарифы в основном на региональном уровне утверждаются. То есть, по большому счету, мэр работает в рамках тех тарифов, которые уже свыше ему или управляющим компаниям, или энергетическим компаниям, коммунальным компаниям даны. Молодежная политика, культура, спорт – это все сегодня полномочия самых разных уровней и власти, начиная от муниципального и заканчивая федеральным. Но собственное городское хозяйство, строительство, ЖКХ, транспорт…

Ольга Арсланова: То есть это то, за что предъявлять мэру точно своему можно. Если что-то не так, здесь точно его зона ответственности.

Андрей Максимов: И надо тут же сказать о том, что как раз почему мэры так часто не работают долго. Конечно, не работают долго еще и потому, что уголовные дела. А уголовные дела потому, что в сфере компетенции мэра, как правило, то, за что жители прямо могут призвать к ответственности.

Допустим, взрыв газа в доме. Дом 60 лет стоит в очень изношенном состоянии. Срок его эксплуатации истек или истекает. Мэр на это повлиять, может быть, и не мог полностью, но он отвечает за обслуживание, ему в конечном счете можно предъявить в этом претензию.

Петр Кузнецов: В конечном итоге, уголовные дела на пустом месте не появляются.

Андрей Максимов: Наверное.

Ольга Арсланова: А в основном это дела о коррупции?

Андрей Максимов: Это могут быть очень разные дела, совершенно не только коррупционные. Вот здесь точной статистики у нас, к сожалению, нету. Никто ее не выводил. Просто по открытым данным ее не сверишь. Но мы надеемся, что как раз правоохранительные органы могут посмотреть и проанализировать.

Петр Кузнецов: Предоставить уже свою статистику. Волгоград на связи. Валентина. Добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер. Я бы хотела рассказать о нашем бывшем мэре. В начале 2000-х у нас всенародно был избран мэром Евгений Петрович Ищенко. Да, или он, или с ним не захотели власти выстраивать отношения. Он пришел из бизнеса. И на протяжении уже 10 с небольшим лет мы поняли, что лучшего мэра в Волгограде не было, что после Евгения Петровича приходили случайные люди. И если бы не Чемпионат Мира, который проводился в прошлом году, Волгоград бы вообще… Понимаете, люди из Волгограда уезжают. И я считаю, что тут немаловажную роль играет мэр. Поэтому хочется, чтобы в дальнейшем мэром становились такие люди, как Евгений Петрович. Он работал честно, он работал на свои деньги, он вкладывал в город. Но кому-то это не понравилось. Спасибо.

Петр Кузнецов: Несвойственно, кстати, русским. Бывших ценим позже.

Ольга Арсланова: Вот, что пишет Краснодар: «Недоволен. Такое ощущение, что его вообще нет». Башкирия, город Белорецк: «Мэра нет. Есть глава администрации. Его работу оцениваю на двойку». Омская область: «Наша Оксана – очень хороший мэр, труженица и отличный хозяйственник». Я так понимаю, это Оксана Фадина.

Петр Кузнецов: Я думал, про Галькевич написали.

Ольга Арсланова: И вот целая история мэров Смоленска. «С 2009 по 2010: Кочановский – 4 года колонии за коррупцию, Лазеров (2010-2011) – подозрения в мошенничестве, отправлен в тюрьму, Алашеев сам написал заявление об уходе, исчез. Вроде как тоже…»

Петр Кузнецов: Чувствуется, что с удовольствием пишет наш телезритель.

Ольга Арсланова: «И с 2016 по 2019 – мэр снят с должности при давлении губернатора. Сейчас судится с губернатором, чтобы признать его отставку незаконной». Что-то Смоленску не везет на мэров, судя по всему.

Андрей Максимов: Вы знаете, это не только Смоленск.

Ольга Арсланова: Это типично для России?

Андрей Максимов: У нас 5 городов, где за 10 лет сменилось по 6 мэров. Более того, 4-5 мэров за 10 лет – это уже совершенно не редкость, а 2-3 мэра за 10 лет (то есть каждые 3 года фактически меняется мэр) – это уже становится абсолютной нормой. То, что в нынешних условиях мы относим к категории «умеренная ротация». Опять-таки, переход от прямых выборов, когда мэр все-таки худо-бедно срок отрабатывает. Медианный срок был 5 лет. Конкурсное назначение приводит к тому, что кто-то ищет себе занятие получше, с одной стороны, кого-то быстро меняет губернатор, как мы видим. Потому что выборы новые не надо проводить. Можно дать сигнал к написанию заявления – и мэр подчинится. Вот такая ситуация, конечно, тоже вряд ли приводит к тому, что жителям оказывают хорошие услуги.

Петр Кузнецов: На примере смоленской аномалии, если мы говорим о том, что слишком часто меняются… Тем более, что если это областной центр, что в городе что-то не так. А если в городе что-то не так, значит как-то и с руководством области что-то не так. Именно эту связь найти, туда дальше вверх пойти.

Андрей Максимов: Вы знаете, во всяком случае, в данной ситуации мы видим некую аномалию. Ее причины констатировать сложно. То есть мы каждую конкретную ситуацию должны смотреть. В данном случае еще, наверное, есть некая такая корреляция между городами, которые по сути своей достаточно бедные, в которых нет ресурсов, на которых можно было бы построить их развитие…

Петр Кузнецов: То есть в принципе безнадежные?

Андрей Максимов: Города на самом деле не самые успешные. То есть если мы говорим о городах-миллионниках, то, кроме того же Волгограда, где мы только что обсуждали, ситуация сложная, во многих все-таки более-менее мэры держатся.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем Тамару из Иркутской области. Здравствуйте, Тамара.

Зритель: Здравствуйте, Тамара.

Ольга Арсланова: Из какого вы города и довольны ли вы своим мэром?

Зритель: Иркутская область, города Зима, родина Евгения Евтушенко. Я очень довольна нашим мэром Коноваловым Андреем Николаевичем. Это замечательный человек, заботящийся о людях. О третий год как работает у нас, после того как умер предыдущий мэр. Он был заместителем мэра. Вы знаете, столько всего хорошего сейчас у нас в Зиме: строится много новостроек, новый детский сад, ремонт школы, спортивный комплекс, фонтан. Люди все довольны. Весь город утопает в цветах. Это просто замечательно. А все дело в том, что он верит в Бога, и ничего не ворует.

Петр Кузнецов: Это главное.

Зритель: Когда была у него на приеме, сказала ему в глаза.

Петр Кузнецов: Тамара, выйдете за своего мэра, если вдруг его обижать начнут?

Зритель: Конечно.

Андрей Максимов: А он выбран на прямых выборах, или… Сами вы его избрали, или его определили сверху?

Петр Кузнецов: Потому что умер предыдущий.

Ольга Арсланова: Да, вроде как унаследовал.

Зритель: Его избрали люди.

Андрей Максимов: Вот видите. Несколько раз мы уже встречаем ситуацию, когда лучше люди отзываются о тех, кого они сами избрали. В этом тоже есть закономерность.

Ольга Арсланова: Может быть, маленьким городом проще управлять?

Андрей Максимов: Вы знаете, маленьким городом проще управлять сверху в том смысле, что ресурсы идут на него из областного бюджета. Часто он дотационный, малый город, с одной стороны. А, с другой стороны, представляете, если до областного центра не доходят руки у той же региональной власти, то представьте, сколько раз в год или в десятилетие высокий областной чиновник, особенно если это такой регион, где Иркутская область, где расстояние в 500 км – это не расстояние. Вот сколько раз доедет какой-нибудь областной начальник до этого города и как он им будет управлять дистанционно?

Петр Кузнецов: В зону бедствия, например.

Андрей Максимов: Мы особенно сочувствуем всей Иркутской области. Понимаем, насколько многим ее жителям сейчас тяжело. Мэр будет заниматься и вытаскивать людей из воды.

Петр Кузнецов: Знаете, о чем еще хочется поговорить? О типах мэра. Можно ли найти какие-то изменения в типах мэра? Можно ли сказать, что раньше были крепкие хозяйственники типа Лужкова, сейчас больше менеджеры или силовики. Кого сейчас модно назначать и выбирать?

Ольга Арсланова: Кто сейчас мэр в тренде?

Петр Кузнецов: Про бизнес вы сказали. Не идут. Хорошо, отсекаем.

Андрей Максимов: Силовики не идут в мэры. 1-2%, не более того.

Ольга Арсланова: Им и так неплохо.

Андрей Максимов: Может быть, им и так неплохо. Они прекрасно понимают риски той должности и той ответственности, которая лежит на мэрах, и ограниченность ресурсов. Но типовой сценарий – это либо мэр, который пришел из регионального руководства, или мэр, который 32% сегодня. За 10 лет вдвое возросло число тех, кто приходит из областной администрации, из региональной администрации. Либо это тот, кто вырос непосредственно на муниципальных должностях. В любом случае, мэр – это уже не крепкий хозяйственник, который вышел с предприятия. Мэр – это не силовик, конечно, и не бизнесмен. Мэр – это карьерный чиновник прежде всего.

Ольга Арсланова: Это номенклатурщик, выросший в этой системе.

Андрей Максимов: Да. И если раньше мы говорили о том, что это может быть технарь (37% мэров имели техническое образование), сейчас многие (30%) по-прежнему имеют техническое образование, но экономистов среди них и профессиональных дипломированных менеджеров становится меньше. Зато становится в 2 раза больше юристов. То есть, по большому счету, мы-то думали…

Ольга Арсланова: Переизбыток юристов в стране дает о себе знать даже на этих уровнях.

Андрей Максимов: Не только. Количество юристов за 10 лет, конечно, увеличилось.

Петр Кузнецов: Не забывайте, кто у нас премьер.

Андрей Максимов: Но даже среди тех, кто выпускается в вузах в эти 10 лет, явно не в 2 раза увеличилось количество юристов. А уж если мы говорим в целом о людях, которым в среднем 45-50 лет, то, конечно, среди них за этот период юристов не намного больше стало

Ольга Арсланова: Зато мэры с хорошим юридическим образованием, верно, перестанут попадать под уголовные дела.

Андрей Максимов: Наоборот.

Петр Кузнецов: Кстати, о возрасте. Корпус молодеет тоже?

Андрей Максимов: Нет. Наверное, это такой стандартный вариант прохождения карьеры в нашей стране. Но за эти 10 лет практически ничего не изменилось. 46-48 лет. В этом диапазоне средний мэр… Самым молодым мэрам чуть меньше 30. Пожилым под 80. Но это абсолютно редкие ситуации. То есть в основном средний такой управленческий возраст.

Петр Кузнецов: Не меняется, да. Стабильность. Пенза. Узнаем сейчас мнение Сергея о мэре Пензы. Здравствуйте, Сергей.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: По голосу вы не очень довольны.

Зритель: Недоволен. Потому что Пенза был всегда зеленый город. У нас всегда было много деревьев. В советское время Пенза признавалась очень зеленым городом. Сейчас у нас все парки вырезаются, все перекрестки вырезаются, где были парки. Поэтому, конечно, доволен.

Ольга Арсланова: Помните хорошего мэра вашего города? Кто вам нравился?

Зритель: Нет. У нас хороших мэров не было.

Ольга Арсланова: Спасибо большое. Еще несколько сообщений. Саратовская область пишет нам: «Мэром недовольны. Город грязный. Убирают рядом с мэрией. Дороги – жуть. А что творилось зимой с транспортом! Кошмар был. Люди сами выходили и чистили дороги». Похоже, это сам Саратов. Там такое происходило.

«Если у тебя в знакомых нет мэра, на работу не устроишься».

Курск: «Центр города в ужасном состоянии. Частные дома и бурьян». «В Череповце хороший мэр». Там тоже женщина мэр?

Андрей Максимов: Да.

Ольга Арсланова: «Одна из лучших». И Самара нам пишет: «Цены подняли второй раз за полгода на ЖКХ, проезд, а также цены на продукты. Перестала доверять губернатору и нашему мэру». Это, наверное, не к ним.

Андрей Максимов: Видите, интересная закономерность, что мэров-женщин любят. Жалко, что женщин так немного среди мэров, во всяком случае, крупных городов.

Ольга Арсланова: А почему так мало? Нет желающих? Или пока действительно есть какой-то…

Андрей Максимов: Я подозреваю, что есть какой-то гендерный фильтр. Наверное, поскольку мэров отбирает больше губернатор, губернатору легче командовать мэром-мужчиной. Женщине кулак не всегда покажешь. Это не очень корректно. Хотя позитивная динамика здесь есть. Но есть и проблема, что там, где только ответственность, где нужно трудиться, как пчела, там все-таки женщин гораздо больше. Мы смотрели. Допустим, среди мэров крупных городов, попавших в наше исследование, 7% женщин. Среди мэров, например, глав всех муниципальных образований – 30%. А среди глав сельских поселений почти 50% мэры. На самом деле, мэры-женщины идут туда работать, куда мужчины просто не соглашаются идти. Вот главы сельских поселений – такая же история. Такая же история с депутатами сельских поселений.

Ольга Арсланова: Есть женщины в сельских поселениях.

Андрей Максимов: Есть женщины в русских селениях. Они и вытягивают эту самую сложную, минимально финансово обеспеченную, хлопотную работу, работу с людьми.

Петр Кузнецов: Что касается категории мэров, которые, как у вас названо, пропали с радаров. То есть они и не сидят за решеткой, и не сидят в каком-то более-менее удобном кресле. Что с ними все-таки происходит? Куда они уходят, и есть ли вероятность того, что они через какое-то время вернутся?

Андрей Максимов: Думаю, что вряд ли они вернутся. Думаю, что действительно это люди, которые навсегда ушли из политики. Вряд ли это те, на кого, например, возбуждены уголовные дела. Потому что иначе бы мы об этом что-то знали. Как правило, любое возбуждение уголовного дела на бывших мэров в том числе – оно не остается незаметным. Об этом сразу кто-то пишет.

А вот исключать, что на бывшего мэра, который куда-то пропал и ушел из политики, его какая-то кара настигнет еще после этого и он найдется-таки – вот это, к сожалению, нередкий случай.

Ольга Арсланова: Не могу не прочитать эту СМС-ку: «Как москвич мэром доволен. Жалко, что в других городах нет таких денег. Что может мэр без денег?» Как мэр может обеспечить приток финансов? От него вообще что-то зависит? Может мэр сделать свой город своим правильным управлением богаче?

Андрей Максимов: Я думаю, что да. Зависит от мэра далеко не так много, но, тем не менее, примеры, когда активный мэр, начиная работать, приводит и деньги, и проекты, и интересные идеи, конечно, они есть. И это возможно и в малом городе небольшом. Для мало города можно привлечь грант на обустройство городской среды, например. Это во многом зависит от качества управления мэра. Сегодня есть прекрасный конкурс городской среды малых городов и исторических поселений. Это все-таки 5 млрд рублей, которые решением президента выделяются на эти цели. Можно от 50 до 100 млн получить на город. Для малого города это немало.

Можно попробовать привлечь какие-то бизнес-структуры. Сегодня даже кол-центры создаются в некоторых городах дистанционно, через сеть интернет. Тоже вариант. Тоже возможно. Бывает, мэры находят каких-то бизнесменов, которые переводят свой бизнес туда, где им обеспечивают какие-то гарантии, может быть, даже личные. Этот инструментарий есть. Но есть инструменты сбора нормальной команды. И наконец, конечно, важный момент – это привлечь жителей. И в России, когда с жителями начинают активно работу. Мы знаем мировые примеры, когда, например, жителям отдали… Вот жаловались на транспорт, на то, что виды транспорта меняют не так, как нужно. Например, есть история в Германии. У нас ее никто пока не воспроизвел, хотя могли бы. Дали жителям возможность самим транспортную схему в городе разработать. Снабдили всей информации. Она 20 лет в Ганновере живет. Сами нарисовали маршруты. И это вариант. То есть не нужно привлекать экспертов, тратить на них деньги. Можно иногда использовать в качестве экспертов самих жителей.

Ольга Арсланова: Послушаем Евгения из Кемерово. Здравствуйте, Евгений.

Петр Кузнецов: У вас был до определенного времени губернатор-долгожитель. Но мы все-таки больше о мэрах. Здравствуйте.

Зритель: Ну, понятно. Здравствуйте. Каждый вечер смотрю вашу программу. Несколько раз дозванивался. Один раз даже со своей проблемой обратился. Правда, толку от этого никакого не было. Но в продолжение скажу следующее .

Петр Кузнецов: На стадии рассмотрения.

Зритель: У нас главой Кемеровского района был нынешний мэр Илья Середюк. Он в 2013 году обещал мне (есть письмо передо мной) – на май 2013 года запланировано восстановление водопровода, который мне сломали. По этой теме я к вам обращался году в 2012 или 2013. А перед этим я был у тогдашнего зама губернатора Лазарева. И он при мне позвонил нынешнему заму по строительству Орлову, который был зам руководителя администрации района по ЖКХ. При мне Орлов обещает Лазареву, что в течение 10 дней будет все сделано, восстановлено». Это было 3 марта. 14 марта я получаю эту отписку от Середюка. В мае месяце ничего не происходит. В сентябре Орлов и Середюк приезжает к нам на какое-то собрание. Я показал бумагу Середюку и спрашиваю: «В чем дело? Почему до сих пор водопровод не восстановили?» Он постоял, помялся: «Наверное, может, Орлов скажет». Орлов встает и говорит, что я чуть ли не сволочь, всех хочу посадить. И на этом все.

Ольга Арсланова: То есть вы недовольны?

Зритель: Да.

Петр Кузнецов: Конечно. На личном примере, на личной ситуации. Совершенно справедливые претензии. Спасибо большое.

Ольга Арсланова: Еще несколько СМС-очек: «Мэр города Троицка – самый отвратительный руководитель». «В Ставрополе отличный мэр. Город зеленый, дороги хорошие». Кунгур: «Недоволен мэром. Обещал воду полгода назад». Кировская область, город Слободской: «Мэром недовольны. Все чахнет. А Армавир доволен».

Петр Кузнецов: А вот итоги опроса. В принципе они настроение СМС и отражают. «Вы довольны своим мэром?», - мы спрашивали у вас всю эту получасовку. «Да» ответили 10%. «Нет» - 90%. В качестве итога, Андрей, скажите, пожалуйста, существует вообще такая модель идеального мэра, который устраивает и систему, и народ? Если да, то первое, второе, третье. Чему он должен соответствовать?

Ольга Арсланова: Может, есть и примеры у вас?

Андрей Максимов: Я думаю, что идеальный мэр, который устраивает и систему, и народ, появится только в том случае, если бывший объем ресурсов будет оставаться непосредственно в городах, потому что чаще всего города собирают достаточно средств для своего даже развития, не говоря уж о текущем поддержании. И у городов будут достаточные возможности для того, чтобы в силу законодательства, в силу финансовой обеспеченности не только латать дыры, но и находить какие-то стратегии движения вперед.

Ольга Арсланова: А кто из действующих мэров наиболее приближен к этому идеалу?

Андрей Максимов: Я на самом деле не думаю, что есть мэры идеальные.

Петр Кузнецов: Из бывших.

Андрей Максимов: Из бывших.

Ольга Арсланова: Кто? Хотя бы…

Андрей Максимов: Не буду отвечать на этот вопрос.

Ольга Арсланова: Ладно. Когда камеры выключат, мы спросим вас. Спасибо большое. У нас в гостях был руководитель проекта Комитета гражданских инициатив Андрей Максимов. Это была рубрика «Личное мнение».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски