Андрей Осипов и Ярослав Нилов - о необходимости ввести ответственность за неправомерно выписанные штрафы

Андрей Осипов и Ярослав Нилов - о необходимости ввести ответственность за неправомерно выписанные штрафы
Сам себе пенсионный фонд. Телемедицина: очищение организма. Четырёхдневная рабочая неделя. ЖКХ по-нашему: платежи за воду
Юлия Финогенова и Никита Масленников. Индивидуальный пенсионный капитал: копим на старость сами?
Сергей Лесков: Если ты ходишь на стадион болеть за свою команду, ты и на местные выборы будешь ходить и о нуждах большой страны думать
Владимир Карачаровский: Идея 4-дневной рабочей недели приведёт к опасным перестройкам на рынке труда далеко не в пользу работников
Диетолог Елена Соломатина: Организм прекрасно оснащён всеми системами. Это все равно что лезть с отвёрткой в космический корабль. Наша задача – не мешать
Профессор Борис Кагарлицкий: Должна быть нормальная госпенсия. А пенсионный фонд в этом случае лишний посредник
Честный чиновник: так бывает? Бюджетные места в вузах. Лжебанкиры. Россия и ПАСЕ. Производство мёда и чая
Александр Михайлов и Алексей Бинецкий. Коррупция в России: каков её реальный объем и возможна ли продуктивная борьба с ней?
Евгений Гонтмахер: Освободив от подоходного налога тех, кто получает меньше двух прожиточных минимумов, мы хотя бы чуть-чуть приблизимся к социальной справедливости
«Мы – деревнеобразующее предприятие, и этим гордимся!». Основатель компании «Медовый дом» Антон Георгиев
Гости
Андрей Осипов
автоэксперт, редактор сайта osipov.pro

Константин Чуриков: Пятница, пробки – время отказаться от поездок на автомобиле и включить телевизор, посмотреть нашу постоянную рубрику, «Автомобили» они называется. В студии нашей – Андрей Осипов, автоэксперт, редактор портала osipov.pro.

Оксана Галькевич: Время поприветствовать вас, Андрей. Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Андрей Осипов: Да, здравствуйте, добрый вечер, добрый вечер.

Ну что же, начнем сегодня, так сказать, с актуального, на мой взгляд, предложения депутата от ЛДПР Ярослава Нилова – ввести ответственность за неправомерно выписанные штрафы с камер фото- и видеофиксации нарушений; и платить штрафы эти будут те, кто эти самые камеры, собственно говоря, устанавливает и обслуживает.

Константин Чуриков: А люди они не бедные.

Андрей Осипов: Да, конечно же, естественно. Всем причем, кто их устанавливает и обслуживает, не бедные люди. Вот давайте, как говорится, слово автору для начала.

Оксана Галькевич: Давайте. А вопросы автору можно будет задавать, да?

Андрей Осипов: Бесспорно, бесспорно, конечно же, конечно же.

Оксана Галькевич: Давайте.

Константин Чуриков: Итак, у нас на связи сейчас Ярослав Нилов, депутат Государственной Думы. Здравствуйте, Ярослав Евгеньевич, если вы нас слышите.

Ярослав Нилов: Добрый вечер, добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Здравствуйте. Ярослав Евгеньевич, меня как автомобилиста интересует, а как мне доказать, что штраф был неверно мне выписан? Ведь мне же приходит просто такая фоточка с номером моего автомобиля. Мне никак не пытаются доказать, что я была неправа и так далее. И у меня, соответственно, нет возможности доказать обратное. Как же, вы предполагаете, будет действовать ваш закон?

Ярослав Нилов: Ну, начнем с того, что фракция ЛДПР всегда выступает за защиту прав автомобилистов. К сожалению, в последнее время мы видим, что все больше и больше камер фото- и видеофиксации образуется на наших дорогах, причем абсолютно нерегламентированно. На небольшом расстоянии их могут понаставить огромное количество. Кроме этого, разработчики придумали новые способы считать некую среднюю скорость, фиксировать перестроение, например, в тоннеле – и тем самым привлекать к ответственности. Хотя все это нарушает юридическую логику.

Что предлагаем мы? Мы предлагаем: если зафиксирован случай, когда незаконно привлекаются автовладельцы к ответственности за якобы нарушение правил дорожного движения… А мы видели такие правонарушения, когда автомобиль штрафовался, когда его везли на эвакуаторе, когда тень автомобиля падала, соответственно, на полосу для общественного транспорта, и привлекался владелец к ответственности. И были другие случаи. Либо неправильно настроен комплекс фото- и видеофиксации, не под тем углом они фиксируют, некорректно работает алгоритм.

За эти случаи, за доказанные случаи надо наказывать производителей и тех, кто заключил соглашение с органами местного самоуправления, с региональной властью или с другими структурами – и тем самым зарабатывает деньги себе, региону, региональному бюджету и издевается над автомобилистами.

Андрей Осипов: Ну а какая должна быть ответственность, Ярослав? Какую ответственность вы предлагаете нам? Штраф в каком-то размере, я не знаю?

Ярослав Нилов: Значит, мы в обязательном порядке предложили предусмотреть такую норму, как расторжение любых контрактов с такими компаниями, которые отвечают за работу этих комплексов. Сегодня сплошь и рядом эти комплексы контролируются отдельными коммерческими структурами, и деньги текут в региональные бюджеты, и они получают от региона соответствующие средства за контроль, за работу, за обслуживание и так далее. Соответственно, разрывать и дальше не допускать к участию такие организации. А производителя штрафовать.

Оксана Галькевич: Ярослав Евгеньевич…

Константин Чуриков: Ярослав Евгеньевич… Можно, Оксана, я спрошу?

Оксана Галькевич: Давай.

Константин Чуриков: А вот есть информация об этих как раз коммерческих структурах? На каких условиях они получают эти (назовем это так) подряды? Вот насколько это все прозрачно? С этим тоже хочется разобраться.

Ярослав Нилов: Ну, здесь много вопросов, конечно. Смысл в чем? Если камера устанавливается и фиксируется правонарушение, водитель привлекается к административной ответственности, то эти деньги направляются в региональный бюджет. Но у коммерческих структур есть соответствующие соглашения с региональными властями, и они за обслуживание получают деньги. Это так называемые концессионные соглашения. Поэтому если превышен порог допустимых ошибок, надо разрывать такие соглашения и не допускать их в дальнейшем для того, чтобы они устанавливали, следили, контролировали и обслуживали эти самые комплексы фото- и видеофиксации.

Оксана Галькевич: Ярослав Евгеньевич, все равно не понимаю, как вот, допустим, передвижной какой-то комплекс, который вдоль дороги выставляется день за днем, меняет местоположение, понимаете, как я выясню, получив постфактум через две недели штраф с этого комплекса, фиксирующего превышение скорости или какое-то правонарушение, как я докажу, что камера была установлена с нарушением технических условий?

Константин Чуриков: Откроешь раздел «Оптика» учебника физики, вспомнишь старое…

Оксана Галькевич: Костя, мне надо сначала найти этот передвижной комплекс, понимаешь, конкретно эту саму камеру с этим автомобилем, с этими людьми и выяснять. Они уже давно в другом месте стоят, пешеход ты мой. Как это будет работать? Я не понимаю.

Ярослав Нилов: Я вам объясняю…

Оксана Галькевич: Камера, которая где-нибудь подвешена в городе…

Константин Чуриков: Дай сказать.

Оксана Галькевич: Пожалуйста.

Ярослав Нилов: Я объясняю. Вопросов больше как раз к тем камерам, которые подвешены, как вы говорите, в городе. Любой прибор измерительный должен быть сертифицирован. И при сертификации должны быть предусмотрены все условия, и должны быть, соответственно, прописаны все нормы, в том числе нормы карательного формата в отношении тех, кто разрабатывал, кто устанавливал и кто тестировал все эти средства.

Оксана Галькевич: Ярослав Евгеньевич, тогда, стало быть, у меня должна быть возможность в ходе судебного разбирательства и попытки доказать свою правоту, должна быть возможность затребовать проверку правильности установки этой камеры, да? Или что?

Ярослав Нилов: У вас такая возможность есть и сегодня. Мы говорим про то, что если выявлено нарушение со стороны тех коммерческих структур, которые эти комплексы устанавливают, обслуживают и контролируют, то с ними необходимо разрывать контракт, их привлекать к ответственности, их штрафовать. И в дальнейшем вообще подумать о том, чтобы водителям не просто возвращать выплаченные деньги, потому что многие не хотят обжаловать штраф, а оплачивают его с так называемой скидкой – в связи с тем, что это проще. Им необходимо компенсировать, еще больше денег возвращать. И все эти издержки должны нести как раз те самые коммерческие структуры.

Оксана Галькевич: Например?

Константин Чуриков: Я вот вспомнил, как бодался с нашей судебной системой какой-то кандидат технических наук. Кто он там был? Он доказал эффект Доплера, что камера не под тем углом.

Андрей Осипов: Ну, естественно. Ярослав, последние два вопроса, если позволите. Собственно говоря, во-первых, когда все это обретет, скажем так, документарный вид, то есть когда появится некий законопроект? И второй вопрос: не кажется ли вам, что пришла пора, в том числе в свете ваших предложений, ввести наконец-таки нормальный человеческий ГОСТ на установку камер, в котором будет четко прописаны в том числе все технические условия, когда, где, под каким углом и так далее камера может быть расположена, на каких участках дороги?

Ярослав Нилов: Вы абсолютно все правильно говорите. Это и есть вопрос компетенции Правительства. Для этого в адрес председателя Правительства Медведева и было направлено соответствующее обращение. А что касается административных штрафов, то это уже вторично. На самом деле и сегодняшних мер достаточно для того, чтобы этих всех зажравшихся коммерсантов, которые зарабатывают и издеваются над нашими автомобилистами, привлекать к ответственности. Мер достаточно, было бы желание.

Поэтому, конечно, надо регламентировать количество камер, которые должны быть установлены. Надо регламентировать и ужесточить правила сертификации таких средств. Надо привлекать к ответственности и безбожно разрывать контракты со всеми структурами коммерческими, которые позволяют себе устанавливать постоянные ошибки. И недопустимо заниматься самодеятельностью. Так называемая средняя скорость, за которую привлекают водителей, – это самодеятельность. В Административном кодексе четко и ясно написано, что привлекается за конкретное правонарушение.

Константин Чуриков: Слушайте, Ярослав Евгеньевич, ну согласитесь, что вопрос дискуссионный. Смотря кого. Вот если Мару Багдасарян – я думаю, что все скажут: «О, да! Давно надо было».

Андрей Осипов: Да не важно – кого. Какая разница? Все мы автовладельцы, в общем-то, все мы. Естественно. Страдают-то все. Страдает не Мара Багдасарян, которая может оплатить миллионные штрафы, а страдают люди, которым приходит квитанция, и они оплачивают по 250 рублей.

Ярослав Нилов: У нее уже ни прав нет, ничего нет, а все вокруг нее.

Андрей Осипов: Конечно.

Ярослав Нилов: Смотрите. Комплексы фиксируют и привлекают к ответственности владельца транспортного средства. И здесь уже большая у нас ошибка, потому что не работает презумпция невиновности.

Оксана Галькевич: Вот!

Андрей Осипов: Да, вот именно.

Оксана Галькевич: Вот! Спасибо вам наконец за эти слова!

Ярослав Нилов: Но что касается Мары Багдасарян. Знаете, Мары Багдасарян одна на всю Россию. Ей все равно. Вы видите, с ней не могут разобраться не потому, что не могут, а потому, что…

Андрей Осипов: Не хотят.

Ярослав Нилов: Не хотят, видимо, до конца взять и разобраться. Есть какие-то сдерживающие моменты. Но вокруг Мары Багдасарян не крутится вся дорожная деятельность в стране и вся система привлечения к ответственности.

Константин Чуриков: Давайте о ней забудем, пускай девчонка катается.

Андрей Осипов: Идейное законотворчество.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Андрей Осипов: Спасибо большое, Ярослав Евгеньевич, депутат Государственной Думы и, собственно говоря, автор, на мой взгляд, очень интересной инициативы. Мне бы хотелось узнать, конечно, у нашей дорогой аудитории, какова, на их взгляд, должна быть, собственно говоря, мера ответственности.

Оксана Галькевич: Давайте спросим.

Андрей Осипов: И нужно ли ее вообще вводить как раз таки за эти все неправомерно выписанные штрафы? Пожалуйста, позвоните нам, напишите, собственно говоря.

Оксана Галькевич: Поделитесь мнением, да.

Константин Чуриков: Нам уже пишут. Некоторые варианты, знаете, уже попахивают нарушением действующего законодательства. «Неправильный штраф – удар лопатой по камере», – нам пишет наш зритель Альберт.

Оксана Галькевич: Лопатой по камере?

Константин Чуриков: Альберт, держите себя в руках, пожалуйста!

Андрей Осипов: Понимаете, тут ведь есть еще один момент, который мы, к сожалению, не успели с Ярославом обсудить. Не кажется ли вам, что было бы правильнее наконец-таки наладить то, о чем мы с вами не раз говорили в эфире, а именно – прозрачную, понятную и быструю систему обжалования этих штрафов?

Оксана Галькевич: Вот! Собственно чего я и пыталась добиться-то от нашего депутата.

Андрей Осипов: Конечно. То есть создание и разработка ГОСТов на разработку камер – это да.

Оксана Галькевич: Понимаете, иначе это будет закон опять: «Вы право имеете?» – «Да». – «А вы можете?» – «Нет».

Андрей Осипов: А реализовать это право мы не можем. Вот в этом как раз самая большая проблема. Пожалуйста, сейчас вернулся из Татарстана, где камеры установлены через каждые 50–100 метров. И если мы посмотрим на статистику дорожно-транспортных происшествий в Татарстане, то я бы не сказал, что этот регион находится впереди планеты всей (ну, в данном случае – России) по снижению уровня аварийности. То есть, несмотря на массовую установку фото- и видеокамер, количество дорожно-транспортных происшествий там точно такое же практически, как и в среднем по стране, и количество погибших.

Константин Чуриков: Вопрос из Москвы – мне кажется, самый простой и элементарный, но ответить на него сложно бывает. «Куда обращаться за неправильный штраф?»

Андрей Осипов: Вот, пожалуйста. Нет, теоретически у нас эта процедура описана. Вы идете либо в МАДИ, либо вы идете в ГИБДД, подаете соответствующее заявление той организации, которая выписала постановление, с требованием опротестовать штраф или предоставить дополнительные материалы, которые подтверждали бы вашу виновность.

Оксана Галькевич: Вот это интересно.

Андрей Осипов: Либо вы, собственно говоря, уже начинаете оспаривать, подаете заявление соответствующее в суд.

Константин Чуриков: То есть куда идти сразу – непонятно.

Оксана Галькевич: Слушайте, я вот не понимаю…

Андрей Осипов: В том-то и дело. Поэтому нет прозрачной системы обжалования штрафов, нет презумпции невиновности водителя. Вот в этом, собственно говоря, проблема. И конечно же, правильно, когда мы говорим об абсолютно фантастических штрафах. «Газель» – 200 километров в час на переезде проехала. А то, что сейчас происходит, простите, с этим мобильным московским приложением «добропорядочных правдорубов», которые фотографируют машины? Ну, вспомните историю со «скорой помощью», которая приехала оказывать помощь около метро «Марьино» или «Люблино», если я не ошибаюсь. Кто-то ее сфотографировал. И сотрудник «скорой помощи», водитель получил штраф 2,5 тысячи рублей за неправильную парковку, хотя он нигде не мог припарковаться, он просто выгрузил врача.

Оксана Галькевич: Слушайте, ну это же какой-то (простите за грубое слово) идиотизм, да?

Андрей Осипов: Да.

Оксана Галькевич: Простите, а когда зимой по две полосы завалено снегом, коммунальщики не чистят.

Андрей Осипов: Конечно.

Оксана Галькевич: И мне в нарушение правил приходится объезжать эту кучу, чтобы повернуть направо или налево. И мне приходит штраф! Ну, такого же полно.

Андрей Осипов: Причем как бы теоретически у нас под каждым штрафом подписан сотрудник ГИБДД.

Оксана Галькевич: И я все равно виновата. И даже если я приду в суд…

Андрей Осипов: То есть как бы он несет ответственность за выписанный им штраф. Но ведь они выписывают штрафы вслепую – это раз. И во-вторых, почему меня как автовладельца должен волновать вопрос, кто конкретно виноват в этом неправомерном постановлении – сотрудник ли ДПС или ГИБДД, который подписал это постановление об административном взыскании, либо в этом виноват какой-нибудь человек, который сфотографировал на телефон, или человек, который поставил треногу не под тем углом? Почему я как автовладелец должен разбираться во всех этих непонятных тонкостях для того, чтобы попросту доказать, что я не верблюд?

Константин Чуриков: У вас деньги, у вас концессия, вы на этом зарабатываете. Договоритесь между собой.

Оксана Галькевич: Сейчас мы Ларисе дадим слово.

Андрей Осипов: Может быть, хотя бы один звонок попробуем принять?

Оксана Галькевич: Да, звонок примем. Просто вообще эти треноги – это такая ужасная практика!

Андрей Осипов: Это ужасно, ужасно.

Оксана Галькевич: Тут, понимаете, треногу сегодня так установил, а завтра вот так установил.

Андрей Осипов: И попробуй докажи.

Оксана Галькевич: Да, попробуй вот этот ГОСТ соблюди.

Андрей Осипов: И самое главное – у нас как всегда реагируют сотрудники ДПС и суды?

Оксана Галькевич: Это моя авторская окказиональная лексика, Константин.

Андрей Осипов: «У нас нет оснований не доверять тому сертификату, который был выдан на эту треногу». Все, точка.

Константин Чуриков: Лариса из Москвы. Здравствуйте.

Зритель: Да, добрый вечер.

Андрей Осипов: Добрый.

Зритель: Скажите, пожалуйста, что мне делать, если я попала в ДТП, в мою машину въехала «Почта России». Меня отбросило, естественно, на полосу. Мне пришел штраф. Все взяла, в суд пошли. Два раза судились, ничего не можем сделать. Что делать? Вообще это беспредел!

Константин Чуриков: Слушайте, а куда так «Почта России» рьяно спешила? Они же обычно не торопятся.

Оксана Галькевич: Еще одна прекрасная история, понимаете, из той же серии.

Андрей Осипов: Конечно, еще одна прекрасная история. А когда люди останавливаются для того, чтобы поменять колесо, и они задели частично ту же самую выделенную полосу. Про отражение фар мы сегодня с вами уже говорили. Это действительно ужасно. То есть нет вот этой системы сдержек и противовесов, которая нас бы, автовладельцев, немножко хотя бы защитила или дала бы нам какой-нибудь инструмент для того, чтобы мы могли противодействовать этим вещам.

Оксана Галькевич: Андрей, почему «хотя бы»? Почему мы все время в этой позе: «Ой, хотя бы чуть-чуть, чтобы что-то нас защитило»? Слушайте, мы – граждане ли не граждане? Вот эта система, которая стрижет нас, не знаю, как кого…

Константин Чуриков: Овец!

Оксана Галькевич: Заметьте, Константин, не я это произнесла.

Константин Чуриков: Давайте сейчас обратимся к мирной части нашей беседы, она называется «Спросите Осипова». Имеется в виду – про автомобили.

Андрей Осипов: Давайте.

СПРОСИТЕ У ОСИПОВА

Константин Чуриков: Итак, сейчас можно спросить о том, какую машину выбрать, что вас интересует из автомобилей. Первым у нас будет на линии – кто? – Петр из Оренбургской области. Здравствуйте, Петр.

Зритель: Подскажите… Да-да?

Андрей Осипов: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Подскажите, пожалуйста. Toyota Camry 2014 года, коробка «автомат», двигатель 2,5. Какой ресурс коробки «автомат» и вообще в целом машины?

Андрей Осипов: Коробка «автомат» должна пройти при надлежащем уходе 150–200 тысяч километров, может быть, даже больше. Все зависит от того, как ее эксплуатировали. Что касается самого автомобиля в целом, то я вам скажу честно, что мне он решительно не нравится – по двум причинам. Потому что 26 оборотов от края до края – это не дело. Я имею в виду рулевое управление. И очень слабые тормоза, их явно не хватает этой машине.

Оксана Галькевич: «Toyota Corolla Fielder в последнем кузове – что можете сказать?»

Андрей Осипов: Что это машина, сделанная в основном для японского рынка, представлена она опять же в основном только с правым управлением. Поэтому в целом Corolla – можно сказать, такое легендарное семейство для Toyota. Больших нареканий не было, ну, за исключением версии с роботизированными коробками передач. Что касается модификаций с «автоматом» или с «механикой», то, в общем-то, больших проблем с ними не возникает. Я надеюсь, что и с новыми моделями, по крайней мере с именем Corolla, таких проблем не возникнет.

Константин Чуриков: Давайте поприветствуем Светлану из Нижнего Новгорода. Светлана, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вот я купила Hyundai Getz 2008 года. Что вы мне можете сказать про него? «Автомат».

Константин Чуриков: Так, сейчас скажем.

Андрей Осипов: Ну, нормальный, собственно говоря, автомобиль, если он находится опять же в надлежащем техническом состоянии. В принципе, Getz не такой уж и плохой автомобиль. Ну, шумноват он, да. Ну, в общем-то, пластик не самый лучший. Но в целом… Вы же уже купили.

Константин Чуриков: Так, на чем сегодня кататься будем?

Андрей Осипов: Сегодня будем кататься на очень роскошном автомобиле. Я бы сказал – такая «мечта нефтяника». Длиннобазный, представительского класса внедорожник Range Rover Long.

Константин Чуриков: Давайте посмотрим и позавидуем.

Андрей Осипов: Да.

ТЕСТ-ДРАЙВ

Константин Чуриков: И сколько стоит эта «мечта нефтяника»?

Оксана Галькевич: Не спрашивай.

Андрей Осипов: Много миллионов.

Оксана Галькевич: А вы знаете…

Константин Чуриков: Много? В эфире называть нельзя, да?

Андрей Осипов: Ну, по-моему, вот этот стоит что-то в районе 8–9 миллионов.

Константин Чуриков: О, ну ладно…

Оксана Галькевич: Андрей, это была прекрасная «мечта нефтяника», как вы сказали. Даешь «мечту лесоруба» на следующий тест-драйв?

Андрей Осипов: Jawohl!

Оксана Галькевич: Спасибо вам большое.

Андрей Осипов: Спасибо и вам большое.

Оксана Галькевич: В студии программы «Отражение» был наш автоэксперт, редактор портала osipov.pro Андрей Осипов.

Константин Чуриков: Прямо сейчас, вот буквально через три минуты, большой выпуск новостей. И через полчаса мы к вам вернемся. Будьте с нами на ОТР.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео