Андрей Осипов: Да, народные инспекторы увеличат количество штрафов. Нет, не помогут безопасности на дорогах

Гости
Андрей Осипов
Ведущий программ

Ольга Арсланова: Совершенно верно! Еще раз напоминаем, это рубрика «Автомобили». Все – как всегда по пятницам. Андрей Осипов, автоэксперт, редактор сайта osipov.pro.

Виталий Млечин: Приветствуем, Андрей.

Андрей Осипов: И снова здравствуйте.

Ольга Арсланова: И, как всегда, мы начинаем с самых важных автомобильных новостей. На этой неделе, кстати, их было довольно много.

Андрей Осипов: Да, богатая выдалась неделя.

Ольга Арсланова: О чем поговорим сегодня?

Андрей Осипов: Ну, действительно богатая выдалась неделя на автомобильные события, но остановлюсь, если позволите, всего на двух, с моей точки зрения, наиболее заметных.

Во-первых, был принят законопроект о народных инспекторах – что позволит, в частности, сотрудникам ГИБДД выписывать штрафы на основании данных, полученных от обычных граждан через специальное приложение. Для чего, собственно говоря, все и затевалось, у меня есть такое ощущение. Впрочем, тему уже обсуждали в эфире ОТР, мне это известно. И потому лишь я замечу: да, это приведет к заметному увеличению количества штрафов и к пополнению бюджетов, но – нет, это никак не скажется на безопасности дорожного движения и вряд ли поможет бороться с дорожными хамами. Можем кратко обсудить…

Виталий Млечин: А тут, кстати, очень интересный момент. Буквально сегодня, по-моему, или вчера появилась новость о том, что камеры хотят передать из частных рук в руки государства…

Андрей Осипов: Это как раз таки вторая моя новость.

Виталий Млечин: Да. А тут – наоборот. То есть процессы идут как бы взаимоисключающие.

Андрей Осипов: Я не думаю, что это какое-то уравновешивание, которое происходит сейчас в плане штрафования автомобилистов. Нагрузка на автовладельцев в любом случае растет – это во-первых.

Во-вторых, я, конечно, прекрасно понимаю, что, скажем так, традиции стукачества в нашей стране очень сильны, и несколько поколений на них, в общем-то, вырастало. Но абсолютно неразумно полагать: «Вот я сфотографировал автомобиль, который только что меня подрезал, проехал на красный сигнал светофора через сплошную линию – и незамедлительно он будет остановлен сотрудником ГИБДД». Ничего подобного не будет, как мы с вами прекрасно понимаем, потому что рядом сотрудника ГИБДД попросту может не оказаться – раз. И во-вторых, они, ну уж извините за прямоту, реагируют не так быстро, как хотелось бы.

Все это приведет к тому, что у нас будут люди, которые за эти бонусы, которые они, кстати говоря, получают в этом приложении, ходить по тротуарам, ловить машины, которые неправильно припаркованы, и будут выписываться массовые квитанции.

Виталий Млечин: Ну, это уже происходит, насколько я знаю.

Андрей Осипов: Конечно.

Виталий Млечин: Эти приложения уже существуют.

Андрей Осипов: Конечно. И они получают бонусы, в том числе походы в кино и так далее.

И ведь самое неприятное, что все это происходит на фоне того, что у нас до сих пор нет четкого, понятного и быстрого механизма для обжалования подобного рода штрафов, чтобы человек не проходил семь кругов ада и ему не нужно было тратить несколько недель своей жизни, а то и месяцев, чтобы потом в суде доказывать, что это было не его нарушение или он сделал остановку для того, чтобы только высадить пассажиров, и прошло всего на самом деле там две минуты. А с учетом того, что сейчас в Москве, к примеру, порог неоплаченной парковки был снижен до пяти минут с пятнадцати… То есть больше пяти минут постоял – сразу штраф получай. И вот как раз эти народные инспектора, я думаю… Все будет весело, собственно говоря.

Давайте ко второй новости, она более оптимистичная как раз таки. Ведь Правительство, как вы верно отметили, хочет радикально пересмотреть принципы использования дорожных камер и фактически запретить их использование частным лицам и компаниям. Страшное дело! Об этом заявил вице-премьер Максим Акимов, справедливо на самом деле отметив, что камеры превратились в средство зарабатывания денег. Идея, на мой взгляд…

Ольга Арсланова: Когда уже заработаны миллиарды, как-то и можно обратить на это внимание.

Андрей Осипов: Да.

Ольга Арсланова: Самое время перераспределить

Андрей Осипов: Конечно. Идея на самом деле-то вполне здравая, поскольку в бюджетах некоторых регионов прямо заложен доход от камер фиксации нарушений ПДД.

Кроме того, совсем недавно (и мы говорили, кстати говоря, об этом в эфире) в рекомендациях Минфина для региональных властей было прямо указано, что для увеличения доходной части надо увеличивать количество таких камер, в том числе и на условиях частно-государственного партнерства.

На самом деле нас это немножко возвращает в 2008–2010 годы – это время, когда появились только первые камеры фото- и видеофиксации, и тогда они принадлежали исключительно государству. Их установкой отчасти ведало ГИБДД. И, в общем-то, наверное, передача сейчас этих частных камер… Вот мы видели статистику. Все те камеры, которые не в ведении ГИБДД, передвижные комплексы, 99% передвижных комплексов принадлежат частным лицам. Это те самые треноги, которые мы часто можем видеть на дороге. И конечно, никто не следит толком за правильностью установки этих треног. А я должен сказать, что просто чуть-чуть сместив, буквально на 10 сантиметров или не под тем углом, погрешность измерения может уже превышать 7 километров в час.

И опять же нет четкого механизма по обжалованию подобного рода штрафов, а особенно тех штрафов, которые приходят с частных камер. Потому что когда мы получаем штраф со стационарной камеры ГИБДД, там, в общем-то, все более или менее понятно – она установлена где-то на столбе фиксированно и так далее. А когда мы получаем штраф с частной камеры, ну, обжаловать это очень тяжело.

И опять же не могу не заметить, что все это происходит на фоне снижения (буквально сегодня появилась информация) нештрафуемого порога превышения скорости с 20 до 10 километров в час и введения штрафа (он уже озвучен) в размере 500 рублей за превышение как раз таки от 10 до 20 километров. То есть можно, в общем-то… Наверное, это и есть тот самый небольшой пряник на фоне этого кнута, который нас, в общем-то, ждет, если нештрафуемый порог будет снижен с 20 до 10 километров в час.

Виталий Млечин: Ну, очевидно, что его снизят, иначе не говорили бы так много об этом.

Андрей Осипов: Конечно.

Виталий Млечин: Вопрос в другом. Если бы это шло в увязке с какой-то оптимизацией организации дорожного движения, пересмотром ограничений во многих местах, где это возможно, то не было бы проблемы большой. А скорее всего, этого же не произойдет. Об этом что-то никто сейчас не говорит.

Андрей Осипов: Ну, ГИБДД в кои-то веки хорошо сказала, они говорят: «Давайте тогда снизим, ладно, порог до десяти, но только в городе, только в городской черте, а на загородных магистралях оставим 20 километров в час». Аналогичная система, кстати, действует в Соединенных Штатах Америки – там на 20 миль можно превышать на хайвее, но всего на 5 или 6 миль можно превысить в городе, а потом идет как раз таки штраф. Наверное, это разумно.

И я с вами абсолютно согласен – надо пересматривать те действующие ограничения. Потому что у нас очень много дорог, ну, не только в Москве или в Санкт-Петербурге, но в том числе вообще во всей России, где абсолютно необоснованно стоят ограничения скорости в 60 или даже 80 километров в час. Дорога позволяет ехать вполне больше и разрешить водителям разгоняться быстрее, но, к сожалению, увы, этого не происходит, и водители вынуждены снижать скорость движения. А чем ниже скорость движения, тем больше дорожных заторов, как известно.

Виталий Млечин: Ну, соответственно, безопасность дорожного движения таким образом от этого не улучшается.

Андрей Осипов: К безопасности дорожного движения это не имеет ровным счетом никакого отношения. И даже те эксперты, которые говорят: «Вот у нас есть нерегулируемый пешеходный переход через многополосную магистраль, и там разрешено двигаться даже 60, с порогом 80. Машина не остановится». У меня сразу возникает резонный вопрос: не должно быть нерегулируемых пешеходных переходов через многополосные магистрали Их надо просто аннигилировать как класс, поставить там светофор, построить там, собственно говоря… Вот на те деньги, которые выручены с камер фото- и видеофиксации, ну постройте надземный пешеходный переход. Это не так дорого. Это гораздо дешевле, чем подземный рыть. И вот это обеспечит безопасность.

Ольга Арсланова: А как вам кажется, камеры, которые фиксируют другие правонарушения – непропуск пешеходов, въезд за стоп-линию, какое-то поведение некорректное, – они же полезны?

Андрей Осипов: Они полезны отчасти, на мой взгляд.

Ольга Арсланова: Потому что не поставишь же везде сотрудников.

Андрей Осипов: Вот как раз сейчас будет введен штраф в 5 тысяч рублей за неадекватную езду. Об этом сегодня как раз тоже опять же появилась информация.

Ольга Арсланова: Прекрасная новость!

Андрей Осипов: Но, понимаете, как ее будут оценивать, собственно говоря?

Ольга Арсланова: Степень адекватности, да?

Андрей Осипов: Вот всегда же терзают смутные сомнения. Несоблюдение бокового интервала. А можно в сантиметрах узнать, сколько это несоблюдение бокового интервала?

И во-вторых, у нас зачастую есть проблемы с разметкой, наблюдаются. Я сам лично как-то получил штраф. Я перестроился, где было разрешено, то есть была прерывистая линия, но я перестраивался в плотный поток машин – и получил незамедлительно штраф в 500 рублей за несоблюдение требований разметки! Потому что я должен был в хвостике остановиться. Ведь никого же не интересовало, что я на самом деле выехал с прилегающей дороги слева, и я все равно не мог в этом хвостике остановиться. Я тогда должен был перпендикулярно поехать по дороге, что вообще невозможно. Но штраф тем не менее был, собственно говоря, выписан. Поэтому…

Вот с пешеходными переходами действительно ситуация немножко иная, потому что многие водители, несмотря на увеличение (и достаточно серьезное) ответственности за непропуск пешехода, по-прежнему их пролетают на ура. И это действительно, наверное, надо фиксировать. В общем-то, эти камеры работают достаточно четко, потому что они показывают скорость движения транспортного средства, расстояние до пешеходного перехода и в автоматическом режиме вычисляют – может машина остановиться или нет, умышленно он проехал пешеходный переход, не предоставив преимуществу пешеходу, либо нет.

Виталий Млечин: Я знаю большое количество перекрестков в Москве, и не только в центре, где идет сплошной поток пешеходов.

Андрей Осипов: Конечно.

Виталий Млечин: И единственный шанс проехать – это найти маленькую лазейку. Может быть, еще кто-то тебя пропустит – и ты тогда проскочишь. Если на таких перекрестках, на пешеходных переходах появятся камеры, то их же просто невозможно будет проехать.

Андрей Осипов: Нет, это, конечно, ужасно, потому что… Ну возьмите центральную часть города. Зачастую пешеход, понимая, что он создает помехи для машин, он сам вам машет рукой: «Пожалуйста, проезжай». Ты начинаешь проезжать – и тебя камера фиксирует, ты незамедлительно получаешь штраф. Мне потом к кому – к пешеходу обращаться, чтобы он повторил свой жест на камеру? Или как-то он должен помахать отдельно, я не знаю, флажок выставить, что это он пропустил меня? А есть же такие пешеходы на самом деле. Не надо во всем обвинять пешеходов.

И опять же вот эта «вафельница», если я больше пяти секунд задержался на «вафельница». Ну простите, а если я начал движение на мигающий зеленый и остановился таким образом, что у меня бампер на полметра остался на вафельнице либо задние колеса там остались, и уже там теоретически горит красный? Я покинул перекресток через семь секунд, а не через пять, но я получил штраф. Ну, это же не дело.

Ольга Арсланова: Автомобилисты звонят, рвутся в прямой эфир.

Андрей Осипов: Давайте, давайте.

Ольга Арсланова: Послушаем Андрея из Бийска. Добрый вечер, Андрей, мы вас слушаем.

Зритель: Добрый вечер.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Андрей.

Зритель: Я хотел бы вот так рассказать. Сегодня я из одного региона, то есть из Алтайского края, ездил в Горный Алтай. Вот там дорога хорошая очень, позволяет скоростной режим достаточный. И там стоят практически на каждом перекрестке камеры, которые фиксируют…

Андрей Осипов: Треноги.

Зритель: Да, треноги. И рядом с этими треногами стоят частные автомобили…

Андрей Осипов: Частники.

Зритель: …в которых сидят хозяева этих треног, наверное, и которые сидят просто, отдыхают и фиксируют, кто сегодня попадется.

Андрей Осипов: Конечно, конечно.

Зритель: То есть я буквально три километра проехал, и два…

Андрей Осипов: …штрафа прилетело?

Зритель: Да-да-да. Это как у нас?

Андрей Осипов: Нет, вы должны прекрасно понимать, тезка, что это средство зарабатывания денег. 233 рубля из бюджета в любом случае получает владелец этой камеры за каждый выписанный штраф. Даже если штраф оплачен со скидкой, 250 рублей, он все равно получит 233 рубля. Понимаете? И это хороший бизнес. Ну, представьте себе, сколько можно на такой дороге поймать подобных автовладельцев за превышение на 1–2 километра.

Виталий Млечин: Андрей, «Спросите у Осипова», пора!

Андрей Осипов: Согласен, давайте.

СПРОСИТЕ У ОСИПОВА

Виталий Млечин: И первый вопрос: «Golf VI с двигателем 1.6 на «механике».

Андрей Осипов: Хорошо, очень хорошо, рекомендую. Конечно, 1.6 на «механике» – не скажу, что сделает эту модель очень динамичной. Но, по крайней мере, Golf VI – это очень хорошо налаженное и настроенное шасси. А механическая коробка передач, как показывает практика, куда надежнее, чем там же самая DSG.

Ольга Арсланова: Вопрос: «KIA Sorento или Hyundai Santa Fe – какую лучше выбрать машину?»

Андрей Осипов: Эти автомобили отличаются друг от друга только внешностью и интерьером, потому что они построены на одной платформе. Я бы сказала: выберите ту, которая вам больше нравится. Наверное, на сегодняшний день я бы лично голосовал за Santa Fe, потому что в нем чуть-чуть больше технологий, нежели в том же самом Sorento».

Виталий Млечин: А вот из Омской области, мне кажется, вообще важный вопрос: «Новый UAZ Patriot или десятилетний Toyota Land Cruiser Prado?»

Андрей Осипов: Ну, смотря для какой эксплуатации. Если вы все-таки иногда ездите по асфальту, то скорее Toyota Land Cruiser. Хотя я должен вас предупредить, что былой надежности даже в десятилетнем Cruiser, особенно если речь идет о версии Prado, к сожалению, вы уже не найдете. Но, понимаете…

Виталий Млечин: Но можно ли найти надежность в новом Patriot?

Андрей Осипов: С трудом. Придется очень долго его копать, разбирать, собирать, собственно говоря, протягивать, перекручивать все и так далее, менять очень много деталей. Но у Patriot есть же еще одна большая проблема – он по прямой не едет. Ну едет он по прямой, по асфальту! Он все время то вправо, то влево! Вот он елозит.

Ольга Арсланова: Вы знаете, с патриотами всегда так.

Андрей Осипов: Я согласен с вами. Вот нет стабильности в Patriot, понимаете, нет. Вот по бездорожью, вот там, где дороги нет, все хорошо, все замечательно! Там главное – дай ему направление, и он более или менее туда проедет, потому что действительно настоящий рамный внедорожник. За эти деньги ничего другого не купишь, в общем-то. Но вот как только на нем куда-то выезжаешь – все, беда! И кстати, тест-драйв у нас был, посмотрите, в эфире Общественного телевидения России.

Ольга Арсланова: Серия звонков.

Виталий Млечин: Давайте ответим на вопрос Владимира из Московской области. Владимир, мы слушаем вас.

Зритель: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Зритель: Я очень много езжу, вот недавно купил KIA Sportage. Хотел узнать ресурс двигателя. Двигатель двухлитровый мощностью 150 лошадиных сил.

Андрей Осипов: «Бензин» вы взяли, я так полагаю, бензиновый двигатель?

Зритель: Да, бензиновый. Вот насколько мне его хватит? Потому что я очень много езжу, я в год проезжаю от 80 до 100 тысяч.

Андрей Осипов: Ну, вы знаете, поскольку как раз у вас-таки режим движения именно по трассам, вы очень много ездите, я так понимаю, не городской режим движения, то мотор легко может пройти и 150, и 200 тысяч километров – ну конечно, при условии надлежащего ухода, своевременной замены масла, своевременной замены всех остальных, собственно говоря, жидкостей и так далее. Лучше сейчас его, кстати говоря, хоть немножечко притереть на первых 5 тысячах километров. И вот таков будет ресурс. В городе в основном моторы испытывают наибольшие нагрузки. На загородных магистралях, когда вы едете, в общем-то, с одними и теми же оборотами, ничего плохого с ним не должно случиться.

Ольга Арсланова: Послушаем Игоря из Томска, успеем. Здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Игорь.

Зритель: Здравствуйте.

Андрей Осипов: Здравствуйте.

Зритель: У меня такой вопрос к вам. У нас в семье автомобиль Opel Vectra 2008 года в максимальной комплектации.

Андрей Осипов: Так?

Зритель: Стоит ли на замену рассматривать Toyota Camry или Chevrolet Epica того же года? Или остаться на своем?

Андрей Осипов: Ну, вы знаете, я бы не менял, честно. Скажу собственное мнение: я бы не стал. Ну, наверное, скажем так, Epica не надо точно этого года, потому что там проблемы с мотором и с коробкой передач. И вы потеряете при перепродаже просто огромные деньги. Camry кажется вроде как надежнее, но она будет дороже в обслуживании и, вы знаете, гораздо скучнее, чем Opel. Поэтому, если стоит вопрос – либо вот эту двойку покупать вместо Opel, либо вообще не менять, – я бы остался, собственно говоря, с Vectra.

Виталий Млечин: Вы знаете, у нас 30 секунд осталось. Много про китайские машины спрашивают. Давайте – Geely Emgrand X7.

Андрей Осипов: Не надо. Ну не надо!

Ольга Арсланова: Ничего не изменилось за эти годы, да?

Андрей Осипов: Да я бы с радостью сказал вам: «Как прогрессирует китайский автопром в плане безопасности и управляемости!» Не прогрессирует он что-то как-то! По-прежнему эти машины так себе управляются, так себе, в общем-то, они в плане надежности. Ну, хотя по надежности, наверное, подтянулись немножечко, но вот в плане безопасности, понимаете, терзают смутные сомнения с этим мягким металлом, который там применяется.

Ольга Арсланова: У нас время тест-драйва. Давайте посмотрим, что за автомобиль сегодня.

Андрей Осипов: Давайте. Забавная машинка, сегодня забавная.

Виталий Млечин: Давайте прокатимся!

ТЕСТ-ДРАЙВ

Виталий Млечин: Ну и возникает сразу вопрос: не известно ли, насколько массовым будет производство этой спецверсии? Сколько ожидают продано есть таких машин?

Андрей Осипов: Никаким. Они сделали просто шоу-кар для того, чтобы продемонстрировать, во что можно превратить такой банальный, в общем-то, автомобиль, как Datsun mi-DO. Но, в принципе, все можно доукомплектовать – ну, самому покрасить его, купить все эти багажники, поставить шкаф в багажник опять же, лопату закрепить с ножом. Ну, пределов фантазии нет. То есть все это можно поместить в такой маленький кузовочек.

Виталий Млечин: Спасибо, спасибо.

Андрей Осипов: Спасибо и вам.

Ольга Арсланова: Спасибо. Это была рубрика «Автомобили». И с нами эти полчаса провел автоэксперт, редактор сайта osipov.pro Андрей Осипов. До встречи через неделю.

Андрей Осипов: Спасибо. Всего доброго!


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Тест-драйв Datsun mi-DO

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты