Автоэксперт Андрей Осипов: Люди покупают праворукие машины не потому, что у них нет выбора, а потому, что они надежнее и экономичнее

Гости
Андрей Осипов
Ведущий программ
Максим Кривелевич
доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета (г. Владивосток)

За правый руль взялись. По России опять прокатились слухи о запрете праворульных автомобилей. Мол, новый техрегламент затруднит жизнь обладателей японских машин с правым рулем, якобы им придется протестировать на безопасность свое транспортное средство в специальной лаборатории. Вместе с автоэкспертом Андреем Осиповым разберемся, стоит ли тревожиться жителям Дальнего Востока и Сибири, где 80% машин - с правым рулем.

Александр Денисов: «За правый руль взялись!» – следующая наша тема. По стране покатились слухи, мол, новый техрегламент подпортит жизнь владельцем праворульных «японок» – якобы такие машины придется тестировать на безопасность в специальных лабораториях. Взбудоражили такие новости, понятно, в основном Сибирь и Дальний Восток.

Анастасия Сорокина: Всего в России в 2019 году насчитывается 3 миллиона 340 тысяч легковых автомобилей с правым расположением руля – это около 8% всего автопарка страны, сообщает «Автостат». Больше всего праворульных автомобилей на Дальнем Востоке – две трети; четверть парка в Сибирском округе; в остальных регионах эта доля незначительна.

Александр Денисов: Ну и напоминаем, тему мы обсуждаем с вами. Связывайтесь с нами по телефону прямого эфира, он на ваших экранах. Там же и социальные сети. Запускаем мы также опрос: считаете ли вы, что нужно запретить праворульные автомобили или нет?

Ну и тему будем обсуждать вместе с нашим экспертом – Андреем Осиповым, редактором сайта osipov.pro. Андрей, здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Андрей Осипов: Здравствуйте, здравствуйте.

Александр Денисов: Неожиданно – не в пятницу, а в понедельник встретились.

Анастасия Сорокина: А можно…

Андрей Осипов: Конечно, конечно.

Анастасия Сорокина: Я тут нашла цитату, Андрей. Цитата Дмитрия Анатольевича Медведева, который в 2012 году совершил поездку на Дальний Восток. И что он сказал? «До тех пор, пока наши люди покупают и ездят на машинах с правым рулем, государство не вправе запрещать это делать, потому что в противном случае это будет означать ограничение их прав». Мы сейчас знаем, что будут вводиться новые регламенты для технического прохождения именно автомобилей праворульных…

Андрей Осипов: Техрегламент.

Анастасия Сорокина: И в то же самое время МВД заявляет, что не планируют вводить запрет на эксплуатацию авто с правым рулем. Как одно уживается с другим?

Андрей Осипов: Все очень просто. Тут, как говорится, все карты в руки Дмитрию Анатольевичу надо передать, потому что в проекте техрегламента, который существует и который уже одобрен, есть 18-й пункт, который гласит… Я сейчас точно вам не процитирую, простите, это несколько казуистский язык, но он гласит то, что к эксплуатации на дорогах Российской Федерации допускаются автомобили с правильным расположением руля в соответствии с правосторонним движением, которое принято у нас в России.

Но дело в том, что мелким шрифтом написано, что пункт 18-й будет введен в действие отдельным постановлением Правительства Российской Федерации, вне зависимости от сроков введения в действие всего технического регламента, допускающего к эксплуатации на наших дорогах то или иное колесное транспортное средство. Поэтому, собственно говоря, Дмитрий Анатольевич, наверное, так и выразился.

Это говорит о том, что… отчасти намекает нам на то, что вот этот пункт 18-й, который фактически действительно запретит во многом эксплуатацию «праворуких» автомобилей, пока в действие введен не будет. И абсолютно понятно – почему. Из-за опасений прежде всего той же самой социальной напряженности. Ведь вы верно отметили в самом начале, что больше двух третей автомобилей, которые эксплуатируются на Дальнем Востоке – это машины с правым рулем, то есть рассчитанные под левостороннее движение. Исторические причины этому также абсолютно понятны: близость Японии, откуда эти автомобили приходят к нам в массовом порядке, плюс огромное количество моряков, которые живут во Владивостоке, в Находке, вообще на Дальнем Востоке, и, соответственно, они получают определенные льготы при ввозе.

Анастасия Сорокина: Андрей, давайте проиллюстрируем прямо эту картину.

Андрей Осипов: Давайте.

Анастасия Сорокина: У нас есть сюжет из Владивостока, давайте посмотрим, на чем там ездят.

СЮЖЕТ

Анастасия Сорокина: Давайте сразу выслушаем звонок, нам дозвонился Олег из Владивостока. Олег, здравствуйте.

Зритель: Добрый день, добрый вечер.

Александр Денисов: Здравствуйте, Олег.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Зритель: У нас – вечер, у вас – день.

Александр Денисов: Да.

Зритель: Опыт эксплуатации японской машины – 28 лет. Ну, разных машин. Качество японских машин (женщина вам уже сказала в эфире) несопоставимо с качеством российских автомобилей. Даже десятилетний автомобиль японский на порядок качественнее нового русского, потому что причина в том, что у японцев машины делают из первичного металла, то есть из металла первой выплавки, а в России – из вторичного металла, то есть из металлолома. Соответственно, вот эти включения в выплавляемый металл приводят к быстрому сгниению машины… к сгниванию, прошу прощения, к быстрому износу физическому и так далее. Соответственно, весь Дальний Восток двумя руками за правый руль, за японские машины. Не надо трогать их, пожалуйста.

Анастасия Сорокина: Понятна позиция. Давайте сразу возьмем еще один звонок, из Красноярска выслушаем, Владимир нам дозвонился. Владимир, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Александр Денисов: Добрый вечер, Владимир. У вас тоже вечер.

Зритель: Да, у нас тоже вечер, 7 часов вечера. Я вот что хочу сказать? Японская машина у нас – Honda. С ней никакого горя нет.

Александр Денисов: Тоже праворульная?

Зритель: Да. Только масло слить, залить и с зимней резины на летнюю поменять – и все. Понимаете? А русские… Вот возьмите наш автопром. Вы возьмите, сейчас под миллион машина стоит, миллион, в ней столько наворотов, но они работать не будут, потому что она в России сделана, эти все кнопочки и все остальное. Понимаете? А японская будет работать.

Анастасия Сорокина: Владимир, а можно вас спросить? Вы как опытный пользователь правого руля… Насколько действительно это комфортно? Как вы считаете, действительно менее безопасно управлять праворульной машиной?

Зритель: Девушка, я всю жизнь водителем проработал, для меня разницы нет – хоть налево, хоть направо ездить.

Александр Денисов: Владимир, такой вопрос: на встречную полосу, когда вы обгоняете, как выезжаете? Выглядываете быстро – и обратно? Как происходит это?

Зритель: Нет, нет, нет. Машины японские – они быстрооборотистые. Отстаешь, просто отстаешь подальше, выезжаешь на встречку. Видишь – никого нет. В тапок наступил, и все. Пять секунд – и обогнал. Потом встаешь обратно в ряд, и все.

Александр Денисов: Ну, вы стараетесь такие маневры пореже совершать? Или вообще не обращаете внимания? В тапок, и все?

Зритель: Нет, допустим… Естественно, я вам так и говорю. Ну, если идет колонна машин, допустим… Смотря какая машина впереди едет. Если идут фуры – естественно, там их несколько штук, и я так не делаю. Но когда легковушки маленькие, то почему их не обогнать? А когда фур много, там расстояние растянуто, то, естественно, я так не делаю.

Анастасия Сорокина: Понятно.

Зритель: Когда спереди никого нет, когда я не вижу – просто наступил, и все. Пять секунд – и обогнал.

Анастасия Сорокина: Понятно, спасибо вам большое, Владимир.

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Ну, боюсь, что скоро вот эти рекомендации уже не пригодятся, потому что все сводится к тому, чтобы поменьше у нас было на дорогах вот этих праворульных автомобилей.

Андрей Осипов: Я боюсь, что вы несколько неправы. Они отживут весь свой срок эксплуатации уж точно, потому что, даже если будет принят технический регламент в полном объеме, он не вводит запрет на эксплуатацию этих автомобилей, а он фактически вводит запрет на их ввоз на территорию Российской Федерации и на проведение с ними регистрационных действий.

Кроме того, в техрегламенте ведь есть еще один момент, касающийся в том числе «праворуких» автомобилей, а именно это наличие системы «ЭРА-ГЛОНАСС» – так называемой системы экстренного реагирования. Но это касается всех, в общем-то, подержанных машин, которые сейчас ввозятся из-за рубежа, в том числе тех автомобилей, которые эксплуатируются у нас в России.

Но, благо, появилось огромное количество компаний, которые вам готовы эту кнопку «ЭРА-ГЛОНАСС» поставить, и, в общем-то, это более не является такой уж большой проблемой. Ну конечно, если мы будем закрывать глаза на то, что то, что поставлено, соответственно, не на заводе, а поставлено какими-то дополнительными компаниями, ну, оно если и работает, то оно просто подает аварийный сигнал, оно не сообщает о координатах, где это произошло. И автоматический аварийный сигнал в случае дорожно-транспортного происшествия подаваться не будет, потому что вот эта система, дополнительно установленная потом, не завязана ни на какие датчики автомобиля – ни на датчики подушки безопасности и так далее и тому подобное. И это отчасти относится, конечно же, к «праворуким» автомобилям.

Но ведь абсолютно верно вы отметили в материале, что люди покупают «праворукие» автомобили не потому, что у них нет выбора. Выбор-то есть, по большому счету.

Александр Денисов: Они экономичнее, выгоднее.

Андрей Осипов: Конечно, они экономичнее и выгоднее. В этом смысле они абсолютно правы. Человек ищет там, где лучше. Он видит, что опыт эксплуатации его соседа или человека, который живет в его регионе, подсказывает, что любой пятилетний или семилетний «японец» оказывается надежнее и меньше обременяет своего владельца, то есть у него меньше стоимость владения, чем даже у нового автомобиля, произведенного в России – будь то LADA или будь то, я не знаю, какой-нибудь другой… та же самая Toyota или Hyundai. Они скорее пересаживаются на «праворуких японцев», потому что это те же самые 500–700 тысяч, то есть до миллиона рублей. Мы можем купить, в принципе, в приличном состоянии пятилетнего «японца», за которым, конечно же, в Японии ухаживали гораздо лучше, чем мы ухаживаем за своими автомобилями. Поэтому они и отдают предпочтение таким машинам. То есть, если говорить о безопасности, к примеру, этих автомобилей…

Александр Денисов: Да, кстати. Андрей, пробовали? Я не сидел.

Андрей Осипов: Я с правым рулем много ездил.

Александр Денисов: А вот встречное движение?

Андрей Осипов: Это проблематично.

Александр Денисов: Проблематично, да.

Андрей Осипов: Но можно приноровиться. Вот абсолютно верно сказал наш зритель…

Александр Денисов: Если обзор побольше давать, да?

Андрей Осипов: Конечно. Ведь это же на самом деле вопрос опыта. То есть либо ты дальше отстаешь от автомобиля и начинаешь большую дистанцию, скажем так, стараться отследить для того, чтобы выйти на обгон, либо ты просто смещаешься правее. Если это правый поворот, то, сместившись правее, мы сразу видим дугу и сразу можем оценить, есть ли там машина или нет. То есть это вопрос скорее подготовки самого водителя и опыт.

Александр Денисов: Это единственный такой скользкий момент?

Андрей Осипов: Да, связанный с обгоном. Ну, в принципе, движение по многополосной магистрали, если мы выезжаем в левый ряд, который как бы нам предназначен, а со встречки к нам кто-то «прилетает», то мы тоже можем его не заменить. То есть этот момент тоже, скажем так, существует. Но в целом на самом деле можно приноровиться эксплуатировать «праворукий» автомобиль у нас в стране с правосторонним, скажем так, движением. Проблем с этим, по большому счету, не возникает.

Хотя я все равно отношусь к той категории экспертов, которые считают, что машина должна иметь правильное расположение руля. И если у нас в стране принято правостороннее движение – значит, руль должен быть слева, а никак по-другому, потому что это действительно вопрос безопасности. Потому что, кроме обгонов, есть еще один момент, связанный с обзорностью – с обзорностью, подъезжая к пешеходному переходу, с обзорностью, когда мы паркуемся рядом с бордюром. Вроде как на «праворукой» машине это сделать проще, потому что вот он, бордюр, получается под правую руку у нас, а как показывает практика – зачастую это сделать сложно.

Но, по большому счету, вот те моменты, которые связаны не с эксплуатацией, они преодолеваются обычным, собственно говоря, человеческим опытом. Но я не считаю, что нужно стимулировать людей для покупки «праворуких» автомобилей. На мой взгляд, у государства есть целый ряд фискальных инструментов, которые активно применяются в той же самой Европе, в тех же самых Соединенных Штатах Америки. Мы же там не видим такого количества «праворуких» авто, хотя та же самая Япония не далека от Америки, и в Америке нулевая пошлина на ввоз автомобилей, но никто туда не ввозит в массовом порядке японские подержанные автомобили.

Александр Денисов: У них свои дешевые автомобили.

Андрей Осипов: У них свои дешевые автомобили. Так вот, давайте сначала тогда задумаемся о том, что у нас происходит в целом с автомобильным рынком и почему. Есть, конечно же, географические особенности нашей страны, потому что мы огромное государство – от Калининграда до Дальнего Востока, извините меня, две недели в поезде надо ехать, по большому счету. Но тем не менее, если у нас приняты единые правила дорожного движения на всей территории этого огромного государства, то, наверное, и машины должны быть теми, которые соответствуют и созданы под соответствующее движение – левостороннее или правостороннее. Ну, в нашем случае – правостороннее.

Анастасия Сорокина: Давайте узнаем мнение еще одного специалиста. К нам присоединяется Максим Евсеевич Кривелевич, доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета. Максим Евсеевич, здравствуйте.

Максим Кривелевич: Добрый день, коллеги.

Александр Денисов: Максим, а у вас тоже «праворукая» машина, точнее – праворульная?

Максим Кривелевич: Моя семейная – да, конечно. Служебные у меня обе леворульные. А свою семью я вожу только на праворульной машине, они мне дороги.

Александр Денисов: А служебных у вас целых две, и все леворульные, да?

Максим Кривелевич: Это исключительно вопрос престижа.

Анастасия Сорокина: И что вы можете сказать? Насколько действительно, вы считаете, вот такие меры, которые сейчас пытаются принять в отношении праворульных автомобилей, необходимы?

Максим Кривелевич: Ну, во-первых, я во все это не верю абсолютно. То есть я вообще здесь не вижу риска, потому что подобные меры не могут быть приняты в принципе. Я экономист, я ничего не понимаю в устройстве автомобилей и не буду об этом говорить. Хотя есть статистика убыточности по ОСАГО, и Приморский край гораздо лучше по этому коэффициенту, чем огромное количество среднероссийских регионов. То есть, если бы праворульные машины были опасны, коэффициент убыточности ОСАГО был бы выше у нас, а не в регионах, где праворульных машин практически нет.

Я скажу о том, в чем я понимаю как экономист. С одной ввезенной, ну, очень простой машины – Toyota Corolla, а это очень типовая машина – российский бюджет получает 5–7 тысяч долларов ввозной пошлины в зависимости от года и от кубатуры двигателя. С одной произведенной машины российский бюджет получает суммарно со всеми налогами и сборами вполовину меньше. То есть запретить праворульные машины – фактически означает залезть в карман российского бюджета на совершенно титанические суммы. И в этом плане любые разговоры о какой-то потенциальной угрозе жизни, здоровью и интересам, конечно, абсурдны.

У нас алкоголь продается в магазинах, и государство собирает с него акциз. Если сказать, что это вопрос совершенно принципиальный, не в доходах в бюджет дело, то тогда давайте сначала алкоголь запретим, потому что, согласитесь, алкоголь гораздо опаснее и уносит гораздо больше жизней, чем правый руль.

Анастасия Сорокина: Понятно. Максим Евсеевич, спасибо вам большое. Понятна позиция.

Очень мало времени, у нас прямой эфир ограничен, давайте дадим еще слово нашим зрителям. Вот дозвонился нам из Челябинска Алексей. Алексей, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Да, здравствуйте.

Зритель: Вечер добрый!

Александр Денисов: Да, Алексей, добрый, добрый.

Анастасия Сорокина: Мы вас слушаем. Говорите, пожалуйста.

Зритель: Я житель города Челябинска, у меня своя эвакуационная служба и служба помощи водителям на дорогах. Могу сказать однозначно, что праворульные автомобили здесь, у нас в регионе, – это предмет опасности.

Александр Денисов: Почему?

Зритель: Ну, потому что, во-первых, мы делали… Как это сказать?

Александр Денисов: Статистику собирали, да?

Андрей Осипов: Анализировали.

Зритель: Да, анализ диспетчеров, каких заявок по ДТП или по неисправности автомобиля у нас больше. Так вот, в первых рядах были праворульные автомобили, затем новые немецкие автомобили.

Мое личное мнение: да, пусть они эксплуатируются в приморских краях. Почему? Потому что там их очень много. Но при этом пусть будут правила дорожного движения, как в Японии. При пересечении ближе к центру России водитель должен пересесть с правого руля на левый. И если они все утверждают, что им далеко, то, во-первых, у нас будут прокаты хорошо работать, у нас не будет суматохи в центре России. Приморские края пусть ездят на своих праворульных автомобилях, но по правилам Японии, ну, то есть с правосторонним движением.

Анастасия Сорокина: Понятно ваше мнение. Спасибо, Алексей.

Александр Денисов: Спасибо. Вот интересное какое мнение, да?

Андрей Осипов: Ну, я категорически его не поддерживаю по той простой причине, что если мы в одной части страны введем левостороннее движение, а в другой – правостороннее движение, то это, простите, будет полный бардак. Понимаете?

Александр Денисов: Да. А вот первая часть…

Андрей Осипов: Из чисто экономических соображений…

Александр Денисов: Про ДТП. Чаще всего именно…

Андрей Осипов: Ну, по поводу ДТП. Вы знаете, да, это опять же связано с тем, что люди выезжают на встречную полосу на машине с другим рулем, поэтому видимость обзора ограничивается. Даже несмотря на то, что я сказал – что, мол, любой водитель сам адаптируется под тот тип транспортного средства, которым он управляет, и соответствующим образом адаптирует свой стиль вождения, – но все равно это не до конца происходит. Порой люди попросту забывают или не рассчитывают расстояние.

И, к сожалению, это вообще большая проблема нашей страны – низкий уровень квалификации самих водителей, начиная со школьной скамьи, то есть начиная с подготовки водителей, и заканчивая тем, когда водитель уже имеет стаж вождения, то есть несколько лет у него водительское удостоверение. Ну, это абсолютно, к сожалению, в нашей стране зачастую не означает, что это действительно опытный водитель.

Александр Денисов: У нас-то с левым рулем в ДТП попадают, а уж с правым…

Андрей Осипов: Конечно. А с правым-то рулем?

Александр Денисов: Еще плюс, да.

Андрей Осипов: То есть, на мой взгляд, вероятность попасть на машине с неправильным расположением руля все-таки, ну, если не в разы, то на несколько процентов в любом случае выше, особенно на магистралях, где движение связано с частыми выездами на полосу встречного движения, с обгонами и опережениями. Вот в таком случае…

Анастасия Сорокина: Как можно предотвратить такую ситуацию?

Андрей Осипов: Какую ситуацию? Запретить?

Анастасия Сорокина: Ну, может быть, имеет смысл сдавать на права тогда? Сдают – «автомат» или ручная коробка, левый руль и правый руль. Может, разделить?

Андрей Осипов: Нет, я считаю, что правила должны быть едины для всего государства, для всей страны, потому что, ну извините меня, на Дальнем Востоке живет много людей, которые родились в Санкт-Петербурге, как и в Санкт-Петербурге могут жить люди, которые родились, я не знаю, в том же самом Владивостоке. И они не должны всякий раз… они не должны обучаться по разным правилам дорожного движения.

Правила дорожного движения единые, и они, по большому счету, написаны кровью. Они не зря, собственно говоря, и появились. И светофоры у нас, знаете ли, появились не зря, потому что люди гибли на дорогах. Поэтому для страны всегда, для одного государства… Нет примеров в мировой, скажем так, индустрии, что в какой-то стране принято и правостороннее, и левостороннее движение. Такого не бывает.

Александр Денисов: То есть, Андрей, если следовать логике, рано или поздно мы придем к решению этого вопроса?

Андрей Осипов: Какими методами его решать – запретами либо введением фискальных инструментов, когда, допустим, мы не то чтобы запрещаем, но делаем стоимость владения «праворукой» иномаркой чрезвычайно высокой, попросту невыгодной? Как в Японии. Почему из Японии приезжает много пятилетних машин?

Александр Денисов: Кстати, расскажите, да.

Андрей Осипов: По той простой причине, что там налоги устроены таким образом, что эксплуатировать автомобиль старше трех-пяти лет чрезвычайно невыгодно. Вы будете просто огромный транспортный налог и все остальные сопоставимые налоги с этим платить, если у вас машине старше пяти лет. Именно поэтому по истечении пятилетнего срока…

Александр Денисов: Они все к нам.

Андрей Осипов: …подавляющее большинство японцев сдают свои новые автомобили на эти аукционы, куда приезжают жители Дальнего Востока и торжественно их приобретают. Понимаете?

И потом не забывайте, что это бизнес, это огромное количество денег, которое варится в этой среде. Это мелкое предпринимательство, это средний бизнес, это частники, которые до сих пор, несмотря на запретительные пошлины, все-таки на этом зарабатывают. И многие живут с этого, это их основной источник дохода.

Анастасия Сорокина: Остается буквально несколько минут. Давайте дадим слово Игорю из Хабаровска, он тоже до нас дозвонился. Игорь, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Да, звоню из Хабаровска. У меня стаж вождения – 13 лет. Пять лет назад я привез Suzuki, не очень популярный автомобиль здесь, Toyota в Хабаровском крае гораздо больше. Машина пробежала 23 тысячи, в Японии после одного-единственного хозяина взял. Вы знаете, как новая. Я заплатил, скажем так, приблизительно половину от стоимости нового русского автомобиля здесь, на Дальнем Востоке. Пять лет я уже владею, только масло меняю, горя не знаю.

Анастасия Сорокина: Понятно.

Зритель: Я полностью согласен с вашим сюжетом из Владивостока, женщина там говорила, вот полностью поддерживаю. И насчет опыта тоже соглашусь. Я два раза съездил в соседние города. Зависит от опыта, то есть правый руль, обгон, просматривается ли дорога и повороты. Это все зависит от стажа и…

Андрей Осипов: …и от опыта эксплуатации этого автомобиля.

Зритель: Да, опыт эксплуатации и реакция в ситуациях.

Анастасия Сорокина: Понятно, Игорь. Спасибо вам большое за звонок. У нас совсем немного времени уже остается.

Андрей, как можно действительно наших зрителей, у которых правый руль, сейчас поддержать? Ведь наверняка многие сейчас стали переживать за свои автомобили, начали уже суетиться и думать, что же будет происходить, когда введут вот эти новые регламенты.

Андрей Осипов: Мне кажется, надо сначала успокоиться. Ничего страшного не произошло. Никто не запрещает эксплуатировать «праворукие» автомобили. Никто не накладывает запрет на регистрационные действия и на смену собственника. Об этом речи не идет.

Вот как дальше будут развиваться события? Будет ли подписан Правительством этот 18-й пункт таможенного регламента? Станет ли обязательной установка того же самого «ЭРА-ГЛОНАСС» на все продаваемые, в том числе подержанные, автомобили? А она, по идее, стала обязательной, но тем не менее машины регистрируются в ГАИ, которые были ввезены уже после вступления в силу этого регламента. Вот это вопрос. Но людям, которые эксплуатируют «праворукие» автомобили, мне кажется, что, во-первых, не стоит переживать.

Александр Денисов: Учитывая, что Кожемяко отсрочил вот эту «ЭРУ-ГЛОНАСС», установку.

Андрей Осипов: Конечно.

Александр Денисов: И плюс еще двухстрочные номера же введут летом для праворульных автомобилей.

Андрей Осипов: Да. Поэтому пока переживать не стоит. Но, может быть, задуматься о том, чтобы привести свое транспортное средство в полное соответствие с нашими дорогами, потому что наши дороги никто, как в Японии, делать не будет. И менять движение на Дальнем Востоке никто не будет, это понятно. Но для собственной безопасности…

Может быть, государство должно создать такие условия, при которых покупка нового автомобиля с правильным расположением руля будет более выгодна, нежели покупка подержанного автомобиля, ввезенного из Японии? Оно отчасти создает такие условия высокими ввозными таможенными пошлинами. Но, к сожалению, уровень нашего автопрома недотягивает по надежности, прежде всего.

Анастасия Сорокина: Вот сейчас, кстати, в подтверждение слов хочу зачитать сообщение из Алтайского края: «У меня две машины – «Нива» и Toyota. «Ниву» чиню бесконечно, а в Toyota только меняю масло».

Андрей Осипов: Вот! Пока вот это не исправится, мы ничего с вами не сделаем. Может быть, имеет смысл компенсировать доставку автомобилей, как это делается для «АатоВАЗа», но компенсировать не только «АвтоВАЗу», а и другим концернам-производителям? Потому что на Дальнем Востоке, поверьте мне, не такое большое количество брендов. Это удивительно!

Александр Денисов: Да вон в сюжете одна LADA была, и все.

Андрей Осипов: «Японцы», «корейцы» и LADA. Все! «Европейцев» там по пальцам одной руки можно посчитать, потому что это дорого, потому что одна логистика доставки машины во Владивосток чрезвычайно дорогая. И получается, что машина, пусть даже произведенная здесь – ну, скажем, Volkswagen в Калуге, – она там выходит на процентов 30–40 дороже. Ну и никто покупать ее не будет по той простой причине, что кому-то, с одной стороны, компенсируется, а кому-то – нет. А с другой стороны, я могу пойти на рынок, купить за сумму меньшую какого-нибудь «японца праворукого», пусть не с тем расположением руля, но я знаю, что я ближайшие 3–5 лет буду на наем ездить и только масло менять с колодками, то есть расходные материалы.

Александр Денисов: Или к дереву розетку прикрутить и заряжать, как уже делают.

Андрей Осипов: Конечно. То есть тут необходим, на мой взгляд, абсолютно системный подход. И вряд ли, опять же на мой взгляд, он связан с тотальными жесткими запретами.

Анастасия Сорокина: Кстати, давайте подведем итог нашего опроса: стоит ли запретить эксплуатацию праворульных автомобилей? Наши зрители ответили: «да» – 21%, «нет» – 79%. Вот такие итоги.

Александр Денисов: Ну, 21% все-таки – «да».

Андрей Осипов: Пешеходы, я думаю, скорее всего.

Анастасия Сорокина: У нас в гостях был Андрей Осипов, автоэксперт, редактор сайта osipov.pro. Большое спасибо вам.

Андрей Осипов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: У нас остается буквально несколько минут для того, чтобы рассказать вам, что вы увидите вечером.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Придется ли тестировать на безопасность в специальной лаборатории праворульные авто?

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты