«Если отходы – ценное вторсырье, то почему мы его не продаем коммунальщикам, а платим за то, чтобы его у нас забрали и куда-то увезли?». О мусорных тарифах

«Если отходы – ценное вторсырье, то почему мы его не продаем коммунальщикам, а платим за то, чтобы его у нас забрали и куда-то увезли?». О мусорных тарифах
Онкология. Блокировка банковских счетов. Рынок подержанных авто. Бензин. Работа для подростков. Промышленная политика
Рак: каждый имеет право на бесплатное обследование, лечение и реабилитацию по ОМС в крупных центрах
Алексей Рощин: Ранний детский труд поможет. Потому что хорошее образование приобрести трудно, а вот навыки пойдут на пользу
Как производят вентиляционное оборудование и системы отопления на заводе в Бронницах
Бензин снова дорожает. Это несмотря на соглашение между правительством и нефтяными компаниями
Покупка автомобиля на вторичном рынке. Пошаговая инструкция от специалиста по автоподбору
«Переводы между физлицами - самые подозрительные платежи на свете!» Что делать, если счет заблокирован? Советы специалиста по консалтингу
Почему канцерофобия страшнее самого рака? Главврач Центра им. Димы Рогачева - о ситуации с диагностикой и лечением онкологии
Обманутые дольщики. Мужчины 50+ без работы. Драка в Чемодановке. Проблемы ЕГЭ. Конфискация денег у госслужащих. Рубрика «Аграрная политика»
Как мужчинам после пятидесяти лет найти хорошую работу: почему служба занятости не может помочь?
Гости
Андрей Пешков
директор Всероссийского института природы, заслуженный эколог РФ

Снег растаял, мусор остался. 94% россиян считают острой ситуацию с экологией в нашей стране. Почему же тогда под растаявшим снегом оказались горы мусора? Что мы можем сделать, чтобы сберечь природу и самих себя?

Тамара Шорникова: Лишь 1% россиян считают, что в стране и конкретно в их регионе нет проблем с экологией. Это выяснили эксперты Высшей школы экономики. В ходе всероссийского опроса большинство участников (давайте посмотрим на цифры опроса, попросим режиссера вывести информацию на экран), 94% считают острой проблему загрязнения окружающей среды. 5% признают ее наличие, но считают не важной. Конечно же, разрыв очевиден.

Виталий Млечин: Да. Последние опросы Всероссийского центра изучения общественного мнения говорят о росте количества россиян довольных экологией в своем регионе. В 2009 году положительно оценивали состояние окружающей среды 39% респондентов, а в 2018-м – уже 61%.

Тамара Шорникова: Здесь мы видим спорящие статистики, поэтому будем обсуждать, где же все-таки правда. А она, как всегда, наверное, скорее всего, посередине. Среди наиболее острых экологических проблем россияне называют загрязнение воздуха (таких треть), на втором месте мусорные свалки, проблемы с водными объектами, несвоевременный вывоз мусора и плохое качество воды.

Давайте разбираться все-таки. Рассказывайте, с вашей помощью узнаем, где же правда. В вашем регионе как обстоят дела с экологией? Довольны ли вы окружающей средой? И что вы лично делаете, чтобы вокруг вас стало чище и комфортнее жить?

Виталий Млечин: Мы зададим вам такой достаточно простой, с одной стороны, вопрос. А с другой стороны, он покажет наш уровень экологической ответственности – сформулируем это так. А вы убираете мусор за другими? Пожалуйста, напишите нам на короткий номер 5445 – «да» или «нет». Через 20 минут посчитаем, кого же у нас больше – тех, которые мусорят, или тех, которые убирают.

Все это узнаем, вместе с нашим гостем будем обсуждать эту ситуацию и вообще то, что происходит в нашей стране. Заслуженный эколог России, директор ВНИИ охраны природы Андрей Пешков у нас в студии. Андрей Сергеевич, здравствуйте.

Андрей Пешков: Добрый день.

Виталий Млечин: Как вы оцениваете экологическое состояние в нашей стране?

Андрей Пешков: Ну, в общем, я тоже являюсь гражданином России. И если 95% оценивают негативно состояние окружающей среды, то это, в общем-то, сигнал опасности. И я абсолютно согласен с теми, кто недоволен состоянием качества окружающей среды.

Виталий Млечин: Ну, одно дело – абстрактно быть недовольным, а другое дело – все-таки вы как эксперт нам, пожалуйста, расскажите, в каких сферах у нас действительно самая сложная ситуация.

Андрей Пешков: Самая социально напряженная ситуация у нас, конечно, в двух моментах, хотя другие тоже требуют внимания. Первое – это обращение с отходами, в первую очередь, конечно, коммунальными. Но промышленные отходы – это тоже, поскольку… Генерально это 98% всего объема, но они не так бросаются в глаза, как коммунальные отходы, поэтому эта тема волнует людей в первую очередь, потому что каждый день практически все сталкиваются с вопросом отходов. И очень многие в регионах и в городах сталкиваются с тем, что плохо себя чувствуют. Некомфортно жить, потому что качество воздушного бассейна, особенно в селитебной зоне, где люди живут или работают, ниже, скажем, субъективно ожидаемого, которое хотелось бы иметь.

И это тоже волнует подавляющую часть нашего населения. И хорошо, что эти вопросы сейчас освещаются. А они замалчиваются. Потому что когда будируется вопрос, то он худо-бедно, но начинает решаться. Ну, так, как, например, мы сейчас наблюдаем, что пошла работа по тому, чтобы навести порядок в сфере обращения с отходами, началась только.

Тамара Шорникова: Первая SMS. Вот что характерно? Только начали разговаривать. Чукотский автономный округ: «Если самим убирать, то зачем тогда платить за уборку мусора?»

Виталий Млечин: Да, этот вопрос сразу возникает всегда.

Андрей Пешков: Молодцы!

Виталий Млечин: «Я же плачу деньги. Что я еще должен сам что-то делать?»

Андрей Пешков: Да, молодцы.

Тамара Шорникова: Как вы считаете, вот он характеризует общее отношение к проблемам экологии, окружающей среды сегодня в нашей стране? Или все-таки тех, кто старается что-то сделать, как-то поменять картину, становится больше?

Андрей Пешков: Вы знаете, человек, который задал этот вопрос, он мыслит, и мыслит в правильном направлении. Я тоже думаю в этом направлении таким образом. У нас есть тариф, сложился исторически такой закостенелый тариф, который не обеспечивал современную систему обращения с отходами. Переработку точно не обеспечивал. Обычно это собиралось, увозилось и в другом месте захоранивалось или просто выбрасывалось, валилось. Как говорят специалисты: «Валят на полигоны». Ну, полигонов практически нет, есть свалки.

Теперь объявили о том, что идет реформа, подготовлены нормативно-правовые акты, создали структуры, которые… Региональные операторы в каждом регионе теперь есть. И встал вопрос: тариф-то растет, тариф растет в разы, в некоторых местах существенно растет. Если раньше люди не обращали внимания, сколько платят за удаление мусора, то сейчас всех вопрос начинает закономерно волновать. И я спрашиваю: если мы рассматриваем отходы как ценное вторичное сырье (а отходы именно таковыми и являются), то почему мы не продаем отходы управляющим компаниям, а помните мы им платим за то, что они ценное сырье у нас забирают и куда-то увозят? Что они с ним делают – нас уже, в общем-то, мало касается и не волнует, потому что ответственность по законодательству при передаче отходов от нас в управляющую компанию, право собственности переходит к ним, поэтому они становятся собственниками этих вторичных ресурсов.

А почему, если мы сейчас говорим о раздельном сборе, то, что является вторичным сырьем, не продается или не снижается тариф на сумму стоимости тех отходов, которые являются… Макулатура, баночки алюминиевые – дорогие. Пластик – дорогой…

Виталий Млечин: Стекло.

Андрей Пешков: Стекло либо целое, емкости (бутылки, банки), либо бой стекла, не сортированный по цвету, который является сырьем, мы знаем, для каких изделий – это пеностеклобетоны. Ну, в общем, там достаточно много интересных решений, куда можно стекло применить. Это ценное сырье. Макулатура та же самая, да? У нас много интересных фракций так называемых утильных, которые денег стоят.

Органика – то, что считается, ну, мусор-мусор – корки, шкурки. А что такое органика? При хозяйском подходе… Природа же не создает отходов, в природе нет отходов. Значит, это не хозяйский подход. Значит, то, что образуется в виде органических отходов, оно должно быть как углеродосодержащее сырье и может использоваться как топливо, как удобрение при определенной обработке. Это же сырье, из которого можно сделать товар и его продать.

Тамара Шорникова: Так, может, просто объясняется? Просто не занимается никто в реальности переработкой, поэтому и денег нет, которые можно добавлять, вычитать. Половина SMS: «Как не было переработки мусора, так и нет», – Саратовская область. Амурская область: «Стали вывозить мусор по-новому. Выяснилось, что операторы не справляются с вывозом мусора, контейнеры полные, вывозят реже, чем раньше. Татьяна, Благовещенск». И так далее, и так далее, и так далее.

Андрей Пешков: Да. А если к этому прибавить… Это как бы неудавшиеся положительные намерения. А есть же совершенно определенные отрицательные намерения, вредные. Какие? Мусоросжигательные заводы. Вся Европа и весь мир закрывает мусоросжигательные заводы постепенно, потому что быстро это экономически больно, а к нам эти устаревшие технологии почему-то проникают.

Виталий Млечин: Так нам же говорят, что мы из Японии сейчас завезем эти технологии, а в Японии в центре городов эти мусоросжигательные заводы стоят, и все хорошо.

Андрей Пешков: Это как бы обман, мягко говоря. Почему те технологии, которые стоят в Японии, у нас не проектируются. И я вас уверяю, я смотрел все материалы. И эксперты, с которыми я работаю, смотрели все материалы мусоросжигательных заводов – четыре в Московской области и один в Татарстане. Ни один из этих заводов не обеспечивает нормативное качество среды, не обеспечивает экологическую безопасность и здоровье населения, проживающего в достаточно широкой округе от мусоросжигательного завода. Опасное соседство. И люди не зря волнуются и протестуют.

Поэтому, может быть, как раз с помощью СМИ, откликаясь на массовые призывы населения, может быть, другие технологии, а не упорствовать в применении устаревших, поскольку и экспертное сообщество, и население против? Ну, наверное, те, кто выражают чаяния населения, управленцы нашей страны, может быть, имеет смысл откликнуться на запрос социальный и рассмотреть другие технологии?

Виталий Млечин: Узнаем, что думает Юрий из Астраханской области. Юрий, здравствуйте. Что вы делаете для того, чтобы ваш район, ваш город, ваш подъезд стал чище?

Зритель: Я всегда смотрю вашу программу.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Зритель: Это одна-единственная программа, которая поднимает насущные темы страны. Вот я что хочу сказать? Ведущий правильно сказал. Почему не принимается стеклотара, пластик в крайнем случае? Бутылки валяются. Вот я живу в Астраханской области, вдоль реки мусорная свалка, бутылки везде, пластик. И люди, честно говоря, извините за выражение, свиньями стали, за собой не убирают. Посидели, отдохнули – побросали и ушли. Я детей своих и внуков приучил. Мы приезжаем – грязь везде. Бутылки собираем, в пакет, потом везем и в мусорный бак бросаем. Мы сами тоже виноваты, тут часть и нашей вины.

И еще я хочу сказать, что это никому не надо. Мне кажется, идет как будто целенаправленное уничтожение российского народа. Мы сами погибнем в этой грязи. Понимаете, в чем дело? Погибнем просто! Нет интереса, чтобы защищать, принимать. Вот я помню, в детстве бутылка стоила 12 копеек. А лимонад тогда стоил 15 копеек. Бутылку сдал – купил стакан или два лимонада. Выгодно было. Почему сейчас невыгодно принимать это? Вот такой у меня вопрос.

Тамара Шорникова: Спасибо вам большое за ваш отклик. Ну, на самом деле почему не собирают? Есть же примеры. Давайте посмотрим один из них, у нас есть как раз видеоматериал на эту тему.

Виталий Млечин: Из Свердловской области. В Первоуральске на улицы города каждый день выходит десятилетний Дима Войтехов и собирает мусор – пластик, бумагу и металл. Сдавать вторсырье мальчик начал, чтобы исполнить свою заветную мечту – он хочет купить игрушечный внедорожник. За час собирает пять пакетов мусора. За килограмм пластика, правда, немного совсем платят, восемь рублей дают. За бумагу и того меньше – всего четыре. Собирает Дима и батарейки, но это уже не ради денег, а чтобы помочь природе. Родители помогают сыну только с транспортом.

СЮЖЕТ

Тамара Шорникова: Дима подсчитал: чтобы купить заветную игрушку, ему нужно заработать еще тысячу рублей, а значит – осталось собрать 50 мешков пластика. Сколько таких, как Дима, у нас в стране? Давайте посчитаем. Звоните нам и пишите, рассказывайте свои истории. Есть еще одна из Кемеровской области. Выслушаем и прокомментируем. Анна, здравствуйте.

Виталий Млечин: Анна, здравствуйте. Анна?

Тамара Шорникова: Анна, слушаем вас. Алло!

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, здравствуйте. Говорите, пожалуйста.

Зритель: Я звоню из Кемеровской области. Я очень рада, что дозвонилась. Наверное, самая хорошая передача. В последнее время смотрю только вас.

Виталий Млечин: Спасибо.

Зритель: У нас, знаете, наверное, по области… Сейчас Кемеровскую область переименовали в Кузбасс. Ну, Кузбасский угольный бассейн – он давно так назывался. Знаете, у нас, наверное, на первом месте сейчас не проблема мусора, а проблема угольной пыли и разрезов открытых. Я сейчас смотрю в комнату в одно окно – у меня один разрез. В детскую захожу – у меня другой разрез. Представляете? И это все в центре города, за стадионом. И таких разрезов у нас не только два. Два я вижу только из своих окон. Если с высоты вертолета посмотреть, у нас город буквально перекопан. У нас две обогатительные фабрики…

Виталий Млечин: Так, а то, что касается мусора все-таки, пожалуйста. У нас не очень много времени.

Зритель: Мусор? Мусор – да. Знаете, не скажу, что у нас грязно, хотя город у нас маленький. Мусор есть, особенно после зимы, после таяния снега, но не скажу, что много. Мусор мы убираем или нет? Да. Когда особенно с семьей приезжаем на какой-нибудь пляж или в лес, где вокруг валяется много мусора, мой муж идет автоматически за пакетом и собирает все вокруг. Ну просто раздражает его мусор.

Виталий Млечин: А вы не помогаете ему?

Зритель: Помогаем всей семьей. И детей своих приучаем. Когда вижу, что дети маленькие идут, бросают прямо пакеты от чипсов – раздражает, честно. Это просто у нас такой менталитет, знаете, менталитет большинства, наверное. Вот поэтому.

Тамара Шорникова: Спасибо вам за ваш рассказ.

Виталий Млечин: Спасибо.

Тамара Шорникова: Объясняем, почему действительно просим высказываться лаконичнее. Потому что многие примеры каких-то экологических проблем мы не раз рассматривали в этой программе. А сейчас хотим сконцентрировать на том, что мы лично можем сделать, какой вклад мы можем внести, чтобы сделать жизнь вокруг лучше, поэтому такие примеры и собираем.

Как много действительно таких людей, которых сейчас не только заботит конкретная проблема, но которые хотят что-то сделать?

Виталий Млечин: И как эффективнее всего делать это?

Андрей Пешков: Вы знаете, где затронуло за живое… Вот мы с большим количеством регионов взаимодействуем. Где затронуло за живое, люди начинают шевелиться. И начинается, как опыт Германии показал, наиболее эффективное осознание проблемы, что ты можешь что-то сделать, с детей.

Поэтому очень важно, что в семье… Вот я смотрю здесь, что мальчишка разумный, он получил хороший стимул, разумный, взвешенный, без фанатизма, и в то же время хорошее воспитание. Он не просто на игрушку собирает деньги, а он еще и батарейки собирает, потому что он понимает, что это ущерб окружающей среде.

А по многим регионам пошла такая программа раздельного сбора отходов. Это инициатива особенно хороша – с точки зрения воспитания подхода к тому месту, где ты живешь, потому что это каждый человек может сделать. И не только у себя дома мусор раздельно собрать и его правильно разместить, в отдельных емкостях, бачках. Вот как дама сказала из Кемерова – они выезжают в лес, а в лесу уже прошли и оставили за собой. И первое, что они делают, чтобы чувствовать себя комфортно в своей стране, в своем регионе, в своем лесу? Они убирают за теми, кто прошел. Поэтому самый главный вопрос здесь – это воспитательный.

Второй вопрос – экономический. Когда тебя припечет, тогда ты начинаешь думать: а что же делать? И в этом плане очень существенную роль играют средства массовой информации, потому что, во-первых, мы можем с помощью экспертов, специалистов и опыта, который нагляден, показать, во-первых, какая ситуация реальная. Многие недооценивают эту ситуацию, а многие переоценивают. Затем можно показать, какие методы существуют, что на самом деле человек может сделать, скажем, не сильно специализируясь в этой области.

Раздельный сбор может сделать каждый. Другой вопрос, что этот раздельный сбор, если с точки зрения экономики смотреть, он входит в противоречие с современными методами переработки мусора. Потому что если кто-то за счет населения отобрал ценные фракции, то он получил сверхприбыль за сет бесплатной работы населения. А тот оператор, который из этого должен извлечь доход, чтобы окупить свои расходы и снизить тариф для населения, он недополучил ценную фракцию. Понимаете, тут внутреннее противоречие тоже есть.

Виталий Млечин: Вы знаете, есть еще один важнейший аспект. Ведь таких историй было много, когда люди сортировали мусор, клали, соответственно, выбрасывали раздельно в эти контейнеры, а потом выяснялось, что все прекрасным образом сваливают в одну кучу. И опять все равно…

Андрей Пешков: Пример в Пушкино подмосковном, в наукограде, где люди вышли по собственной инициативе и стали все сортировать 15 лет назад. В результате эта инициатива кончилась, когда утром они вышли и увидели, как два рабочих складывают рассортированные отходы в одну машину, трамбуют и увозят на помойку. Все! И весь энтузиазм умер сразу.

Виталий Млечин: Это неудивительно.

Тамара Шорникова: Давайте расскажем о других способах помочь планете и конкретному району. Мы посмотрим две истории – из Липецка и Калининградской области – и обсудим их.

СЮЖЕТ

Тамара Шорникова: Каждое действие, я уверена, принесет хорошие результаты. Но время свободное у нас ограничено, проблемы экологические большие и очевидные. Может быть, есть более эффективные пути? Может быть, пройтись с мешком здорово, но ты можешь сделать что-то другое, которое быстрее поможет району, планете, тебе в конце концов?

Андрей Пешков: Два уровня эффективных действий. Первое – это то, что понятно и доступно каждому в любое его свободное время при желании. Это то, что мы сейчас видели. Это личная инициатива, индивидуальная. Она общей картины не меняет, к сожалению, сильно к лучшему, но оказывает положительное воспитательное воздействие. Это очень важно. И это не надо сбрасывать со счетов и говорить, что это не важно. Это важно.

Но эффективнее другой уровень, как показала практика, – это объединения людей, которые понимают, что неблагополучная окружающая среда не позволяет им жить так, как они хотят. И вот объединение людей с целью заставить загрязнителей, назовем их так, промышленников… А это лобби, которое за счет здоровья людей извлекает сверхприбыль, экономя на очистных сооружениях – в широком смысле этого слова.

Это власти, которые не выполняют своих функций перед гражданами, не обеспечивая их конституционное право на благоприятную окружающую среду и которые, как правило, находятся в каких-то взаимоотношениях, очень часто коррупционных, с теми загрязнителями, про которых мы выше сказали.

Поэтому необходимо, для того чтобы эффективно улучшать свою окружающую среду, объединяться для того, чтобы заставлять вместе делать то, что положено делать загрязнителям в соответствии с нашим законодательством (а оно хорошее) и властям, которые часто не делают того, что обязаны делать. Вот это эффективно, вот это действительно даст результат.

Виталий Млечин: Подведем итоги нашего опроса, пора уже это сделать. Мы спросили у вас: собираете ли вы мусор за другими? И 70% наших зрителей ответили, что делают это. Вы большие молодцы!

Тамара Шорникова: Здорово!

Виталий Млечин: А те, кто мусорят, совершенно не молодцы.

Тамара Шорникова: Объединяемся! Так и победим.

Виталий Млечин: Да, будем надеяться, что все меньше и меньше людей у нас в стране будут мусорить.

Андрей Пешков: Объединяемся, да.

Виталий Млечин: У нас в гостях был заслуженный эколог России, директор ВНИИ охраны природы Андрей Пешков. Мы беседовали о том, как сделать нашу окружающую среду чуть-чуть получше. Спасибо большое.

Андрей Пешков: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Долгушин Владимир Маркович
Переработка отходов и полигонов ТБО – это просто, безопасно, денежно. Безопасно для экологии переработать древесные отходы, куриный помёт, навоз свиней и КРС, растительные отходы, РТИ, полигонные мусор и бытовые и промышленные стоки никакой сложности не представляет и при этом можно получить ещё приличную прибыль. Такая технология в России уже давно есть - это бескислородный пиролиз (500-850 град. С). Технология всеядная, непрерывная, автономная с отсутствием вредных выбросов и запаха. Расчеты показывают окупаемость за год - полтора. Продукты пиролиза - строй материалы, электричество, бензин, солярка, метанол, синтез-газ, из которого можно получать продукты, весьма востребованные для промышленности и особенно для с/х. Хлор и сера, улавливается фильтрами пиролизной печи в момент их появления. Экономика - например, перерабатывая 100 т. в сутки российского полигонного ТБО (50% влажности) – годовая чистая прибыль более 300 млн. руб., т.е. соизмерима с суммой вложения. Правда техническое решение по пиролизной печи не имеют мировых аналогов, поэтому не будет патентоваться, т.к. наши патенты не кем не защищены, тем более в Китае и в странах НАТО. Технология так же может перерабатывать бытовые и промышленные жидкие отходы (стоки) до высокой степени чистоты с удалением органики и даже солей тяжёлых металлов. Вся проблема в российских инвесторах - их нет, а бюджетного финансирования нет тем более. Слава Богу, хоть иностранные появляются, но прибыль они увезут с собой. С одной только с одной 100 тонной (всего 10 мусоровозов) в сутки пиролизной установки за 10 лет улетит за Бугор 1,5 млрд. рублей. А если перерабатывать 1 млн. тонн (сегодня требуется, например, для Петербурга) – 15 млрд. ($230 млн.) Надо быть полными идиотами у власти или врагами страны, чтобы не перерабатывать сырьё в стране, а продавать его без переделов – других эпитетов нет. Например, взять тот же Архангельск – туда будут свозить «сухую нефть» и при этом будут ещё приплачивать, а те бастуют против своего обогащения! - тупоголовые по саму шею! Ну губернатор такой же! Первая заповедь политэкономии – страна богатеет трудом только собственных граждан. Делайте выводы! Для информации, мусор в Европе, Японии стали сортировать только по тому, что мусоросжигательные заводы не способны экологически безопасно сжечь пластик или просто этого не могут сделать и не более того!

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео