Андрей Попков: Отрасль такси на сегодняшний день криминальна на 90%

Гости
Андрей Попков
член Общественного совета Министерства транспорта РФ

Агрегаторы уголовных дел. Почему так много нареканий к таксистам, которых мы вызываем через мобильные приложения? Их обвиняют в грабежах, насилии, грубом нарушении ПДД, что приводит к увечьям и гибели пассажиров. Как совместить безусловные удобства мобильных приложений такси с безопасностью?

Александр Денисов: Следующая тема нашего обсуждения – «Агрегаторы уголовных дел». У мобильных приложений по вызову такси есть несомненные достоинства – все быстро, дешево, но и опасно.

Марина Калинина: Вот трудно не обратить внимания на число уголовных дел, которые возбуждены против таксистов. Их обвиняют в грабежах, насилии, в грубом нарушении правил дорожного движения. И приводи это зачастую к увечьям и даже к смерти пассажиров. Давайте посмотрим на статистику. Аварийность с участием легковых такси выросла с 35%... простите, выросла на 35% с 2015 года. Только за девять месяцев прошлого года произошло больше 2 тысяч аварий с участием такси. Половина – на территории Центрального федерального округа. 37% – в Москве и в Московской области. Вот такие вот цифры.

Александр Денисов: Тему будем обсуждать с нашим гостем – у нас в студии Андрей Валерьевич Попков, член Общественного совета Министерства транспорта Российской Федерации. Андрей Валерьевич, здравствуйте.

Андрей Попков: Здравствуйте.

Александр Денисов: Все эти случаи – у всех они на слуху, когда что-то случилось, на кого-то напал таксист. Вот я недавно даже читал, что привез он их к грабителям, подобрал у ночного клуба, завез во двор, там их ограбили, деньги отобрали. Мы все про это слышим. И наталкиваются все эти споры на один, наверное, железобетонный аргумент: зато у них дешево. Вот долго ли мы будем терпеть все эти уголовные дела, проблемы ради…

Андрей Попков: Ну, я в курсе всех этих дел, так как я возглавляю еще Координационный совет российского профсоюза «Таксист». К сожалению, повторюсь, опять же я это неоднократно заявлял, что отрасль такси на сегодняшний день криминальна на 90%. Из-за чего все это происходит? Потому что нет трудовых отношений. Вот эти случаи, которые вопиющие, – это просто прокат автомобилей такси на сегодняшний момент. Любой человек, который имеет…

Марина Калинина: Права.

Андрей Попков: …права, со стажем три года, может прийти и взять в аренду автомобиль, внести деньги, и все. Нет трудовых отношений. Что это такое? Человек пришел на работу, по Трудовому кодексу оформился, как положено, либо по трудовому договору, либо по трудовой книжке, числится в штате компании, получает заработную плату, проходит профессиональную квалификацию, техосмотры, медосмотры.

Александр Денисов: Каждое утро – медосмотр.

Андрей Попков: Нет, это положено так – каждое утро предрейсовый и вечером послерейсовый медицинский осмотр.

Александр Денисов: Путевой лист получает.

Андрей Попков: Конечно, путевой лист. Все, как положено, делает. Но этого нет. Агрегаторы на себя взяли функцию, по сути дела, организатора перевозок. Они заменили государственную функцию. По сути дела, они организовывают эту перевозку…

Александр Денисов: Причем, Андрей Валерьевич, извините, добавлю: анонимного организатора, ведь у них даже никаких контактов.

Андрей Попков: Да.

Александр Денисов: Журналист им позвонить не может.

Марина Калинина: Потому что позвонить им невозможно.

Андрей Попков: Обезличено.

Александр Денисов: Электронный адрес, ты им напиши. Хотят – ответят они, хотят – не ответят.

Андрей Попков: Написано, грубо говоря, «Пупкин Такси» на борту автомобиля. Это введение в заблуждение. Это не такси, это посредник. Агрегатор – это посредник на сегодняшний момент. Он никак не зарегулирован законом, но он имеет все функции работодателя. Он человеку дает работу. Он назначает ценовую политику. Он на сегодняшний день регулирует ценовую политику, а не водитель и не хозяин автомобиля. Он регулирует ценовую политику. И он наказывает водителя за какие-то нарушения внутри, штрафует его внутри своей системы и выкидывает на улицу, как говорится. Все эти функции – это функции работодателя.

И я, и наша организация, профсоюз, и не только наш профсоюз, а нас поддерживают все профсоюзы, с нами солидарные, российские я имею в виду, и ФНПР, и КТР, и все, – поддерживают в том, что нужно в закон внести, чтобы агрегатор не давал заказов без заключения трудового договора с водителем, так как он, по сути дела, является работодателем для этого водителя. Взял водителя, подключил его – водитель пришел, заключил трудовой договор. За что вы берете 30% от стоимости поездки? Они же берут 30% от стоимости поездки.

Марина Калинина: Агрегаторы?

Андрей Попков: Агрегаторы. А сама обработка заказа, себестоимость – она ничтожна вообще. Все эти заявления про рекламу, про то, что у них большие затраты на офисы, на каких-то головастиков, яйцеголовых компьютерщиков – я не знаю, это все чушь собачья, детский лепет на лужайке, ну, как у нас говорят. Соответственно, мы посмотрел, посчитали то, что… Они сами себе платят за рекламу. Допустим, есть некий холдинг, у него есть такси, агрегатор. Он из одного кармана деньги перекладывает просто в другой, а всем вешает лапшу на уши, что, как говорится, «у нас большие затраты на рекламу». Ну конечно, люди верят в это. И получается, что они опять же вводят в заблуждение и людей, и водителей, и пассажиров – всех.

Мы вышли с предложением, что нужно, конечно, их сделать… ну, для них сделать так, чтобы Трудовой кодекс тоже регулировал их деятельность. Ты взял человека, ты его обеспечил работой. Ты – работодатель. Все. Неси за него ответственность. Но, к сожалению, наши уполномоченные органы, власти – они вяло, как говорится, помогают нам. И я не пойму, почему они сидят в кустах.

Александр Денисов: Андрей Валерьевич, у меня вопрос: а как так получилось?

Марина Калинина: Подожди, Саша! Давай спросим наших зрителей, хотим задать вам такой вопрос: вы довольны работой такси? Присылайте нам, пожалуйста, ответы «да» или «нет». Через 20 минут подведем итоги, посмотрим, что получится. Пишите.

Александр Денисов: Как получилось, что вот так легко мы отдали рынок иностранным компаниям? Скажем прямо, это все компании иностранные.

Андрей Попков: Все.

Александр Денисов: Да. Почему мы своих жестко регулировали, заставляли их проходить медосмотры, путевой лист оформлять? У нас была выстроена схема, ну, организована работа. А им мы отдали легко и без всяких условий.

Андрей Попков: Я вам скажу – почему.

Александр Денисов: Как это вышло?

Андрей Попков: Коррупция, коррупция, коррупция. Как у нас говорят? Есть три кита: коррупция, раздолбайство и шапкозакидательство.

Александр Денисов: Ну хорошо, а какая коррупция? С кем они договорились?

Андрей Попков: Они ходят…

Александр Денисов: Или они ни с кем не договаривались, а просто вышли на рынок, и все?

Андрей Попков: У них, во-первых, очень серьезная финансовая поддержка – это раз. Во-вторых, у них серьезный лоббизм, и в Государственной Думе в том числе. Они давным-давно уже оккупировали этот рынок. Мы говорили еще… Можно поднять в интернете все интервью, все акции, которые мы проводили против агрегаторов. Они начались с 2011–2012 года, когда они только зашли на рынок. И мы писали об этом. Хоть у нас несколько сайтов профсоюза, нижегородский сайт хоть и пишет вульгарно, этот наш председатель, но он пишет правду, что это преступники, по сути дела. И по сути дела, мало того что они вводят в заблуждение граждан, а они зарабатывают на этом деньги и ни за что не отвечают. Им плевать, что кто-то там погиб, кто-то там покалечился. Буквально был недавно случай: девушка попала в аварию, и она судится с одним из агрегаторов уже второй год, наверное, и не может ничего добиться.

Александр Денисов: Гращенкова, по-моему?

Андрей Попков: Да-да-да, Елена. Ее все знают, она правозащитником стала на этой теме. И не может ничего отсудить. Там просто ухмыляются и говорят: «Ребята, мы не такси, мы просто…»

Александр Денисов: «…информационные услуги оказываем».

Андрей Попков: «Информационные услуги. Ха-ха-ха. Но при этом берем 30%. И я считаю, что эту преступную деятельность и вот эту тему с агрегаторами нужно заканчивать. Либо агрегаторы должны быть субъектами транспортной отрасли, и их надо лицензировать. Не разрешительная система, она ничего не даст. Их надо жестко лицензировать! Как в медицине: нарушил – сел.

Дальше – трудовые отношения. Вот они обязаны просто заключать трудовые отношения с водителями, чтобы вот эти «прокладки», которыми они обложились, вот эти всякие ооошки, ипэшники… А для чего они это сделали? Чтобы себя опять же обезличить – раз. И чтобы снять с себя ответственность, переложить ответственность – два. Плюс еще этот иностранный Uber, да? Мы с ним судились…

Александр Денисов: Мы не будем называть.

Андрей Попков: Да, не будем.

Александр Денисов: Их все знают.

Андрей Попков: Мы с этим иностранным товарищем судились. Он – раз! – лег под нашего якобы «российского» опять же…

Александр Денисов: Да, они объединяются между собой.

Андрей Попков: Объединились. И что сказала ФАС? «Мы ничего плохого». ФАС России! Мы опять же пикеты выставили. Вот осенью мы выставляли пикеты у ФАС: «Просим вас принять меры к агрегаторам». Там, такое впечатление, сидят то ли люди некомпетентные, то ли непонятно что. Нам отвечают: «Мы не видим монополизма одного из этих агрегаторов». Ну как вы не видите монополизма? Выйдите на улицу-то хоть, посчитайте, очки снимите, я не знаю.

Марина Калинина: Или наденьте.

Андрей Попков: Или наденьте очки. Может, выписать вам? «Мы не видим». Ну, это уже… Люди просто не понимают. Простые люди этого не понимают. И настолько отдаляются уже уполномоченные органы от простых людей, и уже такое приличное расстояние-то. И с этим нужно что-то делать. Не дай бог, там спичка – и все, и понеслась. Народ уже озверел.

Марина Калинина: Давайте сейчас посмотрим несколько историй из регионов о взаимоотношениях таксистов и пассажиров.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: Вот сейчас посмотрели сюжет. И нам пишут тоже наши зрители. «В Волгодонске сел к таксисту. Тот возил меня по городу, город я не знал, и навозил на 3 500. Оказалось, у этого таксиста нет даже диспетчера, шашечку он купил». То есть даже такие истории.

Андрей Попков: Опять же уполномоченные органы на местах не работают вообще.

Александр Денисов: А откуда такой уровень криминала? Что там за кадры? Что за люди устраиваются работать в эти приложения?

Андрей Попков: Вы понимаете, что приложение само не контролирует…

Марина Калинина: А вообще куда они приходят, чтобы устроиться на работу? Где это ядро находится?

Андрей Попков: Есть посредники. Ядра – они мелкие, и они есть везде. Допустим, гастарбайтеры те же самые, гости нашей столицы, приезжают из-за рубежа. У них там уже есть эти ячейки, которые их агитируют и, как говорится, вербуют. Сюда уже они приезжают готовые…

Марина Калинина: Вы страшные истории рассказываете!

Андрей Попков: Готовые, уже в определенной компании, которую открыли их земляки, которые держат, или кто-то еще, близкие. Они уже рассаживают их. Есть еще бизнесмены-предприниматели, которые купили автомобили, получили разрешения на них, а водить-то некому. Соответственно, самый лучший для них водитель – это гость из-за рубежа. Ему платить надо мало, и требований у него никаких нет. Ну и прав у него никаких нет, потому что нет опять же трудовых отношений.

Александр Денисов: А всплеск криминала откуда? Вот в чем причина? Что, это сплошь уголовники?

Андрей Попков: Нет, это не уголовники, просто у людей крышу сносит от того, что они работают по 12–16 часов и ничего не зарабатывают. Вот они все злые же. И получается так, что на сегодняшний момент, чтобы заработать 2 тысячи рублей чистыми, все отдать (аренду, бензин, мойку машины, покушать что-то, пообедать), у таксиста остается где-то 2 тысячи за 14–15 часов работы. Это ненормально. И человек вынужден работать на износ. И когда человек неделю проработает на износ, или две недели, или месяц, или два, смотря какое здоровье у человека, у него начинаются с психикой расстройства. Это нормальное явление, это у всех так.

Почему дальнобойщикам, допустим, кто ходит «на дальняк», тахографы ввели в 50–60-х годах? Это то же самое. Человек, который проезжает больше, грубо говоря, 80 часов постоянно за рулем, он уже становится неадекватен психически. Это проводились опыты, научно-исследовательские институты работали над этим. Это все есть, и это все будет, контроль будет.

Но почему-то отрасль такси вот так выпала из контроля. Не знаю – почему. Я постоянно об этом говорю – и в Минтрансе говорю, и везде, но меня плохо слышат. Такое впечатление, что лоббизм этих агрегаторов такой серьезный, что очень тяжело…

Александр Денисов: Слушайте, тема периодически в Госдуме всплывает на повестке, что-то они обсуждают: и выплаты пострадавшим, и слово «лицензия» тоже фигурирует. Но результата нет до сих пор.

Андрей Попков: Ну, во-первых, лицензий для такси нет, есть разрешения. Это разные вещи на сегодняшний день.

Александр Денисов: Да-да-да.

Андрей Попков: Хорошо бы, чтобы была лицензия, конечно. Но в Госдуме эту тему, понимаете, ее ведут… Сначала вообще не Комитет транспорта ее вел, а другой человек, который, по большому счету, к транспорту-то отношения не имеет. Я не знаю, работал ли он когда-то в сфере транспорта или нет. Вроде бы как сейчас передали закон писать в Комитет по транспорту, но что-то там вяло писали. Нас даже не пригласили, профсообщество туда не пригласили, а пригласили непонятных людей туда. Ну, бог с ним. Написали, первое чтение. Мы посмотрели – опять написали под этих агрегаторов. Вот агрегаторы там присутствовали, и под их диктовку писали этот закон.

Марина Калинина: Понятно.

Александр Денисов: Ну приведите пример. Что там? Их никак не будут контролировать по-прежнему?

Андрей Попков: Их будут контролировать, но контролировать будут так, как им хочется. Понимаете?

Марина Калинина: Понятно. Сейчас продолжим…

Андрей Попков: Не как хочется нам, а как хочется им.

Марина Калинина: Давайте Юрия из Москвы послушаем. Юрий, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Очень рад вас видеть, любимую нашу передачу. Ну, вообще то, как ездят они – извините меня, у меня просто нет слов. Я немного вспомню советское время: вежливость, культура, знание Москвы. Ну, прямо приятно. А эти люди неадекватные. Такое ощущение, как будто выпустили агрессивных людей. Я сам водитель, поэтому даже в этом потоке я могу узнать, впереди наш едет или приезжий. Они машину ведут, я даже вижу, какие-то дерганные, нервные. То ли действительно работа такая или что.

Александр Денисов: Поворотник никогда не включают. Это уже норма, что таксист едет, не включая поворотник. Перекидывает его из правого ряда в левый, в общем.

Андрей Попков: Это называется «колхозный режим».

Александр Денисов: Да.

Марина Калинина: Спасибо за ваше мнение. Это был Юрий из Москвы. И давайте еще Татьяну тоже из Москвы послушаем. Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Добрый день. У меня возникает такой вопрос. Вот интересно, а где трудовая инспекция, почему не проверяют? У меня брат работал 36 лет в такси, советское время застал, работал. Ну, потом все рассыпалось, естественно. Вот сейчас он живет в ближайшем Подмосковье, скажем так, может ездить и на работу сюда в Москву, но его нигде не берут. Понимаете? Почему работодатель отдает предпочтение вот этим трудовым мигрантам? Россиянам пути нет туда. Безработные мужики сидят, не могут нигде устроиться. Вы знаете, вот эти люди, которые работают в сетях такси, они не знают города, они злые, уставшие, жалуются на жизнь.

Вот я пользуюсь часто такси, вызываю «Яндекс». Приезжают, и мне их просто искренне жаль. У меня нет к ним агрессии какой-то, и ко мне никогда никто не агрессировал. Но я всегда слышу их жалобы, как им тяжело, как они живут в нечеловеческих условиях, ни помыться, ничего. Ведь раньше, в советское время, проверяли водителей постоянно – и давление, и все. А здесь они по 12 часов работают каждый день. Ночь поспали – опять вышли на работу.

Александр Денисов: А вы не боитесь вызывать такие машины, если вы знаете, что они не высыпаются и работают по 12 часов?

Зритель: Вы знаете, это «Яндекс» я вызываю…

Александр Денисов: Давайте не будем называть.

Марина Калинина: Давайте не будем называть, потому что их много разных.

Александр Денисов: Да. Не боитесь пользоваться агрегаторами, зная условия труда?

Зритель: Ну, страшно, страшно.

Александр Денисов: А почему вызываете?

Зритель: Ну а что, мне на дорогу встать и ловить? Я сколько раз попутку пыталась поймать – никто же не останавливается теперь.

Марина Калинина: Ну, общественный транспорт есть еще.

Зритель: Нет, общественный транспорт… Например, если я еду в другой район, там мне нужно быстро попасть, я пользуюсь, вызываю такси быстро, должно получаться. Но почему… Вот у меня вопрос в другом. Пользоваться, не пользоваться… Да, мы все можем в метро ездить, это все мы можем, и на лошадь пересесть. Вы поймите правильно, вопрос в следующем: где трудовая инспекция? Почему этих агрегаторов никто не проверяет?

Марина Калинина: Татьяна, мы поняли, поняли ваш вопрос.

Андрей Попков: Я отвечу. Мы обращались в трудовую инспекцию и в Минтруд по этому вопросу. Опять же – как и в ФАС. Там такое болото! Болото, даже не булькает. Туда обращаешься – такое впечатление, что ты бросаешь камень в болото. И все, и тишина.

Александр Денисов: В черную дыру.

Андрей Попков: Черная дыра. Вот Минтруд, ФАС – это черные дыры, никак никто не реагирует, вообще никак. Мы говорим: «Подмена трудовых отношений гражданско-правовыми. У вас на сайте это написано. Вот заявление, работайте». Несут какую-то ахинею. Я говорю: «Вы будете работать или не будете работать?» Такое впечатление, что нужно во всех этих структурах проводить… чиновников проверять на профпригодность, как раньше это было, всех на экзамен. Не сдал – уволили. Ну, как в МВД это проходило, аттестация эта была, да? А то у нас получается на сегодняшний день, что куча чиновников, которые сидят, как говорится, и получают зарплату за государственный счет. Они должны выполнять для нас работу, для народа, а они ее не выполняют.

Марина Калинина: Еще у нас есть один звонок, успеем послушать Василия из Сочи. Василий, здравствуйте.

Зритель: Алло. Добрый день. Доволен очень вашей передачей, спасибо большое, что поднимаете эти вопросы. Вот мне что хочется сказать? Я сам работаю таксистом по городу Сочи уже шестой год. И вот я что вам хочу сказать? Нужно быть таксисту психологом самым натуральным, потому что какого бы пассажира ты ни посадил, сколько характеров, и все он переносит через себя.

Александр Денисов: Василий, а вы через приложение работаете или нет?

Зритель: Да, я через приложение. У меня есть лицензия по путевке, я по закону работаю, плачу налоги и все прочее.

Александр Денисов: И вам приходится тоже по 12 часов крутить баранку, чтобы что-то себе заработать?

Зритель: Нет, 12 часов я не кручу. Я встаю, допустим, в 6 утра. С 6 утра до часиков, я не знаю, ну, до 10, до 11 я поработаю. Приезжаю, отдохну, покушаю, пообедаю. Ближе к вечеру я часов до 8 опять выезжаю. Отработал и домой еду. Понимаете?

Марина Калинина: И сколько получается по деньгам у вас при таком графике?

Зритель: Ну, я так бы сказал. Если в летний период, то у нас более или менее нормально – в районе 60. Если в зимний, в настоящий момент, то в районе 40, может быть. Вот так.

Марина Калинина: Понятно. Спасибо.

Андрей Попков: Ну, это с учетом того, что у него наверняка свой автомобиль. Но если мы выкинем из этих 40 амортизацию автомобиля, то получится еще меньше.

Александр Денисов: Бензин.

Андрей Попков: Я был в Сочи, у нас мероприятие было осень, мы ездили и разговаривали с сочинскими таксистами. Заработки там невелики.

Марина Калинина: Ну, летом, наверное, все-таки…

Андрей Попков: К сожалению, на сегодняшний день они тоже все жалуются, что заходят «варяги», ну, из других регионов и начинают дербанить рынок – цены падают. Ну, зарабатывать становится все сложнее и сложнее – так, как и везде. И нужно что-то делать. Самое главное, что все критикуют, а никто ничего не предлагает. Мы предложили выход из положения.

Марина Калинина: Но вас не слышат.

Андрей Попков: Да. Это трудовые отношения – раз. Ну и нужно лицензировать агрегаторов, нужно их приводить в транспортную отрасль и делать либо организаторами перевозок, за которые они будут нести полную ответственность, либо еще как-то их, как говорится, обзывать. Но так продолжаться уже не может. Народ уже… Ну, все говорят, что…

Александр Денисов: Ну давайте, к слову о народе…

Марина Калинина: Мы сейчас как раз…

Александр Денисов: Как раз и расскажем, как реагируют.

Марина Калинина: Результаты нашего опроса. Мы спрашивали: работой такси вы довольны или нет? Довольны – 37%, недовольны – 65%. Вот собственно ответы на все вопросы.

Андрей Попков: Вот вам и Юрьев день, как говорят.

Марина Калинина: Андрей Попков, член Общественного совета Министерства транспорта России.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты