• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Андрей Попков: Мы инициировали написание нового закона о такси, потому что всем надоело считать копейки - все хотят зарабатывать

Андрей Попков: Мы инициировали написание нового закона о такси, потому что всем надоело считать копейки - все хотят зарабатывать

Гости
Андрей Попков
член Общественного совета Министерства транспорта РФ

Александр Денисов: «Такси, притормози!» – следующая тема нашего обсуждения. За то время, что в России работают так называемые агрегаторы, то есть сетевые компании по вызову такси, к ним накопилось множество претензий со стороны пассажиров, законодателей, ну и таксопарков, разумеется, они недовольны заниженными до предела ценами. В чем упрекают агрегаторов? Не страхуют пассажиров, за рулем там не пойми кто и с правами, выданными в другой стране.

Оксана Галькевич: Ну, в общем, взялись, друзья, за агрегаторов. Вот еще одно недавнее требование Министерства транспорта Москвы – запретить им самостоятельно определять тарифы на проезд. Сейчас тариф высчитывается просто: если машин на линии много, а пассажиров, естественно, желающих поехать, мало, то цены низкие; если же наоборот – обычно такое бывает в праздники, например, в какие-то часы пик – стоимость поездки тогда подскакивает.

Александр Денисов: Вот поездки на столичном такси, действительно, стабильно снижаются, стоимость их стабильно снижается. В среднем сейчас москвичи тратят за вызов, за одну поездку 450 рублей при среднем расстоянии 15 километров.

Сравним. В 2015 году средний чек за одну поездку на такси составлял 650 рублей. Вот согласно данным Аналитического центра при Правительстве Российской Федерации, за 2017 год снизилось соотношение средней стоимости одной поездки на такси по отношению к средней стоимости поездки на общественном транспорте. В 2014 году такси обходилось в 13 раз дороже общественного транспорта, а вот в прошлом году – только в 9 раз.

Оксана Галькевич: Ну, в общем, такси становятся ближе к народу, с одной стороны. В международном рейтинге (есть и такой на самом деле) московское такси оказалось в числе доступных. В частности, например, средняя стоимость такси из центра города в аэропорт в Москве составляет около 1 900 рублей – это 37-е место в мире.

Там есть на самом деле города с такими ценниками, что страшно, я думаю, пользоваться, голосовать. Ну, например, Токио – если переводить это все в российскую валюту, то такая поездочка обойдется в 12 с лишним тысяч рублей. Я на метро лучше, я на метро, если в Токио окажусь вдруг, да?

Александр Денисов: Да. А в Москве все-таки в булочную поедешь на такси или подумаешь?

Оксана Галькевич: Ну, иногда и пешком пройдусь. Подумаю, конечно.

Александр Денисов: Можно и пешком пройтись.

Оксана Галькевич: Копеечка до копеечки…

Александр Денисов: В общем, сегодня будем разбираться, стоит ли ездить в булочную на такси. Безопасно ли это? Какие претензии к агрегаторам обоснованы, какие – нет? Все ли продиктовано заботой о пассажирах? Будем разбираться вместе с нашим гостем. У нас сегодня в студии – Андрей Валерьевич Попков, член Общественного совета Министерства транспорта Российской Федерации.

Андрей Попков: Добрый день.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, здравствуйте, Андрей Валерьевич. Вот мы рассказали. На самом деле, мне кажется, динамика такая положительная, с точки зрения клиентов: такси становятся доступнее, дешевле. Можно уже и в булочную, как сказал Александр…

Александр Денисов: Вы как представитель профсоюза довольны?

Андрей Попков: Конечно же, мы недовольны тем, что цены снижаются.

Оксана Галькевич: Но у вас же клиентов все-таки стало больше.

Андрей Попков: Дело в том, что задача профсоюза какая? Это безопасность труда водителя и оплата его труда. Если цены снижаются, то оплата труда, соответственно, падает, и водителю за те же самые деньги приходится работать больше, чем он работал, допустим, в прошлом году или в позапрошлом году. Соответственно, про режим труда и отдыха речи никакой и быть не может.

Про безопасность перевозок тоже можно потихонечку забывать, потому что такси не может стоить, как общественный транспорт. Извините, автобус везет 50–60 человек, а такси везет часто одного лишь пассажира. Соответственно, такси должно быть дороже, чем общественный транспорт, однозначно. Соответственно, мы видим динамику – то, что средний чек на сегодняшний день мизерный, даже по сравнению с 2015 годом, когда бензин был, извините меня, дешевле, и запчасти были дешевле, и затраты были дешевле.

На сегодняшний день водители недовольны политикой агрегаторов. Во всем виноваты агрегаторы, они между собой демпингуют. Федеральная антимонопольная служба, к сожалению, отмалчивается, отписывается всякими отписками непонятными. У нас на днях проходили пикеты, и сегодня тоже, одиночные пикеты напротив Федеральной антимонопольной службы, напротив этих агрегаторов, известных всем.

Александр Денисов: Ну понятно, вы недовольны. А пассажиры?

Андрей Попков: Пассажиры? Я не знаю. Пассажиры тоже недовольны, особенно те, кто попал в аварии и кто пострадал в дорожно-транспортных происшествиях, именно в такси.

Александр Денисов: А статистика?

Андрей Попков: Статистика очень плачевная: порядка где-то 15 тысяч в год только в Москве ДТП с такси.

Александр Денисов: А было до агрегаторов?

Андрей Попков: До агрегаторов было, конечно же, меньше, и такси было меньше. На сегодняшний день такси очень много, рынок перенасыщен, ДТП каждый день. И, к сожалению, тяжелых ДТП становится все больше и больше.

Александр Денисов: Я вот по опыту скажу как водитель. Самые злостные, как говорится, борзые нарушители – это таксисты. Элементарно – без поворотника перестраивание из ряда в ряд, резко тормозят перед тобой. Я, честно говоря, не понимаю, кто там водит, кто за рулем сидит.

Андрей Попков: Поймите, что…

Александр Денисов: И кто ездит вот с такими водителями?

Андрей Попков: Опять же повторюсь, как и в прошлые разы, я всегда говорил одно: рынок такси на сегодняшний день пока криминален на 90%. Отвечаю сразу – почему. Потому что нет в отрасли трудовых отношений. Нет такого понятия – «я работаю», «зарплата», «отпуск». Нет такого понятия «пенсия». Нет. Есть аренда автомобиля такси. Любой человек, имеющий стаж три года, может прийти сегодня, взять автомобиль в аренду и возить спокойно пассажиров. Да, уполномоченные органы проверяют, но, к сожалению, слабо они ведут контроль.

Александр Денисов: Честно говоря, ни разу не видел инспектора, который тормозит такси.

Андрей Попков: Нет, ребята, есть на сегодняшний день.

Александр Денисов: Есть, да?

Андрей Попков: Вот буквально на днях мы разговаривали с руководителем таксомоторной компании московской. Он жаловался, что приходят штрафы, за путевые листы начали штрафовать мадишники московские, выписывают по 60 тысяч рублей за отсутствие прохождения медика, механика. Они начали потихонечку работать, но вяло и слабо.

Но к чему я это все говорю? К тому, что на сегодняшний день в Государственной Думе пишется закон о такси новый. И хотелось бы, чтобы все-таки написали нормальный закон наши депутаты.

Александр Денисов: Вы инициировали?

Андрей Попков: И мы инициировали, и другие общественные организации. В общем, вся таксомоторная общественность инициировала этот закон, потому что всем уже надоело, извините меня, считать копейки, и все хотят зарабатывать.

Оксана Галькевич: Андрей Валерьевич, вы хотите зарабатывать, а я просто хочу с точки зрения… давайте я тогда подключусь с точки зрения потребителя. Вы хотите возить меньше людей, но дороже – я правильно понимаю, да?

Андрей Попков: Да.

Оксана Галькевич: То есть то, что у вас стало более массовой ваша аудитория, вас не устраивает?

Андрей Попков: Нет, дело в том, что…

Оксана Галькевич: Но тогда я перестану быть вашим клиентом, потому что, знаете, за 600 рублей 3 километра – я не сяду, не поеду.

Андрей Попков: Нет, никто не говорит про 600 рублей.

Оксана Галькевич: Вот стала пользоваться такси, честно скажу, только в последний год, когда стало не страшно. А до этого – вот эти барыги, непонятные люди, которые еще тебе и насчитают. А тут ты садишься и по агрегатору ты знаешь, какая у тебя будет оплата, сколько. И ты понимаешь, можешь ты себе это позволить или не можешь. Ты вызываешь это такси – оно приезжает через несколько минут. А раньше диспетчер: «Через 20 минут ваш автомобиль приедет». А он может и не приехать.

Андрей Попков: Никто не спорит, что новые технологии дали возможность сократить подачу автомобиля до 5 минут в Москве. Все это прекрасно знают. И это с каждых углов…

Оксана Галькевич: И стоимость стала понятна благодаря агрегаторам.

Андрей Попков: И стоимость стала непонятна.

Оксана Галькевич: Понятна.

Андрей Попков: Потому что она не может быть ниже себестоимости. Вы понимаете, что агрегаторы делают? Они назначают цену, допустим, 100 рублей, а себестоимость – 150. И они водителю уже доплачивают из своего кармана. Это называется…

Оксана Галькевич: Подождите. Агрегаторы, вот в моем понимании, они сделали так: если раньше тетенька или дяденька, диспетчер, выбирал, где какая машина, сидел и пытался их соединить, то теперь агрегатор автоматически выбирает вам того, кто ближе.

Андрей Попков: И назначает цену.

Оксана Галькевич: Того, кто ближе, он выбирает. Ему не надо ехать из какого-то Северного Бутова за мной в Останкино.

Андрей Попков: Он назначает тариф. А он не имеет права назначать тариф, потому что он не знает всей структуры возникновения этого тарифа.

Александр Денисов: Он просто смотрит, сколько машин, поэтому и назначает – либо дешево, либо дорого.

Андрей Попков: Мы вышли сейчас с инициативой разработать честную и прозрачную формулу расчета тарификации в таксомоторных перевозках. Нас поддержали с этой инициативой. Допустим, тот же самый МАДИ (это институт автодорожный) взялся разработать эту формулу. В принципе, она уже готова, эта формула. Туда подставляй стоимость автомобиля, бензин, все расходники – и получается у тебя понятная формула расчета тарифа.

И у пассажира не должно возникать вопросов. Если автомобиль стоит, извините меня, 2 миллиона рублей – соответственно, запчасти на него стоят тоже дороже. И бензин туда, все туда включается, и оплата водителя. А на сегодняшний день, по трехстороннему соглашению, оплата водителя должна быть не менее 37 тысяч рублей по Российской Федерации, а по Москве – еще больше. Соответственно, если мы это все сложим, то никак не будет стоить поездка, грубо говоря, 4 километра – 100 рублей. Она будет стоить как минимум, грубо говоря, 300–400 рублей. И это нормальное явление. Потому что если кто-то на чем-то сэкономил, он в первую очередь сэкономил на безопасности пассажира и на безопасности водителя, на безопасности труда водителя.

Оксана Галькевич: Андрей Валерьевич, у меня просто вопрос. Скажите, пожалуйста, тогда… Вот вы говорите, что сейчас с безопасностью все стало хуже гораздо, потому что приходится людям экономить.

Андрей Попков: Конечно.

Оксана Галькевич: А как тогда, простите, прежде через диспетчеров, через 20 минут ожидания приезжали люди, которые сутками не отдыхали?

Андрей Попков: Это когда было?

Оксана Галькевич: Это было вот несколько лет назад, когда еще агрегаторов не было. Это как? Они там подделывали какие-то подписи в своих путевых листах?

Андрей Попков: Конечно, конечно.

Оксана Галькевич: То есть они все-таки лазейки находили, да?

Андрей Попков: Понимаете, на сегодняшний момент мы проводим санитарные дни. Один раз в месяц мы стопроцентно…

Оксана Галькевич: У меня заснул дважды водитель, вот такой прекрасный водитель – за рулем!

Андрей Попков: Я в курсе, я в курсе.

Оксана Галькевич: И сказал: «А я не отдыхаю, нормально».

Андрей Попков: Мы проводим санитарные дни. И последний раз мы выявили вот что (ну, все об этом знают): 50%, даже 60%, даже 70% где-то находится за рулем людей, похожих на иностранцев. Так как мы не можем проверять…

Оксана Галькевич: Это было еще время соотечественников за рулем – я вам так скажу.

Андрей Попков: Да. Но сегодня, к сожалению, все ухудшилось, к сожалению. И что делают иностранцы? Да, разрешили киргизские права. Люди из других государств едут в Киргизию, покупают там права. И, к сожалению, сотрудник ДПС не может проверить паспорт. Ну, нет у него паспорта, у него только права. Он смотрит – киргизские права, соответственно. И невозможно проверить…

Александр Денисов: А что можно понять по этим киргизским правам?

Андрей Попков: Вы знаете, там можно понять.

Оксана Галькевич: Как зовут его.

Андрей Попков: Да, как его зовут. И непонятно вообще – лишен он, не лишен. Базы-то, как говорится, они не совмещены.

Александр Денисов: Может, он вообще их купил.

Андрей Попков: Да. И поэтому мы выходили с этим предложением – вообще запретить иностранцам работать в такси. Нас услышали. Соответственно, на сегодняшний день в Госдуме это все обсуждается. Но пока это все обсуждается, люди ездят, как и ездили. И, к сожалению, как было, так и есть.

Оксана Галькевич: Давайте посмотрим сейчас небольшой сюжет из Якутска – там, вы знаете, все не так печально. Может быть, иной там опыт сложился. Давайте посмотрим небольшой сюжет и вернемся к обсуждению в студию.

СЮЖЕТ

Оксана Галькевич: Вы знаете, вот вы не верите… Мы обсуждали сейчас сюжет за кадром. Вы не верите, что вот этот алгоритм работает, предложенный в Якутии, – страхование из фонда самого агрегатора. А почему не верите?

Андрей Попков: Вы знаете, мы проверяли автомобили такси: 10% только застрахованы как такси, а остальное все застраховано как физлицо, либо вообще страховые полиса «левые». Мы «пробивали» их по базам, в YouTube это все есть. Органы подключись уже, и РСА подключился уже к этому вопросу. Это было буквально недавно, месяца полтора назад. Мы выявили такую систему, что страховые компании не хотят страховать такси. Не хотят они страховать.

Я сам лично ездил, мы с блогерами снимали сюжеты. Приходишь в страховую компанию – любыми способами, любыми способами… Нас посылают куда-то в Подольск на осмотр и делают все, чтобы только не страховать автомобиль такси, а чтобы ты застраховал как физлицо. Как только ты как физлицо застраховал – ты ничего не получишь, потому что это автомобиль такси.

Вот сейчас показывали сюжет из Якутии. Я уже увидел там несколько нарушений: нет колпачка на крыше, по закону шашечный пояс должен быть, нет у человека этого ничего. И нам заявляет агрегатор, что он соблюдает законодательство, что он такой хороший, чистый и пушистый. Вопрос к местному Минтрансу: что вы там делаете, ребята? Почему у вас люди снимаются, как говорится, на телевизор и ездят с нарушениями? Ну, хотя бы элементарные правила-то соблюдайте. Ну не позорьтесь вы сами-то!

Александр Денисов: Еще звонок у нас из Саратова, Светлана дозвонилась, давайте послушаем. Светлана, добрый день.

Зритель: Добрый день, здравствуйте. Я из Саратова. Вот в советские времена, я помню, когда я заказывала такси через диспетчера, я знала, что… Вот, например, я ночью уезжаю на юг или еще куда-то, в аэропорт, или наоборот в Москве – на железнодорожный вокзал. Я заказываю заранее, и я знаю, что приедет гарантированно машина.

А сейчас… Мы ездим довольно редко на такси, но тем не менее. Вот приехали с юга на вокзал ночью, вызвали такси. Да, действительно, оно приехало где-то минут через десять. Но нам диспетчер сказал: «С вас отсюда сюда – столько-то вы заплатите». Когда мы приехали уже к нашему подъезду, он нам говорит: «Нет», – и называет сумму в полтора раза больше. Мы говорим: «Почему? Нам диспетчер сказал, что вот столько-то». Он: «Ну не знаю. Может, она вам по-другому как-нибудь насчитала. А у меня машина импортная, поэтому вы мне должны заплатить дороже».

Оксана Галькевич: И вот как любить таксистов после этого, а?

Андрей Попков: К сожалению…

Зритель: И не только у нас, мы обожглись на этом, но даже несколько наших знакомых, они говорят: «Мы вызываем машину, и за 10 минут до того, как должна приехать машина, диспетчер сообщает, что машина не приедет». Как не приедет? Людям – кому-то в аэропорт, кому-то на вокзал. Машина не приедет, а осталось 10–15 минут до того, как должна была приехать. И говорят: «Мы начинаем звонить – уже диспетчер трубку не берет, потому что у них высветился, чей телефон, и они трубку больше не берут». И приходится искать. И люди стараются…

Александр Денисов: Светлана, спасибо, мы поняли.

Оксана Галькевич: Спасибо большое. Давайте просто еще одну Светлану выслушаем, из Тулы.

Александр Денисов: Да, еще один звонок.

Оксана Галькевич: Светлана, добрый вечер… ой, добрый день. Господи!

Зритель: Добрый вечер, вернее, добрый день, да. Вы знаете, я вам хочу сказать, что я не согласна с товарищем, который у вас сейчас сидит в студии. Дело все в том, что да, наверное, если машина дороже, то, может быть, и стоимость поездки будет дороже. Но все водители, которые едут на более дорогих машинах, у них пальцы веером, вы знаете, просто веером. И вот слушаешь его – и становится страшно ехать!

Во-вторых, когда подъезжает машина, так сказать, более дорогая по классу, то она никогда не приедет тебе туда, где ты стоишь, она встанет там, где ей удобнее – и хоть полкилометра к ней иди. Это у нас нормально в Туле.

О том, что водители не смотрят на то, что они, в общем-то, простите, как они себя чувствуют. Я однажды ехала с водителем, у которого, как он мне сказал, был инсульт. Он ехал на «механике», у него левая рука просто лежала на руле, то есть держала не рука руль, а руль – руку. И, простите меня, нога у него со сцепления не всегда вовремя уходила, машина пробуксовывала. А он вышел на линию. Как он мне сказал, он любит полихачить.

Александр Денисов: Вы так разбираетесь в автомобилях…

Оксана Галькевич: Спасибо, Светлана.

Андрей Попков: Ну, во-первых, есть Правила перевозки пассажиров и багажа легковым такси. И я вам хочу сказать как пассажиру: вы вправе потребовать, эти правила должны находиться у таксиста по закону в салоне. Вы можете взять эти правила, прочитать и требовать все, что написано в этих правилах. Если вам что-то не нравится, вы можете отказаться от поездки. Это нормально.

Я согласен целиком и полностью, что отсутствуют профессиональные стандарты вообще водителей любых. На сегодняшний день профстандарта водителей автотранспорта нет. Мы за это бьемся уже не первый год – нас никто не слышит, никто не хочет заниматься написанием этих профессиональных стандартов. А это профессиональная квалификация и допуск до профессии.

Соответственно, если они будут, то каждые пять лет водитель должен проходить профессиональную квалификацию, как это делают учителя, как это делают аудиторы, как это делают водители автобусов, например. Соответственно, если будут профессиональные квалификации и трудовые отношения – соответственно, рынок такси придет в норму. И таких вопросов – «меня кто-то вез после инсульта», или что-то где-то вдруг – не будет.

Александр Денисов: Конечно, люди будут бояться.

Оксана Галькевич: А почему как самозанятый человек не может работать на своем автомобиле и платить ровно так же налоги, точно так же быть объектом права?

Андрей Попков: Он не может обеспечить нужный уровень безопасности перевозок, потому что…

Оксана Галькевич: Ну почему? Если он прошел все допуски профессиональные.

Андрей Попков: А он физически это не сможет сделать, ему времени не хватит. Ему нужно будет либо работать, либо проходить все эти процедуры. Понимаете? Поэтому, допустим, на Западе есть определенный уровень входа на рынок, да? Если у тебя нет таких-то и таких-то… автомобиля, определенных навыков, ты не прошел учебу какую-то…

Александр Денисов: Ну, лондонские кэбмены сдают экзамен, ниточкой прокладывают маршрут самый короткий по карте.

Андрей Попков: Если ты этого не знаешь и не умеешь – не место тебе здесь, милый друг. Иди – метла или что-то еще. Как говорится, ищи другую работу. Эта работа связана с риском для жизни, в первую очередь пассажира, и с риском для жизни твоей. Потому что я считаю, что водитель такси – это опасная профессия на сегодняшний день. И там должны работать люди компетентные.

И государство должно обратить внимание на таксомоторные перевозки и, в первую очередь, на здоровье водителей, потому что у нас смертность за рулем очень высокая в такси. Мрут водители как мухи, потому что работа очень тяжелая и связанная с риском.

Александр Денисов: Андрей Валерьевич, прервем вас. У нас есть небольшой опрос. Наши корреспонденты провели опрос, спрашивали в Санкт-Петербурге, Челябинске и Новокузнецке: «Довольны ли вы работой такси в вашем городе?» Давайте посмотрим, что люди говорили.

ОПРОС

Александр Денисов: Ну, совсем коротко. Есть ли золотая середина, чтобы и вы были довольны, и Оксана была довольна, и недорого, и безопасно?

Оксана Галькевич: Ну, я не одна такая.

Андрей Попков: Я думаю, что с помощью формулы, которая все-таки будет, будет найдена вот эта золотая середина. Если человек хочет ехать недорого, то он возьмет недорогой автомобиль. Если он хочет ехать дорого, то он возьмет дорогой автомобиль. Так что вот так.

Александр Денисов: Каждому по возможностям?

Андрей Попков: Да, каждому по возможностям.

Оксана Галькевич: Есть такая формула даже. Ну хорошо, спасибо. В студии программы «Отражение» был Андрей Попков, член Общественного совета Министерства транспорта Российской Федерации. Спасибо нашему эксперту. Спасибо телезрителям, кто принимал участие в обсуждении. Ну а мы, друзья, еще не прощаемся, у нас не все, продолжаем прямой эфир.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

В чем упрекают агрегаторов?

Комментарии

Александр
Да что тут говорить, прошёл медика, заехал домой пообедать и хлопнул бокал вина! Путевой не даст гарантию!
Андрей максимов
За 50 лет качество машин стало лучше, почему я должен проходить осмотр механика каждый день что стоит 500 р, если новое авто по закону можно не не осматривать 3 года, а для такси 1,5 года? После для всех год, для такси 0,5 года. Почему я должен проходить механика каждый день как в 80х годах и тратить деньги и время и ехать очень далеко? Путевой лист на механика должен быть не чаще раза в месяц или по пробегу 5 -10 тыс км! Или тогда пусть всех соседей проверяют. Осмотр медика только по телемедецине! На приборе. В удобном месте. Азс, трк, и др. Проверяющие говорят а вдруг ты выпил? Я вообще не пью и должен каждый день это доказывать, а люди лишенные прав даже несколько раз - этого не делают. У них тоже общественно опастное средство!
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты