Андрей Попков: Отрасль такси погрузилась в летаргию в 90-х. Спасут ее только трудовые отношения

В такси – только с российскими правами.  Мэр Москвы Сергей Собянин предложил ввести в федеральное законодательство требование запретить работу в такси водителям с иностранными правами. До появления запрета агрегаторы должны предупреждать клиентов о том, какой водитель едет выполнять заказ — с российскими или зарубежными правами. Действительно ли водители-иностранцы чаще пополняют статистику ДТП?  И насколько им сложно получить российские права? Выясняем с Андреем Попковым, членом Общественного Совета Минтранса РФ.

Ольга Арсланова: А мы продолжаем. Нет российских прав – за «баранку» не пускать! Мэр Москвы Сергей Собянин предложил ввести в федеральное законодательство требование – запретить работу в такси водителям с иностранными правами. До появления запрета агрегаторы должны предупреждать клиентов о том, какой водитель едет выполнять заказ и какие у него права – российские или зарубежные.

Юрий Коваленко: Мнения экспертов по поводу инициативы разделились. В «Яндекс.Такси» уже заявили о готовности показывать в приложении данные о том, где было выдано удостоверение водителя. Поддержали идею власти и некоторых других регионов страны.

Ольга Арсланова: Ну, давайте посмотрим на статистику. Лишь за последние полгода в Москве почти в полтора раза выросло количество ДТП с участием такси. Количество раненых в них увеличилось на треть, погибших – на 7%. Но факт, когда уснувший таксист во время футбольного чемпионата выехал в группу пешеходов в самом центре города, на Ильинке – вот чего стоит только этот случай, и он тоже в статистику попал.

Юрий Коваленко: Летом 2017-го вступил в силу закон, запрещающий автопредприятиям принимать на работу водителей без российских национальных водительских удостоверений. За нарушение предусмотрен штраф в размере 50 тысяч рублей. Исключение сделано для граждан Белоруссии и Киргизии, а также государств, где русский язык закреплен в качестве официального. По данным ГИБДД, в 2016 году зафиксировано без малого 50 тысяч обменов иностранных прав на российские, а в 2017-м – чуть более 74 тысяч.

Ольга Арсланова: Ну а мы продолжаем и хотим с вами идею мэра Собянина обсудить, так что звоните и рассказывайте, как у вас в регионах обстоят дела с водителями. Кто эти люди? И насколько вы довольны их работой?

А у нас в студии в эту минуту появляется Андрей Попков, член Общественного совета Министерства транспорта Российской Федерации. Здравствуйте.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Андрей Попков: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Расскажите, пожалуйста, поделитесь своим взглядом. Вероятно, наверное, не исключено, что мэр заговорил об этом в преддверии выборов. Но обычно принято как раз на самые болевые точки нажимать и реагировать на то, что действительно важно жителям города. Действительно ли эта проблема остро стоит в Москве?

Андрей Попков: Эта проблема стоит давным-давно, она началась еще очень много лет назад. Полтора года назад наш Профсоюз таксистов совместно с Гильдией автошкол в Государственной Думе выходили с этим предложением, чтобы запретить всем иностранцам работать и возить пассажиров, на что нас в Госдуме не услышали и, как вы ранее сказали, разрешили гражданам СНГ, по сути, ездить со своими водительскими удостоверениями. На что мы были категорически против. Были какие-то невнятные, как говорится, предложения. В общем, нас не услышали.

И я предупреждал, что будет Чемпионат мира (это мы можем откатать – кстати, на вашей же передаче год назад, вы можете посмотреть) и, как говорится, мы опозоримся, по сути дела. Что и было.

Ольга Арсланова: Но, смотрите, с другой стороны, я регулярно бывала в центре во время Чемпионата мира и видела, сколько таксистов работает. То есть постоянно абсолютно желтые дороги, потому что все передвигаются на такси, это удобно. И всего лишь один инцидент. Можно ли это действительно считать позором?

Андрей Попков: Не один, а их было больше. Ну, я скажу так. На сегодняшний день машины-то желтые, а за рулем сидит у нас не профессиональный водитель, и мы с трудом понимаем, кто это. Рынок такси все равно криминален на 90%. Почему? Отвечаю.

Во-первых, нет трудовых отношений в отрасли такси. При отсутствии трудовых отношений ни одно предприятие, ни один индивидуальный предприниматель не может выполнить ни один приказ Минтранса и Устав автомобильного транспорта, и тем более, закон № 69 «О такси». Это подтвердит вам любой специалист.

Во-вторых, нет нормальной формулы расчета тарификации в такси. У нас выходит на рынок новый агрегатор – и все агрегаторы (и тот, который вы упомянули ранее, и другие), они начинают между собой демпинговать и опускают цены ниже себестоимости.

Ольга Арсланова: Получается, что работать остаются только те, кто на этот демпинг согласен.

Андрей Попков: Да, у кого есть «подушка безопасности», тот и продолжает работать.

Ольга Арсланова: Или у кого совсем нет «подушки безопасности»?

Андрей Попков: Нет.

Юрий Коваленко: Хоть какие-то деньги заработать.

Андрей Попков: Да. Смотрите, и дальше, третий вопрос – это профессиональная квалификация водителей. У нас нет профстандартов вообще в автомобильном транспорте. Ни СПК, Совета по профессиональным квалификациям, ни Центра оценки квалификаций – их просто тупо нет. А закон вышел еще в 2017-м или в 2016 году об этом. Законы выходят, а мы просто как-то отстаем от этого. И получается, что на сегодняшний день отрасль наша, таксомоторная, она практически мертвая. Ну, если она полукриминальная – она, соответственно, мертвая. И все ее пытаются, как говорится…

Вот сейчас Сергей Семенович сказал: «Давайте запретим гостарбайтерам». Мы, конечно, «за» обеими руками. Но получается, как в анекдоте, когда старый еврей умирает и говорит внуку: «Сходи на кухню, там бабушка рыбу жарит. Принеси мне хотя бы кусочек рыбки, очень рыбки хочется». Он побежал на кухню: «Бабушка, дай кусочек рыбки!» Она: «Скажи дедушке, что это на похороны». Понимаете? То же самое у нас получается и в такси на сегодняшний день: вроде бы все «за», все хотят что-то исправить, а на самом деле как катали, так и катают.

Юрий Коваленко: Но ведь есть квалифицированные экзамены для водителей экстренных служб – для полиции, для «скорой», для пожарных. Они проходят их с определенным промежутком времени. Но ведь они даже не так всегда находятся за рулем (уж извините за фразу), как водители такси, которые живут за «баранкой». Почему им не устраивать квалифицированные экзамены?

Андрей Попков: Так есть. Вы поймите, мы два года назад вышли с инициативой: «Давайте напишем профстандарт для водителей такси». Начали писать. Предложили профессиональному сообществу, чиновникам: «Давайте сядем и напишем». Результата – ноль. Мы попытались написать – мы поддержки не получили. Я говорю: «Ребята, это нужно для чего? Для того чтобы за рулем сидел нормальный человек». Это раз.

И задача нашего профсоюза – это безопасность труда и оплата труда водителя. По большому счету, нас больше ничего не интересует. Безопасность труда – это режим труда и отдыха, это безопасность рабочих мест. И оплата труда – это трудовые отношения, официальная заработная плата, отпуск, «социалка». Ничего этого нет. Зеро, ноль. И на сегодняшний момент как мы можем говорить: «Мы запретим»? Запретим мы иностранцам, да. А вместо них-то кто будет работать? Кто будет возить? Значит, что? Нужно в срочном порядке…

Ольга Арсланова: То есть просто водителей станет меньше, цены вырастут?

Андрей Попков: Нет.

Ольга Арсланова: Ну, если их убрать.

Андрей Попков: Да, цены вырастут. Но я вам хочу сказать, что это можно сделать все за полгода – организовать Центр оценки квалификаций. Это все делается на раз, два, три. Если мы к Чемпионату мира начали готовиться, извините меня, за три месяца, за четыре, сделали этот центр. Да, он работал там худо-бедно, плохо, хорошо. Ну, как-то там квалификацию проходили в Москве компании, аккредитацию, так скажем. Это можно сделать все в Москве.

Ольга Арсланова: Но для своих тоже хотелось бы.

Андрей Попков: Да. Мы хотим как? Можно сделать и людей привозить из регионов. Люди готовы работать, но только работать за деньги, не за щелбаны, как сегодня работают, а за деньги, за нормальные деньги. Потому что человек четко должен понимать, что он везет пассажиров, он за них несет ответственность в случае чего. И пассажир должен четко понимать, что его везет не абы кто, а его везет человек, который подтвердил свою профессиональную… Ну, как врач, аудитор, спецгрузы, опасные грузы, спецсигналы – все они подтверждают квалификацию. И таксист должен быть именно такой, как раньше, в советское время.

Сейчас у нас люди подработкой… Я слышу: «Давайте сделаем самозанятых». Ребята, какие самозанятые?! Вы о чем говорите? Какие самозанятые, когда мы не можем избавиться от ипэшников, а вы говорите о самозанятых? Только трудовые отношения спасут отрасль, когда будет четкая и прозрачная система работать: пришел человек, устроился за работу, за него несет ответственность работодатель, он член профессионального сообщества, профсоюза, неважно, он член профессионального сообщества, и государство четко контролирует, и есть пострадавшему куда обратиться.

Ольга Арсланова: Понятно. Давайте послушаем наших зрителей. У нас Михаил на связи из Москвы, собственно. Здравствуйте, Михаил.

Зритель: Добрый день, ведущие. Я вот слушаю эксперта и тоже его поддерживаю. Раньше в такси работали в Москве коренные москвичи, и они были на окладах. А сейчас, с приходом к власти Собянина и Ликсутова, они заставляют таксистов оформлять ИП и еще брать в аренду машины.

Ольга Арсланова: А они заставляют? Это Собянин с Ликсутовым лично заставляют? Или все-таки речь об агрегаторах?

Зритель: Ликсутов, это его инициатива. Гражданин Эстонии в чужом государстве – как он нанят на работу в Москве? Так же, как и Собянин сам не москвич.

Ольга Арсланова: Хорошо, Михаил, вот представьте себе ситуацию: их нет, людей вот этих из других государств. Кто будет работать таксистом? Вы лично готовы работать?

Зритель: Надо организовать для местных жителей сперва, кто регион знает, районы знает.

Ольга Арсланова: А что значит «организовать»? Они и сейчас могут туда устроиться. Любой москвич может устроиться работать в такси.

Зритель: Да в том-то и дело – не берут. Сколько водителей такси на бирже стоят, сколько ни суются в таксопарки эти, им говорят: «Нет, нам не велено брать на работу москвичей». Платить надо нормальные деньги, а приезжих можно обмануть.

Ольга Арсланова: А, вот в чем дело.

Юрий Коваленко: А сколько получается зарплата у водителя, которого они берут, ну, для сравнения?

Ольга Арсланова: Нет Михаила с нами уже?

Зритель: А сейчас берут для того, чтобы обманывать их.

Ольга Арсланова: То есть неважно, какая у них официальная зарплата.

Зритель: А москвичей не берут, они все на бирже стоят.

Ольга Арсланова: Спасибо большое. Вот нам пишут: «Рабочие места занимают, – это Пензенская область, – цену сбивают до нерентабельной, соглашаются работать по 12 часов и более. Это рабские условия». То есть проблема в том, что люди из других государств согласны работать на таких условиях, и их работодатель, по сути, наглеет.

Андрей Попков: На сегодняшний момент… Вот вы говорите: «Сколько получает водитель зарплаты на работе?»

Ольга Арсланова: Нет такого понятия?

Андрей Попков: Нет понятий «зарплата» и «на работу» без трудовых отношений. Это черный криминальный рынок.

Юрий Коваленко: Хорошо, ну тогда черными криминальными словами: сколько удается насшибать за месяц?

Андрей Попков: Насшибать за месяц? Чисто водителю остается тысяч 35–40, это максимум. И представляете себе – из этих 35–40 ему надо еще что-то поесть. И мы прекрасно понимаем московские цены.

Юрий Коваленко: И где-то жить.

Андрей Попков: И где-то жить. И ему практически остается три копейки. Поэтому правильно сейчас человек сказал, что москвичи не идут. А почему не идут? Этим людям, которые, как говорится, предоставляют автомобили в аренду, и агрегаторы – им не выгодно, чтобы работали грамотные, профессиональные и нормальные люди. Им выгодно, чтобы работали люди безграмотные, которые плохо умеют считать, полное отсутствие каких-то элементарных юридических знаний. И ими можно легко управлять. Вот что нужно на сегодняшний день. Ну, это до поры до времени, пока пассажиры не начнут кричать «Караул!».

Юрий Коваленко: Вот меня несколько дней назад подвозил таксист без российских прав, в прошлом повар, месяц за рулем автомобиля, со своими правами своей страны.

Ольга Арсланова: А что за страна?

Юрий Коваленко: Не Киргизия и не Белоруссия. Таджикистан. Но ведь в 2017 году закон запретил автопредприятиям брать людей…

Ольга Арсланова: А что, не проверяет никто, получается?

Андрей Попков: Вы знаете, получается так. Мы доводим. Профсоюз таксистов проводит постоянно «санитарные дни» – ну, раз в месяц, один раз в два месяца. Мы смотрим, кто сидит за рулем. Сразу скажу, что, по статистике, за рулем сидят из 100% только 20% славянской внешности, а остальное все – люди, похожие на иностранцев. Примерно 20–30% людей, которым разрешено, это с водительскими удостоверениями тех стран, с которыми можно работать, СНГ. А остальное все – это люди, которые по определению не имеют права сидеть даже за рулем этого автомобиля такси. И 10–15% людей, которые незаконно въехали в Российской Федерации. Это мы с ФМС проводили «санитарный день». Это все есть на роликах, это все документально подтверждено.

Когда обработали по страховке ОСАГО, то получилось так, что из 50 вызванных машин только 2 машины имели страховку такси. Это значит, что вы получите какие-то компенсации. Остальные автомобили: половина имела страховку на частное лицо (это вы вообще ничего не получите, потому что нарушение законодательства), а остальные – это страховки фиктивные, то бишь в простонародье «левые».

Соответственно, вот такая картина на сегодняшний момент на таксомоторном рынке. Практически ничего честного-то и нет, кроме желтого цвета, шашечного пояса, фонаря на крыше, таксометра. Кстати, про таксометр тоже. Это такое понятие у нас виртуальное – таксометр. Раньше это был опломбированный прибор, гостовский, куда нельзя было вмешиваться, это было уголовное дело сразу же. На сегодняшний день можно туда вмешаться, подстроить, поднастроить все что угодно.

Юрий Коваленко: Как вам так везет? Я ни разу не видел вживую таксометра. Всегда приезжает человек со смартфоном на приборной панели.

Ольга Арсланова: Это и есть таксометр.

Андрей Попков: Да, это и есть сейчас таксометр.

Юрий Коваленко: А, то есть теперь это сотовый телефон?

Андрей Попков: Кстати, в Белоруссии все четко – у них таксометр с ККМ, как кассовый аппарат. У них совмещенный таксометр с кассовым аппаратом. И там вылезает чек, и вы спокойненько можете этот чек предъявить у себя на работе и сказать, что… А на сегодняшний день у нас выписывают вручную какое-то непонятное БСО и дают вам. А некоторые бухгалтерии вообще без кассового чека не принимают. Это такой двоякий документ. И это тоже вопрос.

Я как человек, который защищает права таксистов, конечно, за упрощение работы таксистов – нам это не нужно как работникам. Но в плане государства, то государству, конечно, нужно для контроля. Это уже дело государственных чиновников, которые обязаны контролировать. А получается так, что на сегодняшний день уполномоченные органы на самом деле не контролируют этот вопрос. Это вопрос к ним: господа, а почему вы не контролируете такси, когда законы все есть, в принципе, приказы все есть? Вопрос: почему такое состояние? Почему находятся за рулем те, кому не положено находиться? Почему люди работают по 12–16 часов? Это в Минтруд вопросы. Почему люди такую низкую оплату труда получают?

Соответственно, у нас есть квотирование рынка, допустим, в законе прописано. Квотируйте рынок, ограничьте рынок, придумайте формулу. Мы, кстати, недавно вышли с этим предложением, чтобы формулу придумали. Есть у нас институты, в конце концов, – МАДИ, например. Пускай разрабатывают формулы. В Советском Союзе все этот формулы были, ничего придумывать не надо.

Ольга Арсланова: А давайте посмотрим, про другие регионы нам тоже пишут, не только про Москву. Красноярск: «На некоторых маршрутах водители и кондукторы – граждане азиатских государств. Профессионализм сомнителен, не знают маршрута. Спрашивать их о чем-то бесполезно». Навигаторы. Вот все говорят, что если отнять у некоторых водителей навигаторы – собственно, никуда не довезут, ну, потому что города не знают. Возможно, несколько дней всего лишь в городе.

И наши зрители продолжают звонить нам, в основном звонки из Москвы. Самая острая проблема в Москве, видимо, с таксистами. Шамиль, здравствуйте, из столицы, добрый вечер.

Зритель: Алло.

Ольга Арсланова: Слушаем вас.

Юрий Коваленко: Да, добрый день. Вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте. Я вот категорически против маршрутных такси. Они вообще на каждом шагу нарушают. Я сам водитель, работаю на грузовой машине. На каждом шагу нарушают. Это просто невозможно! Что-то нужно предпринимать. У этих нерусских вообще… Ну, я сам, конечно, нерусский, я сам татарин, но родился в Москве. Вы не думайте, что я…

Ольга Арсланова: Нет, объясните, пожалуйста, Шамиль, вот что. Нам совершенно не интересна национальность на самом деле. Нам интересно, какие права выдают в других странах, насколько они соответствуют, точнее, критерии и стандарты соответствуют российским. Может быть, это все то же самое? Ну, какая разница, если человек сдавал те же экзамены, прекрасно водит, знает дорогу, какая разница, какой страны права у него?

Зритель: Ну, я не думаю, что где-нибудь в горах есть какие-то права.

Ольга Арсланова: То есть вы не знаете подробностей? Все, мы поняли, спасибо большое. Давайте еще Галину послушаем из Подмосковья. Добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Зритель: Алло. Вы слышите меня?

Ольга Арсланова: Да, слушаем вас.

Зритель: Я вначале хочу поблагодарить вашего гостя. Я считаю, что проблему он осветил очень хорошо, практически на сто процентов. Хочу сказать конкретно о своем городе – Московская область, Одинцовский район. Ну, за последний год есть хоть какой-то прогресс в плане таксистов и водителей. Раньше пользовались… Ну, знаете, попадались такие случаи. Мы не успели проехать 500 метров и налетели на пост ГАИ. У таксиста стали проверять права – у него не оказалось прав. Вы представляете? Он их где-то забыл. Разумеется, что это я говорю о гастарбайтерах.

И поэтому когда один известный, так сказать, уже названный вами агрегатор предлагает свои услуги, мы стали просить, чтобы нам, извините, конечно, озвучили национальность, то есть что с гастарбайтером мы не поедем, потому что мы один раз попали просто в критическую ситуацию.

Далее. Читаю эсэмэски от зрителей, и кто-то говорит о том, что наши права в Европе якобы котируются и там работают. Вы знаете, проехали от Польши до Вены – нигде не видели с правами. Ну, я имею в виду – с российскими правами. Я не знаю, как Молдавия и Киргизия. Поэтому я считаю, что работать люди из других государств, конечно, у нас могут, но (я не хочу к этому придираться) условия труда им надо создать – это во-первых. А во-вторых, все-таки должны как-то их контролировать. Они должны знать язык. И они должны знать, извините меня, куда они едут.

Ольга Арсланова: Спасибо большое. Давайте посмотрим небольшой сюжет о таксистах, легальных и нелегальных, которые работают в Санкт-Петербурге и Ульяновске.

СЮЖЕТ

Ольга Арсланова: Андрей, вот смотрите, если сейчас инициатива мэра Собянина подхватят в других регионах и тоже начнут запрещать, к чему в итоге это приведет?

Андрей Попков: Ну, это приведет наконец к тому, что сделают Совет по профессиональным квалификациям и Центр оценки квалификаций, и наконец напишут профессиональные стандарты для водителей. Я так считаю, что это приведет именно к этому. И наконец-то задумаются о трудовых отношениях, а то их нет, по сути дела. И наконец-то отрасль начнет просыпаться из летаргического сна, в котором она заснула в 93-м году ил и в 92-м, если мне память не изменяет.

Юрий Коваленко: Ну и цены вырастут.

Андрей Попков: Наконец-то все начнется приводиться к нормальному общему знаменателю. И наконец-то будет нормальное такси, которое было в Советском Союзе. Оно было самое лучшее в мире, причем самое рентабельное в мире было советское такси, и самое безопасное, потому что водители каждый день проходили предрейсовые медицинские осмотры. Все это было. И мы это, к сожалению, все утратили. И сегодня нам нужно это все возродить, только уже в цифровой, как говорят, экономике это мы все должны сделать.

Конечно же, мы за то, что сегодня за две, три, пять минут машина подается. Это все хорошо. И приложения есть, и можно вызвать легко и весело. Но главное в такси – это водитель, кто везет, а не приложение, которое ты скачал на смартфон. Ответственный за безопасность и за все остальное – это водитель. Главное – это водитель. И поэтому нужна квалификация.

Ольга Арсланова: А клиент, простите?

Андрей Попков: Клиент – это уже, как говорят…

Юрий Коваленко: Данность.

Андрей Попков: Клиент – это уже клиент, это груз, так скажем.

Ольга Арсланова: Ценный груз.

Андрей Попков: Ценный груз, да. Ну, все замыкается на водителе. Чем лучше водитель, тем, как говорится, безопаснее и клиенту.

Юрий Коваленко: И тем дороже стоят его услуги.

Андрей Попков: Ну, насчет дороже – это уже вопрос рынка. Как у нас любят говорить некоторые структуры: «Рынок все отрегулирует». Так они говорят. Но на сегодняшний момент я хочу сказать, что криминален на сегодняшний день, и нам его нужно выводить из этого криминального состояния, о чем мы говорим уже не первый год, как говорится, в прямых эфирах. И чиновники это слышат, но почему-то это все как-то умалчивается, забалтывается. И почему-то нет реальных действий. Вот только сейчас Собянин на выборы решил вдруг, проснулись: «Ой, у нас иностранцы за рулем!» Так они были и в прошлом году, и в позапрошлом году. Бизнес кричит уже, вопит, что уже работать-то по-честному не можем на самом деле. Они говорят: «Мы не можем соблюдать законы, иначе мы банкроты».

Юрий Коваленко: Ну, значит, в таком случае дождемся, пока примут решение по поводу водительских удостоверений, и тогда уже посмотрим, как будут трудовые отношения выстраиваться.

Андрей Попков: Да, только трудовые отношения. И меня, кстати, поддерживают в трудовых отношениях, в принципе, все. И чиновники говорят: «Да, нельзя». И самое главное, что профсоюзы остальные, не только таксистов, они тоже поддерживают.

Ольга Арсланова: Судя по всему, и наши зрители, судя по SMS, тоже делают то же самое. Спасибо вам большое. Член Общественного совета Министерства транспорта России Андрей Попков был у нас в гостях. Спасибо.

Андрей Попков: Всего доброго!


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

О запрете на работу таксистов с иностранными правами

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты