Алексей Книжников и Андрей Саматов . Что происходит с окружающей средой при производстве нефтепродуктов в России?

Алексей Книжников и Андрей Саматов . Что происходит с окружающей средой при производстве нефтепродуктов в России?
Обманутые дольщики. Мужчины 50+ без работы. Драка в Чемодановке. Проблемы ЕГЭ. Конфискация денег у госслужащих. Рубрика «Аграрная политика»
Как мужчинам после пятидесяти лет найти хорошую работу: почему служба занятости не может помочь?
Ирина Абанкина: Школа не берёт на себя ответственность, чтобы ребята сдали ЕГЭ на высокие баллы
Почему овощи стоят дорого? При этом закупочные цены падают, а фермеры сеют импортные семена
Конфликт в Чемодановке мог бы предвидеть местный руководитель, считает эксперт по межнациональным отношениям Иосиф Дискин
При обострении экономической ситуации сегодня в богатых регионах растет коррупцияв верхах, а в депрессивных - повышается уровень бытовой
Заканчиваются продажи - заканчивается стройка. Как решаются проблемы обманутых дольщиков, обсуждаем с управляющим партнером Общества защиты дольщиков
Ведущий научный сотрудник Академии труда и социальных отношений: «Пенсионную реформу обсуждали долго, но никто не исследовал, что будет с людьми, которые попадут под повышение пенсионного возраста»
Статья 228: показательное наказание? Почему статья УК о наказании за сбыть наркотиков нуждается в пересмотре? Мнение правозащитника и экс-начальника криминальной милиции
Сергей Лесков: Чрезмерная численность силовых структур приводит к тому, что они начинают работать сами на себя
Гости
Андрей Саматов
начальник управления охраны окружающей среды «Сахалин Энерджи»
Алексей Книжников
руководитель программы Всемирного фонда дикой природы России по экологической ответственности бизнеса

Марина Калинина: Здравствуйте. Я Марина Калинина, это рубрика «Промышленная политика», в которой мы рассказываем о работающих на нашей территории, на территории нашей страны предприятиях. Сегодня будем говорить о добыче, транспортировке, переработке и реализации нефти и природного газа. Я сама вместе со съемочной группой съездила на Сахалин, посетила компанию «Сахалин Энерджи». Расположена она на юге острова. Были мы на производственном комплексе «Пригородное», как раз на юге Сахалина этот комплекс расположен. Естественно, все объекты инфраструктуры мы посмотреть не смогли, потому что это и добывающие платформы, которые на севере расположены, но в любом случае будем говорить об этой компании в ближайшие полчаса.

У меня в гостях Андрей Дамирович Саматов, начальник управления охраны окружающей среды «Сахалин Энерджи», – здравствуйте.

Андрей Саматов: Добрый день.

Марина Калинина: И Алексей Юрьевич Книжников, руководитель программы Всемирного фонда дикой природы России по экологической ответственности бизнеса, – здравствуйте.

Алексей Книжников: Здравствуйте.

Марина Калинина: Алексей Юрьевич и Андрей Дамирович, давайте посмотрим сюжет, который у нас получился, и потом поговорим.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: Вот такой получился сюжет. Совсем смотрю, вспоминаю, какие там действительно суровые условия труда, и погода, и ветра, и солнце одновременно, и снег, и минус 25. Конечно, впечатлений масса.

Андрей Дамирович, ваш коллега сказал в ролике, что бизнес нужно вести так, чтобы и природа сохранялась. Что, как компания в этом плане работает?

Андрей Саматов: Ну с самого начала реализации проекта компания уделяла вопросам охраны окружающей среды первостепенное значение, то есть это по сути дела одна из основ нашего бизнеса и производства, ответственное отношение и к социальным, и к экологическим вопросам. Поэтому да, как вы обратили внимание, проект реализуется в непростых в том числе и климатических условиях.

Ну и нужно подчеркнуть, что постольку-поскольку это остров, естественно, тут и охраняемые эндемичные виды животных и растений, здесь же и уязвимые с экологической точки зрения биотопы. Всему этому, конечно, нужно уделять внимание, то есть все начинается с основ, с изучения тех факторов, которые мы привносим в виде воздействия на окружающую среду, и тех природных комплексов, в которых мы работаем. Вот этот риск-ориентированный так называемый подход позволяет выявлять и управлять вот этими рисками и всеми экологическими аспектами деятельности компании.

Марина Калинина: Вот если можете, если это не тайна, назовите хотя бы соотношение тех средств, может быть, не в абсолютных цифрах, которые компания тратит на эти программы, чтобы понимать масштаб.

Андрей Саматов: Смотрите, если интересны цифры, то мы ежегодно публикуем отчет, называется «Отчет об устойчивом развитии». Вот это уже, наверное, на протяжении 10 лет мы делаем. Там есть цифры и по объемам добычи и нефти, и газа, и по объемам средств, которые тратятся на природоохранные мероприятия. Эти отчеты у нас как в твердой копии имеют место быть, выпущены, так и на нашем сайте компании они вывешены все в экологическом виде. Поэтому со всеми цифрами можно ознакомиться там. Потому что я думаю, что это гораздо, наверное, будет правильнее, есть возможность любому заинтересованному человеку посмотреть на то, что на самом деле происходит.

Марина Калинина: То есть это открытая информация?

Андрей Саматов: Абсолютно открытая.

Марина Калинина: Она может быть доступна любому человеку, который захочет об этом узнать?

Андрей Саматов: И не только это, открыта у нас и информация о подходах компании. То есть, скажем, все стандарты компании в области охраны окружающей среды, очень много информации по результатам проведения экологических программ, в том числе по сбросам, выбросам загрязняющих веществ, все в открытой печати опубликовано.

Марина Калинина: Алексей Юрьевич, 3 года подряд компания «Сахалинская энергия» (или «Сахалин Энерджи») находится на первом месте в рейтинге вот этом, который вы проводите, по экологической ответственности. Каков этот рейтинг? По каким критериям он составляется? Как изучается информация по компаниям?

Алексей Книжников: Да, действительно, наш рейтинг, вот он, мы ежегодно издаем такой буклет, это наша собственная российская разработка, мы гордимся тем, что мы таким образом наладили такой общественный контроль за нашей ведущей отраслью. Мы разработали собственную методику, которая условно разделяется на три блока. Мы оцениваем по набору критериев качество экологического менеджмента, то есть как система управления охраной окружающей среды налажена в компаниях. Самый сложный блок – это именно количественные показатели воздействия, это классические сбросы, выбросы, отходы, то, что экологи все знают, приведенные на удельную величину, поэтому мы можем сравнивать компании вне зависимости от того, сколько они производят. Третий блок больше важен для общественного запроса – это степень открытости компании, готовности раскрывать информацию, порядка 30 критериев.

И второй очень важный базовый принцип: мы используем только опубликованную информацию, это подталкивает компании к раскрытию. И как раз одна из причин, не только это главная причина, но одна из причин, почему «Сахалин Энерджи» устойчиво у нас в лидерах, часто первое место занимает, в последнем году тоже занял первое место, – потому что компания с самого своего основания взяла курс на открытость экологически значимой информации, чего многие российские компании, кстати, до сих пор не делают, но благодаря нашему рейтингу мы как раз и эту задачу решаем.

Ну и, собственно, что Андрей Дамирович сказал, действительно помимо отчетности компании наш рейтинг подтверждает, так сказать, что это некая объективная реальность, что «Сахалин Энерджи» у нас по результатам рейтинга неизменно в тройке и в лидерах.

Марина Калинина: Андрей Дамирович, но вот все-таки приоткройте завесу, что конкретно компания делает, для того чтобы сохранять окружающую среду? Потому что действительно место уникальное, по крайней мере где я была, где разложен комплекс «Пригородное». Что меня поразило, была зима, этого не видно, но что на территории завода течет река, где нерестится рыба.

Андрей Саматов: Да, совершенно верно. У нас получается, что территория производственного комплекса «Пригородного» состоит как бы из двух основных частей: терминал отгрузки нефти и завод по сжижению природного газа. И по сути дела как раз разделяет эти две зоны вот этот ручей Голубой, это не река, а ручей, в котором сохранена полностью и водоохранная зона, она не нарушена, и сохранены условия, то есть это вот такой явный подтверждающий факт о том, что эта деятельность и этот подход компании к сохранению окружающей среды в районе производственных объектов позволяет вести деятельность безопасным способом для природы. То есть там действительно на этих 2-3 километрах находится нерестилище лососевых, основного вида, который у нас, там тихоокеанский лосось нерестится, это горбуша. В августе месяце, если будете еще на Сахалине, приезжайте, посмотрите, как это происходит в реальности.

Марина Калинина: Ну вы как-то эту рыбу проверяете? Может быть, какие-то пробы берете, какую воду она пьет, качество этой воды?

Андрей Саматов: Нет, саму рыбу мы не проверяем, потому что она нерестится и нерестится…

Марина Калинина: Как она себя чувствует там у вас?

Андрей Саматов: Если она нерестится, значит, качество окружающей среды хорошее. А вот, собственно, контроль, безусловно, и за самими сбросами в водные объекты, то есть сточными водами, и за качеством воды в этом самом водном объекте и не только в ручье Голубой, но и в прибрежной зоне… Вот вы обратили внимание, что у нас стоят танкеры под загрузкой в сюжете, который вы видели. Опять же из того анализа природных факторов и той деятельности, который мы проводим, у нас реализуется очень интересная программа, которая называется «Контроль балластных вод», к примеру. То есть все танкеры, которые заходят под погрузку углеводородов, должны в открытом море поменять балластную воду, для того чтобы таким образом мы были уверены, что мы предотвращаем потенциальную инвазию чужеродных видов в систему залива Анивы. И контроль осуществляется как на самих танкерах, так и на акватории порта Пригородный.

Марина Калинина: А вот непосредственно где идет добыча, на севере Сахалина, в тех водах как осуществляется контроль, чтобы не было разлива нефти и так далее? Как там мониторинг проводится?

Андрей Саматов: Ну смотрите, немножко о цифрах. Компания добывает примерно, чуть больше или около этой цифры, порядка 5.5 миллионов тонн нефти в год. За 20-летний период работы компании потери составляют около пяти миллионной доли процента нефти.

Марина Калинина: Пятимиллионная доля!

Андрей Саматов: Пятимиллионная доля, то есть это 6 знаков после запятой. Это получается, что, например, в 2017 году у нас не было вообще утечек в окружающую среду, в 2018 году 0.6 литра, вот это утечки, которые реально попадают в окружающую среду за год.

Марина Калинина: За весь год.

Алексей Юрьевич, наверное, все-таки вести именно такую деятельность в плане экологической обстановки в районах завода – это все-таки для компаний престижно, это какой-то имидж, это же тоже привлечение инвестиций каких-то, лучше инвестиционный климат, привлекательнее. Я все-таки хочу вернуться к этому рейтингу, который вы публикуете, – как обстоят дела с другими компаниями, которые в конце списка находятся? Почему они не подтягиваются? В чем проблема?

Алексей Книжников: Нет, на самом деле с каждым годом реально компании все больше конкурируют за то, чтобы подняться в нашем рейтинге. И первое, что мы всем им говорим, – а у нас очень хороший диалог именно благодаря рейтингу, – что для начала, чтобы побеждать или улучшать свое место, надо просто раскрывать информацию. Потому что принцип нашего рейтинга такой: если нет информации, то просто компания по этому критерию получает «баранку». И кстати, коллеги по Сахалину, компания «Эксон Нефтегаз Лимитед» в первых наших рейтингах были внизу списка только потому, что они не раскрывали информацию. Как только они ее раскрыли, они сразу поднялись, и в принципе можно сказать, что эти две компании на Сахалине у нас на вершине. И тому причина, это же, в общем-то, молодые проекты, понятно, что их трудно сравнивать с нашими проектами, которые осваивались в советское время в Западной Сибири, которые сейчас операторы, например, «Роснефть», «Лукойл», «Газпромнефть», им досталось историческое наследие.

Марина Калинина: Им сложнее перестроиться?

Алексей Книжников: И второе, вы знаете, очень важно, мы вот это как экологи не устаем подтверждать. Не только сахалинские проекты научили нас другому отношению нефтяников к охране окружающей среды, они еще привнесли такой важный компонент, который не оценивается вот этими сухими цифрами сбросов, выбросов и отходов, они привнесли программы корпоративного сохранения биоразнообразия. Это значит, что по сути компания не только концентрациями загрязняющих веществ, выбросами в атмосферу и воду измеряет свое качество деятельности, но еще и тем, что живущие в зоне их деятельности те или иные виды чувствуют себя благополучно. И у нас есть классический пример, это очень редкая популяция охотско-корейских серых китов, которых буквально там меньше 200. Они приходят…

Марина Калинина: Они приплывают к вам?

Алексей Книжников: …каждое лето кормиться, да. И компания с самого начала своей деятельности взяла в качестве индикатора своей ответственности состояние этой популяции, и компания тратит реально большие деньги, во-первых, на мониторинг, во-вторых, на то, чтобы минимизировать воздействие. Там целая история, как это делается, мы в этом участвуем, участвуют ведущие ученые всего мира, чтобы помочь компании правильно выработать вот эти ежегодные, предположим, процессы, которые могут оказать воздействие, положим, сейсморазведка для китов очень может быть пагубной.

Вот это просто пример, который «Сахалин Энерджи» привнесла (и «Эксон Нефтегаз Лимитед»), а сейчас все больше российских компаний это применяют уже и в Арктике, у нас есть сейчас хорошие примеры по Печорскому, где работают другие компании. Буквально сегодня, не знаю, наверное, все наши слушатели знают, что сейчас нашествие белых медведей на Новой Земле, и мы были очень рады, что одна из компаний, работающих в Арктике, обратилась к нам, сказала, что она хочет помочь решить эту проблему, потому что они в качестве своей корпоративной ответственности белого медведя взяли в качестве флагового вида. Вот такое развитие, конечно, нас, экологов, очень радует, такая корпоративная ответственность нефтяных компаний.

Марина Калинина: Контроль со стороны государства как осуществляется в компании?

Андрей Саматов: Ну контроль со стороны государства осуществляется традиционными способами, то есть никто не отменял государственную отчетность. Сохраняются все системы отчетности 2-ТП. Единственным как бы нововведением в последние годы становится переход на наилучшие доступные технологии, но это уже как бы тема другого разговора, отдельного, она заслуживает этого.

Но вот то, о чем сказал Алексей Юрьевич, наверное, действительно это очень интересно и важно, и опять же возвращаясь к вашему вопросу о наших северных производственных объектах, – да, история с охотско-корейской популяцией серых китов действительно очень показательна в этом плане, потому что у нас действительно не только мониторинг осуществляется этой охраняемой группы животных, но и также реализуется план защиты морских млекопитающих и всех других видов в том числе. На самом деле в каталоге их сейчас, Алексей, уже 296 по результатам исследования 2018 года, этих китов, и эта численность постоянно растет. То есть по оценкам международных специалистов, где-то рост этой группировки 2-5% в год.

Марина Калинина: Какие проблемы все еще остаются нерешенными до сих пор в плане охраны окружающей среды, в плане работы компании и так далее?

Алексей Книжников: Проблемы остаются. Конечно, если говорить в целом о российском контексте, конечно, в основном нас больше всего волнует историческое наследие, там нужны просто колоссальные инвестиции, чтобы заменить, положим, промысловые трубопроводы. Компании тратят на это деньги, но, к сожалению, пока нефтяные разливы Западной Сибири, Коми, к сожалению, наша реальность, и даже объемы никто точно не знает.

Но есть одна тема, с которой мы сейчас начали активно работать, как раз в данном случае компания «Сахалин Энерджи» является каким-то флагманом в этом плане. Ведь что такое проект «Сахалин Энерджи»? Это наш первый проект по сжиженному природному газу.

Марина Калинина: А насколько, кстати, экологично производство сжиженного природного газа?

Алексей Книжников: В целом можно говорить, что газ более, так сказать, подходящий с точки зрения воздействия на окружающую среду, чем нефть, поэтому мы, например, ратуем за то, что в любом случае эра природного газа как топлива переходного периода может быть дольше, чем использование нефти, если в целом говорить о глобальных перспективах.

Марина Калинина: А вот если конкретно, Андрей Дамирович?

Андрей Саматов: Ну смотрите, чем проще сами по себе структуры углеводородов, чем меньше в них примесей, тем, соответственно, меньше потом при их сжигании попадает в окружающую среду загрязняющих веществ. Ну вот на примере того же завода видели, какой производственный комплекс большой, – так вот на протяжении всех лет мониторинга на границе санитарно-защитной зоны у нас практически нет превышений никогда по загрязняющим веществам в атмосферном воздухе, это и подфакельные измерения в том числе показывают. То есть вот производство, вот простой такой ответ тоже на вопрос о том, насколько это экологично.

Марина Калинина: Не могу не спросить вас про людей, которые работают у вас на предприятии, потому что прямо отдельным кусочком было о коллективе. Многие вопросы наши зрители задают, вообще принимаются ли вахтовики, часто ли люди из других регионов как специалисты приезжают работать на предприятие? Просто о людях хочу немножко.

Андрей Саматов: Ну вот если говорить о людях, то получается, что у нас порядка 93% российский персонал, наверное, порядка 60% из них сахалинцы. Вахтовики, конечно, тоже есть, потому что у нас удаленные производственные объекты, то есть вахтовым методом работают все морские платформы, 3 платформы, и по сути дела вахтовым методом работает объединенный береговой технологический комплекс, на котором идет подготовка нефти и газа для транспортировки уже на юг острова, на севере. Вот они работают по схеме 28-28, соответственно, работники, которые там уже в том числе и в непроизводственных помещениях, там 5-часовой рабочий день обычно.

Ну а так, конечно, да, и я поддерживаю своих коллег, в сюжете говорилось о том, что люди, кадры решают все, как говорится, это действительно так. Мы очень ценим наш персонал, помимо этого в компании очень много инструментов по развитию персонала не только своего собственного, но и подрядчиков. Мы свои требования и свои системы управления, свои подходы в том числе к охране окружающей среды тоже транслируем на подрядчиков, и есть такая программа развития поставщиков. У нас цель – работать с нашими подрядчиками как одна команда.

Марина Калинина: Спасибо вам большое. Пробежало время как всегда незаметно, но я думаю, что нам нужно вернуться к этой теме через какое-то время и еще поговорить об этом. Андрей Саматов, начальник управления охраны окружающей среды «Сахалин Энерджи», и Алексей Книжников, руководитель программы Всемирного фонда дикой природы России по экологической ответственности бизнеса. Спасибо.

И смотрим производственные портреты.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (2)
Евгений
Марина, я бывал на этих предприятиях. Нормы правил безопасности и экологии выполняются безукоснительно.
Марина
интересно, все ли это выполняют?

Выпуски программы

  • Все выпуски
  • Полные выпуски