Андрей Широков: Современные реагенты надо применять грамотно, в первую очередь там, где есть интенсивное движение

Гости
Андрей Широков
председатель комитета Торгово-промышленной палаты РФ по предпринимательству в сфере ЖКХ

Петр Кузнецов: Нам продолжают писать наши телезрители. Конечно, ведь это проблема для всех. У кого-то нет, у кого-то слишком много – это мы про реагенты. «Антигололедные реагенты на дорогах» - продолжается наше голосование, 5445, вы за или против? «Переезжайте в Сочи, проблема отпадет сама собой» - как вариант, да.

Мария Карпова: В Краснодарском крае тоже пишут: «Добрый день! У нас в Тихорецке нет реагентов, приезжайте. И снега, кстати, тоже нет».

Петр Кузнецов: «Реагенты попадают с обувью в помещение, там высыхают, и мы этой пылью дышим!» - это Владимир.

Мария Карпова: Как нужно бороться с наледью? Наши корреспонденты задавали такой вопрос жителям Южно-Сахалинска, Ижевска и Казани. Давайте посмотрим, что они выяснили.

ОПРОС

Мария Карпова: Интересно. «Раньше не было реагентов и ничем не посыпали, а обувь и подошва была из настоящей резины, а сейчас все делают из нефти».

Петр Кузнецов: Хорошо. Мы обещали с экспертом все это обсудить. Андрей Вячеславович Широков, председатель Комитета торгово-промышленной палаты по предпринимательству в сфере жилищного и коммунального хозяйства, с нами сейчас на связи. Здравствуйте!

Андрей Широков: Я с вами, здравствуйте!

Петр Кузнецов: Пока произносишь титр, уже посыпят не одну улицу. Скажите, пожалуйста, самый распространенный вопрос и от телезрителей в прямом эфире, в Петербурге тоже: почему нельзя полностью перейти на песок и на мраморную крошку и полностью отказаться от реагентов? Как бы вы ответили?

Андрей Широков: Потому что изменилась жизнь, изменилась интенсивность, изменилось требование к покрытиям зимой асфальта. Мы не хотим падать, мы хотим, как говорится, ходить без травм. Поэтому приходится применять хлористый кальций.

Мария Карпова: Андрей Вячеславович, но, я понимаю, мы, конечно, не хотим падать, мы хотим ходить ровно, но все-таки мы хотим ходить и в хорошей качественной обуви не с белым налетом, мы хотим, чтобы у наших животных лапы были здоровы. Вот что вы ответите на такие жалобы?

Андрей Широков: Я сегодня гулял утром со своим питомцем и через дорогу переносил на руках, потому что я понимаю, что эта жидкая смесь, которая у нас сегодня с утра... Вот я вещаю из Москвы, Москва великолепно просто подготовлена к дорожным движениям, все тротуары очищены, но, увы, собачек приходится переносить через дорогу, чтобы у них не трескались лапки, не разъедали эти лапки, потому что хлористый кальций – это практически соль поваренная, только плохо очищенная, она разъедает поверхность лапок.

Но давайте с вами все-таки покритикуем власть при том, что хорошо все убрано, все хорошо очищено – не только в Москве, я думаю, что и во многих городах России проблем сегодня нет при дорожном движении, там, где выпал снег. В свое время когда-то было принято решение, что тротуары и дворы, дворовые территории, реагентом не обрабатывают. Там надо было обрабатывать песком и мелкой фракцией, камешком.

Петр Кузнецов: Разваливающаяся обувь - я вот все-таки хочу продолжить вопрос Маши – лечение собаки, всякие аллергические реакции – я могу пожаловаться на причинении мне вреда? Вот жалоб много - их собирай не хочу.

Андрей Широков: Ну пусть попробуют пожаловаться...

Петр Кузнецов: Вряд ли. Я понял, вряд ли.

Андрей Широков: ... обращаться в определенные структуры, получат заключение. Наверное, сначала надо будет у специалиста заключение получить, у врачей заключение получить, что на ваше здоровье повлиял вот этот хлористый кальций модифицированный, которым на сегодняшний день обрабатываются наши дороги и тротуары.

Мария Карпова: Вот вопрос из Ульяновской области: «А куда это все стекает?» А вот действительно, это не портит все-таки окружающую среду?

Андрей Широков: Я хочу сказать, что во многих городах это все по-разному стекает, и каждый город не похож на другой. Почему? Потому что, допустим, если взять богатые, дорогие города, как Москва, которая уже, наверное, вызывает у многих раздражение, то здесь все это стекает в стоки, в дождевую канализацию, и все это проходит через фильтры, после чего это все попадает в природную среду. Это не попадает так сразу, как мы и не хотим: все с дороги слилось вместе с соляными растворами и попало это в воду, в данном случае - в реки, которые нас окружают.

Петр Кузнецов: Если можно, то коротко, в финале: все-таки мы правильно понимаем, что дело не совсем в составе этой смеси, а в том, как эти смеси используются? Как и кто этими ящиками – знаменитые видео – разбрасывают эти реагенты? Зона, не зона – не важно, это территория подходит под реагенты, нет?

Андрей Широков: Я с вами полностью согласен, что надо грамотно применять эти реагенты современные, и в первую очередь, надо их все-таки использовать на дорожном покрытии, где интенсивное дорожное движение. Там, где интенсивного дорожного движения нет, может быть и правда, люди говорят, старый дедовский способ помогает – песочек.

Мария Карпова: Спасибо, Андрей Вячеславович!

Петр Кузнецов: Ну то, что предлагали, спасибо большое! То есть зонирование. Итак, как проголосовали наши телезрители, узнаем прямо сейчас. Антигололедные реагенты на дорогах: за – 11, против – 89.

Мария Карпова: Все-таки большинство против. Все-таки важны нам лапки и туфли.

Петр Кузнецов: Благодарим! Дойдите до нас обязательно - реагенты, не реагенты – завтра до телевизоров, потому что «Отражение» продолжится. Мария Карпова.

Мария Карпова: Петр Кузнецов.

Петр Кузнецов: Мы будем вас ждать, тоже обещаем не упасть. Оставайтесь вообще на «ОТР», у нас «Отражение 2» и «Отражение 3» впереди.

Мария Карпова: До завтра! Пока-пока!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)